21:45 

To find my way back

Improba Dea
irrepressible;



Автор: Improba dea
Бета: Hitomi Eiri (Пролог-IV гл.), HeyJohnSmith, Freaky_Moreau
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Психология, Даркфик, POV, Hurt/comfort, Омегаверс, Учебные заведения
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Underage, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Статус: Закончен
Описание:
В каждом классе каждой школы есть один человек, которого все травят. И никто не задумывается, как этим людям приходится жить. Кому-то везет больше, кому-то меньше. Но он, кажется, попал в самую паршивую историю. Почему? - спросите вы. Все просто.
Знакомьтесь: Келли Тернер, 17 лет. И он — единственный омега в классе.
Посвящение: Автору заявки, Hitomi Eiri, вдохновившей меня.
Публикация на других ресурсах: Очень прошу уведомить меня.
Примечания автора:
Мой первый омегаверс. Написан по заявке. Когда-то я писала что-то подобное, но в жанре "стандартного" слэша. Однако на данном этапе своего творчества не считаю прошлый оридж достаточно проработанным. Надеюсь реабилитироваться Х)
Я не планировала писать этот ориджинал, но уж больно в моем вкусе заявка, частью которой, кстати, были следующие изображения.
s020.radikal.ru/i719/1302/b8/b7bba8cc9aa0.jpg
s020.radikal.ru/i708/1302/d0/1be07ef51940.jpg
s42.radikal.ru/i095/1302/81/8507cd435ae9.jpg

* Ознакомиться, что такое ОМЕГАВЕРС можно здесь и здесь

Пролог

В каждом классе каждой школы есть один человек, которого все травят. И никто не задумывается, как этим людям приходится жить, никто не задумывается, что у них на душе. Таких историй миллионы, да таких «мышей» не меньше. Кому-то везет больше, кому-то меньше. Но он, кажется, попал в самую паршивую историю. Почему? - спросите вы. Все просто.

Знакомьтесь: Келли Тернер, 17 лет. И он — единственный омега в классе.

До определенного момента жизнь Келли просто была неудачной. Да и мало ли на свете людей, недовольных жизнью? Но потом мама, вернее родитель выступавший оной, встретил мужчину и, как решил для себя Келли в определенный момент, это и стало началом самого мерзкого периода в его жизни.

Родной отец Келли ушел из жизни, как это нередко бывает, из-за болезни. А папа, не прошло и трех месяцев, засел на сайте знакомств. И знаете – бинго. Будучи личностью весьма яркой и привлекательной, а в добавок и ухоженной, молодой омегой, пусть и с уже не маленьким ребенком на руках, он урвал кусок, который не многим по зубам. Долгие ухаживания, цветы, подарки, и, вскоре, семья Тернер заимела себе защитника и главу в лице не слишком известного, но вполне обеспеченного бизнесмена альфы — Томаса Адамса Кеннета. Келли новый «папочка» сразу не понравился. Позднее окажется, что чувство вполне взаимное и крепкое. Но мальчишка не был конфликтным, он был покладистым и уравновешенным, так что во имя папиного счастья, Тернер-младший просто молчал, спуская все на тормозах: и двусмысленные шуточки, и подколы, и язвительные замечания относительно буквально всего.

Келли не любил привлекать к себе внимания, хотя знал, что рано или поздно это будет неизбежно — оказаться в центре него, внимания. И он ненавидел себя за это. Келли, мягко говоря, считал это грязным и отвратительным - быть омегой, но с естеством ничего не поделаешь. Это как сказать цветку расти без лепестков или без стебля. Мальчишку бросало в жар при одном упоминании о полном «созревании», о жажде, желании, похоти, неспособности бороться с этим и необходимостью просто подставиться. А у нового отца это, почему-то, было темой любимых шуток. Келли до дрожи в коленях боялся первой течки. Но изменить что-либо он был не в силах. Не засадить же себе в зад пробку? Да и вряд ли поможет.

На момент папиного второго замужества Келли было 15. Он знал, что тот самый ненавистный момент придет примерно через год. Оставаясь наедине с ним, юноша старательно расспрашивал его о том, как ему быть, но папа был весь в романтических отношениях и искренне не понимал, чего сын так беспокоится. Ответ всегда был примерно одинаков: «Зачем тебе это надо?». Вскоре Кэлл просто смирился. Но с первым разом и вернулось и волнение, и переживание, и нервы, и стресс.

Видя метания сына и ссылаясь на то, что мальчик ещё просто не дорос, чтобы познакомиться со взрослыми отношениями, папа позволял ему оставаться дома в самые паршивые для Тернера дни. Томас, конечно, вмешивался, придерживаясь того, что омега не должен вести себя так, а должен просто делать то, что для него уготовила природа. На почве семейных разногласий у Келли не раз были проблемы, выливавшиеся в срывы.

Наверное, сейчас полагается сказать, «нет худа без добра». Однако Томас имел слишком сильное влияние на папу Келли, чтобы позволить тому заручиться его поддержкой.

Когда старший омега окрыленный влетел в комнату после необоснованного отсутствия, Келли почему-то сразу показалось, что конец счастливым не будет. Тот вечер Тернер помнит так, словно это произошло час назад. Как и события ещё одного вечера, произошедшие неделей позже.

- Келли, Томас, нам необходимо поговорить. Я даже тортик купил по случаю.

В тот вечер за чаепитием папа признался, что беременный. По словам семейного доктора он ждал двойню, мальчика и девочку. Келли хотел бы братика или сестричку, но оказалось, что Томас категорически против дурного влияния Келли Тернера на ЕГО детей. Правда объяснить пасынку, в чем такая уверенность неизбежности "дурного" влияния, Том так и не смог.

Алексис своего первенца и до этого редко ставил на первое место, всегда это делал лишь отец, родной отец, а теперь о существовании Келли и вовсе забыли.

Не имея друзей за своей замкнутостью, парнишка буквально оказался заперт в собственном мирке. Он складывался из разношерстной музыки и разнообразной литературы. Келли вполне устраивала такая жизнь. Тихая, спокойная, ни к чему не обязывающая. Когда придет время, он обзаведется всем необходимым. А сейчас парнишке просто хотелось получать удовольствие от действительно приятных ему вещей. Но и этот мирок был безжалостно разбит, когда Томас однажды зашел с папой в комнату Келли.

- Кэлл, ты же уже взрослый парень и должен нас понять, - Выдержав театральную паузу Томас без продолжительных прелюдий выложил информацию на переработку. – Мы с твоим папой решили, что тебе следует учиться в другой школе. Твои оценки нас не радуют, не до смерти же ты будешь сидеть у нас на шее? Надо что-то делать с твоим образованием. Тебе и сейчас не легко, а представь, что будет, когда появятся два маленьких ребенка? Ты вообще скатишься. Парень, ты без обид, мы все делаем для твоего блага. Со следующего года, ты будешь учиться в новой школе.

Келли молчал. По светящейся улыбке отчима и матушки было трудно понять шутят они или говорят серьезно. Кэлл лишь на автомате выдавил: «В какой?»

- Частная школа Святого Августа.

Тернера всегда смешила дурацкая традиция называть школы именами святых. Школа скорее рассадник пошлости и разврата, чем обитель какого-нибудь святоши.

О школе Святого Августа парень слышал много. Во-первых, школа и правда шикарная в плане уровня образования. Выучат там даже самых запущенных бездарей . Это из плюсов. А вот минусов гораздо больше. Подход учителей был всем прекрасно известен, хотя все предпочитали о нем молчать, но это меньшее из всех зол. Эта закрытая мужская школа одна из самых престижных. Кто упустит возможность пристроить своего сыночка-альфу в такую школу? Это и пугало. Едва ли теперь можно будет выпросить пару дней больничного.

Право голоса Томас у Келли отнял. Папа тоже счел решение мужа самым верным, несмотря на то, что сам всю жизнь сидел на чьей-то шее в материальном плане, Келли даже сомневался есть ли у новоиспеченного мистера Кеннета образование.

Впервые в жизни Келли повысил голос на людей старше него. Он люто возненавидел Томаса, но поделать ничего не мог, а от осознания собственного бессилия становилось ещё хуже. В ту ночь Келли шлялся по городу, не желая видеть лица этих предателей. А два месяца спустя папа сам собрал вещи сына, а Томас запихал его в автобус. Примерно так Келли Тернер и оказался в Частной школе им. Святого Августа.

Но даже тогда юноша не понимал, в какое дерьмо его скинули родители.


I. Only beginning.

Перед глазами застыла темная трещина на потолке. Тернер устало прикрыл глаза, провел по лицу ладонью. Ему до сих пор не верилось, что теперь он каждое утро будет видеть это черную трещину, что на ближайший год это место точно станет для него домом. Что-то подсказывало, что родители не захотят видеть Келли дома. Да и зачем? Им и без него есть, кем заняться.

В целом предоставляемые условия проживания были сносными, даже больше того. Просторная комната, светлая и уютная, но все же здесь неприятно находиться. Она была в сто раз хуже маленькой комнаты в родном доме. Этого пространства Тернер будто боялся, оно поглощало и оставляло внутри такую же пустоту, какая была и здесь. Этого было слишком много на одного ученика.

"Я привыкну", - попытался ободрить себя Келли, с неохотой поднимаясь с кровати.
До подъема было еще довольно много времени, но омеге совершенно не хотелось спать. Даже не взирая на то, что скорее всего он будет в классе деталью интерьера и едва ли кто-то обратит на него внимание, Келли все равно нервничал. В старой школе у него не осталось друзей или хороших знакомых, но расставаться было неприятно. Там все было привычно, и Тернер знал, где камни, о которые можно случайно споткнуться. Да и парень давно привык к своему одиночеству, как и к насмешкам одноклассников, - к этому он полностью готов. Здесь же осваиваться придется с нуля. Слово "перемены" несло в себе слишком много неопределенности.

Парень подошел к окну и, открыв жалюзи, посмотрел на улицу. Пусто, тихо и, пока, спокойно. Одна единственная душа - уборщик, и больше никого. Очевидно, этот несчастный мужчина считает, что его труды надолго сохранятся. Всю эту не слишком радужную картину дополнял мелкий дождик, создававший на улице подобие дымки. Кэлл ненавидел такую промозглую погоду. Да вряд ли найдутся фанаты, но сейчас это было особенно некстати. Ещё лишь начало осени и солнцу светить и светить, а оно решило, очевидно, соответствовать настроению нового ученика школы Святого Августа.

"Спорю, Томас, ты счастлив, что я не мозолю тебе глаза", - с какой-то непривычной для себя злостью подумал Келли, отходя, наконец, от окна и собираясь посетить душ. Теплая вода смоет все дурные мысли, приведет их в порядок и поможет хоть немного взбодриться, - Келли очень на это рассчитывал. Ему было плевать на чужое мнение, но казалось, некрасиво будет в первый же день прийти как в воду опущенным. Наверное, в глубине души Келли решил, что, начав все с начала, он может попытаться сделать то, чего не получалось дома. Может, ему, наконец, удастся завести друзей, или хотя бы одноклассники окажутся в этом заведении более воспитанными и проявят интерес к новому ученику.

Как и рассчитывал Кэлл, привести себя в порядок после душа получилось, но какой-то осадок все-таки оставался. Наверное, стоило быть более непринужденным. В конце концов, ему тут жить, учиться. Все равно уже никуда не деться.

Когда Кэлли, наконец, решился выйти из комнаты, коридоры школьного общежития уже были полны. Украдкой разглядывая всех, кто попадался на пути, омега нервно сглотнул. Подавляющее большинство учеников школы - избранные этого мира, иными словами, вокруг практически одни альфы. И Келли ощущал их взгляды. Они словно пожирали его, и никого из них не смущало, что они видят мальчишку впервые. Захотелось сжаться до размеров пылинки. Стремительно рушились представления о "престижной" школе. Может, у кого-то из них и есть должное воспитание, но что-то подсказывало, что считаться с Келли не будут. Среди этих сливок вполне четко рисовался отчим Тернера: такой же заносчивый, похотливый и с грязным взглядом. И, наверное, взгляды этих парней совпадали со взглядами Томаса. Парнишка ускорил шаг, намереваясь как можно быстрее добраться до класса, в котором предстояло отсидеть урок.

Класс оказался не так далеко, как грешным делом подумал Келли, прекрасно знакомый с законом подлости. Учитель уже стоял у своего стола и увлеченно листал какую-то папку. Едва Кэлл показался в дверном проеме, на него тут же устремились взгляды всех присутствующих. Это пристальное внимание заставило смутиться. Сердце бешено забилось, когда Келли все-таки поднял голову и окинул взглядом присутствующих. Все, вплоть до упомянутого учителя "верхушка" общества. Ладони резко вспотели. За последний десять минут уже второй раз захотелось стать невидимкой. Парнишка нервно облизал губы. Ему казалось, что стук его сердца слышен на всю школу. Взгляды двух с лишним десятков парней были устремлены лишь в его сторону, и Тернеру показалось, что они его сейчас на клочки порвут. Они все смотрели как хищники. Из оцепенения его вывел голос учителя.

- Что стоите, молодой человек? Проходите. Тернер, я полагаю?

Кэлл неуверенно кивнул.

- Превосходно. Присаживайтесь. Ваше место здесь, - Келли проследил за рукой преподавателя и проклял все на свете. Первая парта среднего ряда. Добро пожаловать в реальный мир. Чтобы прийти в себя потребовалось несколько секунд.

- Что-то не так, мистер Тернер?

Келли покачал головой, но учителя такой ответ не устроил.

- А говорить вы умеете?

По классу пробежал смешок.

- Да.

- В таком случае, будьте так любезны, использовать сей дивный дар.

- Простите. Хорошо, - склонив голову, Келли прошел к своему месту. Если сказать, что он чувствовал себя неуютно в центре внимания, ничего не сказать. Кэлл привык сидеть на любимой последней парте у окна. Не потому что можно было созерцать птиц и заниматься своими делами, просто на тех, кто сидел в конце класса реже всего обращали внимание, особенно если они не слишком хорошо учились.

И вот, звонок прозвенел. Едва все уселись на свои места, как дверь в класс вновь открылась. Келли только подумал, что, может, все не так плохо, и в классе есть ещё хоть один несчастный омега, как увидел опоздавших. Если бы только омега мог быть таким, как эти трое. По их фривольному поведению вполне можно было понять, что они - лучшие из лучших, сливки, элита. Все трое высокие, спортивного телосложения. Через легкие белые форменные рубашки хорошо прослеживались рельефные мышцы. Парень, который стоял впереди остальных, по мнению Келли, был главным. У него были темные, слегка растрепанные волосы и серые глаза. Встань Келли рядом с таким загорелым красавцем, он, наверное, потерялся бы. Под белой рубашкой надета светло-серая футболка, черный пиджак он держал за ярлычок, перекинув через плечо. Такому парню все не по чем. Он выглядел более, чем уверено, ибо совершенно точно знал, что за опоздание ни ему, ни его друзьям ничего не будет. Он обвел взглядом одноклассников и, едва его взгляд зацепился за Келли, готового в любую минуту сбежать от этого почти осязаемого напряжения, глаза лихорадочно заблестели.

- Привет, - одними губами сказал он, нагло ухмыльнувшись и поведя бровью. Этот жест смутил Тернера ещё больше и заставил согнуться над партой, уставившись в лакированную поверхность.
Остальные двое выглядели не менее внушительно, но их присутствие не ощущалось так сильно, все-таки они уступали брюнету впереди.

- Тэтчер, Хант, Смит, - холодно назвал учитель пофамильно нарушителей дисциплины. - очевидно, вы наивно полагали, что звонок вас подождет?

- Простите, - сухо бросил один из парней. Наверняка не один Келли не услышал в его голосе вины. Парням было совершенно плевать, что они опоздали. Келли бы хотелось иметь хоть сотую от их смелости. Парень не был трусом, просто новая обстановка и незнакомое окружение, состоящее из одних альф слишком сильно давили на него. В который раз Келли подумал что это - глупый сон.

- Займите свои места и мы, наконец, начнем перекличку, молодые люди. Вы ведь позволите?

- Да, разумеется, продолжайте, мистер Хоггарт, - все с той же наглой ухмылкой ответил тот самый "главный", направляясь к своему месту. Кажется то, что учитель старше него не значило ничего и проявить уважение парень не намеревался, как и его друзья.
Определенно такое поведение каких-то сопляков учителя несказанно раздражало, но виду тот не подал.

Весь урок Келли ощущал, как его спину сверлили взгляды альф всего класса. Мистера Хоггарта, который оказался учителем литературы, не радовало такое внимание к новенькому омеге, но все замечания почему-то сыпались именно Келли.
"Будет весело, Кэлл, не сомневайся", - с иронией подумал про себя Келли, решив, что литература едва ли останется его страстью. За все время обучения Келли был настолько нервным и раздраженным. Парень всегда хорошо держал себя в руках, эта черта передалась ему от отца, но сейчас у него постоянно что-то падало из рук, потому что они дрожали, слова не складывались в связанные предложение, а голос то и дело дрожал. Отметив Келли неспособным в литературе мистер Хоггарт посоветовал парню записаться на дополнительные занятия. По литературе это было слабо себе представить, особенно учитывая, что Келли, возможно, знал в разы больше любого из тут сидящих. Не сдержавшись, парень фыркнул, получив очередное замечание.

Когда урок кончился, Келли было сорвался с места, но его окликнул преподаватель:

- Тернер, задержитесь пожалуйста, - не отрываясь от журнала сказал учитель.

Парень остановился рядом со столом учителя и стал гипнотизировать ручку, лежащую на нем. Неожиданное дыхание, опалившее мочку уха, заставило вздрогнуть. Обернувшись, Келли увидел тех троих. Не зная, что сказать, он переводил взгляд с одного на другого.
"Черт", - промелькнуло в голове. Светловолосый и миниатюрный Келли рядом с этими парнями казался буквально бесплотным призраком.

- Да ты не переживай, - вдруг начал один из парней. - Мы познакомиться поближе хотим, - Он улыбнулся, но эта улыбка совершенно не понравилась Кэллу. В ней было что-то нехорошее и слова парня будто имели совершенно противоположное сказанному значение. - Подождем тебя за дверью.

По спине пробежал холодок и Келли сжал руки в кулаки, чтобы хоть как-то успокоиться. Он смотрел в спины удаляющимся парням и пытался понять, что таким как они нужно от такого, как Келли. Среди учеников этой школы Кэлл считал себя белой вороной, изгоем, мусором. А эти трое, производящее неизгладимое и далеко не положительное впечатление и вовсе не могли иметь с Келли ничего общего, разве только...
Закончить поганую мысль не дал учитель, которого впервые захотелось поблагодарить. Богатое воображение наверняка вот-вот подсунуло бы какую-нибудь красочную картинку.

- Тернер, если так пойдет и дальше и мы с тобой не найдем общий язык, я буду вынужден принять определенные меры, - Келли едва сдержался от грубости. Съязвить по поводу "мер" безумно хотелось.
"да вы все сговорились!"

- Простите, мистер Хоггарт, я постараюсь, просто...

- Юноша, поймите, я прекрасно понимаю современную молодежь. До искусства прошлого века им нет дела. У вас есть айфоны, компьютеры, книги, считаете вы, вам ни к чему. Но юноша в вашем положении должен быть умен не меньше, чем красив. Вы же должны уметь заинтересовать чем-то кроме внешности?

- В моем положении? Каком таком положении? - на этот раз Келли не сдержался. Он нарочно выделил слово "положении". Келли сильно задели слова учителя. Он ненавидел то, что с ним регулярно происходило, и ненавидел себя, а тут его ещё в это и носом тыкают, можно сказать, на больную мозоль давят.

- Не подумайте, что для меня это что-то значит, я никого не выделяю, Келли.

- Серьезно?

- Келли, вы прекрасно поняли, о чем я!

- Да, простите, я все понял.

- Надеюсь, мы с вами договорились. Сделаю вам поблажку. Сошлемся на то, что вы ещё не освоились. Но советую не тянуть с этим.

- Да, я понимаю. Можно идти?

- Идите.

Выходя из кабинета, Тернер оглянулся на учителя. Нет, вряд ли он найдет тут с кем-то общий язык. Келли слишком далек от этой напыщенности. Он не впишется.

Едва юноша переступил через порог, его тут же ухватили за локоть.

- Привет, парень, - три альфы, опоздавшие на урок, таки ждали его, как и пообещали за дверью. - Ну ты чего, язык проглотил?

С Келли говорил тот самый парень, который показался авторитетом, и его явно забавляла эта ситуация.

- Привет, - выдавил блондин. Он чувствовал, что неприятности слишком близко и стоило всеми силами постараться их избежать.

- Да расслабься ты. Я Кайл Хант, это Майкл Тэтчер, - он показал на парня с пепельными волосами. - и Райан Смит, - Кайл кивнул на парня с каштановыми волосами, придирчиво оглядывающего Келли.

- Приятно познакомиться, но знаете, я бы не хотел опоздать на следующий урок. Мне ещё кабинет искать.

- А мы проводим, - Кайл наклонился к Тернеру и выдохнул ему почти в губы.

- Я, наверное, как-нибудь сам, - Келли взял Ханта за запястье и попытался отцепить того от своей руки.

- Сомневаюсь, что ты справишься, - насмешливая улыбка сошла с лица альфы, уступая место серьезному взгляду. Кайл не потерпит возражений. - В твоих интересах дружить с нами, Келли, - Кайл противно протянул гласную в имени парня.

- Заманчивое предложение, рассмотрю, как выдастся свободная минутка, - Келли выдавил из себя вымученную улыбку и вновь попытался оттолкнуть парня, но попытка снова оказалась тщетной.

- Кэлл, если ты вдруг чего не понял, - вмешался парень, которого Кайл представил Майклом Тэтчером. - ты скажи, мы растолкуем доходчивее.

Майкл приблизился к блондину и провел рукой ему от талии до бедра и, перенеся руку на спину, повел вниз.

- Отвалите! - Келли наконец вырвался из лап парней и сделал пару шагов назад.

- Келли, - Хант угрожающе смотрел на омегу, того начало потряхивать от его взгляда, паника стремительно овладевала сознанием Кэлла. - Ты ведь понимаешь, что мы не предлагаем. Если мы захотим...

С чего Келли так осмелел, он не знал, но не думая, он выпалил:

- Если захочешь, сходи в туалет подрочи.

- Ах ты, сучка драная... - Лицо Кайла исказила гримаса отвращения и презрения. - Шлюха...

Он стал приближаться к парню, как дверь в кабинет литературы открылась.

- Хант? Опять вы? Хотите и на следующий урок опоздать? Или не знаете куда идти? Проводить?

- Не стоит, - выплюнул брюнет.

- В таком случае, почему вы ещё здесь? Живо на урок!

Воспользовавшись замешательством, Келли быстро нырнул за поворот и понесся искать следующий класс.
Снова оказаться в одной комнате с подобными кадрами не хотелось. Тернер всеми силами боролся с желанием вернуться в комнату и забиться в дальний угол. Он не был дураком и не питал напрасных иллюзий. Только что он отказал альфе, только что он отказал авторитету местных отморозков, имеющих высокий статус в обществе и, наверняка, не менее авторитетных родителей. Это все лишь начало.

Остановившись на минуту, перевести дыхание, Кэлл прижался к стене.

- Вот дерьмо!


II. Ready... go!

Как было гадко осознавать, что ты заперт в мире, в котором тебе нет места. Хотя это несколько не то определение для положения Келли. В этом мире без него совсем никак... Проблема лишь в том, что Тернера не устраивала роль дырки для траха, а все шло именно к этому.

Парень проучился здесь всего два дня, а все уже знали, кто присмотрел Кэлла в личное пользование, хоть открыто об этом ещё и не заявил. Создавалось впечатление, что даже преподаватели были осведомлены о планах на новенького, но никто даже слова не говорил. Все лишь окидывали омегу оценивающим взглядом.

Келли пугало нынешнее положение дел. Парень прекрасно понимал, что ждать помощи в случае чего будет неоткуда и бежать тоже некуда, хотя вряд ли от таких, как Кайл реально убежать хрупкому омеге, чье тело совершенно не было приспособлено для такого рода физических нагрузок.

Тернер шел по коридору, вглядываясь в таблички с номерами кабинетов. Неожиданный голос сзади заставил обернуться.

- Помочь? - к Кэллу стремительно приближался Кайл, чуть позади шел Майк, а вот третьего видно не было. Келли нервно облизнул губы.

- Не думаю.

- А мне показалось, ты не знаешь, где кабинет.

- Я найду.

- И все же давай мы поможем?

- Правда, не стоит, - Келли попятился, но Кайл был уже близко и, схватив парня за запястье, притянул к себе.

- Знаешь, ты ведешь себя не правильно, Кэлл. Такому как ты не положено быть такой цацкой. Хватит ломаться и давай начинай заниматься уже тем, чем должен. Тебе понравится. Уверяю.

– А не пошел бы ты? - неожиданно для самого себя зло огрызнулся Келли.

- Кэлл, признаться, это уже не смешно. Поломался, повыпендривался, цену набил и хватит. Я оценил стойкость твоего характера. А теперь давай просто сделаешь кое-что для меня, и мы разойдемся.

- С чего я должен для тебя делать что-то? - Келли вопросительно изогнул бровь.

- Келли, причин масса. Ну, для начала: рано или поздно, но тебе самому присрется. Ты сам придешь и попросишь.

- Мечтай, упырок!

- Заткнись, сука! - Кайл наотмашь вмазал Тернеру пощечину. - Не смей так со мной разговаривать, по кругу пущу, дрянь!

Кайл бросил мимолетный взгляд на Майкла, и тот тут же метнулся к Келли, схватил его за волосы и потянул вниз, заставляя опуститься на колени перед Кайлом. Только сейчас Келли заметил, что вокруг них начала собираться толпа.

- Наматывай на ус, тварь, - Кайл наклонился к Келли. Его лицо было настолько близко, что омега мог ощущать его дыхание, - Я говорю — ты делаешь. Твои желания тут никого не интересуют. Такие как ты тут не для учебы, выродок. Ты здесь, чтобы удовлетворять наши потребности, понял? А по своей воле ты зад отклячишь или нет — меня не колышет. Скажу раком — значит, встанешь. Усек? - Келли зло смотрел на парня, нависшего над ним скалой. - Я тебя спрашиваю: усек?

Сдаваться Келли не собирался. Тем более учитывая, какая публика собралась. Среди толпы Кэлл заметил пару человек своего сорта, но те смотрели на него с таким же презрением, как и альфы этой школы и жались плотнее к своим парням или партнерам. Келли не может упустить возможность подорвать авторитет Ханта. Не думая, он плюнул в лицо альфы. Что ж, его реакция того стоила. Правда, любоваться Кайлом довелось всего мгновение.

По толпе пробежал нервный шепоток.

- Всем разойтись, - скомандовал Кайл, и толпа мигом рассосалась. - Думаешь, это что-то решит?

Келли показалось, что Кайл говорил каким-то подозрительно дружелюбным тоном.

- Майк, мне кажется, наш новый друг не совсем понимает, что происходит. Надо ему еще раз объяснить. Пошли.

Не отпуская парня, Тэтчер рывком поднял того на ноги. Он беспощадно тянул сопротивляющегося омежку за шелковистые светлые волосы следом за ними. На глазах непроизвольно выступили слезы. Боль была вполне терпимой, но это было невыносимо унизительно, идти полусогнутым по коридорам места, в которое прибыл пару дней назад и ловить на себе похотливые, осуждающие, злорадствующие взгляды, зачастую полные отвращения и презрения.

- Знаешь, Кэлл, ты непроходимо туп, - заговорил неожиданно Кайл. - В этой школе учится около пятнадцати омег, плюс-минус пару человек на почти пятьсот учеников высшего разряда. И каждая течная потаскушка, вроде тебя, готова душу дьяволу продать, лишь бы переспать со мной. Но у тебя же гордость, да? Да какая на хер гордость у омеги? Да ты только потечёшь – тут же ноги раздвинешь перед первым встречным. У тебя ведь уже была первая течка? И как? Хорошо потрахался? – Кайл остановился и посмотрел на Келли. – Да ладно, Кэлл.. - он почти искренне удивился, - да ты шутишь, детка. Целка что ли? Зашибись! Майк, славно повеселимся, а?..

Они дружно заржали, заставляя Келли покраснеть до кончиков ушей.

- Пустите, - тихо шепнул юноша.

- Что ты там промямлил, мышь? - Майк потянул парня за волосы, заставляя его вывернуть шею и смотреть в лицо.

- Пусти! - уже увереннее потребовал Кэлл.

- Ты так и не понял? Тебе некуда деваться, Кэлл. За тебя, детка, уже все порешили. Мы хотим, ты удовлетворяешь наше хочу. Точка. Ты удовлетворяешь определенный круг людей, а я, в качестве благодарности, обеспечу тебе некоторые привилегия и гарантирую безопасность от остальных. Ты не пойдешь по чужим рукам, детка. По крайней мере, пока будешь мне интересен.

- Ублюдок, пусти! - вывернувшись, Келли оцарапал Майкла по лицу и рванулся вперед, но против двух альф, определенно уделявших огромное внимание своей форме... куда ему?
Кэлл даже до конца коридора не успел добежать, как его настиг Кайл. Он быстро развернул паренька к себе лицом и вмазал тому в живот.

- Ох, как давно ты на это нарывался, сука. Не захотел сотрудничать — твои проблемы. Условия более неактуальны. Все равно я возьму, что хочу.

Келли закашлялся и упал на колени. Его тут же рывком за воротник поставили на ноги, снова ухватили за волосы и повели дальше. Перед глазами все плыло, Кайл совершенно точно играл по-крупному. Отшучиваться местный авторитет закончил. Оставалось надеяться лишь на здравый смысл, который тут, кажется, не в моде. Через пару минут они оказались в ученическом корпусе.

Вся школа делилась на четыре зоны. Ученический корпус, иначе говоря — общежитие учеников, учительский — место, где жили учителя, учебный — в этом корпусе располагались в основном учебные классы и ещё кое-какие необходимые помещения. В четвертом корпусе располагался бассейн и большой спортивный зал.

Вскоре перед носом Келли открылась дверь, и его втолкнули в просторную комнату. Оказалось, комната омеги ещё была маленькой и скромной. Упав на ковер, Келли тут же повернулся и посмотрел на парней. Он испуганно сглотнул. Вряд ли Кайл притащил Келли сюда чай пить.

Хозяин комнаты тут же закрыл дверь на ключ.

- Кайл, - в комнате, оказывается, уже находился один человек Райан, - ты все-таки решил не ждать. Хочешь сдать парнишку в утиль?

- Да по этой суке больничная койка с первого дня плачет! - зло рявкнул Кайл, хватая парня за руку и поднимая на ноги. - Последний раз спрашиваю, будешь делать, что я скажу? Обойдемся малой кровью.

- Шел ты на хер! - Келли попытался оттолкнуть Ханта. Другой бы уже запомнил, что силенок маловато и это вызовет лишь смех, что и произошло.

- Упертую ты себе дырку нашел, Кайл, - Майк усмехнулся и подошел к Келли со спины. Он надавил парню на плечи, опуская на пол. Эти упражнения сесть-встать уже порядочно утомили Тернера, но он продолжал с вызовом смотреть на темноволосого альфу. Почему все красивые парни такие моральные уроды? Почему-то сейчас Келли подумалось про своего отчима. Наверняка, он был такой же. И, наверняка, он учился здесь же. Знал, что тут, да как, какие правила. Вот и отправил пасынка-омегу практически на панель. Сутенер херов!

- А теперь поработай, крошка. Попробуешь выпустить зубки — останешься без них. Это хоть предельно ясно? - Кайл смотрел на Келли, расстегивая брюки. С каким же удовольствием он это делал и как упивался затравленным видом хрупкого паренька, стоящего перед ним на коленях! - Давай, киса, возьми в ротик. Это не больно. По крайне мере не так больно, как я могу сделать, если мне не понравится обслуживание. Будь умницей, покажи мне «все включено».

- Я не собираюсь. - Уверенно сказал Тернер, дернув головой в очередной тщетной попытке вырваться из рук Майкла.

- Райан? - Хант посмотрел на парня, стоящего в стороне. Тот лишь едва заметно кивнул и через минуту вернулся с металлической штукой, о предназначении которой Келли догадался сразу. А вот зачем тому камера, Кэлл даже думать не хотел. - Кэлл, последняя попытка. Либо ты заглатываешь сам и сосешь, либо я засовываю в тебя через силу, и завтра нашу хоум-порнушку увидит вся школа. Могу сказать тебе, что ты в любом случае отсосешь. И повторюсь, хотя не люблю: мне плевать, получу я согласие или нет.

- Я сказал, я не... - договорить парню не дали. Майк с силой надавил на щеки, заставляя открыть рот шире. Схема, кажется, была отработана, потому как Райан, без промедлений засунул металлический фиксатор в рот парня. Хант подошел ближе к блондину, и теперь уже он вцепился в роскошные волосы, грозя выдрать их с корнем.

-Да мне по хуй, Кэлл, что ты там сказал. Шлюхе слово не давали. Твое дело рот открывать для того чтобы отсосать и закрыть сразу, как я кончу. Настолько примитивные обязанности даже тупая секретутка выполнит. Так что давай. Прояви свои интеллектуальные способности. Мы же теперь на одной волне, понял, что я не шучу?

Майкл и Райан устроились по разные стороны от парочки. Майкл собирался просто наблюдать, а вот Райан, как оказалось, выполнял роль режиссера.

Высвободив второй рукой свой уже стоящий член, Кайл ухмыльнулся.

- Келли, ну хватит. Ты все равно прогнешься. Это просто вопрос времени. Так давай его сэкономим, м?

Дожидаться ответа, вернее мычания или ещё одного очередного гневного взгляда «снизу», Кайл не стал и тут же насадил рот парня на свой стояк. С губ Ханта сорвался довольный стон, было так приятно погружаться во влажный жар ротика этого мальчишки, а от мысли, что он ещё совсем чист, возбуждение с новой силой било по телу, отдаваясь сладкими и горячими волнами во всех конечностях.

От внушительно размерчика Ханта, Кэлл тут же закашлялся.

- Мелочь, слышь, сделаю скидку на твою неопытность и если хоть намеки на старание увижу - драть твой зад сегодня не буду.

Теперь, наверное, не оставалось ничего, кроме как подчиниться. Келли не хотел уползти отсюда едва живым. Борясь с тошнотой, он стал двигать головой.

«Сукин ты сын, ублюдок! Я тебя ненавижу! Чертов альфа, убью!» - Келли понимал, что лжет сам себе, но эти злые мысли хоть как-то отвлекали от наличия детородного органа, засунутого в рот против воли. По щекам текли злые слезы, а от того, как Кайл быстро трахал его в рот и как глубоко засаживал, Тернер задыхался и кашлял, обдирая горло. Слова шлюха, проститутка, дырка, сука - он слышал не в первые. В его старой школе альф тоже было больше, хотя соотношение было более щадящим, если позволите. На одного омегу в его школе приходилось два-три альфы. И на стороне мальчишек с незавидной участью был и директор, и практически весь персонал. Здесь «стереотипы» ломались. Тут омег некому защищать, впрочем, судя по словам Кайла, в защите нуждался только Келли. Остальные были умнее, если можно так сказать, и сами раздвинули ноги, когда им предложили перспективу покровительства.

- Да, малыш, ты молодчинка, хотя, определенно, плохо стараешься. Давай поактивнее.

Сквозь гул в ушах Келли не слышит слов насильника. Слюна становится вязкой, невыносимо хочется прополоскать рот с антисептиком, Тернера словно кто-то душить начинает, а он лишь в состоянии тихо поскуливать.

Когда Кайл начинает ускоряться, Келли машинально дергает головой назад, пытаясь уйти от глубокого проникновения. Ханту же плевать, он входит на всю длину, а после очередной попытки «соскочить» больно бьет мальчишку по лицу.

- Работай, соска. Тебе всю жизнь этим заниматься. Не порадуешь меня в школе, за её пределами тебе будет светить поочередно то панель, то обезьянник.

Все, кроме Тернера, в школе знали: отец Кайла — прокурор и ему многие задолжали. Так что если он что-то захочет, его прихоти будут выполняться безотказно.

Келли беспомощно всхлипывает. Это такое унижение, так противно от самого себя, как бы омега не сопротивлялся, Кайла, кажется, это заводит ещё больше, и он с большим остервенением начинает давить мальчишке на затылок. Из уголков рта Тернера стекает слюна, откуда-то с боку слышится смех. Майка и Райана явно веселит происходящее.

- Тише ты, Кайл, больше чем у тебя есть, он все равно не заглотит. - Кидает как бы между прочим Райан, приближаясь к парочке и снимая лицо Келли крупным планом. - Ну, малыш, ты чего ревешь, ведь наверняка сам уже возбудился?

Снова по комнате разносится звонкий смех. Так беззаботно радуются, будто смотрят сцену из какой-нибудь классической английской комедии. Становится совсем не хорошо. Перед глазами все плывет, Кэлл зажмуривается, старается дышать носом, старается сдерживать слезы и рвоту, получается с трудом. Чем он заслужил такие издевки? Почему они так смеются над его муками, над его унижениями.

Последний раз толкаясь в рот разбитого омеги, Кайл кончает мальчишке в рот. Выходит и тут же небрежным рывком вытаскивает распорку. Сил у Келли сдерживаться больше нет. Едва его отпустили, он согнулся пополам и его стошнило.

- Сука, - зло выплюнул Кайл, - да ты мне дорогущий ковер испортил, тварь!

Парень бьет омегу ногой, тот словно тряпичная кукла падает на пол, не сопротивляясь.

- Надо оплатить. - Говорит Кайл, застегивая брюки и придавив голову парня к ковру ногой. - А денег ведь у тебя нет? - В ответ тишина.

- Ясно, значит, я прав. Тогда, натурой? - Хищная улыбка, и три пары глаз устремляют на Келли пошлые, липкие взгляды. Хочется залезть в душ и тереть кожу чуть ли не железной мочалкой для посуды, ибо, кажется, эту грязь ничем больше не смыть. Мальчишка морщится. - Вы посмотрите: эта сука ещё недовольна.

Майкл подходит к Тернеру и хватает за ворот легкой белой рубашки. Дверь открывается и парня выталкивают в коридор. Все проходившие мимо мигом замирают и с интересом начинают разглядывать Келли.

- Ещё один, - слышится усмешка откуда-то из толпы. - Шлюха.

- Да, кажись, Кайл новой давалкой обзавелся. Ничего так мордашка. Перепадет, не сомневайся. - Из толпы слышен гогот, громче которого в ушах звенит лишь голос альфы, поимевшего его.

«Ты все равно прогнешься. Это просто вопрос времени».

Келли всхлипывает, поднимается. Из комнаты альфы слышатся веселые голоса.

- Блядь, у меня встал. Хорош пацан!

- И что?

- Ждать следующего раза?

- Ну, подожди. - Сквозь смех протянул Кайл, - Райан, ты снял?

- От и до.

На ватных ногах парень отправляется в комнату. К черту, сегодня он уже не выйдет оттуда. И пусть запишут на его счет первый прогул. Думается, их будет немало. По крайне мере это далеко не последний. В течку уж Келли точно комнату не покинет и шкафом ее подопрет ещё. От одной мысли о злополучных днях снова начинает тошнить, Келли, насколько позволяет откуда не возьмись взявшееся головокружение, бежит в ближайший туалет и сидит там около получаса. Под конец тошнить уже просто больше не чем.

«Ублюдок! Урод! Сволочь!»

До комнаты Тернер добирается окончательно разбитым. Запирает дверь на ключ и падает, в чем есть, на кровать.


III. Lucky bastard

Келли до вечера пролежал в кровати. То, что сделали эти ублюдки давило на сознание мальчика. Если бы кто-то попросил сейчас его сказать, что он чувствует, Тернеру было бы трудно это объяснить. Сказать, что ему было противно, значит, не сказать ничего. Он без труда переживет унижения и подколы. Да, слова задевали его, но не реагировать на них Келли уже научился. А на то, что сделали эти трое, парнишка не знал, как реагировать. Сил отомстить ему не хватит. Природа так распорядилась, что омеги слишком хрупкие и нежные для противостояния. Предполагалось, что рядом с альфой, каким бы юным не был омега, он будет в безопасности. Наверное, в случае с Келли природа решила забыть про аксиомы, которые ей же и были созданы. Было так тяжело держать все в себе. На душе скребли кошки. Ведь его учебный год только начался, Кэлл только прибыл в новую школу. Наверное, все его надежды были совсем нелепыми и наивными. Родившись омегой, стоило уже понять, что мечтать как минимум больно. В мечтах нет барьеров и лимитов, а вот жизнь решила поставить их так много, что лишь те, у кого были карты могли их обойти. Так что возвращаясь из мечты в реальность, стоило помнить – скорее всего разочаруешься.

Келли вздохнул тяжело, борясь с вновь нахлынувшими слезами. Но ощущение грязных прикосновений, смех троицы, все ещё звучащий в ушах, грубые слова и отвращение на лицах, все это делало свое дело, заставив без сил отдаться истерике. Она выбивала из подростка последние силы, выжимала мальчишку похлеще любого предыдущего срыва. Оказывается, все проблемы были лишь намеками, предвестниками, как говорится.

Знаете, люди верят свято в то, что за черной полосой сразу идет белая. Келли тоже верил и сейчас в этом старательно себя убеждал. В его никчемной жизни, не дорогой никому кроме него самого, должна быть хоть одна ниточка, которая держит его, не давая упасть. Это ниточкой была надежда. Но после произошедшего внутри что-то гадко ныло, не давая покоя. Может, омега просто не имеет права на лучшую жизнь? Но перед глазами столько примеров, неужели все это лишь постановки?

"Это не конец, Кэлл. Ты ведь понимаешь".

Тернер бьется в немой истерике, плечи дрожат, из глаз текут слезы. То, что произошло сегодня, не поддавалось осмыслению. Как?! Как могло такое с ним произойти? Омега догадывался, что его первая близость с альфой, скорее всего, в силу, должно быть, слишком детского характера, невинных идеалов, будет по принуждению, но он не думал, что это будет пропитано унижением настолько сильно, глубоко...

Странное, рвущее и уничтожающее чувство рвалось наружу.

"Это не был секс, Келли. Если ты так реагируешь на это, что будет дальше?" - беспомощный всхлип нарушает тишину, царящую в комнате. - "А может, они одумаются? Поймут, что это плохо, что это не нормально, что так нельзя?"

Наверное, Келли Тернер был воспитан своим родным отцом в слишком шелковых условиях. Взгляды мальчишки на мир были далеки от необходимых в современном, зато он, скорее, простил бы и поверил снова, чем стал мстить. Разве не это имеет название человечности?

И поделиться своими переживаниями было просто не с кем. Некому было дать Келли совет. Почему он не побежал к директору, к учителю? Создавшаяся ситуация даже в голове Тернера обрисовывалась вполне объективно. Здешняя элита не обратит внимания на жалобы новенького. Как говорит Алексис: "А ты не думал, что, возможно, проблема в тебе?". Сейчас Келли скорее всего так и ответят.

"Раз к тебе так относятся, значит, ты дал повод? Так что ли?" - эти мысли заставили плакать ещё сильнее. Разве Келли давал повод так унижать его, разве подавал сигналы к подобным действиям?

Сейчас собственная беспомощность и одиночество ощущались, как нельзя острее. Жизнь катилась по наклонной, и Тернер это понимал. Но даже в этом хрупком омежке, с до невозможного миловидными чертами лица и изысканными изгибами тела было что-то, что не давало сломаться. Он не может так просто сдаться, после одного единственного инцидента. Наверное, со стороны это смахнуло бы на сумасшествие, острое помешательство, мазохизм, если позволите. И почему таким ублюдкам создатель предписывает иметь все, что пожелает их душа?

Жалеть себя было бесполезно, необходимо было просто собраться и заставить себя успокоиться. Плевать, что они сделали, Келли назло им будет сильным. Все эти годы он был один, рядом был отец, но, с недавнего времени, и его не осталось. К одиночеству Кэллу не привыкать, так что так его подкосило?

«Удар в спину, Кэлл. А ты и рад сложиться пополам. Они просто не дождутся. Не будут они праздновать победу, выродки!»

Тело все ещё периодически вздрагивало синхронно с утихшими всхлипами.

Пересилив себя, парень сел на кровати и вытер слезы рукавом рубашки. Стоило привести себя в порядок, но к зеркалу даже подойти было страшно. Тернер представлял, как он выглядит. Зачесав пальцами челку назад, Келли уставился в потолок. Он не знал, как теперь надо себя вести, но понимал, что больше не даст альфам повода смеяться над ним, унижать. С одной стороны омега понимает, что альфы здесь буквально цари, а троица, которая теперь его личный кошмар, ещё и здешние «олимпийцы».

«Умеешь найти приключений на свою тощую задницу, Келли», – грустно и как-то немного обреченно усмехнулся парень.

– И что мне теперь делать?

Решение позвонить родителям было глупым и спонтанным. Но если на что-то и можно рассчитывать, то лишь на их помощь. Может, Алексис сжалится и хотя бы даст вразумительный совет как не стать местной подстилкой?

Глянув на часы, Келли понял, что в разобранном состоянии был почти три часа. А это три пропущенных без причины урока. На звонки ограничений в школе не стояло, тем не менее их, как и других привилегий, могли лишить за неподобающее поведение.

Что ж… гениальный план о получении справки в оправдание пропусков тоже появился быстро. Не обдумывая ничего, дабы не передумать, Келли вышел из комнаты и метнулся в лазарет. Искомый объект оказался буквально в шаговой доступности, что не могло не радовать. Постучав, Келли приоткрыл дверь.

Кабинет был маленьким, но обустроенным весьма удобно. Справа от входа шкаф с карточками, слева – шкафы с препаратами, которые нужны чаше всего и инструменты первой необходимости, вроде ложечек для просмотра горла, стетоскопа и ещё каких-то мелочей, название которых известно мальчишке не было. Напротив входа – окно, рядом стол. За ним сидел мужчина лет сорока-сорока пяти. Он что-то увлеченно писал, но, едва омега прошел за порог кабинета, резко вскинул голову и, прищурившись, уставился на мальчишка.


- Подавляющие запрещены, парень, может возвращаться на урок. Школа скорее стерпит сорванный оргией урок, чем кому и родительский иск.

От тона врача парня передернуло. Мужчина, наверное, с завидной периодичностью отбивался от немногочисленных омег, раз так резко реагирует на вошедшего. Или он просто не терпит сих представителей общества в своем кабинете. Странно, вроде, все местные омеги вполне довольны жизнью. Вероятность второго варианта резко устремилась к ста процентам.

- Я, вообще-то, - несмело начал Тернер, - не за таблетками.

- А что ещё омеге тут делать? – скептически окинув парня с ног до головы, врач внимательно уставился на него.

- Хотите сказать, для омег путь к врачу закрыт? - Келли нахмурился, сбитый с толку подобной несправедливостью и откровенной дискриминацией.

- Нет-нет, что ты, – врач выдавил из себя улыбку. Тернер подумал, что лучше бы он этого не делал. Вид мужчины тут же стал ещё менее дружелюбным и располагающим.

- Утром мне стало плохо, и я долго время провел…кхм-м… в туалете. Вы не могли бы написать мне…

- Я не собираюсь поощрять ваши прогулы, молодой человек. Врач не для того, чтобы отмазывать малолетних засранцев от их обязанности учиться.

- Но мне правда было нехорошо.

- Тогда стоило прийти ко мне на осмотр!

- Да я еле до туалета дошел, а вы мне предлагаете бегать и искать ваш кабинет? – слегка возмущенный тон омеги начинал походить на неуважительный.

- Молодой человек, не смейте грубить! Могу подумать, что вы нарочно нарываетесь на выговор!

- Да бросьте... Ну мне правда было плохо. Иначе с чего бы я, после нескольких уроков, решил пойти на оставшиеся?

- Первый и последний раз, юноша, - мужчина достал из стола белый лист справки, написал что-то на скорую руку и, поставив печати, протянул лист Келли. Едва мальчишка взял бумажку с другого конца, врач брезгливо отдернул от нее руку. - И прошу Вас помнить, что либо вы приходите по факту, либо ваши прогулы выльются вам боком. Сейчас я слишком занят, чтобы отмахиваться от назойливых лоботрясов.

Едва получив желаемое, Келли тут же метнулся к кабинету директора. Именно он мог позволить Келли сделать то, что он задумал. Вообще для Тернера было странным то, что директор настолько контролировал все происходящее в стенах школы, а на грязь, в которую втоптали омегу закрывал глаза. С трудом верится, что директор не знал, такие вещи не могли обойти его стороной. "Самое лучшее" изнутри не редко оказывалось гнилым, как оказалось и в случае с Кэллом.

Келли был напряжен, кажется, как никогда. Не хотелось столкнуться с кем-то в коридоре, тем более из уже "знакомых". Так что на каждый шорох парень нервно оборачивался. Собираясь сделать шаг за поворот он крутил головой, с целью понять, нет ли кого-то рядом. И до кабинета директора удалось-таки добраться без приключений.

Перед Тернером была шикарная резная дверь из красного дерева. На ней красовалась табличка с золотой рамкой и надписью: "Директор. Джонатан Брикман". Келли неуверенно переступил с ноги на ногу и постучал.

- Да, проходите, - Келли открыл дверь. За широким столом, который, кажется, стоил целое состояние сидел мужчина лет сорока пяти и изучал какие-то бумаги. Подняв на Келли взгляд и глянув на вошедшего поверх очков, мужчина вопросительно изогнул бровь. Стало неуютно. Тернер сглотнул. - Чем обязан визиту?

Кажется, за сегодня Келли утомил всех, кого можно было. Впрочем, парень склонялся к варианту, что он просто настолько всем безразличен или, вероятнее, противен, и с ним, малолетним омежкой, никто не хочет возиться.

- Мистер Брикман, ваш кофе, - в кабинет вошел молодой парень. На вид ему было не больше двадцати пяти. На нем был одет дорогой темно-синий костюм, хотя, по мнению Келли, он совершенно ему не шел. На парне такого типажа скорее представлялись драные джинсы, свободная футболка и какая-нибудь по-модному неопрятная куртка. Он окинул Келли слегка потерянным взглядом и пошел к столу директора, осторожно ставя на него кружку из тончайшего фарфора от которой шел превосходный аромат кофе... Парень вел себя не более раскрепощено, чем и сам Келли, кажется, даже не всем работникам уютно в подобной обстановке. Присмотревшись повнимательнее Тернер понял причину такой растерянности директорского секретаря. Парень, был из того же теста, что и Кэлл. И, пожалуй, он был первым омегой, которого встретил здесь юноша, не одевающимся вызывающе и кричаще, лишь бы привлечь внимание.

- Оливер, - когда парень направился к выходу, директор позвал его.

- Да?

- Сколько раз мне повторять, чтобы ты стучался?

- Простите, я... - мужчина не дал договорить подчиненному.

- И ты смотрел на часы?

- Да, я опоздал, больше этого не повторится, мистер Брикман.

- Верно, Оливер, этого больше не повторится, иначе на операцию своей больной матушке ты будешь собирать деньги уже в другом месте. Тебе что, так мало платят, что ты позволяешь себе не следовать расписанию? Что же за бестолковый мальчишка? Даже школьник справится с твоей работой лучше! Если ты квалифицированный специалист, то образование катится в непроглядную бездну. Ты работаешь здесь лишь потому, что за тебя похлопотали, так что, будь добр, выполняй свои обязанности!

- Я, - парень опустил голову и сжал руки в кулаки, - это больше не повторится. Можно идти?

- Ну, разумеется! Бумаги сами не распечатаются, Оливер, и тем более, печати сами не проставятся.

Эта сцена смутила Келли ещё больше. При посторонних так говорить с подчиненными было, как минимум, странно. Зачем показывать кому-то что творится внутри коллектива, если это можно так назвать? Он, конечно, начальник и должен поддерживать порядок и дисциплину, но уважение к людям тоже быть должно. Неужели парень так сильно опоздал, что заслуживал таких слов, да ещё и в чьем-то присутствии.

Едва Оливер вышел за дверь и бесшумно прикрыл её за собой, директор снова посмотрел на юношу.

- Могу поинтересоваться, почему ты не на уроках?

- Я плохо себя чувствовал и... вот, - Келли протянул Брикману свою справку.

- Что ж, хорошо, а что ты ждешь от меня, - мужчина кинул быстрый взгляд на справку, - Келли? Мне по громкой связи сообщить, что тебе было дурно?

- Нет, я хотел попросить разрешения на звонок домой.

- Должно быть, ты был при смерти? - кажется, директора ничего не трогает.

- Боюсь, я забыл свои таблетки дома. Хотел попросить родителей их привезти, - тут же нашелся юноша, что сказать. Что-то подсказывало, что если он выложит мужчине, что просто хочет попросить Алексис и Томаса забрать его домой, к телефону его на пушечный выстрел не подпустят. Да и нападки одноклассников его тоже маловероятно интересуют, так что оставалось только врать.

- Я, разумеется, уверен, что речь идет не о подавляющих, однако осмелюсь напомнить, Келли...

- Да, мистер Брикман, я знаю, что они запрещены. И да, разумеется, речь не о них.

- Тогда поясни.

- От аллергии. Мне их выписали достаточно давно и мне подходят только они, к остальным препаратам от аллергии у меня острая непереносимость. Замены в медпункте тоже не нашлось, к сожалению, - почему-то Келли был уверен, что такой мужчина, как Брикман не снизойдет до общения с врачом, пусть тот хоть трижды будет тоже альфой. Так что он мог не волноваться о том, что обман раскроется.

- Ради этого можно было и не беспокоить меня.

- Мне сказали, что на внеочередной звонок разрешение можете быть только вы, сэр.

- Я поощряю дисциплину, молодой человек, но вот бессмысленные отвлечения меня от работы, терпеть не могу.

- Простите меня, но...

- Для первого раза я Вас прощу, хотя ваша ситуация совсем не из ряда вон выходящая, и вы могли потерпеть недельку-другую. Но коли уж речь зашла о здоровье учеников... - мужчина безразлично повел плечом и сделал глоток кофе. С трудом проглотив его, он раздраженно стянул с носа очки и зло рявкнул. - Оливер!

В кабинет тут же ворвался секретарь.

- Да?

- Что за дрянь ты принес?!

- Черный кофе средней прожарки и две ложки сахара, без сливок, как вы и просили.

- Оливер, ты безнадежный бездарь. Не обучаем. Один сахар. Пошел вон! И проводи мальчишку в комнату. Ему надо срочно связаться с родными. Он забыл какие-то жизненно важные таблетки дома.

Расстроенный и напряженный Оливер только молча кивнул и вышел. Келли тут же полетел за ним, не забыв взять со стола справку, дабы предъявить её учителям в случае возмущений.

- Он всегда такой?

- Двадцать пять часов в сутки, - голос секретаря показался каким-то слегка раздраженным. Оно и не удивительно, учитывая, как босс шпынял его и каков процент уважения, в стенах этой школы, к омегам. - Мой тебе совет, не лезь в этот кабинет, если нет действительно острой нужды. Такие как ты тут и без личной инициативы часто бывают. Так что Брикман ещё осточертеть тебе успеет. Железный мужик, непробиваемый, и хоть ты в лепешку расшибись, а виноват все равно будешь.

- Как так?

- А вот так. Накосячит кто в классе, свалят на тебя, и если какой-нибудь порядочный альфа не заступится, козлом отпущения будешь ты. Впрочем, порядочность и заинтересованность здесь синонимы, так что...

- Да, я понял. Учту.

Комнатка для разговоров оказалась совсем близко. В конце узкого коридора, которые обычно ведут в кладовую или, простите, к туалету. Впрочем, скорее всего, эта комната раньше и была кладовкой. Маленькое помещение, без окон. Тумбочка, на ней старый телефон, когда-то он был белым, наверное, но сейчас пластик пожелтел и затерся.

- Давай, удачной беседы. И парень, рви когти отсюда по возможности. Если тебе здоровье важнее образования.

Уже сняв трубку и поднеся её к уху, Келли непонимающе посмотрел на Оливера.

- Да ладно, не может быть все так плохо, - решил прикинуться он дураком.

- Значит, тебя уже подобрали? - взгляд Оливера стал куда более холодным и неприятным.

- Нет.

- Все именно так. Скоро со всем сам познакомишься, - Оливер снова смягчился и, закрыв дверь в кладовку, ушел.

"Ты тоже тут учился?"

По памяти Келли набрал телефон. Послышались гудки. Вскоре характерных не слишком приятный шелчок, потом непонятное шипение и заспанный голос.

- Да?

- Томас? - Келли едва сдержался, чтобы не выругаться. На телефоне всегда висел Алексис и трубку по всем законам должен был снять он. Но сегодня, очевидно, законы взяли выходной.

- Да, я.

- Это Келли.

- Кто?.. - секундная пауза. Тернер даже опешил. - А, Келли. Знаешь, мы с папой сейчас заняты. Давай мы перезвоним, когда освободимся.

- Эй, эй, Томас, погоди. Я не задержу надолго. Дай трубку, пожалуйста, папе. Мне надо с ним переговорить.

- Кэлл, у твоего папы двое детей, малыш, он занят.

- Том, по скрипту, если ты мало ли забыл. Я тоже его сын.

- Келли, ты не маленький, правда. Алексис занят, ему не до твоих скандалов и истерик.

запись создана: 02.03.2013 в 21:52

@темы: слеш, ориджиналы, бисёнены, NC-17(21)

URL
Комментарии
2013-03-02 в 21:54 

Improba Dea
irrepressible;
ДАЛЕЕ>>>>>


читать дальше

URL
2013-03-02 в 22:04 

Improba Dea
irrepressible;
ДАЛЕЕ>>>


читать дальше

URL
2013-03-02 в 22:05 

Improba Dea
irrepressible;
ДАЛЕЕ >>>


читать дальше

URL
2013-03-02 в 22:09 

Improba Dea
irrepressible;
ДАЛЕЕ >>>

читать дальше

URL
2013-03-02 в 22:10 

Improba Dea
irrepressible;
ДАЛЕЕ >>>


читать дальше

URL
2013-03-02 в 22:10 

Improba Dea
irrepressible;
ДАЛЕЕ >>>

читать дальше

URL
2013-03-11 в 01:46 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, оу, довольна? Довольна... и это слабо сказано! Я безгранично довольна)
Я действительно рада, что до отъезда все-таки в выборе между, как называется, "надышаться перед смертью", поучить японский или прочитать пост, выбрала последнее...>_<
Роскошно. Заставляет погрузить, в полной мере прочувствовать, а моментами и вовсе забываешься, что сидишь в безопасности, мирно почитывая текст с мерцающего экрана.
И слог, замечу, меняется... более плавный и зрелый...о_О
Надеюсь, в скорейшем будущем увидеть продолжение... просто уже безумно не терпится>_<
Не устану повторять, что вы истинный мучитель с изощренным вксом;)

2013-03-12 в 22:20 

Improba Dea
irrepressible;
Anngelus, Благодарю) Да, проду я пишу и частично следующая глава есть, но мне просто не собраться с мыслями, чтобы логично её дописать((Вернее чтобы дописать её логичный финал. Не творческий кризис и не сотрое отсутствие вдохновения, нет, скорее просто какая-то растерянность. Не хочется разочаровать, но и затягивать неприятно((У меня есть план, наметки, отрывки, как всегда, но они не складываются воедино... ка всегда - связки( Они меня всегда повергали в пучину отчаяния Х)

более плавный и зрелый...о_О
Мне приятно это слышать, я рада что из того, что я делаю, начинает выходить что-то действительно путное, и благодарна Вам, как моему первому и самому продолжительному, если можно так выразиться, читателю, что вы все ещё следите за моим унылым и медленным "блогом")) :write2::write2::write2:

мучитель
я ещё имбирь не применяла ХД :smiletxt:

URL
2013-03-13 в 00:03 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, нууу, я бы сказала, что следить за процветанием вашего творчества не просто НЕ НЕинтересно, но еще и жутко увлекательно... оно действительно увлекает куда-то туда, где чувствуешь что-то иное, чего не можешь найти и понять в реальном мире>_< как-то так)
Так что благодарность скорее вам, нежели моему жуткому нетерпению, потому как уже второй день подряд из головы не собирается улетучиваться эйфория от прочитанного. В мыслях столько вариантов предстоящих событий, что порой впадаю в подобие анабиоза... со стороны, наверное, выглядит весьма глупо (особенно в метро Х))))), а мне плевать, потому то все равно никто не знает, что у меня внутри)
Хм, а вот имбирь я бы попробовала)
В общем, скрестив пальчики, жду-жду и не устану ждать, потому как... ну, уж больно хочется)

2013-03-16 в 09:35 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, как жаль,что до отлета я все же не развеяла свои сомнения... что же дальше будет? Порой вы бываете предельно непредсказуемы>_<
Поездка предстоит далекая и достаточно долгая... Но по прибытию, надеюсь на возможность все же утолить невыносимый голод желания)) Очень жду... очень-очень-очень>_<

2013-03-16 в 18:36 

Improba Dea
irrepressible;
V. Fall down
Когда тебя предают, ты испытываешь скорее разочарование в человеке и обиду на него, но, когда твои чувства разрывают у тебя на глазах в изощренной манере, это добавляет твоим ощущениям ещё и ноющей боли. Келли раньше ни разу не приходилось выбирать между доверием и мнительностью. И впервые, когда вопрос выбора встал, он предпочел неверный вариант. Так больно мальчишке ещё не было никогда. Ни когда узнал, что родной отец болен, ни когда сидел у его кровати, в больнице, ни когда стоял на похоронах, ни когда Алексис побежал быстрее искать "любимому" мужу замену, ни когда Томас занял место отца не только в доме, но и в сердце второго папы.

Тернер всю ночь пролежал на полу, прижав колени к груди. Болела будто каждая клеточка тела, каждое движение отдавалось резкой пульсирующей болью в районе крестца, а на глазах выступали слезы. Все попытки подняться, после того, что посмели сделать эти сволочи, заканчивались почти сразу же, как только начинались. Суставы нещадно крутило, во всем теле слабость. Его бил озноб, всю ночь по щекам текли слезы, неконтролируемая истерика прошла почти сразу, как только троица покинула комнату. Сейчас напало что-то странное: безразличие, апатия, равнодушие - такое густое и тяжелое, что даже стоящие перед глазами кадры прошлой ночи не могли его пошатнуть. Наверное, именно это и означает опустить руки. Как же больно и холодно.

Едва они ушли, он захлебывался в собственных рыданиях, но сейчас, кажется, все-таки что-то сломалось. На хрупкие плечи свалилось то, что не каждому, даже обремененному вниманием и заботой, дано вынести. Наверное, даже умирать не так страшно и... какое слово назвать вторым? Больно? - ну, тут как посмотреть, унизительно?

Келли перебрался на кровать уже утром, когда сквозь не плотно задернутые шторы на голую лодыжку упал луч солнца. Словно издеваясь, он так приятно пригревал кожу. Тернер попытался просто забыться: закрыть глаза, почувствовать это тепло, постараться забыть, но такое не забывают ни через десять, ни даже через двадцать, тридцать лет. Есть вещи, которые остаются в сердце навсегда, оставляют клеймо, грязную позорную метку. И сейчас некому было сказать мальчику, что его вины в грязи, в стигме нет. И Келли считал иначе. Он помнил, как ночью его собственное тело предавало его, как жаждало прикосновений, как изнывало от грубых ласк, резких движений и жестоких слов. Может, Томас был прав? Келли сам виноват в том, что происходит, произошло? Может, так же как вчера, не осознавая, не понимая, отдавался, плача от боли и унижения, может, так же не понимая, что делает, на уровне инстинктов дал им зеленый свет?

Мальчик беспомощно всхлипнул, прижимая колени к груди ещё сильнее и натягивая на себя кончик покрывала. Пальцы замерзли до онемения, от усталости, навалившейся так внезапно, глаза закрывались сами собой, но сон не приходил. Келли лишь на какие-то пять-семь минут проваливался в неспокойное забытье, а потом снова пробуждался, когда во сне перед ним появлялось лицо Кайла. Высокие скулы, выразительные глаза, губы, изогнутые в насмешливой ухмылке. Они добились, они победили, - лишь эти мысли крутились в голове.

Келли и не заметил, как пришло время завтрака, впрочем, аппетита не было, как и желания покидать комнату. Воскресенье, а завтра снова подниматься с кровати, снова выходить из комфортной зоны, хотя, нет, здесь он не чувствовал комфорта. Здесь просто было тихо и безопасно. Ни спокойствия, ни тепла, просто статика, которая сейчас так необходима. Малейшее движение, тишайший звук - они будут сейчас служить такими злейшими раздражителями.

Келли не намерен покидать свою территорию, свой маленький уголок в этом чужом мире. На что он надеялся, о чем думал, когда решил, что сможет стать частью этого снобистского, высокомерного и лживого общества? Как же низко он пал, пожав руку Райану. И все видели... Они видели это падение, кто теперь поверит, что Келли был против? Вчера на глазах у всех Тернер собственноручно открыл им путь, признал в них друзей... Но вот признали ли они в нем друга-то? Личная штучка, затейливая игрушка, трофей. Что Кайл в нем видит, кроме милой мордашки, стройного тела? Келли - пустое место, нечего хватать иллюзий. Он ничего ни для кого из них не значит. Он лишь способ удовлетворить потребности. Возможно, согласись он раньше, то был бы подле Кайла в тепле, но даже мысль о добровольном и своевременном "Да" вызывала ещё больше отвращения.

- Думая об этом, я опускаюсь ещё ниже, - собственный голос звучал так странно, если не считать хрипа от криков и стонов ночью.

Воскресенье. Завтра ровно в семь снова нарушат покой, снова начнут насилие. Проснуться, подняться, умыться, пойти... и ловить их взгляды, слушать шепот, ждать подвох. Плевать, Тернер даже малейшего усилия не примет, чтобы дойти до класса. И пусть хоть в лепешку расшибутся! Что будет? Поставят прогул? Поставят два? Вызовут на ковер? Да плевать. Даже если родители окажутся здесь. Ведь расскажи Келли, что с ним приключилось, всем будет все равно? Отчего от него ждать иного отношения?

Сил не было даже на то, чтобы преодолеть себя и дойти до врача, даже чтобы дойти до директора. Кажется, даже мимолетная мысль о том, чтобы дать ход этому случаю словно высасывала силы. Какой же все это парадокс. Может это чья-то неумелая, слишком злая шутка? Находятся силы горько усмехнуться.

Вот бы можно было просто взять и все это остановить? Закрыть глаза и... конец. Нет. Так не бывает.

Все это положительно лишь в том смысле, что отвлекает от инстинктов. Алкоголь, наркотики, дикая и невероятная близость сразу с тремя альфами спровоцировали природу, и она спустила с цепи чертову физиологию. Как же Келли себя ненавидит.

Неожиданный стук в дверь, в нос ударяет запах самца.

"Черт!"

- Эй, Мышь! - снова стук. - Мышь! - голос Ханта словно пьяный. Конечно, если Келли чувствует, почему не может чувствовать Кайл? Будто дверь - помеха. - Дверь открой, Мышь, или ты там вены вскрыл?

"Неплохая идея, Хант. Нечем, к сожалению".

- Дверь отопри, я сказал!

Келли слышит, как парень начинает злиться, но сил нет даже ответить, о каком подъеме с кровати может идти речь. Он не спал всю ночь, он жутко устал, голова невыносимо тяжелая, а сейчас, с близостью Кайла... нет, альфы, тело снова начинает жить отдельно. Их в школе и так много, слишком много, а сейчас один из самцов так близко, что за ненормальная пытка.

- Отопри, сука, дверь! Я последний раз тебе говорю.

"Я вчера её запер?" - глупая мысль. Мозг тоже отключается. Уйти окончательно в себя не дают разве что ноющие мышцы, суставы, головная боль и, кажется, страшное головокружение. Что же за непонятное состояние? Будто смотришь на происходящее из чужого тела, будто даже со стороны.

Щелчок. Ключ проворачивают в замке. Келли с опозданием понимает, что открывают его дверь.

- Откуда ключ? - так безразлично и тихо-тихо, будто не ему снова грозит опасность, насилие. Да, верно, смотрит на происходящее словно со стороны. Может, все это сон? Иначе откуда такое глубокая отстраненность?

- У охраны взял, - Кайл отвечает грубо, но сдержаннее, чем пока стоял за дверью. Келли отчетливо слышит сбившееся дыхание, такое шумное. - Ты похлеще любой виагры.

- Лестно, - ничего умнее не идет в голову, омега даже на капельку иронии сейчас не способен. Он лежит лицом к стене, едва прикрыв бедра углом покрывала. И ему плевать - это хуже всего.

- Кушать подано, завтрак в постель, Мышь, специально для тебя, - грубо бросает Кайл. Тернер даже не пытается отреагировать на это. От присутствия Кайла и так слишком быстро стало душно, до дурноты просто душно. - Так и будешь ломать комедию?!

Он снова злится. Отчего-то Келли смешно, попытка повеселиться отдается давящей болью в районе ребер. Кайл, наверное, бил слишком сильно, отчего-то Келли не помнит подробностей.

- Да ладно тебе, Келли, - его голос меняется резко, неожиданно, вот тут вот становится страшно, но омега просто игнорирует страх. И беда одна не приходит, и чему быть, того не миновать. Даже если Хант один, неужели у разбитого мальчишки хватит сил сопротивляться? Кайл оказывается близко, слишком близко. Келли чувствует его запах так резко, будто уткнулся в него носом. А ещё его дорогой парфюм. Кайл шепчет в самое ухо, поглаживая бедро, - я же тебе завтрак в постель принес, - усмехается, ставя на прикроватную тумбу поднос со свежими булочками с карамелью и зеленым чаем. Келли всю сознательную жизнь ненавидел сладкое, изредка употреблял черный шоколад с мятной начинкой, но это было очень и очень редко, а вот эти булочки с карамелью, а вернее сказать растопленным сахаром, он почему-то сильно полюбил. Оказывается, Кайл изучил мальчишку за первую неделю, раз подметил, чем тот ежедневно завтракал.

- Я не голоден.

- Келли, не будешь кушать... - над тоном альфы можно было бы посмеяться, если бы Тернеру не было так плохо.

- Пошел ты на хер! - послать открытым текстом человека, который превосходил силой во столько раз, было откровенным самоубийством, наверное, ну или в данном случае - мазохизмом, но Келли было все равно.

- Келли, в том, что ты откровенно не вписываешься в атмосферу, - снова этот издевательский тон, говорящий лишь о пренебрежительном и высокомерном отношении, - виноват только ты один. Мы с парнями тебя предупреждали. А теперь возьми этот чертов чай и позавтракай.

- С чего такая забота? - в голосе мальчика слышно ровно столько эмоций, на сколько он способен в таком измученном состоянии.

- Знаешь, Кэлл... - начал Хант с приторной улыбкой, - игрушки надо беречь, иначе они сломаются раньше времени.

- Проваливай, Кайл.

URL
2013-03-16 в 18:36 

Improba Dea
irrepressible;
- А могу ли я сделать для тебя что-либо ещё? - смеется. Впрочем, для Келли уже достаточно того, что парень сдерживается. Если ему сейчас так же, как самому омеге это нелегко. Когда дома Кэлл запирался в комнате и сидел в одиночестве, было проще, Господи, как же ему было тогда проще, пусть он и не понимал. Эти попытки сохранить себя в исходном положении выжимают до последней капли. Мышцы напряжены и, кажется, вот-вот лопнут, словно струна.

- Забудь о моем существовании.

- О-о, Мышка, думаешь, я настолько жесток, что использовал тебя для одноразового секса?.. - Кайл засмеялся, а успокоившись, встал и направился к выходу. - Келли, пересмотри приоритеты, и жизнь станет в разы радужней. Не дело омеге жить собственными принципами.

Дверь громко хлопает. Кажется, даже чертова трещина на потолке сейчас змеёй поползет дальше. Господи, пускай уже Келли на голову свалится тяжеленный кусок с потолка и проблем станет гораздо меньше. Погодите, да их вообще не будет!

В замке снова поворачивают ключ, и тут парня накрывает. Место прикосновения горит, будто раскаленный кусок металла приложили. Плечи снова дрожат, из глаз текут слезы, а с каждой секундой всхлипы становятся громче. В ушах стучит кровь, Келли не слышит себя, не слышит, как плачет, как шепчет зачаровано "За что?". Омега до боли закусывает губу, тут же выступает кровь, во рту появляется солоноватый привкус. Эта капля крови срабатывает как адреналин в сердце. Испуг проходит, как и отвращение, боль. Остается только ненависть, жгучая и невероятно сильная.

Вскочив с кровати, кое-как обмотав вокруг бедер покрывало, Келли резким движением смахнул поднос с завтраком. Стакан тут же вдребезги разбивается об стену, оставляя на бежевой краске темное пятно от чая.

- Сукин ты сын! Ублюдок! - такой сильной злости, гнева мальчику никогда не доводилось испытывать. Это походило на какое-то сумасшествие. Наверное, ему нужен психолог, а, может, уже и психотерапевт. За что? Почему?

Келли переворачивал комнату вверх дном около получаса, пока "второе дыхание" не растворилось в гневе. Встав посреди комнаты и поджав губы, мальчик закрывает глаза. Кайлу ни горячо, ни холодно от его злости, ненависти. Наверное, он ей и упивается. Парадокс. Снова.

Мгновенно силы снова его покидают и, потеряв равновесие, Келли, пошатываясь, отступает к стене. Омега сползает по ней и забивается в угол. По щекам продолжают течь слезы. Прикрыв лицо руками, мальчик убирает с лица челку назад и упирается лбом в колени.

- Как же я тебя ненавижу.

Когда Келли пришел в себя, то большую часть дня просто не помнил, он словно провалился куда-то. Тернер окинул взглядом комнату и даже не мог вспомнить, как перевернул тут все вверх дном. Какое-то сумасшествие, приступ.

Мальчишка поднимается с пола и морщится от боли. С неохотой начинает собирать с пола раскиданные вещи, пальцы не слушаются, они дрожат. Взять удается лишь с третьей попытки. Остановившись на пару минут, Тернер разминает пальцы, только сейчас замечает крупный порез на ладони с уже запекшейся кровью.

- Черт! - мальчишка с остервенением сцарапывает с руки кровь, будто это поможет забыть произошедшее. Почти сразу на коже вновь выступает кровь. К горлу подступает тошнота, хотя Келли никогда не боялся крови. - Черт! Черт! Черт!

Замотавшись посильнее в простыню, Келли лезет в тумбочку, достает бинты и кое-как заматывает ладонь, там же, в тумбе, находит обезболивающее и выпивает сразу две таблетки. Без сил опускаясь на пол рядом с кроватью, Келли осматривает беспорядок и понимает, что как раньше уже ничего не будет. Наверное, Томас прав, поведение Келли, наверное, и правда подначивает Кайла и его парней. Может его так заводит сопротивление? Может, его заводит реакция Келли? Наверное, просто надо перестать ему грубить, раздражать его... Но Келли запутался, он не понимает, как надо на это реагировать. Что он может один против всего мира? Почему человеку отвели роль в этой постановке и забыли сказать об этом? Келли тяжело вздыхает и бесцельно гипнотизирует покрасневшие бинты.

Проблемы... они имели такое странное свойство: наваливаться сразу и скопом. И как бы Келли не обещал себе, что завтра даже мизерную попытку не предпримет вылезти из кровати, он прекрасно понимал, что это просто пустые обещания, как и те, что он убьет когда-нибудь Томаса и уничтожит Кайла. Для Келли, как для представителя, если можно так выразиться, слабой половины населения, были весьма четко очерчены грани, и большинство собственных желаний по обеспечению комфорта были вне зоны досягаемости. Если проще и короче, то все это могло уложиться в одно обидное слово: дискриминация. Казалось бы, время идет, традиции тают, теряют вес, все совершенствуется, общество идет вперед, словно нацепив сапоги скороходы, а отношение к омегам почти такое же, как в девятнадцатом веке к женщинам. Разве они не люди? Почему о равенстве забывают, когда это удобно? Наверное, эти вопросы будут мучить мир, вернее, ущемленную его часть, до конца времен.

Чертова течка! Как же Келли ненавидел этот короткий, но невыносимо проблемный промежуток времени! Сейчас, наверное, от тяги к весьма определенным физиологическим потребностям и их удовлетворению спасал стресс или усталость. Но что будет завтра, когда придется вставать и идти на уроки? Что-то подсказывало, что один вшивый прогул не спустят с рук, как спустили насилие. Сглотнув, Тернер с ужасом представил, как встает в пять утра, чтобы посетить душ до того, как встанут альфы, и с остервенением втереть в кожу приторно-сладкий гель для душа, чтобы хоть немного заглушить "природный" запах. Несчастный омега будто уже ощущал взгляды. Течка началась вчера. Минимум четыре дня веселья ему точно обеспечено, не считая воскресенья.

Келли потер виски, стараясь унять то ли нарастающее волнение, то ли просто пытаясь расслабиться, но где тут? Стабильность, которую так любил мальчишка, которая внушала стойкое спокойствие, рухнула в тот самый момент, когда Томас и Алексис сообщили о закрытой школе-пансионате, которая до невыносимого популярна и престижна, и станет домом для Келли на ближайшие два года, не считая коротких "отпусков" на праздники и каникулы.

До боли сжав челюсть, омега в очередной раз проклял отчима. Неужели этот урод настолько жесток, что даже не попытается создать вид заботы и переживания о пасынке? Хотя тут не только жестокость. Тут наглость, самоуверенность и всепоглощающее высокомерие. Такие как Томас не ценят таких, как Келли. Есть ряд альф, которые в омеге видят просто дырку для траха и не считают нужным уделять внимание ей. Проявление инициативы и индивидуальности карается.

Все эти глубокие размышления и самокопания, как ни удивительно, ни к чему не привели. Решение проблем, как ему и полагалось, опаздывало. Ясно было лишь то, что вести себя так же дальше было нельзя. Келли сам провоцировал альфу. Буквально махал красным платком перед быком. Но и опускать руки было нельзя? Неужели он тогда зря вынес эти издевательства. Хотя так ли уж противно ему было.

Тернер поморщился.

"Сукин ты сын, Кайл", - совершенно нелепая, не привязанная к чему-то фраза без продолжения, да и начала в общем. Келли чувствовал себя потерянным. Должно было быть хоть что-то, хоть кто-то, кто примет его сторону. Омега сомневался, что ему поможет чья-то жалость, он сомневался, что сочувствие в чьих-то глазах смягчит пытку. Ему даже не нужно понимание, лишь чтобы выслушали, сказали что-то, не важно что. Просто слышать чей-то голос - четко, вслух и знать, что не один. Странная потребность в подобной ситуации, но ситуация эта была в той же мере абсурдна, как и невыносимо противна. Келли блуждал в лабиринте и, куда бы не поворачивал, натыкался на тупик.

На душе было неспокойно и тоскливо. Боль хотелось вылить, выпустить наружу, но все силы ушли на поиски хоть какого-то решения, до этого на истерику, а ещё раньше... а раньше произошло то, что Тернер всю жизнь будет вспоминать с содроганием.

Побывав на месте жертвы, омега не мог понять, как люди, пережившие такое, могут жить дальше? Или это все маски, искусно слепленные совместно с психотерапевтами и антидепрессантами? Такие вещи не забывают, уж мальчишка этого точно не забудет. Эта страничка навсегда останется в его личной истории, и с нее никогда не сойдет запах трех ублюдков, и она никогда не высохнет от слез.

Тернер весь этот гребаный день провел в размышлениях, бессмысленных, перегруженных какой-то парадоксальной и совершенно нелепой философией, пытаясь найти хотя бы намек на смысл, на неотвратимость произошедшего. И все сводилось к одному: почему именно я? Келли не был образцовым учеником или сыном, он скорее, как бы противно ни было, но придется согласиться с Хантом, мышка: сера, незаметная, такая же, как и многие другие. Так почему выделили именно его? В тайне Келли мечтал стать особенным, привлечь внимание, впрочем, как и любой подросток, но разве так мечтают обретать "популярность" его ровесники? Вопросы, одни вопросы, риторические и серьезные и ни на один нельзя ответить стопроцентно утвердительно. Наверное, от этого к вечеру разболелась голова.

Келли откинулся на кровать. Войди кто-то сейчас в комнату, решил бы, что парень просто отдыхает после насыщенного дня. С последним, пожалуй, было спорить весьма непросто, но вот первое подвергалось всестороннему сомнению. Головная боль, ноющая боль в руке и, наверное, злополучный ПТС, которому в каждой самой задрипанной книжонке по психологии отделяли хоть пару страниц, не давали отдохнуть. Просто закрыть глаза и погрузиться в темноту было страшно. Картинки вновь и вновь представали перед глазами, от раза к разу становясь все красочнее. Чертова психика!

URL
2013-03-16 в 18:37 

Improba Dea
irrepressible;
"Куда б сбежать? От всего сбежать. И плевать на благополучие, комфорт, лишь бы не здесь, среди предателей", - Келли всегда лояльно относился к окружающим, как бы плохо они не относились к нему. Но сейчас он не мог перебороть себя. Он был обижен на безразличие Алексиса, он был зол на твердолобость Томаса, он возненавидел высокомерие Майкла, ложь Райана и изощренность Кайла. Как виртуозно люди могли рушить чужие представления о мире. Келли не думал, что так грубо может быть разбито доверие.

Мальчик привык к тому, что его собственный мир был цветным лишь на книжных страницах и в наушниках плеера. В остальное время даже радуга была серой. Многие психологи сказали бы, что парню нужна помощь или, хотя бы, банальные еженедельные консультации. Сам же Тернер считал, что просто не нашел краску, которой хотелось бы рисовать.

- Мышка... все бездельничаешь, - насмешка в голосе вошедшего режет по ушам, будто посреди утра соседи настырно начали сверлить стену, дабы повесить очередной бездарный холст.

- Я - омега. Рутинная работа не для меня, - в тон Ханту ответил мальчик, даже не повернув голову в его сторону. Совершенная бесцеремонность и наглое вторжение на личную территорию уже не возмущают. Есть вещи и похуже. Одному Богу известно, как долго Кайл может держать себя в руках. И хоть Келли не в том положении, но он подсознательно, из вредности, наверное, может, из гордости, злит парня. Даже если альфа хочет превратить жизнь мальчика, в этом месте, в ад, желая показать свое превосходство, свой авторитет, юноша точно решил: назло Кайлу он не покажет своей слабости. Играть в такую игру тяжело, но можно.

- Какие мы нежные, - на лице самца появляется гадкая ухмылка. Келли не раз её видел и терпеть не мог! Так бы и швырнул в лицо этому самоуверенному придурку что потяжелее.

- Разве не ты говорил о роли омеги? Или я должен выполнять лишь те свои обязанности, которые тебе удобны и тебе доставляют? - Келли, поборов с трудом тяжесть во всем теле и ненависть к Ханту, которая совершенно против созерцания лица альфы, садится и заглядывает в темные глаза. Даже сейчас, в полумраке мелкой комнатки омеге видно, как Кайл старается удержаться. Он удержится, почему-то Келли не сомневается. Ожидание боли страшнее самой боли, так обычно говорят врачи-хирурги, уверяя, что считают до трех, а вправляют конечность на "два". Примерно такая ситуация сложилась и сейчас. Келли ждет подвоха, знает, что на "один" Хант не нападет, но и "три" боится не дождаться. Снова она - неопределенность. Размытые границы и ещё менее четкие условия. Правила? Нет, увольте. Воздух становится тяжелым, пропитанным запахом двух возбужденных парней. - А где же ты потерял своих шестерок, Хант? Или они зажали ещё кого-то?

- Так не терпится вчетвером, Келли? - Кайл определенно не полезет за словом в карман. Ему плевать, если он словами ударит по больному. Дай этому человеку соль, он засыплет ей все раны, от ничтожного пореза бумагой, до шрама, перечеркнувшего резкой и грубой полосой тело. Келли нечего ответить. Пропустив момент, когда можно было бросить ответную гадость, Келли предпочитает помолчать. Ответная колкость после затянувшейся паузы будет выглядеть жалко. - Даже не попытаешься отрицать?


- А мои отрицания сыграют роль? - Келли на удивление хорошо держит себя в руках, сам не понимая, как это получается. Он больше не позволит себе упасть. Нет он даже споткнуться не разрешит себе! Кайл подозрительно поднимает бровь и нетерпеливо обводит губы языком.

- Не сыграют, тут ты прав, - усмешка. Так Кайл старается показать, что ситуация полностью принадлежит ему. Но они оба понимают - сделай Тернер хоть шаг навстречу, пошевелись он, обдавая Кайла запахом ещё сильнее, запахом сводящим с ума, лишающим его начисто - альфа мгновенно слетит с катушек. Впрочем, одно от глаз омеги остается укрыто - Кайл ожидал чего угодно: приступа страха, взрывной ненависти, истерики, не поддающейся контролю, сродни той, которую он "случайно" подслушал утром, но не такой выдержки и неожиданного хладнокровия. Келли менялся молниеносно. Будь Кайл в более адекватном состоянии погрешил бы на альтер-эго. - На, держи, - Кайл самодовольно подходит к тумбе, из последних сил сдерживая себя, не желая давать понять, что при желании и капельки умения в довесок из него сейчас можно веревки вить, и кладет на нее желтоватый лист, кусок дешевой бумаги. Она поддается опознанию моментально.

- Зачем?

- Я не говорил, что берегу свои игрушки и кладу на место, когда попользуюсь? - звучало, может, и ненамеренно так грубо и пошло, однако Кайл казался вполне довольным сочетанием слов.

- Ах, да... Сломаюсь раньше времени иначе...

- Это справка, Келли. Недельный отпуск. Безвозмездно.

- Серьезно? Не верю. Будь на твоем месте кто угодно, поверил бы, но не тебе, - Келли тянется к тумбочке и берет в руки справку об освобождении от уроков по "уважительной" причине. Сейчас в нем борятся два желания: включить гордость и послать Кайла с его подачками, и принять подарок, обеспечивающий маломальскую безопасность. В первом случае - Келли завтра поставит себя под удар, во втором - будет мучиться от того, что послал к черту свои принципы. Двоякая ситуация, трудно сказать, что сейчас лучше.

- Твое дело, воспользоваться ей или нет. Мне плевать.

- Страхуешь свою же репутацию, Хант.

- С чего ты взял?

- Сорвешься в кабинете, и я совершенно точно стану жертвой, - теперь уже Келли доволен происходящим, хотя умоляет господа дать ему сил заткнуться: Кайл уйдет быстрее, если ему не нужно будет отвечать.

- У тебя весьма устаревшие взгляды, Келли. Мимо... - с этими словами Кайл уходит. Блефовал ли он - Тернер не понял. Чертов альфа всегда выглядит уверенным настолько, что кажется, он будет прав, даже если скажет, будто на Землю прилетели марсиане.

Что ж... Еще один день в личном аду подошел к концу. Келли снова падает на кровать. Он принял то, что преподнес брюнет и уже ненавидит себя за слабость. Кайл непременно захочет вознаграждение за свою щедрость... Сейчас отвлечь сможет только одно. Достав из-под подушки плеер, Тернер вставляет наушники и включает гаджет. Громкость на полную, чтоб не заметить, даже если бомба рядом взорвется. Вскоре в уши ударяют первые такты. Хрипловатый голос изрекает простую, но жестокую истину.
Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
Some of them want to abuse you
Some of them want to be abused

URL
2013-03-19 в 21:10 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, короткий привет, но издалекойЯпонии)) не смогла удежаться даже тут, чтобы не прочитать>_< вы, если можно та выразиться, становитесь для меня болезнью... приятной и неизлечимой)
Как же меня тянет узнать, что там дальше...

2013-03-19 в 21:10 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, короткий привет, но издалекой Японии)) не смогла удежаться даже тут, чтобы не прочитать>_< вы, если можно та выразиться, становитесь для меня болезнью... приятной и неизлечимой)
Как же меня тянет узнать, что там дальше...

2013-03-20 в 17:03 

Improba Dea
irrepressible;
Anngelus, Если бы только я знала, что там дальше)) Мне приятно, что даже там вы обо мне вспоминаете)) Оторвитель в Японии и за меня тоже ;)) Постараюсь как можно скорее дописать шестую главу)

URL
2013-03-23 в 12:27 

vinip
Соглашусь, не то слово-тянет канатом...
Тревожно , Келли будет мстить?

2013-03-25 в 20:59 

Improba Dea
irrepressible;
vinip, спойлер, но все же отвечу)
читать дальше

URL
2013-03-28 в 09:54 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, еще б такое не помнить) возвращалась с мыслями увидеть продолжение) так что теперь буду с превеликим нетерпением проверять в почте новые посты от вас на дайри)

2013-04-02 в 21:07 

Improba Dea
irrepressible;
VI. Open your soul
Глава не отбечена. Выставляю её недоработанной из-за того, что и так достаточно долго "просрочила". В ближайшее время все будет вычитано))

Келли устало смотрел в потолок. Кажется, за последние дни, пока он провел в одиночестве, омега изучил каждый изгиб чертовой трещины. Наверное, он с закрытыми глазами смог бы ее нарисовать так, будто замерял с линейкой или перерисовывал, наложив на нее бумагу. Почему-то к вечеру пятницы он уже так возненавидел ее, что готов был сам лезть под потолок и замазывать. Да и вся эта комната опротивела. Нет, она не надоела, тут не было холодно или неуютно... Просто здесь было противно находиться, одиноко и тяжело... И рядом нет совсем никого.

Келли впервые в жизни пожалел, что он тяжело сходится с людьми. Возможно, иначе, сейчас было бы к кому обратиться за помощью. Хотя сейчас Келли не столько нужна была помощь, сколько поддержка. Он не мог объяснить почему. Наверное, помощь предполагала детальное описание произошедшего, а Тернеру было стыдно признаться в этом. Он не хотел, чтобы кто-то знал о той грязи, что на него вылили. Ему казалось, будто его ждет одно презрение. Наверное, это неправильный взгляд, ведь в глубине души он знал, что ни в чем не виновен.

Но омега считал, что поддержка близкого человека не будет содержать упрека в глазах за слабость, пусть и не нарочную; близкий человек не будет давить и требовать мельчащих подробностей. Келли просто хотелось, чтобы кто-то был рядом и просто говорил с ним, тихо и успокаивающе. С родным отцом Келли часто проводил так время. Просто сидел... просто говорил ни о чем... Спокойно и хаотично перескакивая с темы на тему. Сейчас именно такого непосредственного общения ему не хватало. В глубине души, может, и хотелось жалости, но с тем она была и противна. Слишком много слабости Келли Тернер позволил себе за последнее время...

Несмотря на его замкнутость, он не был слабой натурой. Но, когда Алексис так безразлично отнесся к нему, внутри словно что-то сломалось, впрочем, нет, - надломилось и теперь неприятно похрустывало внутри.

Признаться, Келли мог выйти уже в пятницу на уроки, но твердо решил, что имеет право побыть в спокойствии. На него напала какая-то совершенно непривычная, даже для него, меланхолия. Единственное желание: забиться в темный угол, свернуться клубочком и впасть в спячку. Честно говоря, где-то в глубине души Келли даже подумывал, что было бы неплохо не очнуться от этого сна.

Тернер никогда не имел привычки натягивать на нос розовые очки. И сейчас он понимал, что раз начало положено, едва ли это все кончится раньше, чем он выйдет из школы. Он не собирался сдаваться и прогибаться, но понимал, что сопротивление не сохранит ни физического здоровья, ни психологического уж тем более.

У каждого ребенка есть мечта - дотянуться до звезды. Папа в детстве рассказывал Келли, что для каждого новорожденного есть своя звезда, которая зажигается в день его рождения, и, едва придет время, тот, кому принадлежит драгоценный камушек неба, непременно дотянется до него и снимет с небесного холста. Отец омеги говорил так красиво, что мальчик невольно верил, что на небе есть и его звездочка.

Но детские мечты рано или поздно разбиваются в прах. И кто-то может найти замену наивной нелепости, а у кого-то, как у Тернера, остается пустота. Будто с диска стерли одну информацию, и та, которая нужна, не помещается, а то, что влезает - ненужный мусор.

Неужели в его жизни все место займет тонна ненужного бессмысленного мусора? Неужели целью будет поиск цели?

Келли лежал, глядя в несуществующую точку пространства, и не понимал, что ему делать дальше. Он весь свой больничный не мог прийти в согласие даже с самим собой, как потерявшийся ребенок, не знающий, куда ему идти.

Понедельник пришел неожиданно, заставляя поторопиться с решением.

Я нашел тысячу неправильных способов, осталось лишь найти один правильный.

Наверное, у Тернера была примерно такая ситуация.

Омега вздрогнул, когда в комнате гадко запищал будильник, предвещая лишь ещё один из сотни мерзких дней, которых придется здесь провести наедине с проблемами. Учебный год только начался, а Келли уже успел найти проблем на свою задницу и пропустить целую неделю. И, да, он не удосужился пойти и взять постоянное расписание. На корке одной из тетрадей до сих пор оставалось лишь временное (на первую неделю). Следовательно, какие сегодня были уроки, омега даже не представлял.

Прикинув их максимальное количество, парень накидал в сумку чистых тетрадей, решив не утруждать себя нести учебники, хоть и знал, что получит за это. Все учителя в этой школе были настолько помешаны на своих предметах или, возможно, на своей личности, что забытый учебник считали чуть ли не вызовом на дуэль и оскорблением их чести. Что, пожалуй, служило ещё одним доводом того, что это не школа, а сущий дур дом.

Стук в дверь застал врасплох. Почему-то блондин ни минуты не сомневался, кто это.

"Блядь", - поморщившись, подумал омега, замерев, в надежде, что пришедшие решат, что он уже смылся из комнаты.

- Мышь, открой. Я слышал твой мерзкий будильник, - вообще-то будильник звенел около пятнадцати минут назад, неужели один из этой ненормальной тройки стоял под дверью все это время.

- Катись, - ответ вырывается прежде, чем Келли успевает его обдумать.

- Договоришься у меня, - слышится какая-то возня, а потом щелчок, и в комнату проходит Майкл, - Кайл знал, что ты не откроешь.

- Где ты... - Келли огромными глазами смотрит на Тетчера и не может понять, как тот вошел в комнату.

- Райан переборщил на вечеринке с дозой, и ты долго был на той стороне, - Майк усмехнулся, - Пока ты был в себе, мы просто сделали слепочек. А дальше уже вопрос в количестве зеленых хрустящих бумажек и интеллекте охраны.

По лице альфы видно, что он счастлив загнать парнишку в тупик. Хотя, может, он гордится своим "острым" высказыванием.

- И что ты забыл здесь?

- Учителя просили передать, цитирую: "новому юноше, не слишком понимающему, куда он попал, и какие тут порядки, но раз уж так случилось..." список предметов, необходимое на предметы и постоянное расписание, - Майк сначала протянул лист Келли, но потом, брезгливо поморщившись, положил его на край прикроватной тумбы, - Изучи как следует. Втык получим мы, если не донесем до недалекого омеги что да как.

- В таком случае, я с огромным удовольствием сожгу эти листы, совершенно случайно забыв посмотреть. Ах, да, потом я ещё забуду, конечно, случайно, что ты мне их приносил, - Келли оскалился. Ему с трудом верилось, что в этой школе альфа может получить, но даже сказать это Майку было приятно. Просто подумать о том, чтобы эти суки получили хоть капельку. Они слишком зарвались.

На Келли смотрел весь класс, по причине некоторых физиологически особенностей. Келли, впрочем, тоже не отказал себе в удовольствии рассмотреть альф, но он это сделал скорее из интереса. Однако никто, кроме этих извращенцев, не то что насиловать не посмел Келли, даже зажать в углу с целью сделать непристойное предложение.

- Клянусь, Мышь, упаси боже тебя сказать ещё хоть слово.

- А то что?..

- При следующей личной, - Тетчер повел бровью, давая понять, на какой "личный" род указывает это слово, - встрече узнаешь. Хотя, постой, ты же при личной встрече отключаешь и без того барахлящий мозг. Задницей только работаешь.

- Заткнись, - выдавил мальчик сквозь зубы, склонив голову низко-низко. Майкл даже не представлял, каких усилий омеге стоило делать вид, что все нормально.

- Ладно, Мышь, до встречи на уроках. И, да... Кайл просил передать, чтобы ты освободил свой вечер.

- Шестеришь, да, Майк? Учителя попросили то, Кайл попросил это. Так и будешь всем зад подтирать? - Тернер не планировал говорить ничего такого, зная, что это чревато, но он из принципа не мог остаться в долгу. Пусть он слабее физически, но пытаться отстоять свои принципы он будет до последнего.

- Не заткнешь рот, Келли, - Майк с презрение исподлобья смотрел на омегу, - Я к чертям тебе все зубы выбью. И сосать тебе как раз станет удобнее.

- А не пошел бы ты...

- Молодой человек, - по коридору, прямо мимо открытой двери Келли, продефилировал Хоггарт, - Не сочтете ли вы за наглость просьбу начать одеваться?

Литератор, как всегда, язвил, хоть и весьма аккуратно.

- Вскоре придется прошествовать к столу, не думаю, что ваш костюм придется к месту, - не дожидаясь ответа, мужчина пошел дальше.

В школе существовал ряд специфических правил, одним из которых было то, что дежурный учитель делал вечерний и утренний обход. Сегодня дежурил Хоггарт. Не худший вариант. От математика, с которым Келли тоже успел познакомиться, он бы словил целое ведро дерьма. Альфа с математическим складом ума явно недолюбливал единственного омегу в классе и по совместительству единственного, лишенного дара обращения с цифрами и переменными.

Стоявшая в комнате Келли троица, подавила язвительный смешок.

- Да, Кэл, приводы себя в порядок. А то я начну думать, что ты нарочно передумал одеваться, как только я пришел.

- Будешь выходить, не споткнись об свое самомнение, Майкл, - фыркнул мальчишка, даже не подняв на Тетчера при этом глаз. Было весьма непросто совладать с собой, держать себя в руках в присутствии этой сволочи.

По какой причине альфа решил не отвечать очередной угрозой, Келли не понял, но решил, что сейчас это к лучшему, а то с этой перепалкой, которая может длиться бесконечно, он опоздает на урок.

Первым стояла история, вместо которой раньше, как оказалось во временном расписании, стоял английский, вторым - какое-то непонятное культуроведение. На кой черт подобная дисциплина в школьном курсе, омега не мог понять, особенно учитывая то, что этот предмет вообще не являлся школьной программой, и если где-то ещё и можно было встретить, то по случайности.

URL
2013-04-02 в 21:07 

Improba Dea
irrepressible;
Завтрак Тернер пропустил, отправившись сразу на урок. Он решил явиться в класс пораньше, чтобы понять, что за люди учителя, которых предстоит видеть впервые. Не хотелось сюрпризов, тем более учитывая то, что Келли наверняка припомнят недельный больничный. Этим и была плоха школа закрытого типа. Все твои проблемы будто на лбу написаны. Наверняка уже вся школа знает, что новенький омежка загнулся из-за... Черт, как же Тернер терпеть не мог это слово. Едва подумав об этом, Келли непроизвольно передернулся.

Вот, впереди показался нужный кабинет. Обычная дверь, обычная табличка с его номером, предметом и преподавателем. Келли замер на пару минут, не решаясь войти. Ощущение, что все знают не только о причине отдыха, но и того, что спровоцировало преждевременный всплеск гормонов. Было страшно. Паника, которую омега брал под контроль целую неделю, снова начала выливаться наружу. Ладони вспотели, в горле пересохло, воздуха, будто стало меньше.

"Черт. Надо взять себя в руки".

Глубоко вдохнув, Келли потянул за ручку двери. Как и ожидалось - пусто. И слава богу. Келли не знал, разрешено ли "скакать" с места на место, и как к этому отнесется преподаватель, но все-таки решил занять место как можно дальше от учителя, где омега будет заметен меньше всего.

Положив на пату все необходимое, Тернер воспользовался минуткой уединения и обвел кабинет взглядом. Светлый, оформленный в теплых тонах, в противовес остальным голубовато-зеленоватым кабинетам. Только на окнах плотные темно-синие занавески. Наверное, причиной этого было наличие проектора в классе.

- О, не думал, что в такую рань кто-то еще придет в кабинет, - донеся до Келли приятный и мягкий голос.

- Что?.. - Келли повернулся к говорящему. В класс вошел учитель с журналом в руке.

- Нет-нет, ничего, - учитель улыбнулся и слегка махнул свободной рукой. Говорить с ним было на удивление просто, будто Келли знал его уже. Да и внешность его располагала. Около двадцати пяти-семи, темно-русые волосы, глаза медового цвета. Отчего он кажется таким простым Келли понял не сразу. Очевидно, почувствовав на себе пристальный взгляд, мужчина посмотрел на парня, - Ты, наверное, новенький? Я слушал, что в классе пополнение. А ты, наверное, не ожидал увидеть в роли преподавателя кого-то вроде меня.

- Да... Не думал, что омегам можно преподавать... В смысле я не это имел ввиду... Просто эта школа... Я... В общем...

Мужчина снова улыбнулся.

- Да, эта школа так и кишит альфами, - он рассмеялся, - Расслабься, парень. Я и сам не думал, что меня возьмут преподавать в подобное заведение. Ни опыта, ни рекомендации.

- Значит, все-таки что-то есть, раз вы тут.

- Ну, посмотришь, есть или нет. Как самочувствие? Осень паршивое время года, не люблю его, особенно, самое начало. Ещё тепло, но коварная погода так и норовит свалить тебя мерзкой простудой.

- Это не простуда, - наверное, можно было обойтись и без уточнения, но об этом Келли подумал уже после того, как скривился, намекнув на причину отсутствия.

- О-у.. Понимаю... Ну, что ж, всякое бывает. Не в петлю же лезть, верно?

Келли облегченно выдохнул. Все-таки тут есть кто-то понимающий его проблему. И, как ни печально, солидарный в большей мере, чем его собственный папа Алексис.

- Сегодня можешь просто послушать, а на следующем уроке придется включаться в работу. Будут проблемы с работой над материалом - подходи.

- Благодарю. Надеюсь, я не так много упустил за неделю, чтобы это понадобилось, - тут Келли немного слукавил. Признаться, он вообще не думал, что что-то пропустил. Ему думалось, что он сможет включиться в работу уже сегодня, особенно, если этот учитель, так же как предыдущие знакомые историки, будет тупо штудировать учебник. Тем более, он сам признался, что опыта у него нет. Но с другой стороны, молодые специалисты всегда амбициознее тех, кому работа уже поперек горла встала.

- Вы здесь первый год работаете.

- Не совсем. Меня взяли во втором полугодии прошлого года, когда предыдущий историк ушла в декретный отпуск.

- Ушла?

- А, ты же не знаешь. Милая женщина, миссис МакАлстер. Единственная женщина в коллективе за все время существования школы. Знала свое дело. Мы с ней пересекались на курсах и конференциях. Какого бы безрассудного уровня не достигали дисциплина и контроль в школе, но группа набрана великолепная. Мастера своего дела.

- Значит, вы и без опыта и рекомендаций подошли на должность? Это что-то да значит, - Келли, наконец, выдавил из себя ответную улыбку.

- Очевидно, - продолжить беседу дальше не удалось, так как в класс начал подтягиваться народ.

- Мышь, почему не завтракал? - в класс вошел Кайл, а следом и его парни.

- Не голоден.

- Правда? А я тебе прихватил твои любимые булочки с карамелью.

Келли лишь поморщился. В один миг любимые булочки превратились в самое ненавистное, что может быть, едва Кайл упомянут их. Теперь, наверное, все, что будет говорить этот ублюдок, будет казаться грязным, отвратительным и противным.

- Да ладно, тебе, Келли, что ты смотришь на меня, как на врага народа? - Кайл ухмыльнулся и облизал губы, очевидно, намереваясь смутить омегу ещё больше.

- Кайл, - неожиданно учитель подал голос, - позвольте я попрошу Вас выяснять личные отношения в свободное время?

- Урок ещё не начался, - Келли не смотрел на альфу, но готов поклясться, что Ханта переполнял негатив и он смотрел на учителя со всем отвращением, на которое был способен. Стоило полагать, что учитель с минимальным опытом работы, попавший в заведение такого уровня, должен вести себя тише воды, ниже травы. Но кажется этот омега не был из подвида пресмыкающихся, от чего Келли на секундочку стало обидно и завидно. Историк не просто отвечал колкостями, как делал Келли, стараясь сохранить обладание. Он действительно был спокоен, Тернер даже бы сказал, что отношение Кайла его забавляло.

- Однако вы уже на моей территории. Мы можем продолжить дискуссию, но, полагаю, вы в курсе о негласном правиле любой школы: учитель всегда прав, даже когда не прав? Я не люблю пользоваться своими... кхм-м...привилегиями, но для человека вашего уровня сделаю исключение, Кайл. Думаю, ваш отец, человек известный в любом круге, будет безмерно рад, когда в желтой прессе окажется "слегка" преувеличенная статья о его сыне, нарушающем школьный устав. Вы со мной согласны? Так что, мы дальше дискутируем, или вы приготовитесь к уроку, который начнется через пару минут?

- А если до директора дойдут Ваши слова?

- Полагаю, Кайл, одним из обязанностей учителя является поддержание дисциплины. К чему я Вас и призываю. И боюсь, коли мои слова дойдут до высшей инстанции, придется рассказать чего они были последствием.

Кайл открыл рот, собираясь в очередной раз ответить какой-нибудь колкостью, но прозвенел звонок.

- И да, Хант, будьте так любезны сделать лицо попроще.

- Вас и лицо мое чем-то не устраивает?

- Думаю, - учитель перестал мило улыбаться и сделал акцент а слове так, чтобы звучало твердо, но не грубо, - мы закончили. Если хотите поговорить, то можете рассказать нам что-нибудь о династии Британских монархов. Я бы с удовольствием услышал родословное древо, скажем, от Эгберта, что, скорее всего Вам не под силу, посему, хотя бы от Вильгельма I Завоевателя.

Кайл замолчал и пошел к своему месту.

- Кайл, вы кажется не поняли. Урок начался, вы ещё не на месте. В наказание за опоздание, я бы хотел услышать родословное древо. Вы должны это знать. Хотя бы что-то. Ну или назовите манархов Великобритании с 871 года.

- Не знаю.

- Даже не попытаетесь?

- Мне это не интересно.

- Что ж, ваше право. Но если вы предполагаете, что сим заявлением высказали свой протест, я выскажу и свою точку зрения. Вы ведете себя как обиженный ребенок. Если вы уже достаточно взрослый для личных отношений и демонстрации оных, думаю вы должны быть взрослым и относительно других вещей, не касающихся физиологии.

По классу пробежал смешок.

- Что? - обратился ко всему классу сразу историк, - Не вижу смысла как-то маскировать тот смысл, в котором вы все равно поймете сказанное, как бы невинно оно не звучало. Да и мы с вами все прекрасно понимаем положение дел. Так смысл мне пытаться обходить темы и слова, будто вы их не знаете и о них не говорите? И все же приступим к истории.

- И чего вы хотите?

- Сейчас я скажу одну вещь, которую вы и без меня знаете и которая, наверное, как факт, сидит поперек горла у каждого из вас. Вы учитесь не для меня. Так что я ничего не хочу. Это ваша прерогатива: хотеть чего-то, что тождественно наличию жизненной цели. Однако закончим эту дискуссию, иначе мы не успеем уместить необходимый материал в урок. Для тех, кто забыл или не посчитал нужным запомнить напомню: меня зовут Шеннон Фокс, и я веду у вас историю, - снова послышался смех, а в ответ учитель вновь улыбнулся, - а что вы смеетесь, господа. Половина из вас стойко уверена, что пришла на английский.
По правде сказать, родословное древо у нас только сегодня, но я надеялся хоть кто-то что-то помнит из предыдущих курсов. Этот урок не по теме, параграфа в учебнике нет. Скажем так, мы сегодня упорядочим ваши знания и зарисуем их, чтобы в последствии мы могли опираться на наши записи. Итак. Как я уже говорил ранее, если кто-нибудь услышал меня: начало британская монархия берет от Эгберта. 802-839. Так как позднее все это мы с Вами повторим гораздо подробнее, сегодня мы лишь зарисуем схему без подробного обсуждения. Что ж, спрошу без особой надежды на ответ, - договорить учителю не дали.

- Вы считаете нас такими тупыми?

- Грубо. Я просто знаю, что в большинстве своем историю настолько глубоко знают те, кто собираются посвятить ей жизнь. Но я буду рад, если ошибаюсь. Если бы я считал вас тупыми, то не задавал бы вопрос вовсе. Итак. все-таки вопрос. Следующий из династии?

В классе повисла тишина.

URL
2013-04-02 в 21:08 

Improba Dea
irrepressible;
- Никто? - переспросил Шеннон для уточнее.

- Этельвульф, - послышался тихий ответ из конца класса.

- Кажется, я и правда ошибся. Приношу извинения, - учитель улыбнулся, - Верно, Келли. Этельвульф. Кто следующий? Келли, дальше знаешь? - Тернер кивнул. Уже то, что он назвал первое имя привлекло много внимания, а омега этого не то что не хотел, ненавидел, - Ну же, увереннее. Не съедят же тебя за ошибку.

"Лучше б съели за ошибку..." - едва сдержав обреченный вздох подумал юноша.

- Он был женат дважды. Первую жену звали Осбура, вторую - не помню...

- Она нам и не нужна.

- От первого брака родились шестеро детей, но правили лишь четверо. Этельбальд, Этельберт, Этельред и Альфред Великий. Он и правил 871 года.

- Неплохо. Что ещё можешь сказать?

- Из внуков Этельвульфа правили лишь Эдуард Первый, сын Альфреда. Эдуард был женат трижды. От первого брака на престоле был Этельстан, Эдмунд Первый и Эдрет - сыновья от третьего брака.

- Интересно. И с чего это информация так прочно осела у тебя в голове? - В ответ омега просто пожал плечами, - и до какого момента ты помнишь древо?

- Дальше я помню от Вильгельма Первого до Генриха Четвертого, потом Генрих Восьмой, Еизавета, от Георга второго, до Виктории и от Георга Пятого до Елизаветы Второй.

- Недурно. Весьма. Пробелы весьма небольшие. Что ж, благодарю, первую оценку ты заработал, не мучаю больше и продиктую дальше сам.

Весь урок класс писал схему. Родословное древо вышло немаленьким, хотя многие потомки попросту были упущены Шеноном для экономии времени и в связи с тем, что их имена не были слишком звучными в истории. Хоть Фокс и говорил, что сегодня будет сухая запись под диктовку безумно длинной схемы, он то и дело отвлекался на какие-то более подробные данные и даже легенды. Келли давно не слушал на уроках истории с таким интересом, хотя многое и знал.

Закончили они со звонком.

- На следующем уроке минут семь-десять уделим повторению древа. Буду вызывать наугад и давать кусочек древа на человека. Всем спасибо, свободны.

Первым класс поспешили покинуть те, кто весь урок провалял дурака. Келли нарочно копошился, то и дело касясь на Кайла с его друзьями,в надежде, что они выйдут раньше. Кайл же в свою очередь, кидал гневные взгляды на омежку, намекая, nxj тому стоит поторопиться. Но как оказалось, терпением альфа был обеделн или произошедшее в начале урока его вывело из себя и он пошел вон из класса, не дожидаясь Тернера. однако он специально сделал крюк по классу, чтобы подойти к Келли.

- Думаю, тебе сказали, что я жду тебя вечером.

Ответа Хант ждать не стал и пошел на выход. К этому моменту вещи Келли были собраны и мальчик, стоял около парты, как вкопанный, пытаясь понять, что ему делать.

- Келли, у меня для тебя есть одно задание, задержись на минутку. думаю, этот проект будет тебе интересен.

На секунду Кайл замер в дверях, но тут же спохватился и пошел дальше.

- Сука! - процедил альфа сквозь зубы резко завернув налево, едва вышел из класса, нарочно не закрыв дверь.

- Да брось, Кайл, не сегодня, так в другой раз, -Майкл похлопал друга по плечу.

- Довыебывается этот препод у меня. Полетит к чертям отсюда, клянусь ещё одна подобная выходка и...

- Кайл, не доходи ты до крайностей. Он препод. Это его работа.

- Тогда пусть делает только свою работу и не пытается строить из себя миротворца. НЕ на его стороне сейчас преимущество.

- Тогда тем более: чего ты паришься.

- Эта сука мне сейчас вечер обломает, урод.

- Почему ты так уверен? - вступил в разговор Райан.

- Слушай. Просто знаю я такие экземпляры, как этот. Пацифист и защитник чертов. Не в свое дело лезет. В школе четко расставлены приоритеты. Не ему ломать уклад вещей.

- Тебя бесит, что он обратил внимание на эту серость? - решил уточнить Майкл, - или ты злишься из-за того, что он омега и посмел сказать тебе поперек, хотя знает о тебе?

Повисла тишина и за ней стало слышно разговор Фокса с Келли.

- Итак: проект. К сожалению, книги у меня в комнате, но они ещё в коробках, нужно их найти. Подойди ко мне около часов четырех. Правда, предупрежу сразу: это займет не мало времени. Я даю тебе весьма объемные проект. Он будет у нас в конце полугодия. Подведение итога. И ты как раз перекроешь все свои отсутствия. Это будет для тебя зачетной работой.

- Х-хорошо...

- Что-то не так? Планы на вечер?

- Нет-нет, что вы.

- Полагаю, я только что лишил тебя свидания, Келли?

- Да, наверное...

- А чего так неуверено?

- Да... Мне кажется... Кайл... не тот, кого я вижу рядом с собой.

- Отчего?

- Он... Его статус и мой... Мы расходимся во взглядах да и он птица другого полета, - уклончиво ответил Келли, помня угрозу Кайла, что будет если кто-то что-то узнает.

- Значит, думаешь, не достоин его?

Омега молчал.

- Мы можем перенести все на слудеющий понедельник. Если тебе необходимо выяснить свои отношения. Я ведь прекрасно все понимаю.

- Не думаю, - Келли нервно облизал губы и уставился в пол, замерев на несколько секунду, - в смысле я не думаю, что это нормально откладывать учебные дела из-за личных проблем. Не стоит. Лучше сегодня. Больше времени на подготовку. Раз вы говорите, что материал объемный.

- Я считаю учебник скудноватым для учебного заведения подобного уровня. Так что да. Я дам массу дополнительной литературы. Главы тоже дам конкретные. Все читать нужды не будет. Лишь вычитать данную информацию на конкретных страницах и слепить из этого итоговый конспект, хотя таковым его назвать трудно. Ладно, подробности вечером. Пролистаем с тобой книги, выпишешь страницы, определимся в содержанием проекта, его планом. А исполнение на тебе.

- Хорошо, я приду.

- У тебя нет аллергии на пыль?

- Что? - Келли непонимающе уставился на учителя.

- Многие из моих книг достаточно старые и... Лично у меня проблемы с ними. Если тебя это не смущает...

- Нет, что вы. Спасибо, - вставая ответил Келли.

- За что?

- За... - мальчик замялся. Только что Шеннон, "не подозревая", избавил его от каторги, но озвучить это не представлялось возможным, - за интересный материал. Это правда увлекательнее, чем прожигать вечера в библиотеке без определенной цели.

URL
2013-04-02 в 21:08 

Improba Dea
irrepressible;
- Никто? - переспросил Шеннон для уточнее.

- Этельвульф, - послышался тихий ответ из конца класса.

- Кажется, я и правда ошибся. Приношу извинения, - учитель улыбнулся, - Верно, Келли. Этельвульф. Кто следующий? Келли, дальше знаешь? - Тернер кивнул. Уже то, что он назвал первое имя привлекло много внимания, а омега этого не то что не хотел, ненавидел, - Ну же, увереннее. Не съедят же тебя за ошибку.

"Лучше б съели за ошибку..." - едва сдержав обреченный вздох подумал юноша.

- Он был женат дважды. Первую жену звали Осбура, вторую - не помню...

- Она нам и не нужна.

- От первого брака родились шестеро детей, но правили лишь четверо. Этельбальд, Этельберт, Этельред и Альфред Великий. Он и правил 871 года.

- Неплохо. Что ещё можешь сказать?

- Из внуков Этельвульфа правили лишь Эдуард Первый, сын Альфреда. Эдуард был женат трижды. От первого брака на престоле был Этельстан, Эдмунд Первый и Эдрет - сыновья от третьего брака.

- Интересно. И с чего это информация так прочно осела у тебя в голове? - В ответ омега просто пожал плечами, - и до какого момента ты помнишь древо?

- Дальше я помню от Вильгельма Первого до Генриха Четвертого, потом Генрих Восьмой, Еизавета, от Георга второго, до Виктории и от Георга Пятого до Елизаветы Второй.

- Недурно. Весьма. Пробелы весьма небольшие. Что ж, благодарю, первую оценку ты заработал, не мучаю больше и продиктую дальше сам.

Весь урок класс писал схему. Родословное древо вышло немаленьким, хотя многие потомки попросту были упущены Шеноном для экономии времени и в связи с тем, что их имена не были слишком звучными в истории. Хоть Фокс и говорил, что сегодня будет сухая запись под диктовку безумно длинной схемы, он то и дело отвлекался на какие-то более подробные данные и даже легенды. Келли давно не слушал на уроках истории с таким интересом, хотя многое и знал.

Закончили они со звонком.

- На следующем уроке минут семь-десять уделим повторению древа. Буду вызывать наугад и давать кусочек древа на человека. Всем спасибо, свободны.

Первым класс поспешили покинуть те, кто весь урок провалял дурака. Келли нарочно копошился, то и дело касясь на Кайла с его друзьями,в надежде, что они выйдут раньше. Кайл же в свою очередь, кидал гневные взгляды на омежку, намекая, nxj тому стоит поторопиться. Но как оказалось, терпением альфа был обеделн или произошедшее в начале урока его вывело из себя и он пошел вон из класса, не дожидаясь Тернера. однако он специально сделал крюк по классу, чтобы подойти к Келли.

- Думаю, тебе сказали, что я жду тебя вечером.

Ответа Хант ждать не стал и пошел на выход. К этому моменту вещи Келли были собраны и мальчик, стоял около парты, как вкопанный, пытаясь понять, что ему делать.

- Келли, у меня для тебя есть одно задание, задержись на минутку. думаю, этот проект будет тебе интересен.

На секунду Кайл замер в дверях, но тут же спохватился и пошел дальше.

- Сука! - процедил альфа сквозь зубы резко завернув налево, едва вышел из класса, нарочно не закрыв дверь.

- Да брось, Кайл, не сегодня, так в другой раз, -Майкл похлопал друга по плечу.

- Довыебывается этот препод у меня. Полетит к чертям отсюда, клянусь ещё одна подобная выходка и...

- Кайл, не доходи ты до крайностей. Он препод. Это его работа.

- Тогда пусть делает только свою работу и не пытается строить из себя миротворца. НЕ на его стороне сейчас преимущество.

- Тогда тем более: чего ты паришься.

- Эта сука мне сейчас вечер обломает, урод.

- Почему ты так уверен? - вступил в разговор Райан.

- Слушай. Просто знаю я такие экземпляры, как этот. Пацифист и защитник чертов. Не в свое дело лезет. В школе четко расставлены приоритеты. Не ему ломать уклад вещей.

- Тебя бесит, что он обратил внимание на эту серость? - решил уточнить Майкл, - или ты злишься из-за того, что он омега и посмел сказать тебе поперек, хотя знает о тебе?

Повисла тишина и за ней стало слышно разговор Фокса с Келли.

- Итак: проект. К сожалению, книги у меня в комнате, но они ещё в коробках, нужно их найти. Подойди ко мне около часов четырех. Правда, предупрежу сразу: это займет не мало времени. Я даю тебе весьма объемные проект. Он будет у нас в конце полугодия. Подведение итога. И ты как раз перекроешь все свои отсутствия. Это будет для тебя зачетной работой.

- Х-хорошо...

- Что-то не так? Планы на вечер?

- Нет-нет, что вы.

- Полагаю, я только что лишил тебя свидания, Келли?

- Да, наверное...

- А чего так неуверено?

- Да... Мне кажется... Кайл... не тот, кого я вижу рядом с собой.

- Отчего?

- Он... Его статус и мой... Мы расходимся во взглядах да и он птица другого полета, - уклончиво ответил Келли, помня угрозу Кайла, что будет если кто-то что-то узнает.

- Значит, думаешь, не достоин его?

Омега молчал.

- Мы можем перенести все на слудеющий понедельник. Если тебе необходимо выяснить свои отношения. Я ведь прекрасно все понимаю.

- Не думаю, - Келли нервно облизал губы и уставился в пол, замерев на несколько секунду, - в смысле я не думаю, что это нормально откладывать учебные дела из-за личных проблем. Не стоит. Лучше сегодня. Больше времени на подготовку. Раз вы говорите, что материал объемный.

- Я считаю учебник скудноватым для учебного заведения подобного уровня. Так что да. Я дам массу дополнительной литературы. Главы тоже дам конкретные. Все читать нужды не будет. Лишь вычитать данную информацию на конкретных страницах и слепить из этого итоговый конспект, хотя таковым его назвать трудно. Ладно, подробности вечером. Пролистаем с тобой книги, выпишешь страницы, определимся в содержанием проекта, его планом. А исполнение на тебе.

- Хорошо, я приду.

- У тебя нет аллергии на пыль?

- Что? - Келли непонимающе уставился на учителя.

- Многие из моих книг достаточно старые и... Лично у меня проблемы с ними. Если тебя это не смущает...

- Нет, что вы. Спасибо, - вставая ответил Келли.

- За что?

- За... - мальчик замялся. Только что Шеннон, "не подозревая", избавил его от каторги, но озвучить это не представлялось возможным, - за интересный материал. Это правда увлекательнее, чем прожигать вечера в библиотеке без определенной цели.

URL
2013-04-02 в 21:09 

Improba Dea
irrepressible;
- Ты хочешь связать жизнь с историей?

- Нет. Мне это просто интересно. Я не слишком хорошо запоминаю цифры, а вот данные, последовательности... Боюсь мое отношение с числами заочно наложило крест на карьеру историка.

- Брось, у всех преподавателей есть шпаргалки на урок.

- Не знаю. Я в любом случае ещё в размышлениях.

- Посоветуйся с родителями.

- Они примут любой выбор.

"Потому что им все равно..."

- Это здорово. Понимание, поддержка, уважение решений. Ты молодчина, Келли. Что ж, можешь идти. Не думаю, что если я подтвержу обоснованное опоздание тебе не влетит. Прости. Правила тут строговаты.

Кивнув, Келли вышел. Но едва он переступил порог, его схватили за локоть и поволокли по коридору.

- Боюсь, твой вечер занят, Мышка, - низкое шипение Кайла заставило передернуться.

- Может, поводок на меня с ошейником нацепишь, Кайл?

- Неплохая идея. Как тебе строгий из черной кожи? - в глазах парня горела ярость и злость. Его совершенно определенно бесило неповиновение со стороны омеги. ПО его голосу казалось, будто он говорит на полном серьезе.

- Ты не имеешь права распоряжаться моим временем. Речь идет об учебе, так что если что, то тут ты уже не отмажешься. И ты это знаешь.

- Я не понял, у тебя язык повернулся мне угрожать? - Кайл прищурился и с размаха впечатал Келли в стену, прижав всем своим телом к ней. Мальчишка закашлялся, когда из легких выбили кислород.

- Это ты любишь угрожать. Я просто говорю, как есть.

- Пошли, Кайл. Мышь просто ещё не все понял, - Райан положил руку другу на плечо и потянул в сторону, - Он нарвался и пусть пытается отсрочить: ему это не поможет. Это вопрос времени, только лишь.

- И то правда, - к Келли приблизился ещё и Майкл, - Все вечера у историка ты проводить не сможешь... Кроме того, после вечера идет ночь, Келли. Если мы действительно захотим, ты в кабинете историка не спрячешься. Пока по-хорошему. Как будем дальше действовать от тебя зависит, серость.

Кайл отпустил омежку так же неожиданно, как впечатал того в стену. Мальчик только без сил сполз на пол. В чем-то троица права: все время бегать мальчишка не сможет. А его сопротивления лишь распаляют их. Из двух зол выбирают меньшее, но, кажется, тут как ни крути, икс равен игрику, и никуда не денешься.

Сидел на остальных уроках Келли совершенно без желания. Впрочем, этому объяснения не существовало, хотя с недавнего времени омега категорически не переносил скопление народа. Если раньше он просто сторонился, по причине того, что его с чего-то сочли замкнутым одиночкой и он (опять не ясно почему) стал подыгрывать, то сейчас все было сложнее. У мальчишки словно развивалось какая-то социофобия. С чего парень переставал считать окружающих за людей понять было не трудно. Человек по своей природе делит все на "хорошо" и "плохо". Мало кто рассматривает что-то детально, вглядываясь в полутона. Люди привыкли к шаблонности и на каждый шаблон есть пример. Наверное ровно это сейчас и происходило: Кайл. Шаблон: богатая высокомерная сволочь, решившая, что ему все можно. Первая ассоциация - альфа. А значит, все альфы такие же. Это глупо, даже в какой-то мере примитивно, но копаться в себе, искать оправдания кому-то блондин был не в силах. Тягучее отчаяние затягивало вниз не хуже зыбучих песков.

Но впервые, после всех мыслей, которые Келли перебирал в голове за последнее время, вечер был приятным. В последние несколько часов омега думал лишь о том, что в кои-то веке проведет время за приятным ему занятием, пусть и копаясь в коробках с пыльными книгами. Скинув в сумку какой-то блокнот с ручкой, Келли направился в комнату Фокса. Точных координат уточнить он не потрудился, но был уверен, что найдет без труда.

Комнату Кэлл покинул без приключений, а вот когда спускался на первый этаж, дабы покинуть ученический корпус, внутри что-то гадко щелкнуло и все предвкушение интересного вечера стало таять. Появились сомнения. НЕ в том чтобы идти к историку, а в том, что все удастся. Так бывает: зажгешься какой-то идеей и даже не думаешь о том, что она звучит как-то сказочно, не реально. Забываешь, что твоя цель какая-то слишком далекая. После всего что произошло с Келли отказываться от единственного лучика света было нельзя, но изнутри давило отчаяние, заставлявшее сомнения разъедать Келли. Возможно это было просто шестое чувство, которое следовало послушать и прибавить шагу, но Келли остановился на последней ступеньке и неуверенно облизал губы, будто решаясь опустить ногу на пол или нет.

- Куда-то направляешься, Мышь? Забыл, что я тебя жду?

- Кайл, у меня есть дела поважнее, - как всегда, сначала ответить, потом - обдумать.

- Серьезно? Меня это не волнует, как ты успел догадаться. Это твои проблемы.

- Кайл, меня ждет...

- Я знаю, кто тебя ждет. Поэтому в твоих интересах не сопротивляться. Быстрее начнем - быстрее кончим, - Кайл медленно, будто лениво спускается по лестнице, слегка пошатываясь, будто вот-вот оступится. За ним следом, как и всегда - его свита.

- Мышь, не хорошо отменять встречи, - вступает в разговор Майкл, - Мы же договорились.

- Когда?

- С утра, помнишь? Расписание, слова Кайла. Я передал тебе все.

- То что ты передал, не значит, что мы договорились, - Келли повернулся к троице спиной и направился вперед, надеясь, что это лишь очередная издевка. Не станут же они продолжать эту ерунду, когда вопрос действительно стоит об учебе?

- Ты, сучка, видать не понял, - как Райан оказался так близко осталось загадкой. Потянув парня за локоть, он потащил его в каморку под лестницей. Тесная комната без окон. Пока на двери висел замок тут хранили газонокосилку и ещё какой-то хлам. Теперь это просто была пыльная комната со свисающей с потолка на оголенных проводах лампочкой, вот вот грозящей отвалиться или стукнуть током.

Когда Тернера припечатали в стену (это, стоило отметить, уже вошло в привычку троицы) перед глазами потемнело, а следом ударил яркий свет. Лампочка выглядела совершенно не способной освещать, но, кажется, света она давала больше тем те, что в классе.

- Келли, тебя сейчас не спрашивают будешь ты или не будешь. Тебя ставят перед фактом, лишь предоставляя выбор: резво и с кайфом или, долго ломаясь, и через силу. Выберешь первый вариант, может, ещё успеешь к своим пыльным томикам с датами и портретами позапрошлого века.

- Правда, Кэлл, ну чего ты ломаешься. Это уже не модно, - хохотнул Райан.

В это время Кайл бесцеремонно развернул Келли лицом к стене и, разведя коленом его ноги, прошептал на ухо.

- Келли, давай на этот раз попробуем по-хорошему. Вдруг тебе больше понравится? - с этими словами Хант повел рукой от плеча мальчика ему до бедра и залез рукой под футболку, - не будем зацикливаться на твоих принципах. Остановимся на том, что ты набил себе цену и меня она устраивает в соотношении с качеством товара. А теперь просто делай, что мы скажем, и все разойдемся довольные жизнью, - его горячее дыхание обжигало мочку уха, а ближе к концу фразы он дышал уже куда-то в район затылка, - ты не пожалеешь. Ты ведь распробовал перчинку в прошлый раз? Если не хочешь, что бы снова жгло, повернись ко мне и опустись на колени, - Кайл отступил на пол шага назад, ожидая реакции.

- Я не буду ничего делать, - Келли говорил тихо, даже в этой каморке, где они вчетвером едва помещались его почти не было слышно, но его голос был уверенным.

- Келли, на секундочку: мы любом случае получим желаемое, ты знаешь это.

- Я не собираюсь выполнять твои приказы. Угрожай, сколько тебе влезет. Рано или поздно тебе это выйдет боком, Кайл.

- Единственный, кому может не повезти, - Кайл говорил уже с раздражением, - если он продолжит упираться - ты. Последний раз тебе гово...

- Отвалите от меня!

В этот самый момент терпение альф закончилось. Майкл вплотную подошел к Тернеру и, надавив тому на шею, заставил наклониться. Омегу тут же щекой прижали к какому-то ящику или ещё непонятно какому хламу.

- Ты сам нарвался, - Кайл нетерпеливо расстегивал джинсы Келли, но тут повисшую всего пару секунд назад nibye прорезал гадкий скрип, будто гвоздем по стеклу.

- И что же вы тут делаете? - спокойный и ровный голос без труда был распознан. Если бы у омежи было хоть немного свободы, наверное он бросился бы историку на шею. Мужчина уже второй раз за день спасал его задницу и в прямом и в переносном смысле. Поджав губы, Тернер зажмурился, желая сквозь землю провалиться. Да, он был благодарен, но позор, который открылся постороннему человеку не был ни на толику меньше благодарности.

- Книжки читаем, - Кайл сверлил взглядом учителя. Положение парня и положения учителя в некотором роде усложняли их взаимоотношения. Простой шаблон учитель-ученик здесь, мягко говоря, был слегка неактуален. Кайл прекрасно понимал, что выйдет сухим из воды на правах альфы, чтобы не предпринял, однако перед ним, как никак стоял учитель: проявить неуважение означало подставить и себя тоже.

- Как вижу, не по обоюдному согласию читаете, - Фокс оставался таким же спокойным. Казалось, его вообще мало интересует происходящее и он сейчас развернется и уйдет. От одной мысли об этом Келли начал бить озноб, - Жанр определенно не ваш. НЕ отпустите вашу книжку?

- Не лезьте не в свое дело.

- Боюсь Вас разочаровать, но это дело касается меня напрямую и я могу привести как минимум две объективные причины и ещё с десяток притянуть за уши.

- Используете свое служебное положение?

- А вы свое альфы и не по назначению, я вам скажу, - Голос Шеннона стал более холодным, но в нем все так же не слышалось напряжения или даже намека на страх или неловкость. Фокс был омегой, такой же как Келли, но у этого мужчины было намного больше уверенности и самообладания.

- Это наше личное дело.

- Ваше личное дело будет после получения соответствующей бумажки, а сейчас прошу отпустить ученика и разойтись, - историк с нажимом произнес последние несколько слов, давая понять, что эту выходку с рук не спустит.

URL
2013-04-02 в 21:09 

Improba Dea
irrepressible;
- Мистер Фокс, вы считаете, у Вас есть какое-либо право мне указывать? - Кайл подошел к учтелю. НЕ смотря на приличную разницу в возрасте, они были одного роста и Кайл с привычной ему найдменной усмешкой смотрел в глаза Шеннона.

- Вы срываете занятие - это раз, вы нарушаете дисциплину - два, вы нарушаете комендантский час - три., по вашей вине комендантский час нарушает ещё один ученик. Мне продолжить?

Ответа не последовало. Они стояли напротив друг друга ещё некоторое время.

- Позанимайтесь историей сегодня в одиночестве мистер Фокс.

- Я думаю, Кайл, вы перегибаете. У вас совершенно никакого понятия о такте и уважении.

- Просто вы забыли свое место, - как оказалось это было совсем лишним.

- Что ж, раз вы так считаете, мистер Хант, Тетчер, Смит... Смею вам заблаговременно сообщить, что либо вы все трое проваливаете отсюда, либо через пару минут у директора на столе окажется ваша пачка сигарет, а если вы скажете ещё хоть слово, то и ваш косяк. Думаю, sd понимаете, что речь не о дверном?

В первую минуту парни не поняли, о чем идет речь.

- Никто из нас не курит, - первым спохватился Райан.

- Правда? А я курю. Вот незадача. Ах да... Думается мне, если очень постараться, Райан, у вас в комнате обнаружатся цветные витаминки, - Шеннон улыбнулся самой милой улыбкой на которую был способен, - думаете, учителя такие идиоты и динозавры, что не понимаю, какой смысл несет вечерняя суботняя сходка? Все эти уловки давно уже использованы, господа, при чем ещё до того, как вас начали планировать. А теперь вон отсюда.

- Вам с рук это не сойдет, - прошипел сквозь зубы Хант, выходя из каморки и задев при этом учителя плечом.

- И вам хорошего вечера и приятных сновидений, - омега проводил взглядом троицу и повернулся к мальчишке, который сполз на пол, едва его отпустили, - ты как?

- Вы правда курите?

- Это единственное, что ты смог сказать человеку, второй раз спасшему твою задницу? - учитель усмехнулся, помогая Келли подняться с пола и отряхнуться от пыли.

- В первый раз вы облажались, - все ещё не веря своему счастью Келли выдавил улыбку.

- Не на ком было тренировать, Келли, - в тон ему ответил Фокс, выводя мальчишку под руку из кладовки и запирая дверь, - я скажу, чтобы на дверь повесили замок.

- Они из той категории людей, которым ни стены, ни расстояние, ни время, ни замки не помеха.

- Возможно ты и прав, - Шеннон провел парню по волосам, то ли желая успокоить, то ли продолжая убирать с него пыль, - Келли, я бы предложил тебе все-таки зайти ко мне на чашечку чая, но не знаю, в каком ты сейчас состоянии и что для тебя было бы лучше.

- Что угодно, но явно не возвращение в комнату или даже ученический корпус.

- Идем.

Зайдя в комнату историка Келли слегка удивился. Этот человек являл собой пример собранности, аккуратности, красоты, но его комната было полной противоположностью. Не то чтобы она была грязная, и повсюду лежали фантики, коробки, упаковки и носки, но большее её пространство занимали книги и ученические тетради, очевидно, на проверку. Стол завален книгами, шкафы завалены книгами, книги стояли стопками по комнате, не занята была лишь кровать и чемодан, который не было разобран, хотя учитель был в школе уже вторую неделю.

- Я предупреждал тебя, - мужчина пожал плечами, - это, наверное, выглядит не совсем так как должно. Неприлично, неаккуратно и вообще неправильно.Но только так я ориентируюсь по книгам. Старая привычка.

- Все нормально, - Келли неуверенно прошел в комнату, умудрившись задеть первую же от входа стопку книг, но поймав её вовремя.

- Келли, в чем-то Кайл, конечно прав, - Келли с ужасом и непониманием уставился на учителя. Неужели он помог ему лишь для того, чтобы уговорить просто подчиниться альфам? Очередная уловка, как та, на вечеринке? - Не смотри на меня так. Я не совсем то имел ввиду. Он прав: это совершенно не мое дело. Вмешаться в сегодняшнее я был обязан, даже не симпатизируй я тебе, в чем, собственно, признаваться не имею права, но дальше заходить я не должен, что делаю вопреки всем правилам. Учительское участие в жизни его ученика должно быть ограничено какими-то рамками, но знаешь, мне кажется, если я сделаю вид, что считаю, что ты сам должен разобраться, то принесу вреда ещё больше.

- Я не совсем понимаю, - Келли глубоко вдохнул, понимая, что вот вот может разреветься, если учитель хоть слово упомянет о случившемся инциденте.

- Келли, не думай, что я лезу тебе в душу и в твою личную жизнь, просто по личному опыту знаю, что в такие моменты необходима поддержка и если это так, я готов её тебе предоставить и выслушать тебя.

Мальчик поджал губы. Он прекрасно помнил слова Кайла. Альфа запретил даже слово кому-то говорить, но держать все в себе невыносимо. Но и учителя Кэлл фактически не знал, как и не знал не очередной ли это извращенный способ добиться от Келли ответных действий со стороны троицы.

- Я... Я не знаю...

- Келли, сядь, - Шеннон протянул мальчишке стакан воды, накапав предварительно элементарной валерианы, так как ничего эффективнее в его скудной аптечке не нашлось, - Ничего из того, что ты скажешь, если, разумеется, захочешь, за стены комнаты не выйдет и выпытывать у тебя больше того, что ты скажешь, я не буду. Я не прошу тебя рассказать и не заставляю. Просто я знаю, что если выговориться, станет легче, - Шеннон положил руку на плечо мальчишки и улыбнулся тому ободряюще, - я поставлю чай.

- Я и раньше плохо ладил с окружающими, но переходя сюда не думал, что все обернется этим... - омега невольно всхлипнул, - я сначала подумал, что это такая местная шаблонная шутка над новенькими или... не знаю, может и понимал в глубине души что-то, но на поверхности старательно себя переубеждал. Я не знаю, как так вышло. Я даже не знаю когда было начало... Оно не развивалось. Все просто началось. Мне... Мне противно об этом даже думать, мне гадко даже предполагать, что ждет меня дальше.

- Ты говорил с родителями?

- Нет.

- Нет? - переспросил Шеннон, заглянув мальчику в глаза, - не убедил. Впрочем, если ты решишь ограничиться "нет" в целом, я пойму и без подтекста, - Келли грустно улыбнулся и кивнул.

- Да, я говорил, но трубку снял отчим и он в ситуации проблемы не видит.

- А родной?

- А родному не передали трубку. Да и... НЕ думаю, что это возымеет какой-то эффект.

- Если Кайл узнает, что я рассказал...

- Келли, во-первых он не узнает, а во-вторых не конченный же он дурак? Не понять происходящее между вами после увиденного... Вопрос лишь в том как далеко он зашел и насколько больно сделал.

- Он зашел равно настолько далеко, чтобы приобрести права собственности, говоря его языком.

Шеннон замолчал. Учитель старательно подбирал слова, стараясь выразить свои мысли так, чтобы не задеть Келли или не заставить его думать о плохом.

- Собственник, потому что жадный и гордый или потому что перешел границы непосредственного секса?

- Вы так спокойно говорите с учеником об этом...

- Келли, это по меньшей мере глупо заменять конкретные слова идиотскими обходными фразами. Тебе ведь уже все это известно, так смысл юлить? Я не вижу причин? Те учителя, которые пытаются применять на уроках цензуру, если дело доходит до пикантных тем, просто выставляют себя в весьма неудачном свете, будто они стесняются этих слов. А потом удивляются, почему при последующем прямом упоминании ученики смеются.

Келли опустил голову и сжал в руках стакан, из которого недавно пил.

- Я... Вряд ли наш секс можно назвать непосредственным, но и обещания верности или...я не знаю, как назвать это ещё. Его не слишком волновало мое мнение, - мальчик всхлипнул и его плечи задрожали. Сев рядом с ним, Фокс приобнял его за плечо.

- Я бы сказал тебе открыть произошедшее директору, но зная семейство Хантов не посоветую такого даже врагу. Кэлл, знаешь, та ситуация, в которую ты попал не каждому по плечу и на всех оставляет отпечаток. Как бы люди вроде тебя не делали вид, что все забыли - они помнят, просто одни лгут лучше, другие хуже. Я не хочу тебе сказать, что тебе надо ходить и улыбаться, хочу лишь сказать, что многие на твоем месте, большинство, сломались бы. А ты терпишь. Ты молодец. И чтобы он не говорил относительно твоей упертости, твоих принципов и "старой" точки зрения на близкие отношения, именно это в тебе ему и нравится. Иначе зачем домогаться кого-то, когда в школе, хоть и не так много, но есть определенное число вполне доступных. Просто ты не такой, как остальные омеги в этой школе. Наверное, это лицемерие в какой-то мере, но жизнь не ставит непреодолимых для человека преград перед ним.

URL
2013-04-02 в 21:10 

Improba Dea
irrepressible;
- Что мне делать? Я... Я не знаю... Я не хочу видеть его, он мне противен, черт... я не знаю, как это объяснить, он такой притягательный, но я его ненавижу, - парень сильнее прижался к учителю. Он знал, что эта встреча после отбоя выйдет боком обоим, если кто-то узнает, знал, что глупо вот так открывать душу почти незнакомому человеку. Но он, кажется, действительно понимал, понимал не только физиологию, но и эмоции, переживания. Это не были пустые и громкие фразы. И он прав. Это не его дело. Но он лезет в него, рискуя столкнуться лбом с главным подонком этой дыры. И он видит, как сильно Келли нуждается хоть в чем-то кроме этого матового отчаяния, через которое даже мимолетные радости не проглядывают, а если и проглядывают,то добавляют еще больше ироничного и издевательского ощущения безысходности. Клетка.

- Я знаю, Келли, правда знаю. И это звучит совершенно не так, как хотелось бы, но с ним придется решить самому как быть. Либо стать для него как все и он потеряет интерес, либо продолжить быть неприступной крепостью. Каждый путь ведет к своим последствиям и что легче, а что тяжелее сказать трудно. Если проблема в Кайле поговори с ним. Может, он не такой падонок, каким хочет казаться? А если проблему лично ты видишь не только в нем, то пытаться оправдать его поступки безупречной внешностью и положение - мазохизм чистой воды.

- Когда у нас случился первый раз, у меня началась... - Келли снова всхлипнул, наверное, произнести гребанное слово вслух он никогда не сможет.

- И тебе было хорошо? И тебя это пугает? - Келли кивнул. Ему было стыдно, он боялся осуждения или слов о том, что значит он, как они все - дешевка, которая отдалась просто потому что хочет теплое место,а теперь спохватилась.

- Это нормально, Келли. Если мы так устроены, от этого не деться никуда. А Кайл лишь один из тех, кто считает наличие желания всегда обоснованным, а не просто приложенным, как батарейки к игрушке. Возможно в нашей системе сбой или кто-то просто забыл приложить к омеге инструкцию, но с этим правда трудно спорить и бороться. Но когда ты будешь готов и человек рядом с тобой будет не просто альфой, а в первую очередь человеком, спорить с собой не нужно будет. Так всегда было. Либо ты плывешь по течению и ты дешевка, либо ты пытаешься быть самим собой, индивидуальностью и тогда ты лицемер и лжешь сам себе. Они смотрят на нас кто-то свысока, кто-то как на декорации и элементы интерьера, кто-то как на инкубаторы. А есть и те, кто изначально хорошо относится к нам, но таких меньше. У ледей где-то в коре мозга, наверное, заложено желание показывать превосходство. Просто у некоторых покалений оно слабее, у некоторых сильнее. Это обидно, но это помогает быть сильнее. Это, наверное, не то, чего тебе хотелось бы услышать. Мои слова трудно назвать нормальным советом. Я хочу чтобы ты лишь понял: мир стоит на противоречиях и противоположностях. Только одни друг дугу подходят по слому граней, а другие - нет.

- Я просто запутался.

- Когда придет время, найдется человек, который поможет распутаться и понять самого себя, - Шеннон улыбнулся.

- У вас нашелся?

- Да.

- Вы говорили, что-то про то, что по опыту знаете... Что вы имели ввиду.

- У меня, как и у тебя были серьезные проблемы с отношением с отцом. Разница лишь в том, что мой отец был мне родным. И у меня, как и у тебя был невыносимый страх перед альфами, впрочем даже не перед ними, а перед тем, что они несли вместе с собой в жизни омеги. Я видел, как было в моей семье и боялся, что мне светит ровно тоже. Мой отец-омега был буквально птицей в клетке, а мой отец-альфа считал, что кроме родов у омеги дел в этом мире нет. Он никогда не заботился о комфорте моего папы, ни о его самочувствии. Он поднимал руку и на него, и на меня. Мне было страшно, что мой муж будет таким же. И когда я его увидел, мне показалось, что я попал в кошмар. Кайл напомнил мне Алана.

- Чем?

- Он был со мной груб. Наверное, на мое восприятие сильно действовал страх, но... Он не проявлял такта. Это были какие-то механические, необходимые жесты внимания. Не знаю, как объяснить. Вроде ему не хочется, но он это делает, чтобы окружающие удивлялись, какой милый у меня муж. Но в нужный момент он изменился, в нужный для меня момент, Келли. Его эгоизм словно растаял, дав мне капельку надежды. Если бы не Алан, не думаю, что я бы был тем, кем ты меня сейчас видишь. А ещё если бы не он мой отец-омега, наверное, умер бы.

- Вы считаете, мне стоит поговорить с Кайлом.

- Для начала перестань его провоцировать. Я понимаю, что это защита. Когда я был растерян и мне было страшно, я тоже так защищался. А ещё я знаю что давать такой совет куда проще, чем действительно взять себя в руки при человеке к которому испытываешь негативные эмоции. Если он проявляет к тебе интерес лишь потому что ты недоступен и это задевает его гордость, что все, но не ты, то он отступит, а если его интерес обусловлен чем-то иным - ты заметишь.

- А что вы думаете?

- Я знаю что Хант-младший, как и его отец - баран. У него тонна гордости, спеси и упрямства. А ещё я знаю что они оба предпочитают не показывать свои слабости, к которым относят проявление чувств.

- Спасибо.

- Я не думаю, что сильно тебе помог, но если мои слова хоть чуть-чуть помогли, я рад.

- Вы помогли уже тем, что оказались в нужном месте в нужное время.

- А вот это чистая случайность, Келли.

- Все равно. Если бы не вы... я...

- Тише, не думай об этом. Тебе нужно отдохнуть. Думать будешь, когда хоть немного придешь в себя.

URL
2013-04-02 в 23:08 

vinip
Improba Dea, хорошо когда есть такой "друг", который может объяснить и стать опорой....
Ждемс....
grasias

2013-04-03 в 00:30 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, как же вы интригуете... КАК ИНТРИГУЕТЕ!!! До дрожи в голосе и тонкого покалывания на самых кончиках пальце... ух!>_<
Обожаю вот это ощущение погружения в сон после прочтения ваших творений... то, что надо) просто голова кругом от количества предполагаемых вариантов развития событий! Чистое удовольствие...
Вы молодчина)

2013-04-04 в 09:46 

Спасибо))) рада, что ненадолго, но все же Келли избавили от насилия.

2013-04-13 в 00:28 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, ох, как же тоскливо без вашего творчества...
Скучаю по вашим спонтанным неожиданностям и крутым поворотам событий... слов нет, осознавая себя припертой к ледяной стене без возможности сопротивляться... жестоко, но приходиться терпеть... и ждать от вас хоть малейшего сигнала, как глотка жизненно необходимого воздуха...Т_Т
Как же я по вам скучаю...>_<

2013-05-09 в 23:38 

Improba Dea
irrepressible;
Не отбечино. Будет редачиться задним числом х)

POV Шеннон Фокс

- Тише, не думай об этом. Тебе нужно отдохнуть. Думать будешь, когда хоть немного придешь в себя, - не знаю, что ещё сказать этому несчастному мальчишке. Хочу помочь ему. Какой-то один ублюдок, встретившийся на его пути, может просто сломить его, лишить того, что Келли может обрести в будущем. Хочу помочь, но мне не подобрать нужных слов. Все, что я уже сказал, кажется мне пустым. Я помню, как мне тяжело...

Я слабо представляю свою жизнь иной. Не думаю, что возможен другой сюжет, хотя каждый выбор в пользу какого-либо варианта меняет дальнейшую цепь событий. Мою жизнь не назовешь жизнью обычного подростка. Иногда мне кажется, что она протекает в каком-нибудь четырнадцатом веке. В моей семье какие-либо права имеет только отец-альфа. Он диктатор: жестокий и непреклонный, но я уже привык. Он без зазрения совести поднимает руку и на супруга, и на меня, нашего мнения никогда не спрашивают, нас, кажется, даже за людей не считают. Омеги для моего отца лишь способ продолжения рода и удовлетворения определенных потребностей. Он считает, что омеге не нужно образование, и он не имеет права ослушаться своего мужа, а если это произошло - его стоит сурово наказать. Пожалуй, он считает нас собственностью, рабами. Мой папа-омега живет в этой клетке достаточно долго, чтобы помочь и мне к ней адаптироваться.

Сначала я всегда оправдывался перед отцом, пытался спорить... Но мой папа-омега дал мне понять, что с отцом можно говорить, лишь когда он разрешает. Отец закалил мой характер к шестнадцати годам настолько, что кто угодно позавидует. Он сам лишен этой выдержки. Скорее всего, со стороны я похожу на флегматичного и бесхребетного подростка, лишенного воли и всякого интереса к жизни... Но так просто проще и спокойнее. Как говорится себе дороже. Хотя какого черта я вру самому себе?! Я не привык и никогда не привыкну! Я хочу другой жизни, нормальной мечтаю о ней, но мне в голову ничего не приходит. Мне страшно, и меня с детства преследует категоричное недовольство отца. Он ждал наследника. Сильного и здорового мальчика-альфу, который займет его место рано или поздно. А родился я: болезненный и до невозможного женственный омега. Я пошел полностью в своего слабого родителя. Его глаза, волосы, черты лица, фигура и характер.

Сегодня мне исполняется шестнадцать, и мой отец намерен поскорее скинуть меня на шею моему личному будущему тюремщику и экзекутору, такому, каким является и он сам.

- Шеннон! Щенок, да как ты смеешь заставлять ждать? - голос отца звучит как гром среди ясного неба в нашем тихом доме... Без него здесь комфортно и так уютно, но сейчас отец здесь, - Шеннон!

Я неохотно спускаюсь вниз. В холле меня уже ждут родители. Омега стоит позади альфы с опущенной головой и, как всегда, всей своей позой выражая покорность. Неужели меня тоже это ждет? Я набираю в легкие воздуха и готовлюсь ко всей грязи, которую на меня сейчас выльют.

- Невоспитанная дрянь! Что ты себе позволяешь?! Да кто ты вообще такой, чтобы тебя ждали?! Даже не смей поднимать своих наглых глаз. Поверь, мы непременно разберемся с твоими манерами, как только вернемся! - "разобраться" с точки зрения отца означает наказать. И, разумеется, это не лишение наличных. Разрешенные мне действия сводятся к элементарным врожденным рефлексам: дышать, моргать, глотать... как мне позволили учиться, я не понимаю. Думаете, я хожу в школу? Да "разумеется". Я сижу всю сознательную жизнь на домашнем обучении. Сдается мне, моя помолвка имеет к этому прямое отношение. Наверное, моему будущему мужу просто не нужна тупая пробка которую стыдно и страшно взять даже аксессуаром на встречу каких-нибудь высокомерных шишек вроде отца. Возможно, ему нужен кто-то, кто дома будет покорным рабом, но при необходимости нацепит маску и сольется с элитой, сумев покорить. Альфы постоянно соревнуются в чем-то. Очевидно тот, с кем скоро свяжут мою жизнь, решил, что ему необходима не просто дырка, но и способная поддержать разговор омега.

Сегодня мы едем к семье моего будущего супруга. Я едва сдерживаю дрожь во всем теле. Я его не видел и ничего не знаю о нем. Но возраст, внешность и увлечения меня не волнуют. Я боюсь лишь того, что мужа мне отец выбрал под стать себе. Я не смогу всю жизнь жить с таким человеком. Мне слишком нужна свобода.

Едва отец перестает орать на меня, как хватает за руку и тащит в машину. Разумеется, он не сам за рулем. Это выше его достоинства. Его водитель - бывший военный, служивший в горячих точках. Он тоже альфа, но отец умудряется даже ему демонстрировать свое высокомерие. Водитель альфы (не могу называть его отцом, он мне противен) не слишком жалует нас за слабохарактерность, не понимая, наверное, что это - защитная реакция, купол, разделяющий нашу вселенную от вселенной отца. У нас просто нет возможности жить по-нашему, вести себя так, как мы вели бы себя, не будь отца.

Мы едем достаточно долго. Спальный район на другом конце города был не менее шикарным, чем тот, где жили мы, что наталкивало на определенные, весьма пессимистичные мысли.

Когда мы остановились, альфа уставился на нас фирменным испепеляющим взглядом.

- Никто из вас и слова не вякает, пока к вам не обратятся! Этот вечер очень важен и попробуйте что-то испортить, - Мы оба лишь кротко кивнули и вышли вслед за ним из машины. Как же я его ненавижу. Его и весь его чертов прогнивший мир, пропитанный желчью, высокомерием, пафосом...

Вскоре мы стояли в холле дома. Оформлен он был крайне вычурно и слишком глянцево. Тут не было истинного домашнего уюта. Золото, бордо, снова золото... В следующей комнате бирюза. Это осточертевшее барокко... Меня тошнит от него! Не хочу жить в таком мире. Не поймите меня неправильно, но иногда я шлюхам завидую.

Нас провели в залу. Белая... Полностью... Будто тут все стерильно. Хоть оперируй на обеденном столе.

- Вы задержались, - с улыбкой начинает мужчина, сидящий во главе стола.

- Прошу простить, - хоть бы раз с нами отец был так приветлив. Мне становится страшно. Раз он так себя ведет, значит, если что-то сорвется, он нас убьет. Что же он ловит с моего брака? - но я вижу Алана тоже еще нет.

- Боюсь, он задерживается на сделке. Сегодня он заключил тот самый договор. Клиента все полностью устроило. Но его задержали в аэропорту, и время подписание договора сдвинулось. Он приедет через десять минут.

Надо же. Так точно. Они так уверены. Может, за это время мне удастся что-то узнать об Алане? По крайней мере, если я буду вслушиваться в разговор, я смогу отвлечься от своих нервов. Уже известно то, что Алан занимается бизнесом, он лет на семь, минимум, старше меня, и у наших семей есть общие дела, раз при упоминании "того самого" дела отец понял, о чем речь.

Как только мы сели за стол, дверь в столовую залу снова открылась.

URL
2013-05-09 в 23:39 

Improba Dea
irrepressible;
- Простите за опоздание. Дела затянулись.

Когда он глянул на меня, мне захотелось распасться на мельчайшие частицы. Он высокомерен и не упустит возможности напомнить о собственном превосходстве. Его взгляд... Я в западне. Меня снова затрясло. Его безупречная внешность ни коем образом не компенсировала красноречиво выраженное ко мне отношение. Папа-омега под столом взял меня за руку и одними губами прошептал.

- Тише. Все будет хорошо, - за что тут же словил гневный взгляд нашего Альфы. Мой папа тоже рано вышел замуж. В шестнадцать, как и я. И Альфа сразу же, в первую же брачную ночь, потребовал зачатия ребенка, не учитывая, что в столь юном возрасте выносить плод и родить здорового и сильного сына будет трудно.

Пока я в голове перебирал различные исторические даты, соотнося их с правителями в разных странах, чтобы успокоиться, нас решили познакомить.

- Алан. Это Шеннон Брайт. Твой...

- Догадываюсь, - бесцеремонно перебил Алан. Кажется, он этим союзом тоже не слишком доволен. Словно не заметив наглой самоуверенности сына, его отец продолжил.

- Шеннон, - я неуверенно поднял глаза на моего будущего супруга. А он и правда невероятно красив. Глаза ярко-зеленого цвета, темно-русые волосы с несколькими высветленными прядями затянуты в низкий хвост на затылке. У него отсутствует все то, что невыносимо бесит меня в альфах - тонна рельефных мышц, напоминающих мясо, затянутое в сетку. Он стройный, высокий, спортивного телосложения. Я подсознательно потянулся к своему идеалу мужчины... Но мне хотелось не только внешности с обложки плейбоя, но и кое-чего другого. Отношения в моей семье сыграли свою роль в этом. Адреналина в крови мне всегда хватало. Хотелось теплой и уютной стабильности.

А еще я невыносимо боялся первого раза. Я не раз слышал, что происходило в комнате родителей...и мне было страшно. У меня уже была течка, но... Я боялся не ее, о чем не трудно догадаться. Глядя на своего жениха, я понимал, что этот парень переимел всех омег, которые когда-либо были рядом с ним в радиусе десяти метров. Такие, как он не просто захватывали внимание и внедрялись по умолчанию в фантазии - они добивались своего на первом же свидании, а то и при первой встрече.

Алан был слишком далек от моего тихого мирка. Он в него не вписывался и вносил диссонанс. Его взгляд словно проникал в душу, и мне казалось, что он мысли читает. Поджав губы, я смотрел на него, стараясь вернуть себе отстраненное самообладание.

- Алан Фокс. Твой будущий супруг.

Как же это глупо.

Любой подросток мечтает о долгих ухаживаниях, романтике... Или хоть каких-то отношениях, предшествующих семейной жизни. Меня лишили этих скромных радостей.

- Эдвард, - когда Альфу назвали по имени, я вздрогнул, - твой сын что, говорить не умеет?

Мне не давали слова. Что мне говорить? Приятно познакомиться? Не имею привычки врать.

Альфа зло глянул на меня. Я растерялся. Мне совсем нечего сказать.

- Я не хотел встревать в ваш разговор. Простите, - глупее не придумаешь. Меня тут же смирили знакомым мне взглядом. Так смотрят на противное насекомое, которое вот-вот растопчут.

- Лучше бы Вы продолжали молчать, - фыркнул отец Алана.

Самолюбие не дало смолчать, включив гонор, который я давно научился усмирять, и, забыв предварительно включить мозг.

- Резкая смена предпочтений характеризует неустойчивость психического состояния и нарушение целостности личности, - ляпнул я.

Все. Смертный приговор. Отец меня убьет. Но почему же мне резко стало весело? Истерия. Что меня немного отвлекло - это интерес в глазах Алана. Что, думал тебе очередную пробку привели? Ха. Хоть что-то хорошее. Это того, пожалуй, стоило.

- Не думаю, что это было уместно, - процедил сквозь зубы отец Алана.

Дальше ужин проходил в тишине. Когда мы вернулись домой, Альфа почему-то забыл про меня и мою выходку. Это немного странно, однако посему я поспешил скрыться в своей комнате.

Свадебная церемония была назначена на пятое июля, а, значит, у меня остался всего сорок один день свободы. Если днем я трясся от страха, то едва остался наедине с собой, меня накрыло отчаяние, и я почти всю ночь позорно проревел.

Когда с утра меня нашла в таком разобранном состоянии горничная, она в панике побежала к папе. Я не позволял себе такой слабости еще не разу. Даже после наказаний Альфы я быстрее успокаивался. Хорошо его сегодня не было дома. Это бесценные часы спокойствия. А у меня осталось так мало времени наслаждаться этим. Мне было плохо. Меня страшно мутило. Что же будет в день свадьбы? Может, со всем сейчас покончить? Нет, не могу оставить папу на растерзание его психа-мужа.

***

День свадьбы настал как-то слишком быстро и, вопреки ожиданием, я был совершенно спокоен. Внутри было пусто. Сегодня я навсегда расстанусь с надеждой изменить хоть что-то. Надо было бежать из дома.. Надо было предпринять хоть что-то, а я сидел, сложа руки. Но уже поздно. Из-под алтаря убежать не удастся. Разве что за пять часов до свадьбы я найду похитителя или киллера. Я не чувствовал ничего кроме болезненного равнодушия.

Разумеется все было потрясающе. Красиво и с шиком, но не для меня. Я здесь по случаю. Если бы церемонию можно было провести без меня, то мое отсутствие и не заметили бы. Я сидел рядом с ним и понимал, что не нужен здесь. Моего отсутствия не заметят. В этой зале, где мы обедали чуть больше месяца назад, сейчас стоял длинный стол, а за ним куча гостей. Все они - сливки. Альфы и жены, и мужья, их дети. Друзья со стороны моего отца (альфы, разумеется, папа сидел в самом дальнем углу от меня, омегу было решено не пускать ко мне, чтобы не забивать мне голову, как выразились матушка Алана "глупости"). Признаться, мне не понятно это отношение. До сегодняшнего дня я думал, что мой отец-альфа ненавидит всех омег. Но с теми сливками, которые присутствовали на свадьбе, в том числе и с матерью Алана он говорил на равных. В чем причина? Я запутался. Мне страшно. Отмотайте жизнь на пару дней назад. Я решу этот вопрос. Неужели Альфа ненавидит только своего мужа и меня? За что? Что мы ему сделали?

Решение пришло неожиданно. Я прекрасно помню, что семья моего папы-омеги разорилась, как только на его отца-альфу было совершено покушение. Он впал в кому, а через две недели скончался. Может, их сын-омега стал уплатой долга? Господи, да что за бред, я видел с каким презрением он относился и к омегам высшего света. Просто мой отец подонок и садист. Как же болит голова. Я люблю шумные компании, вернее мне нравится веселиться, но эти гогочущие голубокровные меня раздражали. Все, не считая папу.

URL
2013-05-09 в 23:40 

Improba Dea
irrepressible;
Пользуясь тем, что на нас временно никто не смотрит, я тихо позвал своего "супруга".

- Алан?..

- Ну что тебе? - рявкнул он, будто я донимаю его уже с часа два.

Я глубоко вздохнул, собираясь с мыслями и силами. Эта шумная вечеринка высосала из меня все соки. Но я почувствовал это лишь сейчас.

- Можно мне уйти?

- Что? - я думал, он сейчас разорется, скажет, как я смею его отвлекать и все тому подобное.

- Можно мне пойти наверх? - желая сгладить его гнев, я быстро нашел, что соврать, - здесь душно, я неважно себя чувствую.

Глупая отмазка. Он мог возмутиться, как я имею права жаловаться, как меня может что-то не устраивать и мог притянуть еще с десяток причин, по которым я не имею права ни на что.

- Иди. Найдешь комнату? - я кивнул и удалился. Ждать его буду в его "покоях".

Его комната оказалась самой приятной глазу в этом по-пошлому шикарном доме. Все в бежевых тонах и никакого гребанного барокко. Только современные, необходимые вещи. Простые, строгие и не из музея. Наверное, только он и смотрел на мир с современной точки зрения. Хотя его отношение тоже оставляло желать лучшего.

Он вернулся достаточно поздно, уже в втором часу ночи. Я думал, свадьба затянется на дольше. Хотя нет, я надеялся на это. Однако внизу шум, значит, он пришел не потому, что решил закончить, а потому что намерен исполнить супружеский долг. А меня кто-нибудь спросит?!

- Твои вещи уже отправили в наш дом.

Это звучало так странно. "Наш". Для людей, которые всю жизнь будут чужими друг другу, а может и вовсе врагами, звучит как-то слишком непосредственно. Ему это слово тоже далось не без труда. Он даже немного скривился. Я тебе так противен? Моего мнения не спрашивали, но ты мог отказаться... А так сломано сразу две, а может и три, в перспективе, жизни. Едва ли ребенок таких родителей будет счастлив. Поверь, я знаю. Мне всегда не хватало отца... А если у нас и получится ребенок, учитывая мое хилое здоровье, я не переступлю через себя. Я не смогу смотреть, как он станет либо очередным мной, либо тобой. Уродов вроде тебя в мире полно, а своей судьбы я и врагу не пожелаю.

Я не хочу. Мне страшно. Я не смогу дать Алану то, чего он хочет сегодня. Мне резко становится холодно. Ладони вспотели. Он небрежным движением накидывает мне на плечи свою ветровку.

- Пошли, машина уже ждет.

Я следую за ним молча. Мысли мечутся в моей голове, заставляя сходить с ума. Броситься под машину едва подойдем к дороге? Пытаться бежать? Убить его? Он не виноват, что его вырастили сволочью. Я не знаю, что мне делать. Лишь надеяться, что останусь вдовцом. Да-да, верно, мне в наследство остался глухой Бог и немая надежда.

"Наш" дом гораздо милее. Я буду тут заперт 25 часов в сутки, так что загородное месторасположение в живописном лесу очень кстати. Странно, что он подписался на изоляцию.

Я прохожу в просторный холл. Тут светло и спокойно, по крайней мере, на первый взгляд, но я тут не найду своего угла. Я не знаю, когда смогу чувствовать себя дома и где. Я хочу настоящей жизни, а не подобия.

- Спальня наверху. Третья дверь, - я киваю, но мне страшно. Сегодня он возьмет меня. Течка только дней через десять. По крайней мере в примерно это время у меня началась первая. Я не смогу закрыться в ощущениях, откинув личную неприязнь. Не смогу отдаться глухому возбуждению, которое перекроет все остальное: боль, страх, неприязнь, ненависть, бессилие. Не будет спасительного помутнения.

Он сам уходит куда-то. Я делаю несколько глубоких вдохов, прикрыв глаза, стараюсь успокоиться. Когда ко мне подлетает прислуга, я вздрагиваю.

- Здравствуйте. Я Лиза, - она улыбается, - Вам что-нибудь нужно?

Осматриваю девушку. Она старше меня, как же мне неловко. Я мотаю головой. Нет, мне сейчас ничего не поможет. Я чувствую легкое головокружение. Мне слишком жарко, дышу рвано. Такое знакомое состояние.

В глазах темнеет на какую-то секунду, а ноги становятся ватными.

- Я пойду лучше наверх... - осторожно говорю я девушке. Милая бета. Огненно-рыжие волосы, на светлой коже россыпь веснушек. Хочется улыбнуться, но я совсем неважно себя чувствую. Черт, нет, мне хреново. Последний раз так было три года назад, когда была эпидемия гриппа и, разумеется, я подхватил эту гадость. Я плохо соображаю, куда иду и как иду. Чуть не упал на лестнице. Слышу, что Лиза встревоженно охнула.

- Я в порядке. Немного переусердствовал с шампанским, - да я ведь капли в рот не взял!

Прихожу в комнату и валюсь на кровать. Я даже не успеваю прикрыть глаза, как влетает Алан. Его глаза блестят лихорадочно. Я видел такой блеск в глазах альф... И мне это очень не нравится. Но меня бросает в жар. Тело отзывается на него. Твою мать! Как отец узнал? Как ему удалось подгадать?

Только сейчас опознанию поддается причина моего состояния. Нет-нет-нет! Не в коем случае! Я не хочу! Не хочу, что б надо мной издевались. Я дрожу от страха, отползаю в дальний угол кровати.

- Шеннон, иди сюда и хватит ломать комедию, - его голос хриплый и, едва услышав его, чувствую, как отзывается тело. Природа настойчиво ведет меня к краю, мне страшно, и я хочу... Но я не люблю боль. Альфа всегда делает папе больно. Он не заботится о нем. Не хочу. Мне страшно. Не хочу, чтобы со мной обращались так же! Я не готов вынашивать ребенка! Я не буду...

Даже не заметил, как он приблизился ко мне. Я закрываю глаза, отбиваюсь в слепую, понимая, что задел его, в страхе приоткрываю глаза. Он замер. Не ожидал.

Непроницаемый взгляд его ледяных изумрудных глаз словно выбивает кислород из легких. Будто мне в живот ударили... Или даже в ледяную воду окунули. Все мышцы напряжены. Дрожу.

- Пошел вон, - он произносит слова так четко, что я смог бы понять по губам, если бы не слышал его. На негнущихся ногах вскакиваю с кровати и несусь вниз. Слава богу в доме нет никого, кроме нескольких горничных и кухарки, но они все беты. Когда спускаюсь на первый этаж понимаю, что совсем не знаю дом, не знаю, где спрятаться, где закрыться. Из ниоткуда появляется Лиза. Не придержи меня эта хрупкая девочка, я бы упал там, где стоял.

- Да у вас жар! - она знает, что у меня не просто жар. Они ведь тоже чувствуют это... Но не реагируют.

Лиза отводит меня в ванную комнату. Набирает холодную воду и помогает мне сначала раздеться, а потом и опуститься в нее. Папа никогда не говорил, что из-за течки может быть так плохо. И в первый раз все было иначе. Может, я простыл?

Лиза подкладывает мне под шею валик и осторожно закалывает волосы чтобы не мочить их.

-Сейчас температура снизится. Чуть-чуть потерпите.

Эта хрупкая на вид девчушка оттащила меня в пустую комнату. При чем как ей это далось, я не помню, как сквозь туман все. Я не понимал, что со мной происходит. Меня колотил озноб, охватывал жар, меня тошнило, голова кружилась. Симптомы течки перемешались с симптомами гриппа, отравления... не знаю, чего ещё, но возбуждение, к счастью или огорчению, я чувствовал в последнюю очередь. Это было какое-то сумасшествие. Я молил господа чтобы чертова течка поскорее кончилась. И если в первый раз мне просто сильно хотелось разрядки, а отец, доходило до того, что руки мне связывал, то сейчас мне просто казалось, что я вот-вот сдохну из-за нахлынувших на меня симптомов. Наследующий день взволнованная Лиза вызвала врача. Тот приехал и лишь развел руками. А моему новоявленному муженьку было похер. Почему-то я был на сто процентов уверен, что он сейчас в офисе имеет какую-нибудь привлекательную омежку-секретутку на своем столе. Лиза тут же бросилась звонить моим родителям. Свалился же на её голову беспомощный я... Эта девушка к концу течки возненавидит мою тушку. И будет права. Я сам себя уже ненавижу. Это беспомощное тело, этот гадкий природный инстинкт шлюхи.

URL
2013-05-09 в 23:41 

Improba Dea
irrepressible;
Когда мои родители не сняли трубку, Лиза бросилась в рабочий кабинет Алана. В итоге она узнала, что похожие симптомы бывают у тех, кто принимал таблетки, получившие в сети название "подгонка". Эту дрянь глотали для того, чтобы подогнать течку под определенную дату. Медовый месяц, перед отпуском, чтобы во время путешествия не было конфуза... или, как в моем случае, первая брачная ночь. Но я очно не принимал это. Я вообще ничего не принимал! Так же девушка вычитала, что побочные эффекты накатывают на два-три дня после окончания течки или же во время нее, если мужика под боком не оказалось. Я сам засадил себя в эту ловушку. Что ж... отмучиться оставалось всего день. Узнав об этом, я слабо улыбнулся. Лиза кивнула, сменила компресс и ушла, оставив меня одного.

-Прости, - тихо шепнул я, когда остался один, - ты ведь не нянькой нанималась. А Алан наверняка даже не подумает о доплате. И почему единственный, кто заботится сейчас обо мне, человек, о котором я только имя знаю?

Мне было горько осознавать такое острое одиночество. Папе сейчас не до меня, раз он не поднял трубку... Но все остальные... Впрочем, кому про меня вспоминать? Альфе, который желал заключения расчетного брака? Алану, который был окольцован с человеком, которого презирал? А больше у меня никого и не было.

К вечеру следующего дня меня и правда отпустило. Хотя, пожалуй, меня не отпустило. Просто сознание перекинулось на другие побочные эффекты, на этот раз чисто физиологического характера. Промучавшись до конца недели, окончательно я пришел в себя лишь к вечеру понедельника. Все это время я ни разу не видел своего мужа. Меня это радовало и обижало одновременно. Он ведь правда мог избавить нас обоих от неприятного общества, которое будет преследовать до конца жизни... Почему он посмел распоряжаться не только своей жизнью, но и моей?! Черт, да о чем я говорю? Я просто вымещаю злость на Альфу на Алана. Надо мной не издеваются, я и радоваться должен, а я как параноик сижу и распускаю нюни. Да, я себя жалею. Наверное, я тряпка.

Спустившись во вторник к завтраку, я имел честь наблюдать размеренно пьющего кофе Алана. Он лениво листал газету, будто знал все, что в ней находится.

- Доброе утро, - осмелился я подать голос, но едва он поднял на меня глаза я отшатнулся назад и пожалел об этом. Да и вообще о своем существовании. Испугавшись его гневного взгляда и отойдя машинально, я сбил с ног кого-то из прислуги, этого мужчину я ещё не видел. Да кроме Лизы я вообще никого не видел. Мужчина выронил поднос с чайной парой и, пытаясь все-таки его поймать, потерял равновесие и упал сам. Фарфоровый сервиз разлетелся по полу мелкими осколками.

- Бывало и добрее, - язвительно кинул мой "муж", - как можно быть таким неповоротливым. Тебя вообще ничему не учили, кроме как грубить старшим?

Я растерянно глянул на Алана, поняв, что он про ситуацию с его отцом, потом опустил глаза в пол и опустился, решив, что хоть помогу собрать осколки. Все больше пользы, чем если я буду стоять и пялиться на эту сволочь.

- Уйдите, - мужчина, несший поднос, сказал это так резко, что я вздрогнул и сжал осколок, который уже успел поднять. Боли не чувствовалось, только какой-то мерзкий осадок. Даже бета в этом доме презирает меня. Скатился ниже некуда. Поздравляю, Шеннон, об тебя бета ноги вытирает, я сам все уберу, нечего господам руки морать.

Встав с пола, я глянул на Алана в надежде услышать хоть что-то. Не знаю, что, не знаю, по поводу чего. Может, что он хоть из приличия одернет мужчину. Я ведь не виноват, что этот сукин сын смотрит на меня, как на дерьмо?! В душе разгоралась ярость. Никогда не чувствовал себя настолько незаслуженно обиженным. Слова Фокса лишь подлили масла в огонь.

- Одни неприятности от тебя, - Если бы он хотя бы улыбнулся... Но он говорил это со злостью. Я закипел. Подошел к нему, с вызовом глянул в его зеленые глаза.

- Кажется, хотя бы наша ненависть и отвращение взаимны.

Я знал, что если в Алане есть хоть капелька привычек того общества, в котором крутился мой отец, он сотрет меня в порошок, но я рискнул, так сильно мне было обидно. Я швырнул на стол осколок, который все ещё держал в руке. Ударившись о полированную поверхность стола, тот разлетелся ещё надвое. И в чем виноват этот несчастный осколок? Отвернувшись, я пошел к себе.

- А теперь развернись, вернись обратно и извинись, - он чеканил слова, произнося каждое будто отдельным предложением. По спине пробежал холодок. Кажется, в гостиной, как по кнопке, выключили все звуки. Лишь сердце отбивало бешенный ритм, который, наверное, все в доме слышали, - Шеннон. Вернись. Сию же. Минуту.

Он сказал это, когда понял, что я игнорирую его слова.

- Шеннон! - теперь он повысил голос. А я продолжал играть с огнем. Остановился уже на лестнице.

- Да пошел ты, - не поворачиваясь, заявил я, - ищи себе раба в другом месте.

Втянув воздух и выдохнув, я продолжил свой путь, даже не обращая внимания на шаги сзади. Когда меня резко развернули на 180 градусов, дерну за предплечье, я испугался.

- Очевидно, твой отец прав, - прошипел он сквозь зубы, занося руку для удара, - ты только силу понимаешь!

- Разумеется! - Я не мог больше сдерживать то, что кипело и накапливалось во мне столько лет, - разумеется, он прав! Он же альфа. И ты прав, потому что тоже альфа. Вы все правы, а нас можно смешивать с дерьмом каждый раз, когда мы предпринимает хоть какую-то попытку создать иллюзию равенства или хотя бы нейтрального отношения! А зачем нас слушать, зачем пытаться понять и пойти на компромисс, когда можно просто ударить и заткнуть?! - я не заметил, как у меня по щекам потекли слезы. Я не имел права на такую слабость. Я не имел права на этот скандал. Алан замер, вглядываясь в глаза, будто пытаясь решить, вдруг, это спектакль? - Давай, чего ты ждешь? Реши проблему, как это делаете вы все, как это вы делаете всегда!

URL
2013-05-09 в 23:43 

Improba Dea
irrepressible;
Выдернув из его хватки руку, я сбежал к себе в комнату. Как мне стыдно за этот скандал. И все его видели. Все видели мое непослушание. Он мне этого не простит. Не простит, что я послал его, что повысил голос, что проигнорировал,ослушался. Я не хочу, мне будет больно. Почему я такой идиот? Я столько лет молча сносил все выходки отца. Улыбался, когда он приказывал, молчал, когда он хотел, а сейчас - сорвался. Как посмело самообладание подвести меня? Как мое собственное сознание посмело меня подставить. Мне даже думать страшно было, к чему это все приведет.

Я заперся в комнате,не желания никого видеть. Впрочем, у Алана наверняка есть ключи от всех дверей в доме,а даже если и нет, то дверь ему явно не помеха. Я проревел весь день. У меня стали сдавать нервы уже тогда, когда я узнал про предстоящую свадьбу, а сейчас они натянулись и истончились до предела. Ещё один подобный случай и срыв обеспечен. Вечером я наглотался успокоительного, обезболивающего, потому как голова раскалывалась нещадно, снотворного и завалился спать. А с утра, черт её подери, я опять проснулся с жаром. Мой и без того ослабленный организм отказывался бороться с болезнью, усталостью, срывами, истериками и их последствиями. Точка кипения достигнута.

Я не знаю, насколько высокая у меня была температура, но подобие галлюцинаций определенно присутствовало. Я то и дело проваливался в какой-то влажный и липкий сон,а, просыпаясь, мне казалось, что я покачиваюсь на волнах, слышу птиц.

Придя в очередной раз в себя, слышу холодный, успевший опротиветь голос.

- Ну что? - ни единой эмоции. Не переживаешь? Ни капельки? Ну и хорошо. Ну и ладно. Чувствую, как из уголков глаз снова вытекают скупые слезинки. Уже плакать-то не чем. Как пить дать обезвоживание мне обеспечено, если я его уже не заработал.

- Слишком высокая. Нужно вызывать врача. И, боюсь, в этот раз без госпитализации не обойдется, - Эх, Лиза, мне правда жаль, что на твою голову свалился самый непутевый и проблемный омега из всех, - В этот раз не просто побочное действие от лекарства. Он сам не справится.

Лекарства? Какого лекарства? Я ничего не принимаю! Или, она про мою досрочную течку?

- Те таблетки, которые ему давал его отец без консультации с врачом и без его ведома вполне могли ударить по иммунитету.

Так вот в чем дела. Милый папа-альфа подсыпал мне синтекику в кормешку. Зашибись. Меня травил мой предок, желая ускорить мою течку, даже не удосужившись уточнить доживу ли я до нее.

- Лиза, ты медсестра, разберись как-нибудь сама, - кажется он отвернулся, даже не договорив, его голос становится немного дальше. Уходи, тебе нечего тут делать! Я тебя не вижу, но одно ощущение твоего присутствия меня бесит. Твое самомнение занимает все пространство, аж дышать нечем!

Будь я в сознании снова расплакался бы, наверное.

- Мистер Фокс, я не думаю, что моими силами тут возможно обойтись. И вы что, не останетесь?

- Не за чем, - дверь хлопает. Ушел. Верно, к черту мне твоя скупая поддержка. Твоя гордость куда дороже моего морального состояния и психологического здоровья. Катись на свои совещания, сволочь! Мне ничего не нужно ни от тебя, ни от кого бы то ни было!

Пролежав ещё немного в таком полусознательном состоянии, я снова провалился в беспамятство. А каждый раз, в короткие моменты просветления приходя в себя, я снова наблюдал... Лизу. И никого больше. Девушка то меняла компрессы, то с ложечки поила мерзкими микстурами,а видя, как я морщился, просила потерпеть, что так нужно, что бы я выздоровел.

Да кому я нужен? От меня больного наверняка куда меньше шума и проблем. Алан рад, я уверен. Да и едва я выздоровлю, он накажет меня за мою выходку и снова отправит на больничную койку.

Господи, как надоело мне состояние живого трупа. Я ни черта самостоятельно не могу сделать! Меня это бесит! Меня бесит все! Так что едва мне полегчало, я решил спуститься и прогуляться по саду, не дожидаясь Лизу. Идиот. Хорошо что милая бета оказалась рядом, когда я добрел до лестницы. Наверное, я сломал бы шею. Она вовремя подхватила меня. Отругала за беспечность. Сказала, что я слишком нетерпелив. И теперь уже весь свой гнев я вылил на нее. Я свинья. Мне было перед ней так стыдно... А едва я попытался извиниться, она раздраженно цыкнула на меня. А потом улыбнулась и сказала, что знает, как мне сейчас нелегко и понимает, я запутался. А ещё она сказала, что знает, что я сожалею о сказанном и мне не нужно ничего говорить и ушла. Она просто дала побыть одному. Спасибо, Лиза. Человека, который бы так меня понимал, в моей жизни ещё не было, не считая папу, и вряд ли будет.

Выбраться из койки мне удалось лишь к концу месяца. После свадьбы, считай, я целый месяц провел в постели. Почти месяц. И едва я пришел в себя, меня тут же возжелал увидеть Альфа. Он позвонил рано утром и требовательным тоном заявил, что хочет меня видеть не смотря ни на что. Отказать я не мог, да и папу очень хотелось увидеть, поэтому я решил посетить родительский дом. Знал бы я, насколько ошибочным было это решение. Но не было необходимо поговорить с тем, кому я мог рассказать все.

Я собрался, оделся, привел себя в порядок, нацепил на нос солнечные очки, чтобы не было видно синяков под глазами от продолжительной болезни и спустился вниз. Лиза уже должна была вызвать водителя.

Но внизу ждал... Алан. Я едва сдержался, чтобы не метнуться обратно наверх.

- Ты слишком долго копаешься. Я тебя отвезу, - как всегда ледяной тон. Будто мы не знакомы. Впрочем, так оно и есть. Я ведь о нем так ничего и не узнал.Хотя надо оно мне... Как собаке пятая нога, честное слово!

- Я не просил меня ждать. Постой,а я вообще знал, что ты ждешь меня? А работа как же? - в тон ему поинтересовался я.

- Мне по пути. Заброшу, заберет водитель, - какой красноречивы муж мне достался. Прям оратор, мать вашу!

Спустя час я стоял перед дверями родительского дома, не решаясь постучать. Что-то подсказывало, что надо валить, пока отец не увидел, что я приехал. В конце концов, я мог сослаться на мужа у которого остро встал вопрос, в решении которого потребовалась моя помощь. Отмазка третьесортная, но потребности мужа его бы убедили мгновенно. Но я не успел.

- И долго ты собираешься торчать там? - Альфа смотрел на меня с балкона второго этажа, - Будь любезен, зайди в дом, у меня серьезный разговор к тебе.

Я сглотнул и кивнул. Мне нравится эта идея все меньше.

- Где папа? - ненавязчиво поинтересовался я, едва вошел.

- Вопросы задаю я, - отрезал альфа, однако ответил мне, - в больнице.

Все внутри рухнуло вниз.

- Как? - наверное, по моему лицу он понял, что своего не добьется, пока я не дождусь ответов.

- Просто плановое посещение врача, - он раздражен, - банальный стоматолог, осмотр.

Почему Альфа называет клиники, стоматологии, все, словом - больницами. Я облегченно вздохнул, хотя все ещё немного нервничал. Ему ничего не стоило солгать мне.

- Я хочу поговорить о...

- Я догадываюсь, - перебил его я. Каким бы уродом не был Алан, но ни разу я ещё не получал за то, что не давал ему договоить.

- Щенок, распустился совсем! - альфа повысил голос и с отвращением глянул на тебя, - Алан слишком балует тебя, ты этого не заслуживаешь. Мальчик слишком хорошо воспитан, чтобы поднять руку, проучить даже дрянь вроде тебя!

- Простите... Эдвард... - мне далось это с трудом. Альфа требовал, чтобы все называли его по имени и на Вы.

- О твоих манерах мы поговорим позже. Как дела у Алана?

- Я не лезу в его работу, она не касается меня.

- Ещё бы ты лез! -снова взвился он, - я не про работу!

Тут до меня дошло, чего хотел от меня Альфа. Не зря он назначил число свадьбы, не зря он пичкал меня этой дрянью, от которой я сложился на несколько дней.

- Я... ну... Те лекарства, что вы давали...

- Ты в курсе?

- Да, так вышло... Мне стало плохо и...

- И? - он злится, он вот-вот взорвется, я узнаю этот взгляд. Машинально напрягаюсь, делаю шаг назад.

- Мне стало плохо и Алан отпустил меня, - я лгу. Он не отпускал меня, я просто ему отказал.

- Отпустил? Когда рядом с ним была течная сука, он тебя отпустил?! Ты меня за идиота держишь? - Альфа орет на меня, кажется он весь квартал на уши сейчас поставит. Я отхожу назад ещё. Меня начинает трясти. Господи, кто-нибудь отвлеките его, я успею выйти из дома. Водитель уже ждет меня на парковке в двух шагах. Кажется, он выехал почти сразу за Аланом, - Какого черта ты ещё не предоставил ему свое тело, какого черта ты ещё не носишь его ребенка, дрянь?

- Мне правда было очень плохо...Я... Я не мог, простите меня, я все исправлю.

- Разумеется, исправишь, уже я вобью в твою голову, что ты не имеешь права отказывать своему альфе, как бы плохо тебе не было! Сука дрянная. Когда у тебя течка?

URL
2013-05-09 в 23:43 

Improba Dea
irrepressible;
- Я не знаю, примерно через неделю... - Едва могу говорить. Голос то и дело срывается, дрожит. Он меня убьет сейчас. Он меня придушит и заставит Алана трахать труп. А труп заставит забеременеть и выносить ребенка. Господи, что за бред я несу? От страха меня ноги не держат. Мне казалось, я видел всякое и нового Альфа уже не выкинет. Но нет, либо я привык к "хорошему", если последний месяц можно назвать хорошим, либо он и правда никогда ещё так не злился. Почему поводом его ярости стал именно я? Поводом и объектом.

- А ну пошли со мной, шлюха драная! - он хватает меня за волосы и тащит в подвал. Он не раз наказывал там и меня и папу... И то, что мы туда идем значит лишь то, что не смотря на то, что я уже являюсь собственностью одного альфы, он посмеет меня наказать, - Алан слишком добр и снисходителен, понимает, что от такой безмозглой суки ждать нечего! Но я то уж постараюсь растолковать тебе твои обязанности!

Отец отрывает дверь и толкает меня вперед. Я буквально сбегаю с лестницы, спотыкаюсь на последней, падаю и рву об бетонный пол джинсы, раздираю в кровь колени. Если я выйду на своих ногах отсюда, то меня спасет сам Бог... ничто и никто больше спасти меня не сможет. Альфа включает в подвале свет. Когда он успел взять в руку плетку? Откуда он её достал? Паника, меня охватывает жуткая паника, так страшно, я готов валяться у него в ногах, умолять не трогать. Хоть сию минуту подставлю зад Алану, в сухую, без подготовки и смазки, только пусть этот человек уйдет. Господи, убери его от меня!

- Раздевайся, иначе я буду бить по одежде, - если Алан увидит разодранную одежду, будут вопросы. Не хочу. Ничего не хочу. Впервые понимаю, насколько серьезно испытываю жажду сдохнуть. Трясущимися руками снимаю льняную рубашку, замираю, - штаны тоже, - альфа непреклонен. Смотрю на него умоляющими глазами, - ты знаешь, что будет, если я повторю?

Опускаю голову, поднимаюсь и раздеваюсь до нижнего белья. После первого же жгучего удара вновь падаю на колени. Как больно, Господи... Почему все так? Почему я не остался дома? У меня была возможность, отец не посмел бы явиться в дом Алана, а если бы и явился не поднял бы на меня руку там! Это моя крепость и я её покинул. Мой чертов характер, засунуть бы его куда подальше! От второго удара принимаю колено-локтевую. Отец бьет не заботясь, куда попадет, в каком я состоянии. У меня сорван голос, ладони исцарапаны об бетон, как и колени, на полу подвала уже кровавые отпечатки. У меня даже сил плакать уже нет. Я уже давно лежу свернувшись калачиком на холодном полу,а он продолжает хлестать меня. Мои способности ограничиваются инстинктивно сжатыми руками над головой. Я уже даже чувствовать перестал. В себя меня приводит сильный пинок в живот, выбивающий воздух из легких. Он хочет. чтобы я стал отцом, но биет ногой в живот, где логика? Улыбаюсь этой мысли. Если я не смогу выносить его внука, виновен будет он.

- Ещё хочешь?! - ещё один хлесткий удар, дальше мой сиплый стон. Голова кружится, все плывет. Какой-то посторонний шорох, меня вздергивают вверх, пытаются поставить на ноги. Лицо обдает ледяной водой, потом ещё раз и ещё. На третий я вдыхаю как раз тогда, когда меня обливают. Захлебываюсь. Кашляю, - Алан уже разыскивал тебя. Звонил узнавал где ты и скоро ли будешь. Если и в этот раз ты ему откажешь, Шеннон, я прибью сначала тебя, а потом твоего никчемного папу-омегу. Ни ты, ни он не способны дать альфе то, что ему нужно, так на кой черт вы дышите воздухом, ублюдки? И не смей Алану даже слова сказать, слышал, мерзость?! Спросит - скажешь что разозлил меня. Ни слова о причине! Ты понял? - пощечина, киваю устало.

Меня одевают чьи-то ледяные руки, поднимают в дом и отпускают. Каким чудом я устоял на ногах, понятия не имею. Краем глаза вижу напуганного папу. Он успел вернуться. Но у меня нет сил подойти к нему.

- Пошел вон. Тебя ждут на парковке, - Альфа орет на меня, как оглашенный. Парковка совсем не далеко. Пройти буквально метров сто, повернув дважды направо.

На дрожащих ногах иду к выходу. Слышу, как папа начинает орать на мужа-альфу. Не надо, правда, только хуже будет, я в норме. Все хорошо. Наверное так, как должно быть. Или нет... Но мне все равно. Я больше не смогу сопротивляться. Алан получит, что захочет. Ребенка, двух, трех... Надеюсь, я сдохну во время родов... А если мне суждено родить омег и они со мной. Не хочу чтобы мои дети также мучились. Не позволю. Я забеременею и отравлюсь, чтобы альфы не стали такими же. Мои дети не буду мучиться или мучить кого-то.

Выхожу из дома. На улице ливень. Ни черта не вижу. Иду по направлению к парковке, почти в слепую. Оглядываюсь. Меня жутко мутит, я плохо вижу, еще этот ледяной дождь хлещет по лицу, и ветер продувает насквозь. Всматриваюсь вдаль. Машины не вижу. Водитель, наверное, решил что меня отвезет отец, раз меня так долго нет... Или я переночую у них. Не буду звонить Алану. Я выше того, чтобы просить помощи у этого ублюдка. И водителя вызывать не буду. Меня и так все, кроме Лизы, считают ничтожеством, а если увидят в таком состоянии, то все будет совсем плохо. Надоели презрительные взгляды. Вспоминаю того мужчину, который уронил поднос из-за меня в начале месяца.

Сил идти нет. Я замерз, меня трясет, голова кружится, тело адски болит, будто в каждую клеточку тела вонзают иголки. Плюю на светлые джинсы (хотя чего за них беспокоиться, они драные уже, все равно только выкинуть) и опускаюсь на землю, облокотившись на какое-то здание спиной. Тут же вою от боли. Отец постарался. Такое чувство, что на спине нет ни единого живого места, будто всю спину на лоскутки разодрали. В кармане вибрирует телефон, через пару секунд начинает играть ненавистная мелодия. Совершенно бездарная пивичка орет прокуренным голосом какой-то бред. Специально поставил её, чтобы знать, что звонит "любимый" муж. Вытаскиваю трубку и зачем-то жму отбой. Можно просто игнорировать. Через секунду опять та же история. Прикрываю глаза и усмехаюсь. В этой жизни что-то, да будет по-моему!

- Вот сучка,а! - слышу откуда-то со стороны, быстрые приближающиеся шаги, маты. Было бы забавно, если бы интеллигентный Алан выразился бы так же. Нет... Этот сноб слишком хорошо воспитан. Не то что я, грязная шлюшка... Усмехаюсь. Резко затихают шаги, - Шеннон?

Откуда прохожие меня знаю? Глаза открыть сил нет.

- Шеннон?!- голос все ближе. Узнаю его наконец. Нашел, ублюдок, - Шеннон, мать твою, какого черта ты здесь сидишь, как бездомный котяра, я тебя в машине битый час жду! Твой отец сказал мне минут двадцать, что ты вышел! Ну хватит позориться! Встаешь, нет? Или будешь ждать у моря погоды?

Ты такая сволочь. Даже не поможешь подняться, Алан?

- Шеннон? - твой тон меняется. Становится настороженным, - Шеннон, это не смешно, наколол и ладно, вставай давай. Мне не в кайф под ливнем мокнуть. Шеннон, блядь!

- Что тебе? - мой голос по прежнему дрожит и хрипит. Его почти не различить за шумом дождя.

- Шеннон? - да что ты как пластинка испорченная заладил, - Эй, Брайт, что за нелепый спектакль?

Погоди, милый супруг, я уже месяц, как Фокс.

Ты наклоняешься ко мне и трясешь за плечо, я выгибаюсь, как раненный зверь и кричу от боли.

- Шеннон! - вот теперь ты психуешь. А ты думал, я тут комедию разыгрываю? Нет уж, так низко я не упаду, чтобы добиться твоей жалости, - Эй, Шен, малыш, слышишь меня?

Теперь и твой голос дрожит, а я рвано дышу, стараюсь абстрагироваться от боли.

-Эй, не плачь, потерпи чуть-чуть... Немного... - Ты говоришь так тихо,осторожно и спокойно. Твой тон успокаивает. Постой, я плачу? Черт... верно, реву, как идиот. Мне ведь так больно.

- Алан... Забери меня... пожалуйста, - говорю прежде, чем понимаю, что говорю, - пожалуйста, мне так больно.

- Знаю, малыш, тише-тише, чуточку потерпи, хорошо, совсем немного...

До дома ехать около часа, а ты говоришь немного. Но я тебе верю. Больше просто некому. Мне так плохо, что я бы маньяку доверился сейчас. Киваю, пытаюсь улыбнуться, но только сильнее начинаю реветь. Как же больно.

Алан поднимает меня на руки, наконец-то могу расслабиться. Он что-то шепчет мне, монотонно так, успокаивающе. Вскоре оказываюсь в теплом салоне. Приятно. Откуда-то берешь плед, закутываешь в него.

Достаешь из кармана классических брюк ключ, пытаешься попасть в замок зажигания. Мои нервы тебе передались? У тебя как у пьяницы руки дрожат. Пересиливаю усталость и, вытащив руку из-под мягкого пледа, кладу поверх твоей.

- Я в норме, - меня едва слышно. Смотрю Алану в глаза. Неужели я вижу в них эмоции? Неужели хоть что-то кроме холода и высокомерия. несколько секунд как зачарованный смотрю, как с твоих волос стекают капельки, смотрю, как вздымается твоя грудь от быстрого дыхания, - все в порядке. Просто увез меня отсюда.

- Хорошо, - ты успокоился. Вставляешь ключ, заводишь машину. Мы трогаемся очень легко. Ты быстро набираешь скорость. Проезжаем знак. Я едва улавливаю его, - Ты превышаешь.

URL
2013-05-09 в 23:45 

Improba Dea
irrepressible;
- Плевать.

- Ты угробишь нас обоих, - этот довод срабатывает. Ты сбрасываешь, - Алан, все правда в порядке. Я переживу.

Лгу тебе. Я не переживу это унижение, эту бесконечную боль. Я в ней теряюсь... Держусь из последних сил, чтобы снова не заплакать. Ты снова психанешь, если я дам слабину.

- Я знал, что тебя нельзя было с ним наедине оставлять. Поэтому сам и повез. Но решил, что просто накручиваю себя.

- Ты не виноват. Просто он псих.

- Меня предупреждали, что...

- Заткнись, ради Бога. Тебе не кажется, что не время впадать в истерику? Ты за рулем, так веди эту чертову машину. Я устал и хочу спать, - меня успокаивает и отвлекает эта перепалка. Даже забавно. Я бы повеселился, будь мне хоть капельку лучше.

- Шеннон, откуда в тебе столько...

- Гонора?

- Сил, - выдавливаешь из себя улыбку. В первый раз вижу у тебя на губах улыбку. Надеюсь, не в последний.

***

Прихожу в себя уже дома. Лежу на животе. Кожей ощущаю прохладу и нежность ткани. Это сейчас так приятно... Словно глоток живительной влаги после длительного пребывания среди пустыни. Еще толком не открыв глаза чувствую, как кожу, неприкрытую шелком холодит. В помещении так хорошо, дышится полной грудью, не то что в подвале, чертовом влажном затхлом подвале, куда оттащил меня отец. В голове моментально всплывают картинки происходящего, меня передергивает. Кажется, к горлу снова подступает комок. Это буде долго мне сниться, когда я смогу забыть, что он сделал?.. Не хочу всю жизнь бояться, трястись, но такое просто так не проходит такое не забывают, след от подобного навсегда остается где-то глубоко и выходит на поверхность в самые неподходящие моменты. Меня начинает снова бить озноб. Пытаюсь отвлечься и с усилием открываю глаза, намереваясь увидеть, наконец, вместо едва различимых силуэтов полноценные объекты. Это спальня Алана, где мы должны были провести первую совместную ночь, но я струхнул.

- Шеннон? - Несколько секунд понять, что происходит, кто со мной говорит. Алан. Черт, как непривычно, его тон не холодный, не безразличный. Волнуется? Сомневается? Не могу описать, что слышу. Это не реально, я брежу, - тебе холодно? Закрыть окно?

Нет, это не бред. Он здесь, рядом. Сидит на полу, голову положил на сложенные на кровати руки, но когда увидел, что я проснулся - приподнялся. Пытаюсь сесть, тщетно. Руки дрожат, во всем теле слабость, будто я после долго передышки решил позаниматься физкультурой, только слабость и трясущиеся конечности дополняет ужасно головная боль, невыносимая усталость и боль в каждой мышце, в каждом суставе. Вторая попытка подняться более успешна, но едва неудачно поворачиваюсь охаю и прикрываю от боли глаза. На секунду показалось, что выключили свет. А потом в поле зрения залетали "мушки".

- Шеннон? - почему он так озабочен? Что ему надо? Поворачиваюсь к Алану, смотрю на него, но будто не вижу. Как же плохо, - Шеннон, тебе что-то надо?

Алан говорит почти шепотом, будто провинился за что-то. Я качаю головой, но подумав, прошу.

- Можно мне воды? - не узнаю свой голос. Хриплый, осипший.

- Конечно, - он оборачивается тумбе возле кровати. На подносе хрустальный графин, чашка, куча таблеток, ипользованный шприц, открытая ампула. Странно, я никогда не боялся уколов, но сейчас меня мутит от вида иглы. Протягивая мне бокал, Алан почти умоляюще просит, - скажи хоть что-нибудь.

- А где Лиза? - я и сам чувствую необходимость что-то сказать и, поторопившись, говорю бред.

- Тебе неприятно мое присутствие?

- Вовсе нет, просто обычно она со мной нянчится.

- Она не думала, что её услуги сегодня будут нужны. Попросила выходной, я отпустил. Если надо, я могу...

- Нет-нет, не нужно. Все в порядке.

- Ты говорил тоже самое, прежде чем потерять сознание в машине.

- Да? - прикладываю ко лбу руку,пятерней зачесываю челку назад, силюсь вспомнить. Точно. Я ругал его за превышение, он снизил, потом мы перекинулись ещё парой фраз и все. Будто и не я с ним был. Это все же больше похоже на бред. Так почему я так уверен, что все это наяву? Наверное, боль слишком реальна, слишком отчетлива.

- Да! - Алан отвечает так резко, что я испуганно вздрагиваю, - прости. Прости, Шеннон, я немного... нервничаю.

Это признание далось ему не легко? Признать, что такая ледышка, вроде Алана способна нервничать за кого-то? Не просто чувствовать, не просто переживать, а нервничать.

Дрожь усиливается. Я чувствую себя на грани. Я сдерживаюсь из последних сил, почему-то мне кажется, если я сейчас сорвусь, то Алан тоже психанет и будет что-то очень-очень нехорошее, что мне не понравится, но не по отношению ко мне. Откуда эти идиотские мысли? Вообще-то мне даже говорить не хочется, я так устал, что даже языком ворочать не в состоянии. А ещё мне хочется остаться наедине с собой и просто дать волю чувствам. При Алане стыдно. Я всегда старался показаться себя лучше при нем, хотя мой муж мне даже знакомый был с очень сильной натяжкой.

- Алан,ты правда можешь идти. Твоя работа... я не хочу отрывать тебя от дел.

- Работа подождет. Я и так слишком долго зарывался в документах. Или ты хочешь, чтобы я оставил тебя?

Нет-нет, постой, Алан... Я не хочу, чтобы ты оставлял меня одного, но одновременно с этим я не могу выпустить все, что накипело наружу при тебе. Стыдно?

- Нет, нет, Алан, останься, если можешь. Пожалуйста.

- Как ты пожелаешь, - Алан говорит так тихо. Его голос так греет,будто ближе и нет никого. Будто я его так давно знаю, просто мы были в ссоре, - могу ещё что-нибудь для тебя сделать?

Он смотрит на меня с таким сочувствием. Не знаю даже приятно или противно. Никогда не чувствовал себя так унизительно, но с другой стороны, я не могу вечно все держать в себе. В этот момент во мне словно что-то ломается. Начинаю плакать, прикрываю глаза в тщетных попытках успокоить. Закусываю губу, что пошла кровь, все так же надеясь взять себя руки. Неожиданно Алан поднимается с пола, садится рядом и прижимает меня к себе.

- Чш-ш... Все хорошо, все хорошо. Поплачь, тебе полезно. Ты так долго терпел это, боялся. Станет легче, - гладит меня по волосам, слегка начинает укачивать. А может, у меня просто поднялась температура, и мне кажется, будто меня качают, как на волнах, - я не уследил за тобой, впредь этого не повторится. Я клянусь.

Такой нежный тон. Почему он раньше не говорил так со мной? Наклоняется ко мне, целует в затылок.Как я давно ждал, что меня хоть кто-то обнимет. Меня жалеют, успокаивают, а я плачу все сильнее. Вжимаюсь в Алана, будто от него зависит моя жизнь. Я сижу на коленях у человека, которого почти не знаю, которого ненавидел ещё несколько часов назад, которого готов был придушить за его черствость, а этот человек внезапно оказывается самым близким и самым заботливым. У жизни извращенное чувство юмора. Вцепляюсь в его рубашку мертвой хваткой, аж костяшки белеют. Меня избил родной отец, а извиняется передо мной мужчина, который ни разу не ударил меня, который, даже замахнувшись, не смог меня обидеть.

- Я заставлю его принести извинения.

Меня словно током шарахнуло.

- Не смей! - если отец будет унижен, моему папе тоже будет очень плохо. А просить прощение для него, тем более у омеги, означает просто сломать собственную гордость. Алан непонимающе смотрит, - Не нужно, - говорю спокойнее, - Он не простит, правда, не нужно. Я не хочу, мне не нужны его извинения. Это все только осложнит.

Я говорю с надрывами, всхлипывая.

URL
2013-05-09 в 23:45 

Improba Dea
irrepressible;
- Чш-ш-ш... все будет хорошо. Он никогда в жизни больше не тронет тебя, мой хороший... Тебе больше никто не сделает больно, - почему я ему верю? Может, раньше мне просто не приходилось ни от кого слышать такие обещания, и это звучит так приятно, смело и... желанно? Алан появился так вовремя, когда он был мне нужен, и теперь он переживает за меня. Это приятно. Расслабляюсь постепенно в его руках, но слезы никак не унять, - давай я принесу успокоительное?

- Нет, нет, не стоит. Я скоро приду в норму. Просто, я устал...

- Тогда давай я обработаю раны, и ты ляжешь спать? - я лишь киваю. Это хорошая мысль. Лечь и уснуть, желательно бы впасть в совершенно слепой сон. Когда вокруг только темнота, спасительное забытье, не пропускающее в мое сознание картинки прошлого.

Я киваю и машинально гляжу на свои разбитые колени. Это будет долго. Я никогда не был терпеливым. А сейчас? Неужели смогу измениться неожиданно и потерпеть, перетерпеть боль? То, что сейчас будет даже слабо будет походить на отголоски отцовского наказания. Я же смогу потерпеть немного, да?

Алан увидел, как я стал нервничать.

- Не бойся, я буду осторожен. Знаю, что тебе не слишком этого хочется, но придется потерпеть, иначе заживать будет дольше, - я молча киваю, он прав, пройти через это придется. Разница лишь в том, кто будет меня "штопать": Алан или врач. Почему-то сейчас Алану я верю больше. Наверное это просто следствие того, что именно он забрал меня.

Оказывается, у него уже была приготовлена аптечка. Он достает все, что может понадобиться. Бинты, вату, пластыри, обезараживающее средство, таблетки какие-то, кажется, даже ледокаин. Мне даже становится смешно на какое-то мгновение. Как же я выгляжу, если Алану пришлось приобрести наркоз? Я уверен, что он приобрел его, а кто в домашней аптечке держит такую штуку? Даже у меня дома в аптечке ничего подобного не было, впрочем, я подозреваю что и обезболивающих дома не было... При чем из принципа.

Смочив ватный тампон перекисью, он берет мою руку в свою и начинает осторожно протирать содранные участки. Я морщусь. Неприятно, но вполне терпимо. Вообще меня всегда раздражало ощущение от перекиси на ранах.

- Я осторожно.

- Я знаю, - машинально киваю, подтверждая свои слова. Он правда очень осторожен, я едва ощущаю его прикосновения, тут скорее психологический эффект. Никто со мной так возиться бы не стал. Втягиваю воздух носом и то ли у меня паранойя, то ли это действительно так, но в воздухе витает специфический запах лекарств. Мне от него становится дурно. Снова морщусь, чуть отворачиваю голову.

- Так больно?

- Нет-нет, все в порядке, просто я не люблю... Никогда не понимал врачей, тем более хирургов.

Эта тишина, которая сейчас повисла в комнате меня успокаивает. Пожалуй, я рад, что Алан не из болтливых. Когда он заканчивает с ладонями, начинает обрабатывать разодранные колени. Здесь чувствуется немного сильнее, но я без труда это переживу. Просто смотрю в другую сторону, просто стараюсь не слушать шипение перекиси на ранах и не смотреть на томпончики, измазанные в крови, которые Алан скидывает как-то совсем небрежно, что непривычно для меня, на пол. Я и думать не мог, что он такой заботливый. И как получилось, что такой парень сын родителей, которые без труда нашли с моим папашей-психом общий язык? Может, это тоже видимость, как и холодность моего мужа? Может, это просто деловые отношения и ничего больше?

Ощущаю, как голова начинает трещать. Черт, слишком много думаю, наверное. Машинально откидываюсь на кровать, но тут же с жалобным стоном резко вскакиваю обратно. Спина слишком сильно болит, чтобы я мог себе позволить лечь.

- Шеннон, осторожнее, - он тут же отрывается от своего занятия и взволновано смотрит на меня. Слишком непривычно видеть его таким. Это какой-то другой Алан, не тот, которого я знаю. Тот казался таким взрослым, слишком взрослым для меня, слишком деловым, слишком серьезным и очень холодным. Этот же кажется совершенно нормальным человеком, восприимчивым к чувствам, заботливым, добрым, способным переживать и каким-то более простым. Он даже кажется немного младше своих лет.

- Все в порядке. Пройдет, - отмахиваюсь я, стараясь заставить себя перестать морщиться от боли, - Алан, - неожиданно для самого себя я называю его по имени. Оно странно звучит вот в такой обстановке, посреди полнейшей тишины. Он не отзывается, только замирает и поднимает на меня глаза, - это, правда, ты?

- Что? - я застал его врасплох. Он не ожидал такого вопроса, да я сомневаюсь, что он и смысл о го понял.

- Мне кажется, сейчас, будто я выходил замуж за совершенно другого человека, - вот-вот я скажу ещё что-то и все испорчу. Но я хочу знать, отчаянно хочу знать, почему он меня ненавидел... или ненавидит, но чувствует свою вину и пытается её загладить, или что там чувствуют взрослые, когда им поручают ребенка, а они за ним не досмотрели, и в один прекрасный момент дитятко расшибло лоб в песочнице, - люди ведь не меняются так быстро. Я готов поклясться, что ещё вчера, мой муж готов был засунуть мне кляп в рот, лишь бы я не донимал его, - все, конец, я все испортил. Точно. Но Алан почему-то улыбается. Немного устало, но все же искренне и совершенно по-доброму.

URL
2013-05-09 в 23:47 

Improba Dea
irrepressible;
- Я на какой-то момент и правда засомневался, что вынесу раздражитель вроде несовершеннолетнего омеги, который пожить то ещё не успел, как его слили во взрослую супружескую жизнь. Мне казалось это какой-то издевкой, что мне на шею повесили ребенка. Ты был не при чем, но злиться на родителей даже я права не имел. Вот и выливал злость и раздражение на тебя. Когда мне объявили, что назначили встречу с семьей моего будущего мужа и его родителями, я опешил. В тот момент у меня был... скажем так, партнер. Он устраивал меня и возрастом, и внешностью, и характером, и манерами. Да и в делах моих он разбирался и мог помочь. Я злился. Очень сильно и долго. А когда увидел скромное существо в твоем лице в нашей гостиной, чуть там не высказал отцу все, что думал. Понял лишь сразу, что мы с тобой оба против этой свадьбы, - рассказывая мне все это, Алан переживает. Я чувствую как он замирает, стараясь подобрать нейтральные слова, - Я ведь терпеть не могу детей твоего возраста, Шеннон, а один из них оказался ко мне привязан, и вроде я ему должен быть мужем, а вроде ему ещё и без родителей жить рано. Куда тебе в твоем возрасте заводить ребенка, я вообще не понимал, но они все дружно так упорствовали. Словом, я послал все к черту и сдался. Порвал свои отношения, согласился на свадьбу, смирился с тем, что мой спутник по жизни на одиннадцать лет младше и ещё даже не вышел из подросткового возраста. Я смягчился, только когда увидел тебя на свадьбе. Замученного, потерянного. А потом ты влепил мне пощечину и задел мою гордость, и я снова начал злиться, как будто сам малолетний придурок. Единственное, в чем я был уверен, так это в том, что насиловать тебя точно не собираюсь. Лиза как только симптомы твои увидела, узнала, от чего они, рассказала мне, что тебя таблетками пичкали. Я знал, что они сдвигают течку и побоялся к тебе приближаться, не зная, когда будет следующая, не собьется ли весь цикл. Или как там это называется. Лиза бета и ничего об этом не знает. Она все носилась по дому, как ужаленная и переживала, что помочь не может. Подруг обзванивала, но единственная её знакомая омега отдыхает с мужем в Италии. Когда у тебя случился срыв, и ты снова свалился с температурой, Лиза вынесла мне весь мозг, что я должен побыть с тобой и извиниться, а мой отец выносил мне мозг, что я держу такую неуравновешенную и невоспитанную девицу-горничную. А под горячую руку снова ты попал, Шеннон. Твой папа-омега позвонил мне за час до того, как до тебя дозвонился твой Альфа. Он сказал, что его муж хочет знать, как прошла первая ночь, и он умолял меня подтвердить, что все было замечательно, иначе он тебя убьет. Я отмахнулся, сказал, что непременно тебя прикрою, а сам оставил тебя с ним наедине. Не думал, что про "убьет" Ник говорил всерьез, - Алан виновато посмотрел на меня. Наверное, будь у меня силы, я бы разозлился, наорал на него. Но сил у меня не было, как, кажется, и у Алана. Он тоже устал, - знаешь, все то время, что ты был рядом, крутился в этом доме, он словно как-то уютнее стал. Я не люблю это место, здесь всегда, выражаясь твоим языком, как-то холодно и серо. А ты внес сюда хоть немного жизни, но даже ощущая симпатию к тебе, мне все равно удалось испортить все то, что, худо-бедно, начало налаживаться. Не знаю, что на меня нашло. Моя работа не терпит пошатнувшегося самоконтроля, но что-то вывело меня из чувства равновесия и это меня бесило. Я всегда реагировал на вещи совершенно механически, а с твоим появлением все как-то изменилось. Я не знал, что делать, как делать, как себя вести, в конце концов. И это раздражало меня ещё больше. Я привык, что знаю решение или нахожу его без труда, а ты... Ты был за гранями привычной системы и стал исключением. Мой отец всегда мне говорил, что я слишком сильно опираюсь на логику и лаконичность, что непредвиденные обстоятельства, которые в один прекрасный момент я не смогу просчитать заранее, меня уничтожат. И когда я понял, что это и происходит, осознал, что злюсь уже на тебя, хотя виноват сам.

На этот раз чувство вины испытываю уже я. Он не на меня сердился все это время, он просто хотел сам решить свою судьбу, построить свою жизнь, а на его голову свалился ребенок. Он пытался найти точки соприкосновения, но не привык к таким, как я. И в чем я его винил? Что он слишком холоден со мной? Так он отгораживался, чтобы не задеть меня.

- Я... Я не думал...

- Ты можешь не говорить ничего. Все в порядке. Нам надо было раньше поговорить, я просто не мог себя заставить. Видел в тебе ребенка, а себя считал слишком взрослым, чтобы найти с тобой взаимопонимание. Знаешь, Шеннон, за это время ты стал куда больше для меня, чем просто назойливым ребенком, туда-сюда бегающим по дому. Это странно. Никогда не любил детей, - он смотрит мне в глаза. Мне становится немного неловко, чувствую, как щеки вспыхнули, но не могу отвести взгляд, - но тебя смог почему-то.

Не сразу понимаю, что он имеет ввиду, но когда до меня доходит, я открываю рот, собираясь сказать хоть что-то, но он и звука не дает мне произнести. Целует. Требовательно, но не жестко. Он не пытается подавить меня или подчинить, указать на мое место, на мой коврик по дверью, как говорит отец. Мне в миг становится жарко, немного стыдно, я не хотел этого поцелуя, но и отталкивать его не хочу. Мне нужна это любовь, какой бы странной и извращенной она не была. Алан слишком хороший, чтобы причинить мне вред.

Он был мне нужен и он появился. Если он притворяется так искусно из-за моего состояния, то пусть он даже лжет, что смог полюбить ребенка, которого возненавидел, плохие люди не прилагают столько усилий, просто чтобы кому-то было спокойно и он чувствовал защиту. Алан, спасибо,что ты рядом.

Я даже представить не мог, во что выльется это странная любовь, даже не мог думать, что уже через пару месяцев мы друг без друга жить не сможем.

Да, мы просто не поняли друг друга тогда, и к чему это привело. Впрочем, даже не смотря на то, что Алан понял свою ошибку, не думаю, что свою ошибку понять способны все. Некоторые слишком гордые, упертые. Хотел бы я сказать тебе, Кэлл, с уверенностью, что Кайл осознает, что сделал и перестанет уничтожать тебя таким мерзким способом, но я не уверен. Сейчас все зависит от тебя. Реши, чего ты хочешь, реши, на что готов. Это и решаю озвучить, хоть и немного иначе.

- Кэлл, это наверное глупо будет звучать и совсем бессмысленно, но сейчас все больше зависит от тебя, чем от Кайла. Он из семьи достаточно влиятельной,а у таких гордости вагон и маленькая тележка. Неизвестно, когда Хант дорастет до того, чтобы суметь переступить через эту гордость и признать ошибку. Просто реши чего ты хочешь и реши, на что ты готов, что сможешь выдержать, что сможешь сделать. Вряд ли это походит на совет, которого ты ждешь. Знаю, это пустая болтовня. Но я намерено не даю конкретных советов, Кэлл, не хочу чтобы наша разница в возрасте стало клеймом авторитетного мнения. Понимаешь, к чему я клоню?

- Не совсем, - он выглядит таким растерянным. Я только больше его путаю, говоря, что то ему нужно довериться интуиции, то действовать, то ждать. Как бы хуже не делать.

- Кэлл, я, наверное, не слишком помог тебе. Но я намеренно не хочу конкретизировать. Тебе придется решить самому, что предпочтешь ты. Я не хочу чтобы мои мысли оказали на тебя влияние. Если это окажется ошибкой, мне будет все равно, если ты начнешь злиться на меня за неверный совет, но вот твои переживания из-за неверного выбора и трудности из-за беспокоят меня куда сильнее. Ты оказался в непростой ситуации и выбрать придется самостоятельно. Я поддержу тебя в любом случае и если необходимо помогу. Но...

- Я благодарен уже за то, что вы меня выслушали и поговорили со мной. Не думаю, что смогу справиться с этим один. Дело не в моем решении, просто их трое и... Да, нет. И не в них дело. Я знаю, что должен решить, но чтобы решить, надо сесть и обдумать, а об этом я думать совершенно точно не хочу и поэтому всячески забиваю время чем угодно, чтобы убедить себя, что решить эту проблему мне пока некогда.

Смотрю на парнишку. Он растерян и не знает, что делать. Запутался. Хочет предпринять хоть что-то, но то ли боится, то ли не знает что, то ли не знает как. А может, боится как к этому отнесутся окружающие.

- Все ты сможешь, Келли. Если бы не мог, уже бы сложил руки. Это ведь не первый раз. Их трое, ты один. Ты молодец, - потрепав его по волосам, целую в лоб. Недопустимо для учителя. Но я всегда знал, что эта работа не по мне, Алан настоял. Сказал, что я великолепный историк. Мой отец всегда говорил, что отребье вроде меня не имеет права выходить в общество. Алан оспорил его мнение и позволил мне, заставил, считай. Спасибо ему, что настоял тогда. Если преподавать и не мое призвание, то я хотя бы помогу этому парню, - и на меня всегда можешь рассчитывать.

URL
2013-05-10 в 05:40 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, ну, наконец-то! Вы сделали мне настоящий подарок... самый настоящий праздник!!!)
Наверное, невозможно представить, что кто-то постоянно думает о продолжении... но это так) Каждый вечер, затаив дыхание, проверяю рассылку в почте из дайри, каждый день молюсь, чтобы вы не забывали, что кто-то там далеко сидит и ждет хоть коротенькое предложение, хоть пару слов, хоть сигнал или намек на то, что вы о нас помните... о своих читателях>_<
Вы стали для меня настоящим наркотиком. Первая доза бесплатна, а на третий раз уже готов "жизнь свою отдать" даже за самую малость...
Помните: "Мы в ответе за тех, кого приручили!";))
А за проду откровенное спасибо!)

2013-05-10 в 13:09 

Improba Dea, спасибо за проду. Полностью согласна с Anngelus, у меня точ такое же состояние)))) урааа, прода))))

2013-05-10 в 22:43 

Improba Dea
irrepressible;
о своих читателях>_<
как я могу о вас забыть, когда только благодаря вам и пишу?)

Anngelus, Ники 17, рада, что вам нравится)) Каждый раз пишу и думаю, а не разочарую ли читателей) Значит, пока я все правильно делаю)

URL
2013-05-10 в 23:25 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, спасибо)
Даже представить раньше невозможно было, что я буду получать столько удовольствия всего лишь от банального процесса чтения.
Непонятным для меня образом ваши герои умудряются проникнуть глубоко в сердце, просто западаешь на них>_< и этот "процесс" начинает походить на болеутоляющее для моей пропащей души) Звучит, вероятно, странно, но зато правдиво)
Так что я скромно продолжаю делать то, что могу... ждать продолжение)

2013-05-12 в 12:04 

Improba Dea, как же у вас отлично получается передать настроение и чувства. С нетерпением каждый раз я жду продолжения. И сколько бы вы не выкладывали мне все мало, хоче еще и еще. Спасибо за ваше творчество.

2013-06-28 в 19:42 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, как же я скучаю по строчкам, льющимся из-под вашего пера...
Я, конечно, умею ждать... но вы рискуете довести меня до сердечного приступа)) уж больно тоскую я по этим героям, особенно в последнее время>_<
Стыдно признаться, что слабость была столь близка... вы действительно стали для меня мучителем, что изредка дарит крохотную порцию острого наслаждения, дабы после безжалостно вознаградиться жестокими месяцами ожидания)
Склоняю голову и продолжаю ждать...

2013-06-30 в 20:37 

Improba Dea
irrepressible;
Anngelus, сначала итоговые зачеты, потом сессия и в заключении я заболела( вот сегодня сижу и дописыаю главу, ибо только оклемалсь)

URL
2013-06-30 в 23:26 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, респект и уважение бесценному нашему автору))
Не мудрено после сессии слечь с простудой... так что поскорее желаю восстановить свои силы)

2013-06-30 в 23:26 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, а еще... я безмерно рада, что вы откликнулись>_<

2013-07-03 в 18:06 

Improba Dea
irrepressible;
Не мудрено после сессии слечь с простудой... так что поскорее желаю восстановить свои силы)
я не после сессии. я после сквозняка, потом купания и ливня епта уже почти поправилась, а позавчера под ливень попала в летнем платьице. :sadtxt:

URL
2013-07-03 в 18:15 

Improba Dea
irrepressible;
Келли осторожно приоткрыл дверь незнакомого кабинета.

- Что ты у меня тут стоишь? - голос, наверное, показался бы приятным, если бы его тон был мягче и сдержаннее. Келли вздрогнул, когда услышал это.

- Я... простите...

- Ты ищешь кого-то?

- Нет, я на урок, - Келли слегка не понимал, что происходит, что за молодой омега стоит перед ним. Парня, едва выпустившегося из университета, можно было назвать симпатичным, впрочем, как и любого омегу, этим никого не удивишь. Но лиловая рубашка и чернильный галстук придавали коже синий оттенок, невыносимо уродуя а нелепый хвостик ещё больше подчеркивал и без того убогой вид. Ну а круглые очки в массивной роговой оправе на лице с тонкими чертами... Продолжать, наверное, не стоит. Келли никогда не имел привычки встречать по одежке, но сейчас почему-то так вышло. Даже самая нелепая одежда никогда не вызывала у него никаких эмоций. Он и сам не слишком следовал за модой, а уж чтобы в ногу идти, так и вообще речи не шло. Но это... это было за пределами любой самой глупой фантазии.

- И кто ты у меня?

- В смысле?

- Что значит "в смысле"? То и значит! Ты первый раз показываешься на уроке, как это называть? Кто-то освободил тебя от моих занятий? - характер оказался не менее мозговыносящим, чем одежда парня. Погодите, учителя, оказывается, которого Келли принял за стажера. Юноша не понимал причины истерики, посему и не мог придумать достойного ответа, хоть уважительная причина и была.

- Но я был... на больничном...

- Меня не волнует, где ты был. Это же надо столько наглости иметь! Прогуливать уроки, а потом ещё и врать!

Кажется, преподаватель не то что не слышал, но даже и не пытался. Тернер впервые встречал настолько слетевшего с катушек учителя.

- Простите, я... Я готов к уроку и могу показать справку... Кроме того у меня есть свидетель, что...

- Замолчи! Не хочу ничего слушать! Вон из класса. Прогуливал - прогуливай дальше! Пущу лишь с директором. Ишь, какой находчивый нашелся. Болел он! На занятия ходить надо!

Совершенно ясно стало то, что сегодняшний день станет ещё одним испытанием. Будто до этого ему было мало проблем.

- Мистер Уолш, Вы, должно быть, не так поняли Келли. Он не просто так сидел в комнате. Моих слов Вам достаточно? - приторно-сладкий, такой противный голос, принадлежащий единственному в жизни ненавистному человеку. И именно этот объект Келли был готов благодарить сейчас за спасение от безумного учителя. Эта истерика начала уже привлекать внимание. Келли не любил, когда на него устремлялись все взгляды в округе. Ощущаешь себя жертвой, которую вот-вот казнят.

- Кайл?! - Казалось, Уолш сейчас изайдется на визг. Из положительного было то, что он первый учитель, который в одном лишь слове выказал всю свою брезгливость, ненависть и пренебрежение к Кайлу. Не будь Келли сейчас под прицелом у учителя, то непременно злорадно ухмыльнулся, но сейчас было не до этого. Проблемы на Тернера сваливались с завидной периодичностью и, что самое мерзкое, предыдущая проблема, в большинстве случаев, становилась решением следующей. Пожалуй, все было бы здорово, если бы все проблемы так решались, но быть должным и благодарным Кайлу просто было противно. - Этот наглый мальчик...

- Я все знаю, мистер Уолш. Я лично был с ним, когда он "болел". Мне-то на слово Вы верите? Если нет, я могу заручиться поддержкой Майкла и Райана, а если и это Вам не будет должным доказательством в купе со справкой, заверенной печатью, мы вместе обратимся к мистеру Шеннону.

- Наглец. Да что ты себе позволяешь? Как ты со мной разговариваешь?

Келли не выдержал и прикрыл глаза. Это походило на розыгрыш.

- Раз уж мой обман так легко раскрыт, пойду за парту, покаюсь, - с этими словами Келли вошел в класс, оставив не ожидавших такого поворота ученика и учителя за дверью. Очевидно, этот учитель был из тех, которые не успокаиваются, пока им не поддакнешь и не согласишься с их правотой.

Кайл в кабинет вошел минутой позже.

- Ты что вытворяешь? Он бы сдался, - звучало со слишком открытым упреком.

- Не нужно мне твое попечительство, я сам в состоянии справиться. Правда, не лезь.

- Ну посмотрим к концу урока, - Кайл усмехнулся. Лишь после этого Кэлл понял, что теперь будет по меньшей мере унизительно подходить к Ханту с предложением поговорить наедине.

- На нас уже все в коридоре пялились! - прошипел мальчишка сквозь зубы, - Ему просто надо было оказаться правым. Он получил свой трофей, и конфликт себя изжил. Это лучше чем устраивать поединки красноречия, Кайл, но как же, твоя гордость просто не позволяет тебе молчать!

- Закрой пасть, Тернер. Мы ещё успеем выйти! - "тонкий" намек был понят более, чем на сто процентов, так что Кэлл решил не рисковать и замолчал. День едва начался, а Келли уже наломал дров.

"Неудачник. Иди убейся, Кэлл. Мыло, веревка и все дела. Пару минут мучений, и в итоге либо сначала свернутая шея, либо асфиксия. Самый позитивный сценарий".

Вскоре в кабинет пришли все. Сейчас Келли понял, что не видел минимум пятерых раньше. На этот предмет ходили все?.. Впрочем, мало кто хотел слушать истерию подобную этой в свой адрес. Похоже этот препод либо сбежал из психушки, либо просто ему так осточертела школа, что он непременно хочет вылететь, отомстив знатным скандалом и ищет особенно несговорчиво-говорливого ученичка.

Прозвенел звонок. Мистер Уолш, как его несколькими минутами ранее назвал Кайл, тут же бросился отмечать присутствующих. Едва после чьей-то фамилии отвечали "нет", как Уолш тут же начинал истерику по новой.

- Тернер! - визгливый голос заставил вздрогнуть.

- З-здесь... - слегка неуверенно Келли отозвался.

- Кто Тернер? Руку! - ни секунды не замешкавшись, блондин поднял руку.

- Ещё один нашелся! - ожидать нового приступа недовольства преподаваталя Келли даже не смел, но, как оказалось, его решили "наградить", - Ты все занятия так посещаешь? Как другие преподаватели к этому относятся?

- Но я...

- Ничего не хочу слушать! Материал не пройден, ты пропустил всю тему. Я ставлю тебе за нее два. Пересдачи не будет! Не собираюсь с вами бегать! Вы все взрослые люди! И если ты решил, что тебе можно...

- Но я готов!

- Не хочу тебя слушать! Материал надо отвечать вовремя! За тему у тебя незачет. Что ты будешь делать, меня тоже не волнует! Раз тебя не было, значит, материал не проработан! Как мне потом на экзамене оправдываться? Ты не сможешь ответить, а оправдываться, почему так плохо учил - мне! Так что посиди, помолчи. Мы все равно не поймем, что ты скажешь!

Келли так и сидел с открытым ртом, надеясь на секунду перерыва в речи учителя, чтобы выпалить, что он готов хоть наизусть всю главу пересказать. Он ведь правда вчера сидел до двух ночи с этим гребанным предметом, даже учитывая, что "Культура", как именовался сей дивный урок, была тесно связана с историей и Келли не было нужды штудировать. Да и учебник написан занудно, и информация примитивная... А ещё и учитель истерик до костного мозга. Но Уолш не давал даже слова вставить, едва Келли издавал какой-нибудь звук, культуровед начинал свою песню сначала: "Надо сдавать материал вовремя, слушать не хочу, все равно мы не поймем сказанного, надо ходить на уроки".

Когда у Кэлла начали сдавать нервы, он вскочил с места и громко, как ему было совсем несвойственно, ответил.

- Я готов ответить. Конец темы сегодня. Зачет, насколько я знаю. Почему вы отказываетесь меня выслушать?!

- Потому что мы, те, кто ходят на занятия это уже знаем! - Тернер так и остался стоять с открытым ртом. Ему нечем было парировать, даже учитывая всю глупость сказанного, - и не смей мне грубить! Дурной пример заразителен!

Так и плюхнувшись в ошарашенном состоянии обратно на место, Кэлли только моргнул несколько раз растерянно.

- Не парься, - послышался шепот со стороны. Кайл опять лез в свое дело. Хотя ему, кажется, понравился этот спектакль, - Он всех так дрючит, кто пропустил хоть одно занятие.

URL
2013-07-03 в 18:16 

Improba Dea
irrepressible;
Тернер же предпочел оставить замечание без внимания. В голове метался лишь один вопрос: как посещать занятия во время течки, когда школа, буквально, альфами нашпигована, будто банка кильки. Размышления, которые шли на фоне причитаний учителя на счет следующего отсутствующего прервал гадкий скрип двери.

- Хольцман?! Ты опять опаздываешь! У нас и так времени мало! Живо на место! Надо все дела делать на перемене! К другим же ты не опаздываешь? И почему ты вошел, не извинившись за опоздание? Почему не спрашиваешь, пущу ли я тебя вообще на урок?

- Да все равно пустите!

- Что ты сказал?! - новый спектакль уже начинался. Келли только устало положил голову на пару. Он не выспался, а первым уроком так много шума и истерики. При чем учитель явно нес просто сверхъестественный бред, но все равно выставлял себя правым.

- Что вы меня в любом случае пустите, - вошедший совершенно свободно прогуливался по классу, не обращая внимания на крик учителя.

- Ладно, Ян, раз уж ты стоишь, тогда не садись пока, выйди к доске и расскажи нам тему прошлого занятия.

"Вы серьезно?!" - Келли резко сел, - "А как же: мы, те кто занятия посещаем, это знаем уже?"

Возмущению мальчика не было предела, но он предусмотрительно решил молчать. От него внимание учителя ушло, так что можно было просто подремать. Вполне очевидно, что его будут игнорировать, как минимум сегодня.

- Я уже рассказывал, - достаточно грубо отозвался парень.

- Тогда тебе никакого труда не составит выйти и снова нам повторить материал.

"Господи, ну сколько можно продолжать это нелепую истерику? Другой бы уже либо выгнал, либо два поставил. А этому будто нравится! Придурок несчастный. И где таких упоротых преподов берут?"

Лениво зевнув, Келли улегся на парту, пялясь в пылинку на спине альфы, сидящего впереди. Предмета интереснее все равно не нашлось.

- Я не собираюсь повторяться! - не отступал парень.

- Тогда выйди вон! Когда придешь в себя, войдешь обратно! - учитель подскочил со своего места, громко стукнув руками по столу. От неожиданности омега вздрогнул.

- Yes, Your Majesty! - резко ответил парень, будто этого и добивался. Весь класс в голос заржал.

"Свершилось. Ну бред же, а не урок. Смысл его посещать? Для галочки? Неужели ему заняться больше нечем? Или просто авторитет того препода из-за его "адекватности" ниже плинтуса?" - Покачав едва заметно головой, юноша прикрыл глаза. Мыслями он вновь вернулся к вчерашнему разговор с историком.

"-Просто реши, чего ты хочешь и реши, на что ты готов, что сможешь выдержать, что сможешь сделать. Вряд ли это походит на совет, которого ты ждешь. Знаю, это пустая болтовня. Но я намерено не даю конкретных советов, Кэлл, не хочу чтобы наша разница в возрасте стала клеймом авторитетного мнения", - Слова учителя в голове Келли воспроизводил уже не первый раз. И не первый раз понимал, что Шеннон говорил дельные вещи. Келли сейчас настолько потерян, настолько лишен поддержки, что любой совет показался бы единственным верным выходом, руководством к действиям. Но неизвестно, что сейчас лучше: идти у Кайла на поводу и ждать, пока интерес последнего иссякнет или же продолжать упираться до тех пор, пока из сил не выбьется сам Кэлл.

"Чертов ублюдок, почему ты появился в моей жизни? Почему почти все альфы из моей биографии, кажется, с зашкаливающим самомнением и сволочизмом?! Может, я просто неудачник? Родился под плохой звездой... Или на меня её просто не хватило?" - Келли невесело усмехнулся, понимая, в какие крайности уходит размышлениями, лишь бы оправдать тяготы, выпавшие на его долю. Может, он и выдержит это, но как долго? Сколько у него терпения, сколько силы, из чего, в конце концов, сделан его внутренний стержень? - "Надеюсь, это не алюминий. Что мне делать? Может, Фокс прав и для начала стоит хотя бы попытаться поговорить? Нет. Кайл слишком горд. Он либо делает все по-своему, либо не делает вообще. Что сделать, чтобы дать ему понять, что я... Да черта с два он поймет, а даже если и поймет, то не будет считаться! Стоп, я ведь даже ещё не пытался. Надо сделать хоть что-то, хоть как-то. Я не могу постоянно бегать к Фоксу от него, да и Фокс неизвестно сможет ли всегда быть рядом. У него и свои дела есть, кроме как мою задницу прикрывать. Решено: я просто с ним поговорю. Просто попрошу тэт-а-тэт встретиться на крыше после уроков и поговорю. Будем надеяться, для меня это не выльется очередным дерьмом... "

Ровно с того момента, как Кэлл решил попросить у Кайла выделить хоть пару минут, ему едва удавалось усидеть на месте, чтобы не пытаться просить Ханта о встречи. Мысли о том, что все это может прекратиться были такими... материальными, что Келли в них наивно верил. Сомнения и уверенность в провале оказались так глубоко, как только могли. Они, будто, даже ощущаться перестали.

"Я поговорю. Скажу, как мне тяжело. Как гадко от того, что он и его шпана делает. Он выслушает и поймет. Я достучусь, точно. Он же тоже человек. Будь он на моем месте... чтобы он делал? Он должен понять. В нем хоть что-то быть должно".

От назойливых мыслей отвлек высокий голос учителя.

- А теперь о ваших сочинениях. Я их прочитал все, но слабенько, очень слабенько. Вы все будто отзыв какой-то писали, напутствие, а мне нужны были сочинения. Вступление, основная часть, вывод. А ваши выводы сводятся к одному-двум предложениям. Однако я всем без разбора поставил "хорошо", - по классу пробежал довольный шепоток. Кажется, этот учитель не только не вполне в своем уме, но и самый требовательный, - А теперь посмотрим. Та-а-ак....

Омега стал называть всех по списку, либо ставя в журнал "хорошо", либо начиная заливать, что те, кто систематически не делают задания, не ходят на уроки, итоговый зачет не сдадут.

- Тернер! - Келли рывком выпрямился и уставился на учителя.

- Д...Да...

- Сдавал сочинение? - голос такой мерзкий, что ни отвечать, ни слышать не хочется. У Келли промелькнула мысль, что мужчина, кажется, по жизни на грани истерики.

- Нет.

- Сегодня есть?

- Нет, - а кто мог ему сказать? Да и зачем. Омеге же не нужно образование. Келли здесь просто проводит досуг. Почему-то в этот момент парень ощутил сильную злость на Кайла и его шестерок.

- "Неудовлетворительно", Тернер. И почему я не удивлен. Мой предмет, конечно, всем классам трудно дается...

"И почему я не удивлен?!" - язвительно подумал Келли, но дальновидно решил промолчать, чтобы не вызвать нового потока бессмысленных слов, произнесенным на высоте, граничащей с ультразвуком.

- Я тебе гарантирую, ты не сдашь итоговый тест.

- Как можно исправить оценку? - несмело спросил Келли.

- На уроки надо ходить. Слышать больше ничего не хочу. Оценку я тебе поставил, Келли!

- Но... У меня же уважительная причина!

- Не волнует. Тебя не было на уроке. Материал не проработан, следовательно, ты его не знаешь, какой толк мне с тобой говорить?

- Но я готов и могу...

- Ты неуспевающий, Келли!

- Но ещё только третья неделя семестра пошла!

- И ты уже не успеваешь, все верно! А знаешь, Тернер, чтобы тебе было в дальнейшем проще, чтобы потом ты на учителя не свалил свои проблемы, мы вот как поступим. Для твоей успеваемости, приставим к тебе успевающего ученика. Альфу. Он тебе и разложит материал по полочкам. И если ты действительно исправишься, я подумаю, и, возможно, дам шанс пересдать зачет по пропущенной теме. Но учти, за пересдачу больше "удовлетворительно" не поставлю. И посещение факультатива будет отражаться на твоих оценках. Твой куратор будет докладывать мне о продуктивности твоей работы.

"Нет-нет-нет... Мне троих мало, так он мне ещё куратора-альфу хочет назначить, нет!"

- Но, может я сам попробую?

- Материал сложный, сам не разберешься. Жаль, что придется обрекать кого-то на мучения, вместо того чтобы дать возможность дальше разбирать, он будет гонять с тобой старый материал... Так... что тут у нас. Вот. Отлично. Хант и будет твоим куратором. С этого дня, Келли, если мне о твоем старании поступит хоть одна жалоба, боюсь, придется мне принять более жесткие меры.

URL
2013-07-03 в 18:16 

Improba Dea
irrepressible;
"Только не это. Ты ему руки только что развязал! Ублюдок! Чтобы ты ноги себе переломал! Козлина!" - Келли никогда не был настолько уверенным, что если откроет рот, то выскажет все, что думает. Поэтому он всячески старался прийти в себя после этой новости, чтобы высказать свое недовольство и опротестовать решение преподавателя.

Вдох, выдох. Второй вдох, еще глубже, а выдох еще спокойнее и медленнее.

- Э-эм... Простите, - только Келли понял, что не знает имени преподавателя, - Но может, вы мне хоть попытаться дадите? Я в состоянии самостоятельно нагнать материал, правда.

- Никаких возражений не принимается. В школе практикуются прикрепление сильных учеников к слабым. И почему до сих пор у тебя нет постоянного куратора меня удивляет!

- А с чего вы решили...

- Да просто все видно по тебе, Келли. Что ты систематиески не делаешь задания, уроки прогуливаешь. или, может, неделя лишь моего предмета у тебя выпала?

- Да с чего вы такие выводы делаете, я не понимаю!

- Опытному преподавателю сразу видны проблемные ученики!

- Да что вы, - договорить Келли не дали, швырнув в него скомканную бумажку, когда учитель опустил глаза в журнал. Повернувшись в сторону, откуда летел снаряд, Келли наткнулся глазами на Кайла, раздраженно смотревшего на него.

- Заткнись, - одними губами выдавил он, - иначе это никогда не кончится.

Лишь покачав головой, Кэлл улегся обратно на парту. Сейчас ему подписали приговор официально.

Весь оставшийся урок прошел монотонно. Учитель что-то бубнил, класс зачитывал изредка ответ на вопросы из учебника, а Келли дремал, не понимая, какого черта вообще делает в этой супер-школе с мега-высоким процентом поступления.

"Господи, что я тут делаю? На кой черт Томас выбрал именно это заведение? И добавил еще, что жить буду в тепличных условиях! Это же надо было придумать!" - Келли не сдержался и фыркнул.

- Келли, что-то не так? - чертов преподаватель опять устремил свой прожигающий взгляд на Келли.

- Нет, все в порядке. Зачитался учебником.

- А чем же ты недоволен?

- Вам показалось, - холодно оборвал преподавателя Келли.

- Веди-ка себя надлежащим образом!

- Я сама невинность, - не подумав, ляпнул Келли, и тут же услышал несколько смешков по классу. Стоило, наверное, ожидать хоть подобия понимания преподавателя, но нет же, этот был совершенно неадекватным. Впрочем, с этим быстро свыкаешься, посидев всего десять минут на его уроке.

- Прежде чем говорить что-то, Келли, подумай хорошенько, чтобы не оказаться в неловком положении.

Келли непонимающе уставился на преподавателя. В его глазах было замешательство и злость, только не понятно, на кого он злился сейчас больше. На преподавателя, выставляющего его идиотом, или на себя, за то что и правда, находясь среди одних альф, забыл о таком неотъемлемом факте, как весьма осторожный выбор слов.

- Что, простите?..

- Что слышал, Келли. Я понимаю, соблазн так высок, но тебе стоит вести себя скромнее и не отвлекать внимание хороших учеников на себя.

- Да что вы себе позволяете?! - Вскочив со своего места, Келли растерянно пробежал глазами по классу. Все смотрели на него. Кто-то с усмешкой, кто-то, кажется, был готов на него сию секунду наброситься прямо в классе, а кто-то, как Кайл смотрел, всем своим видом выражая брезгливость. Это окончательно добила омежку, - по себе других не судите.

- Ах ты, наглец! Пошел вон сию же секунду.

- С удовольствием, чем слушать вашу чушь! - наверное, никто не ожидал от тихого омеги подобного, пусть учитель тоже не был в рядах альф, но говорить с ним в таком тоне... Уму непостижимо. По классу вновь пробежал шепот, кто-то присвистнул.

- Извинись сейчас же, Келли! Иначе у тебя будут проблемы.

- Переживу, - направляясь к выходу, небрежно, через плечо бросил Келли, даже не повернувшись. Что с ним творилось этим утром? Он будто с катушек слетел и будто это вообще не он был.

Уже был почти конец урока, чего бы Келли было не промолчать? Оставалось каких-то пять-семь минут! А он поругался с преподавателем буквально на последних минутах.

Потянув за ручку двери, Келли намеревался непременно захлопнуть ее так, чтобы штукатурка с потолка посыпалась, но дверь кто-то с не меньшим остервенением потянул с другой стороны, и Келли, не ожидавший этого, полетел вперед. Лишь столкнувшись на пороге с альфой, которого выгнали из класса в начале урока, он вспомнил, что тот вроде как должен был "прийти в себя" за дверью и вернуться в класс.

Улыбнушись широко и вполне доброжелательно, Ян бросил неосторожную шутку.

- Эй-эй, парень, ты потише тут, все же смотрят, - получив от Келли взгляд полный отвращения, на которое последний только был способен, Хольцман сам растерялся.

- Да шли вы все на хер! - злым шепотом выдавил мальчишка, выбегая из класса, лишь слыша за спиной слова Ян.

- Что произошло? Что я сказал? - Кажется, альфа и правда не хотел его обидеть, но просто попал под горячую руку.

Добежав до туалета и заперевшись в кабинке, Келли опустил крышку унитаза и уселся на нее сверху, умудрившись забраться с ногами. Его жутко колотило и со слезами обиды и унижения едва удавалось справляться. Одна неосторожная фраза, и вот уже весь класс над ним смеется, а по сути лишь потому что он омега.

Ему до сих пор не верилось, то все, что поисходит, происходит с ним. Это было издевкой, шуткой, что это? Кто подговорил всех кругом так вести себя с Келли, кто-то сверху решил либо сломать его либо... Да какое, к черту, ещё "либо" тут может быть? Хочется бежать, но куда?

"Просто сбежать к чертям отсюда. Это какое-то реалити-шоу, честное слово!" - мальчишка беспомощно всхлипывает. Неожиданно хлопает входная дверь туалета.

- Эй, Мышь, знаю, ты тут. Давай вылезай. Тем более, что сейчас закрыта только одна кабинка, - Хант подходит и с силой ударяет по гипсакартоновой "двери" кабинки кулаком, - если думаешь, что тебя это спасет, вот это подобие двери, то ты ещё наивнее, чем я предполагал. Давай завязывай и пошли. Теперь твои косяки на моей совести. По крайней мере по этике. Уолш не доволен твоим поведением и жаждет видеть тебя сейчас же.

- Да шли вы все на хер: и ты, и Уолш, и его гребанная этика.

- Мышь, мне, конечно, все равно, но ты даже не представляешь, какие проблемы наживешь себе, если не вернешься в кабинет.

- Он меня выгнал. Да и вообще: скажи, что мне плохо стало на нервной почве.

- Я тебе голубь почтовый, что ли? Вышел и проложил траекторию движения по-быстрому до кабинета, - с этими словами альфу уже ногой стукнул по двери, которая, кажется, едва выдержала это.

- Мне плохо.

- Не выйдешь - станет ещё хуже. Последний раз говорю: уговоры закончились. Встал, вышел и пошел, Мышь.

- Давай, дерзай, я отсюда не выйду. А тебе, кажется, вообще нравится бегать на побегушках. Стоишь тут, стоически задание выполняешь. Или тебе не так уж все равно, как ты говоришь? Что Уолш или как его там сделает, если я снова перейду ему дорогу. Мой косяк, говоришь, теперь твой косяк? С удовольствием испорчу тебе жизнь, Хант. Даже ценой собственного спокойствия.

- Ты нарвался, сопляк, - на мгновение повисла тишина, после шаги. Келли решил, что Кайл просто плюнул на него, решив отыграться позже и, закрыв глаза, откинулся на бачок. Сидеть тут было более чем неудобно, но Тернер намеревался провести тут время впритык до следующего урока. Чтоб только пару минут дойти оставалось.

Неожиданный громкий хлопок заставил Келли распахнуть глаза. Кайл, наплевав на то, что за порчу школьного имущества могут выкинуть из "мега-престижной школы с умопомрачительным процентом поступлений", проломил несчастную гипсокартонную конструкцию, открыл примитивную защелку через дырку и стоял перед Келли, разъяренно глядя на последнего.

- Я упоминал, что будет ещё хуже, сука? - схватив омегу за воротник, Кайл, не заботясь о том, успеет ли юноша встать, потащил его к раковинам напротив ряда кабинок. Включив ледяную воду, он перехватил парня второй рукой и взял за волосы, - Да, Кэлл, твои косяки - мои, но мне позволено наказывать тебя за невыполнение моих требований на свое усмотрение. А ещё в мои руки пообещали дать полное шефство над тобой по всем предметам, так как Уолш пролистал журнал, посмотрел твои плачевные успехи и решил, что ты тянешь наш класс в жопу. Ты попал, парень. С Уолшем даже я не рискну сраться. Так что, Кэлл, ты в заднице. А теперь протрезвей-ка, - договорив, Хант с таким остервенением нагнул Келли к раковине и сунул голову последнего под ледяную воду, что парень, наверное, сломал бы себе нос, если бы не успел упереться в противоположный край руками.

- Пусти, - захлебываясь, Келли все ещё не терял надежду отбиться от альфы, - мне дышать нечем! Пусти, Хант!

Однако парень не обращал внимание на крики омеги, заглушаемые и искажаемые водой.

- Знать будешь, Мышь, как идти наперекор. Я ж предупреждал! - Кайл ещё сильнее вжал парня лицом в раковину.

- Эй, Кайл, брось, ты его утопишь так, - за спиной засмеялись, - или у тебя есть желание попробовать что-то поострее секса с живыми? - Стоявший за спиной засмеялся и шлепнул Келли по заднице, - пригодится ещё. Брось. В слив ты его все равно не засунешь, как бы не сдавил его безмозглую черепушку.

Наконец, Хант разжал хватку.

URL
2013-07-03 в 18:16 

Improba Dea
irrepressible;
- Пошел живо к Уолшу! Узнаю, что не дошел - пеняй на себя, Мышь, - Кайл оттолкнул кашляющего Келли, направив его в сторону двери. Украдкой подняв глаза, Тернер увидел одного из свиты Кайла - Райана. Иногда казалось, что Райан еще хуже Ханта. От его специфического чувства юмора по спине бежали мурашки.

Выйдя из туалета, замерзший и промокший, Келли, разумеется, повернул в противоположную от кабинета сторону. Может, он и зайдет к преподавателю, но не сейчас. Сейчас слишком сильно трясло: от холода, от обиды, от злости. Голова кружилась невыносимо, так что, наверное, со спины могло показаться, что омега пьян, так "ровно" тот шел по коридору.

"Господи, если я не в твоих планах и в команду твоих созданий не вписываюсь, убей меня по-быстрому", - со злостью подумал Келли. Он никогда ни в Рай, ни в Ад не верил, про Бога и Дьявола и говорить не стоило, но не могло же все это происходить просто так? Без ведома какой-то системы, какого-то смотрителя. Тернер невольно начинал ненавидеть то, что создало этот мир. Для альф все было с шиком, блеском, гламуром и глянцем, а вот омеги жили в туманном матовом мирке. Их мир ограничивался рамками, в которые ставили их альфы. Их мир сводился к чему-то, сродни рождественскому шарику, который трясут, чтобы шарик радовал глаза внезапно встрепенувшимся в густой жидкости пластиковым снегом. Так и альфы: наставят рамок, стеклянных стен: ты видишь внешний мир, завидуешь ему, но не можешь выбраться. Но потом тем, кто там, снаружи, становится скучно, и они встряхнут твой шарик самым дерзким образом и будут любоваться бурей за стеклянными перегородками. Разве это справедливо? Но кто рискнет разбить свой шарик изнутри? Только альфа может это сделать. Шарик - вещица, вещица - собственность альфы. Вот к чему и сводятся законы. Мир развивается, говорите? Ни черта! Люди просто строят подобие системы, подобие равенства, но на самом деле это просто подретушированная технологиями и пафосными словами старая древняя система, простая до примитивного: богатые (даже не столько сильные, а именно богатые) правят, а ты, мать их, склоняешь голову.

Дойдя, наконец, до комнаты, Келли стянул форменную намокшую рубашку и жакет. Если найти белый верх было реально в его гардеробе, хоть он, преимущественно и предпочитал темную одежду, то черного жакета даже похожего у него не было. Впрочем, вряд ли кто-то станет придираться к тому, что его не будет на Тернере.

Найдя, наконец, некое подобие светлой рубашки, Келли уселся на кровать.

- Господи, когда это кончится?! - Глянув на часы, парень заставил себя подняться, хотя невыносимо хотелось остаться в комнате. Как же он сейчас жаждал вернуться в дом к папе и ненавистному отчиму, в свою маленькую, но безумно уютную и теплую комнату, к своим привычным одноклассникам-засранцам, которые никогда не заходили дальше глупых подколов. В школе его называли тупым, тряпкой, но чтобы кто-то позволил себе назвать омегу шлюхой... Это было немыслимо. Тут богатенькие отпрыски альфы словно и не слышали о приличиях. Будто бы кто-то из них пережил бы без омег.

Вскоре Келли уже сидел в кабинете и ждал следующий урок. Учитель задерживался, а Тернера это радовало. Он все ещё никак не мог согреться после "бодрящего" внепланового душа, да и сонливость невыносимо давила, так и подначивая прикрыть глаза и подремать. Альфы перешептывались между собой и изредка поглядывали на Келли. Эти косые взгляды дико бесили. Даже учитывая, что этику посещали не в том составе, в котором сидели сечас здесь, все равно казалось, будто все уже знают о стычке Келли с самым мерзким учителем школы. Не сводил глаз с мальчика только Хант, сверливший парня глазами с начала урока. Впрочем, минут через пятнадцать от начала урока, омега уже перестал это замечать.

"Ты слишком предсказуем, Хант, это перестает быть твоей фишкой, превращаясь скорее в штамп или клише", - подумал про себя мальчишка, вновь укладывая голову на парту. Почему-то глаза начало давить, будто Кэлл то ли читал всю ночь, то ли смотрел ящик, хотя такого удовольствия тут не предполагалось. К концу урока озноб все ещё не прошел. Когда Тернер встал из-за парты, то его ощутимо пашатывало. К концу дня уже невыносимо болела голову, горло и был заложен нос.

"Рыбка в аквариуме, ей богу", - подвел Келли итог утреннего душа, вернувшись в комнату после уроков. Жизненно необходимо было отлежаться, но он только что вышел с больничного и второй позволить себе не мог, да и кто ему даст. Кроме того даже спать раньше не лечь: завтра зачет по двум предметам, а по остальным куча домашнего задания. Казалось, все было против.

"Бежать, к чертовой бабушке! Да хоть в сам ад, лишь бы не здесь", - хлюпнув носом, подумал в очередной раз мальчишка. Присев на пару минут на край кровати, он получил ровно тот результат, которого боялся. Сон словно специально, желая проблем для омеги, стал одолевать с новой силой. Глаза закрывались, тело само откинулось на мягкую кровать. Как-то машинально натянул на себя одеяло и закрыв глаза, юноша уснул, вернее даже сказать просто провалился в темноту.

С утра Келли поднялся в жутком состоянии, голова трещала, бил сильный озноб, а поднимать от подушки голову было вообще невыполнимой миссией. Внеплановый душ от Кайла явно не прошел без последствий. Желание замотаться в одеяло и снова уснуть или хотя бы просто задремать было безжалостно перечеркнуто воспоминаниями о проблеме с учителем. Ещё одной он не выдержит. Вдруг кому-то еще придет в голову дать Кайлу шефство над ним?.. Это звучало дико, абсурдно, но теперь, с оглядкой на этику, Кайл мог всячески издеваться над омежкой. И оправдания не были бы пустыми, а имели бы почву... Как это глупо!

Блондин вновь уже почти провалился в дрему, как услышал настойчивый стук в дверь. Собрав остатки сил в кулак, он поднялся и, пошатываясь, дошел до двери. Поворачивая ключ, Келли подумал, что, наверное, зря это делает, но вернуть все как было уже было невозможно.

- Келли, сучка, какого черта ты вчера не дошел до Уолша? Ты хоть представляешь, что мне пришлось выслушать?! Пришлось выслушать и записать, мать твою, чтобы передать тебе! - Келли хрипло хихикнул, понимая, что доставил массу неудобств Ханту. Но как бы весело ему не было, это ни капли не умиляло раздраженный, слишком громкий голос, который терроризировал и без того трещащую голову.

- У тебя был ключ, какого ты стучал?

- Захотелось тебя потревожить, - зло прыснул Кайл и, подойдя к кровати, вальяжно на ней расселся, - и какого черта ты ещё не одет, а?!

- А чего ты так волнуешься? Мои проблемы, иди вон. Правда и так башка трещит, Хант. Не приставили же тебя ко мне на все время, так что сейчас на тебя мой косяк не повесят, - даже каждое собственное слово, произнесенное тихо и осторожно отдавалось сильным импульсом в голове. Келли невольно прикрыл глаза и потер лоб, - Скажи, что вчера засунул меня на сквозняке под ледяной душ, и я был настолько бодр с утра, что даже не смог подняться.

- Я тебя предупреждал.

- Даже если бы я вышел, ты бы все равно это сделал. Я прав?

- Какая разница. Живо оделся и на урок! - Кайл подошел к Келли и заглянул в покрасневшие глаза омеги, - на большом перерыве заглянем к Доку. Вольет в тебя пару чудо-пилюлек и будешь, как новенький. А сейчас не скули.

- С каких это пор ты мой надзиратель? Вали к черту! - пользуясь тем, что Кайл уже повернулся спиной, Кэлл попытался толкнуть его в спину в надежде выпихнуть из комнаты. Но слабость давала о себе знать. Голова только сильнее закружилась. Потеряв равновесие, Келли упал на колени. Руки дрожали, впрочем, Келли в целом было холодно. Состояние было достаточно близким к запущенной простуде. Как он мог простудиться так резко? Да, он никогда не блистал хорошим иммунитетом, но в школе тепло, не мог он вот так просто простудиться от тридцати-сорока секунд под холодной водой. Не мог же.

Поднимаясь с колен под сдавленный смех Ханта, Келли неожиданно даже для самого себя выпалил.

- Кайл, я хочу с тобой поговорить.

URL
2013-07-03 в 18:17 

Improba Dea
irrepressible;
- Ты меня из комнаты только что пинками выгонял, - по альфе было отчетливо видно, что ему стало интересно, но при этом он старался выглядеть совершенно безразлично.

"Как нелепо. Только фарс и херова туча гонора. Ты гнилое яблоко, Хант".

- Кайл, правда, хочу поговорить с тобой. Наедине, серьезно, после уроков, можешь?

- Устрой мне стриптиз и поговорим.

- Какая же ты свинья, ладно, вали к черту, от тебя ни черта не добьешься.

- Не груби мне, Мышь. Мы сейчас одни, и если с тобой что-то случиться, доказать ты ни черта не сможешь, - Кайл приблизился к мальчику и, взяв того за ворот пижамы, притянул к себе, - Погоди-ка, - выдохнул он в самые губы парня, едва не касаясь их своими, - Даже если бы мы не были одни, все равно крайним бы ты оказался, - с этими словами Хант резко оттолкнул парня от себя. К счастью, стояли они так, что позади Келли была кровать. От сильного толчка он упал прямо на нее, едва не ударившись головой о стену. Альфа же развернулся и гордо пошел прочь.

- Придешь вечером заниматься этикой, тогда и поговорим. Жду в пол восьмого. Опоздаешь - сдам Уолшу. Спорим, мои методы приятнее его истерик?

- Перенес одну, вынесу и ещё парочку., - пробурчал парень себе под нос, начиная одеваться. Это грубое обращение Кайла слегка взбодрила или, вернее сказать, разозлило. А злость предала немого сил. Или хотя бы болезненную сонливость стряхнуть помогла.

"Я не знал, что меня может ждать за порогом того кабинета. Поэтому и вспылил. Впредь этот придурок врасплох не застанет. В долгу не останусь", - с такими мыслями Келли вышел из комнаты, все ещё ощущая озноб, а посему кутаясь в кофту чуть ли не с головой. Теплый чай или кофе не помешали бы, но на них не осталось времени. Решив побаловать себя горячим напитком на следующей перемене из кофейника (так все называли кофейный аппарат на первом этаже, изначально поставленный только для преподавателей), юноша направился в класс. В душе теплилась надежда, что этот день не будет таким сумасшедшим, как предыдущий.

Но надежды были разбиты на мельчайшие осколки, когда в коридоре Келли нос к носу столкнулся с учителем этике.

- Вот же ж наглец! Ещё на глаза мне смеет показываться! Почему ты вчера не пришел?

- Я плохо себя чувствовал, - хрипло и неохотно отозвался Келли, ещё сильнее натягивая рукава кофты.

- И почему же? Что же та внезапно произошло с нашей немощной неженкой?

Так и подмывало сказать что-то в роде: "Вашими стараниями", но, помня страсть учителя к дискуссиям, Тернер поклялся себе не отвечать Уолшу. Любое слово, сказанное ему может стать в конечном счете провокацией. А сейчас для гудящей головы, ватных ног и напрочь заложенного носа не придумаешь ничего "лучше" хорошей ссоры.

- Мистер Уолш, мне правда искренне жаль, что я подвел ваши ожидания, но мне правда не слишком хорошо.

- И долго, по твоему мнению, эта выходка будет срабатывать?

- Что?

- Сколько, ты думаешь, времени понадобится, чтобы все учителя насытились твоим "мне было плохо,я болел"? Тернер, ты в приличном заведении, престижном и крайне жестком до контроля учеников. Если ты немощен, переходи в другую школу, где тебе будут не глядя ставить заслуженный "удовлетворительно". Если же ты здоров, то не строй из себя обиженного. На уроке ты был более, чем бодр, так что на твои "приколы" я не поведусь. Тут ни у кого нет привилегий, Келли. И то, что ты немного другой, не умаляет того, что у тебя есть обязанности которые должны выполнять ученики этой школы.

- Привилегий нет, говорите. А по-моему привилегии тут как раз есть у всех. По крайней мере у подавляющего большинства. И именно поэтому они тут не считаются для них "привилегиями", - Келли забыл о своем слове, об осторожности не провоцировать молодого, но крайне скандального преподавателя, - Просто вы не хотите замечать. Проще на меня спустить злость? Валяйте, но ваш идеальный наставник Кайл вчера, разумеется, воспользовался этим самым правом на то, что "ни у кого не перед кем нет привилегий" и замечательно так топил меня в школьном туалете в ледяной воде. Передайте ему привет, как увидите. Моя простуда обязана ему жизнью. И я не нуждаюсь в дополнительных занятиях. Ни у кого нет привилегий? Окей, заметано, тогда мне не нужны привилегии,в качестве альфы, приставленного ко мне для помощи. Помощь - привилегия. Я должен справиться сам. Это же престижная школа. Докажу, что я тут не зря! - выпалив это, мальчишка плюнул на то, что взбесил учителя. Да пускай валит. Меньше "удовлетворительно" не поставит, иначе престижность школы подорвет. Ему не позволят это сделать. Впрочем, статус этого заведения был по-простому куплен, так думал Келли. Богатенькие сыночки покупают зашибенные аттестаты и вуаля - школа в первых строках по популярности. У каждого из парней, которые тут учатся, есть новомодные гаджеты, их возят в лимузинах, если не на частных самолетах, их отцы одним словом забьют крышку твоего гроба гвоздями и ты будешь внутри. Так в чем проблема? Статус школы поднять? Раз плюнуть!

- Это не привилегия, Тернер, это - одолжение, - кинул как бы между прочим Уолш, а потом добавил, - Так откровенно нелюбовь к моему предмету ещё никто не высказывал. Отвел бы тебя за грубость к директору, но исключение, судя по всему тебя мало заботит, так? Тогда, пожалуй, я лишь найду способ утвердить Кайла твоим постоянным помощником.

- Вы этого не сделаете.

- Серьезно? - учитель усмехнулся, - я сделаю это быстрее, чем ты дойдешь до класса.

Почему-то Келли верил, что этот истерик выполнит все угрозы и ещё гадость сделает напоследок какую-нибудь.

- Так что, Келли, выбор за тобой: либо я привяжу тебя к старательному Кайлу по всем предметам, а уж он тебе спуска не даст, либо ты будешь заниматься с ним по моему предмету добровольно. У меня нет времени тебя лично подтягивать.

- Времени нет? И чем же таким занимается омега-учитель в закрытой школе, что у него нет времени на единственного ученика-недомерка? - Тернер ухмыльнулся, понимая, что отыгрался за то,что учитель сказал ему на уроке.

- Да как ты со мной разговариваешь?! Ты даже не представляешь, сколько работы у учителя. А теперь, Келли, решай: Я предупредил, выбор дал.

- А Вам-то с этого что?

- Твои знания. Ты учишься, Тернер, только для себя. Но все равно кто-то должен тебя подталкивать на путь, а то ты как будто котенок новорожденный: слепой. Так что потом ты скажешь мне спасибо и это спасибо будет стоить тех нервов, что на тебя затрачено, - учитель так воодушевленно говорил это, что Келли показалось на секунду, будто он реально в этот бред верит.

- Я никогда, слышите, никогда Вам за это ни слова не скажу.

- Кайл согласился потратить его личное время на тебя! Как ты можешь! Ты должен быть благодарен, что он такой отзывчивый.

- Купите очки посильнее, мистер Уолш, - с этими словами Тернер пошел в класс, где вот-вот должен был начаться урок.

"Господи, сколько это будет продолжаться? Хант - отзывчивый? Может у него есть брат-близнец, о которого никто не знает, но к Уолшку ходит именно он? Что за бред!"

Примерно такие мысли и преследовали Келли до вечера. К счастью, больше сюрпризов его не ожидало, исключая, пожалуй усилившуюся к вечеру головную боль. Заходить в медпункт Келли не видел необходимости, вернее сказать, он не верил, что будет толк, учитывая, как врач отнесся к мальчику в первую их встречу.

Когда парень уже подходил к комнате, его окликнули.

- Эй, Мышь, мы сегодня занимаемся? - за спиной, буквально из неоткуда появился Кайл и его свита. Он довольно ухмылялся и Келли совсем не нравилось выражение лица парня.

- Правда? А я в курсе? - Келли жутко бесило, что Хант взял за привычку называть его мышью. При этом омежка был твердо уверен, что если бы на месте Кайла был кто-то другой, то это его совершенно не трогало бы, - и хватит называть меня мышью.

В ответ троица лишь громко заржала.

- А как тебя называть? Есть пожелания? - Кайл гадко ухмыльнулся и медленно стал приближаться к Тернеру. Омега спешно стал разыскивать по карманам ключ от комнаты, - Хочешь, будешь птичкой или малышкой, или деткой...

- Ты бред несешь, Кайл, ты укурился? - в ответ снова глупый гогот троицы. В который раз Келли убеждается, что внешность бывает обманчива. Под красивой и дорогой обложкой скрываются пожелтевшие, тонкие, шершавые страницы глупой и бессмысленной книги.

- Даже если так, то что?

- Постой, ты что, курил!? Ты спятил? А если кто-то узнает? - вопросы посыпались машинально, на какую-то секунду Келли и правда почувствовал, что сердце бешено колотится от волнения, а вдруг, и правда, кто-то узнает? Но волнение как рукой сняло, когда парни снова заржали.

- Ну и что, пусть знают. Мне как-то все равно. А теперь давай-ка пойдем заниматься, Уолш будет счастлив, если ты позанимаешься.

- Кайл, иди проспись, Бога ради.

- Келли, да ладно тебе, так будет веселее, - альфа вплотную подошел к парню и прижал его спиной к двери, - пойдем Кэлл... Повеселимся.

Хант по-хозяйски кладет руку парню на талию, потом спускает ниже. Келли словно током ударило.

- Да не трогай же ты меня! Отвали! Я устал и по твоей вине отвратительно себя чувствую. Вали, кури дальше, придурок! - оттолкнув руку альфы, Келли резко разворачивается к двери и пытается её открыть нашедшимся, наконец, ключом.

Когда резко хватают за волосы и тянут назад, Келли не сразу понимает, что происходит. Громко вскрикнув, парень начинает махать руками, в надежде оттолкнуть Ханта.

- Не смей мне грубить, крыса! Будешь делать то, что я скажу! - договорив, Кайл резко дернул рукой виз, чтобы Келли наклонился и в таком состоянии повел его по коридору жилого комплекса.

- Кайл, пусти, мне больно.

- Это хорошо, значит усвоишь урок!

- Кайл, хватит! Что ты делаешь? Прекрати, я сам могу дойти!

- У тебя был шанс идти самостоятельно! Ты не захотел, теперь делай, как я сказал!

Спустя минут пять ходьбы в полусогнутом виде, перед Келли, наконец, открылась дверь и его без какой либо осторожности грубо толкнули за порог.

- А теперь приступим к занятиям, Кэлл.

Келли знал, что жизнь здесь будет не сахар ещё до того, как приехал, но что его существование будут настолько откровенно превращаться в ад он не мог представить.

URL
2013-07-03 в 18:18 

Improba Dea
irrepressible;
Едва Келли оказался в комнате, за ним тут же закрыли дверь на ключ.

- Теперь нам никто не помещает. Нашу встречу недавно сорвал... как там его? Фокс? Так вот сейчас придется отработать, Кэлл, - чуть склонив голову на бок, Кайл жадно смотрел на Келли, буквально поедая того взглядом. - Ну, парни, давайте-ка развлечемся, а то наша мышка уже заставила нас изрядно поскучать.

Переглянувшись, вся троица стремительно двинулась на Келли, перегораживая тому путь к двери, хоть она и была заперта. Келли не уловил, как Райан оказался сзади и, больно схватив за руку, рывком поднял на ноги.

Келли невольно вскрикнул.

- Больно.

- Не волнуйся, будет ещё больнее, - Райан перехватил парня поперек живота и прошептал ему в самое ухо едва ли не касаясь губами мочки. Келли лишь с новой силой начал вырывать. Его охватил резкий приступ паники. Махнув ногой, Келли со всей силы вмазал Райану ниже колена. Альфа от неожиданности выпустил мальчишку и рухнул на пол держась за ногу.

Омега кинулся двери, но дорогу ему перегородил Кайл с Майклом. Схватив парня, они оттащили того на кровать.

- Келли, ты чего-то попутал, - как-то очень мягко начал Майк, учитывая сложившуюся ситуацию, - тебя ведь не спрашивают, хочешь ты или нет. Тебе просто придется смириться: либо ты делаешь, как тебе говорят, либо будет намного хуже...

Пока Майкл держал Келли, придавливая руки того к кровати, Кайл нашел среди своих вещей широкий кожаный ремень и уже трудился над узлом, чтобы Тернер уж точно не мог вырваться.

- Пожалуйста, прекратите, не надо, я прошу! - мальчишка беспомощно метался по кровати, как рыба, выброшенная на берег. В уголках глаз уже выступили слезы.

- Не ной, сучка, - Кайл уселся в ногах и старательно стягивает с омеги брюки.

- Не трогай, урод! - Парень продолжает сопротивляться, - не трогай меня, говорю!

- Брось, Келли, расслабься, получай удовольствие. Распробуешь и мигом оставишь свои моральные принципы, сам умолять будешь, что б засадили по самые яйца. Утихни и просто смирись.

- Не трогай! Не трогай меня, урод! - Мальчишка резко дернул ногой и со всей силы вмазал Кайлу в челюсть. Не ожидавший такого альфа упал с кровати. На несколько секунд в комнате повисла тишина. Келли не мгновение даже показалось, что Райан и Майкл смотрели на него так, как смотрят на тех, кого собираются вот-вот убить, но помочь смертнику нечем. Двое альф смотрели поочередно то на Келли, то на Кайла, пока тот приходил в себя.

- Ну, драная сучка, ты покойник!

- Эй, эй, Кайл, ты потише там, - Майкл подходит к другу и придерживает того за плечи, чтобы он с одури не метнулся избивать мальчика. -Преподать урок этой подстилке можно и куда более интересным способом.

Глаза Ханта нехорошо блеснули, Келли понимал что это был самый опрометчивый поступок за все время общения с Кайлом и его друзьями.

- Ну, Кэлл, давай, попробуй оправдаться. Не хочешь? Больше не будешь? НЕ повторишь такую глупость? Верно, - глаза главного альфы были как у сумасшедшего, который, наконец в паре метров видел цель, - тебе больше никогда в жизни не придет в голову своими отростками дергать, сука, тебе вообще больше дергаться никогда не захочется, пока тебя ебать будем. В твоих интересах, дрянь, прикинуться бревном сейчас и даже звука не произносить. Я преподам тебе урок, Келли. Уолш, помнится, поминал о том, что у тебя и поведение отвратительное... Я сейчас сделаю всем одолжение, сука ты гребанная. Думаешь, я спущу тебе это с рук?

Келли тяжело дышит, понимая, в какой ситуации оказался. Он не удивится, если Кайл его попросту до смерти забьет. Кажется, в таком состоянии он на это без труда способен. Его бьет крупная дрожь и уже не понятно то ли от нервов, то ли от цепкой простуды.

- Кайл, пожалуйста... я... - едва слышно даже сквозь звенящую тишину повисшую в комнате.

- Рот закрой! - Будто в гонг ударили. Мальчишка резко зажмуривается. Так становится ещё страшнее. Не знаешь, когда готовиться к удару. Через мгновение Кайл нависает над омегой и, сжав узкие бедра, рывком переворачивает на живот. Келли замер, боясь даже вздохнуть. Альфа бесцеремонно стягивает с мальчишки брюки вместе с бельем. Кожу гадко холодит, по телу пробегает дрожь. Келли невольно всхлипывает. Хант тут же сгребает в охапку волосы на затылке и оттягивает их так, что Тернеру приходится запрокинуть голову, - Молчи, я сказал, шмара! Понял меня? Молчи, от греха подальше!

Мальчишка нервно кивнул, и его тут же ткнули носом в кровать, как нашкодившего котенка. Его продолжает трясти, он не понимает, чего ожидать от этих парней. Кто мог подумать, что сначала показавшиеся просто гадкими приколы и намеки перерастут в нечто подобное? В горле встает комок. Келли не знает, что делать, не знает, как спастись, как избежать того, что задумал Кайл. Что-то подсказывает, что фантазии на многое ему не хватит, но от представления того, с каким остервенением он будет "наказывать" перехватывает дыхание.

Кайл снимает с себя ремень и будто взвешивает го в руке.

- А впрочем, к чему эти банальности, да, Кэлл? У меня есть для тебя более подходящая штука. Спорим, она придется тебе по вкусу, м?.. - альфа отходит от кровати и берет с подоконника длинную пластиковую указку, - Она тут уже кучу времени лежит. Очевидно, предыдущий владелец оставил. Все руки не доходили выкинуть, к счастью.

Хант хватает со спинки кровати собственный галстук и начинает старательно запихивать в рот омеге.

- Не хочу, чтобы ты особо громко кричал, Келли, - сказав это, брюнет размахивается. Указка со свистом рассекает воздух опускается на обнаженную кожу ягодиц. Кайл уже второй раз позволяет себе поднять руку на Келли. Мальчишка сдавленно воет. Из глаз брызнули слезы. Он начинает дергаться, снова прикладывая все силы, чтобы освободиться, - Келли, сучка, хватит дергаться! - Кайл снова замахивается и импровизированное орудие пыток оставляет на светлой коже еще одну алую бороздку. Мальчишка снова дергается. Он беспомощно всхлипывает, - будешь знать, мразь, как сопротивляться. Я предлагал по-хорошему. Глядишь и по кайфу бы было.

Келли старался отвлечься от боли, считая удары, но сбился уже на девятом, он до крови впивался ногтями в собственные ладони, а троица только стояла и глумилась над тем, как беспомощно выглядит юноша, как он слаб, что лежит и ревет. До слуха то и дело доносились обидные слова, но полный смысл фраз ускользал от затуманенного болью разума. Сначала было просто больно, да, впрочем, первый удар был скорее неожиданным, чем болезненным. Сродни тому, когда идешь за кем-то по лесу и этот кто-то внезапно отпустил веточку дерева. Дальше становилось хуже. Удары накладывались друг на друга. Пульсирующая боль предыдущего еще не проходила, как уже настигал следующий хлесткий удар. По ощущениям Келли над ним издевались не меньше часа.

- Эй, Кайл, - Майкл придержал руку друга, не дав нанести очередной удар, по его подсчету примерно тридцать седьмой, - Уймись ты, отъехала уже твоя Мышь. Хорошо, если он вообще соображает, где находится.

Из спасительной темноты бесцеремонно вырывают, плеснув ледяной воды в лицо. Несколько раз кто-то не особо заботясь об ощущениях омеги ударяет по щекам, очевидно предпринимая попытку отрезвить подростка после жестоких побоев. До Келли медленно доходит, что в чувства его приводит Майк, а Кайл с Райаном стоят где-то в стороне. Задница горит, кожу на щеках стянуло от слез, саднит запястья и ладони. Мальчик поднимает руку и понимает, что сил нет. К глазам снова подступают слезы. Стараясь сдержаться, омега хватает воздух ртом.

- Ненавижу тебя, - сквозь зубы тихо выплевывает Тернер. Но не смотря на то, что слова мальчика почти потерялись в тишине комнаты, даже до Кайла дошла вся злость и отвращение, вложенное в эти слова.

- Твое право, - опомнившись с гадкой улыбкой отвечает Кайл.

- Кажется, обломилось наше веселье, - разочарованно протянул Райан, возвращая разговор к прежней теме.

- С чего бы это? - Кайл вернулся к мальчишке и, сжав его подбородок двумя пальцами поднял голову, чтобы тот смотрел ему в глаза, - эта тряпка определенно ещё на что-нибудь сгодится. От него ведь особо ничего не требуется.

Омега мотнул головой.

- Не трогай меня! - В ответ уже привычный издевательский смех.

- Вон ещё сколько гонора, - Кайл садится на корточки рядом с Келли, смотрит пару секунд ему в глаза, - Вспомни, Келли, тебе же понравилось тогда. Мы же все знаем, что тебе хотелось, что ты отзывался... Или ты сейчас боишься, что раз нет течки - будет плохо? Если да, скажи, мы будем осторожны...

Последние слова Кайл выдыхает в ухо мальчику, касаясь мочки губами, его рука как бы между прочим поглаживает бедро Келли.

- Почему ты так плохо себя ведешь? Я уверен, мы сможем найти общий язык, Кэлл. Пожалуй, не смотря на то, что я уже тебе однажды предлагал, а ты уже однажды отказался, я повторю свое выгодное предложение: ты выполняешь наши скромные прихоти и живешь как за каменной стеной. Ни истерик Уолша, ни нападок других учителей, ни проблем с течкой на уроках, ни других альф, желающих разодрать твою течную задницу на британский флаг. Такой шанс выпадает лишь однажды. Тебе предоставляют шанс уже второй раз. Учишься ли ты на своих ошибках? Мышка, ты будешь полностью под нашей опекой, защитой и покровительством.

URL
2013-07-03 в 18:18 

Improba Dea
irrepressible;
Мальчик опускает голову.

- За что ты меня так ненавидишь? - голос юноши дрожит.

- Что, прости?

- Это месть? Или что? Какого черта ты все это делаешь со мной?

- А что я с тобой делаю? Я просто предлагаю сотрудничество.

- Нет, Кайл, у тебя стойкое и абсолютное желание быть выше всех, быть сильнее всех. Подчинение необходимо тебе как воздух. А если кто-то посмел сказать тебе слово поперек, то его ждет только куча унижения, ты втопчешь этого человека в грязь, унизишь... Тебе это так доставляет? - Омега через силу поднимает голову и нагло улыбается, глядя в лицо брюнета.

- Ты, кажется, не все понимаешь, Келли. Я скажу прыгать - ты прыгаешь. Скажу танцевать - танцуешь, скажу раздвинуть ноги и ты это сделаешь, и твои неудобства меня не колышат!

Дальнейшего развития сюжета не ожидал никто и, наверное, даже и сам Келли. Мальчишка, не думая, плюнул в лицо альфы.

-Да шел ты на хер со своими приказами. Иди ищи себя дырку в другом месте, урод!

- Ах ты блядь, точно не учишься на своих ошибках, выродок! - Кайл влепил омежку пощечину. Щека тут же покраснела. Но скорее было обидно, чем больно. Кайл уже размахнулся, готовый ударить и по второй щеке, как раздался стук в дверь.

- Хант, будьте так любезны открыть дверь, - Келли возликовал, когда услышал мягкий голос Фокса. Но всю смелость как рукой сняло. Натянутая струна нервов напряженно звенела, грозя вот-вот порваться и вылиться истерикой, которую до сих пор удавалось сдерживать, хоть и не слишком хорошо.

- Вот блядь...

- Хант, я никогда не жаловался на свой слух. А теперь откройте эту дверь. Гостей не вежливо заставлять ждать.

- Сегодня тебе повезло, Мышь. Но впредь, уж поверь я приложу все усилия, чтобы этот придурок в наши дела не лез, - зло прошептал Кайл, поднимаясь и идя открывать дверь.

- И чем вы тут занимаетесь, молодые люди? - едва открылась дверь, Шеннон прошел в комнату и обвел присутствующих взглядом, чуть задержавшись на Келли. Тот сидел на полу в одной рубашке, едва прикрывавшей причинные места, поджав губы и пытаясь из последних сил справиться с подступившими к горлу слезами, - Впрочем, это не важно, вы закончили. Келли, собирай вещи, идем, я провожу тебя до комнаты.

Тернер удивляла способность мужчины меняться так резко. Его удивляло, как человек с таким теплым взглядом может быть столь непреклонным и говорить настолько строго и жестко.

Глубоко вдохнув, Келли поднялся с пола, взял брюки и белье, лежавшие на кровати Кайла и быстро оделся.

Едва взгляд Шеннона скользнул по обнаженным бедрам омеги и зацепился за алые полосы, мужчина посуровел ещё сильнее, становясь все меньше похожим на себя, того приветливого историка. Кайл заметил перемены в Фоксе и напрягся.

- Мы с Вами ещё поговорим об этом, Хант, наедине. Но сейчас я настоятельно рекомендую Вам не приближаться к юноше. Думаю, после беседы Ваш отец с радостью позволит поставить вас на место Тернера.

Когда Келли поравнялся с учителем, то машинально сделал шаг к нему, сокращая дистанцию между ними. Мальчика жутко знобило, руки дрожали, а ноги отказывали идти. Шеннон, приобняв парня за плечи, повел омегу в его комнату.

Когда они перешли через порог комнаты Кайла и оказались в коридоре, Шеннон, слегка потрепав парня по плечу, шепнул.

- Выпрямись, чуть-чуть потерпи, не показывай им, как тебе плохо.

- Уже показал.

- То была секундная слабость. Потерпи немного.

Как только Келли переступил порог своей комнаты, пропустив предварительно Шеннона вперед, то прижался к закрытой двери спиной и сполз по ней на пол.

- Очень больно? У меня есть хорошее обезболивающее.

- Я переживу, - хриплым, дрожащим голосом отмахивается мальчишка. Ему уже стыдно при ком-то плакать и так слишком много послаблений он себе позволяет. И так чувствует полным ничтожеством, не способным не то чтобы отпор дать и за себя постоять, но даже не в состоянии банально перетерпеть, - В последнее время я слишком расклеился, - будто бы сам с собой разговаривает мальчишка. Говорит это он слишком тихо и как-то очень устало, - все в порядке.

-Келли? Ты уверен?

- Я в норме.

- Не обижайся, но на норму слабо тянет, правда, - подросток в ответ лишь усмехается.

- Могло быть и хуже. Намного. Как вы меня нашли?

- Тебе повезло: один из учеников видел, как тебя затащили в комнату Ханта.

- Спасибо.

- Келли, я не всегда могу оказаться рядом.

- Я знаю. Но поделать, к сожалению, ничего не могу.

- Я поговорю с мистером Брикманом. В данной ситуации дело уже не в предрассудках или подростковых шалостях и подколах. Наверное, я ошибся, предложив тебе поговорить с ним для начала. Я доложу директору о происходящем.

- Не надо.

- Ты понимаешь, что говоришь? - Фокс был возмущен и это без труда читалось по нахмуренным бровям.

- Я не хочу идти по коридору, дрожа, не зная откуда ожидать подножки. Так они хотя бы не пытаются исподтишка нападать на меня. А если узнают, что директор в курсе... Это не кончится, лишь с удвоенной силой продолжится и не будешь знать, откуда ждать нож в спину. Я не хочу трястись от каждого шага за спиной. И как вы верно подметили, вы не всегда рядом будете, - Келли устало закрыл глаза, - спасибо. Думаю, мне бы изрядно досталось, если бы вы не пришли.

- Чем ты так разозлил их?

- Какая разница? Главное, что я здесь, а они остались там, - мальчишка снова сильно задрожал и, обняв себя руками за плечи, сильнее прижал колени к груди.

- Келли, ну-ка поднимайся, давай-давай. Нечего на полу рассиживаться, - усадив мальчишку на кровать, Шеннон сел рядом и приобнял омегу за плечи, - Тебе надо хорошенько отдохнуть. Я могу остаться, если тебе будет спокойнее.

- Нет-нет, что Вы. Вы и так делаете куда больше чем должны, - Тернер улыбнулся через силу.

- Ты уверен?

- Да. Думаю, мне необходимо немного побыть одному. Спасибо Вам ещё раз.

- Келли, если тебе что-то нужно не стесняйся обращаться.

- Хорошо, конечно, - Встав и проводив учителя, Келли закрыл дверь на ключ, подумав с несколько секунд, ещё и стул к ней подставил, чтобы ощущать хоть какую-то безопасность или что-то в этом роде.

"Не хорошо получилось... Он мне помог, а я его выпроводил. Черт, нет, с этим разбираться завтра. Не хочу никого видеть. Хочу тишины и покоя".

Спустя пару минут, Келли уже лежал на кровати, завернувшись с головой в одеяло и сжавшись в комок. Только сейчас он позволил эмоциям окончательно выйти наружу. Из глаз потекли слезы. Сейчас вдвойне было обидно, противно и унизительно за то то, как с ним поступили и как он, омега, отреагировал, не сумев сдержаться. Мальчишка не помнит, как провалился в сон. Впрочем от усталости это было не удивительно. Последняя здравая мысль, которая отразилась четко в его голове.

"Просто сбежать бы куда-нибудь"...

URL
2013-07-04 в 00:09 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, ммм, умеете же вы растянуть удовольствие)) словно глоток чистейшего воздуха подарили)
Влюбляюсь в этих героев все больше и больше...>_<
Бесконечная благодарность! И желаю все же скорейшего выздоровления и восстановления сил! Мы с вами)

2013-07-04 в 12:12 

Improba Dea
irrepressible;
у меня на продолжение фанфика фона не хватило((
И желаю все же скорейшего выздоровления и восстановления сил! Мы с вами)
да я пожизненно больна на голову)) :write2::write2::write2: а так уже приступила к новой главе. Не знаю, когда залью проду, но стойчески пытаюсь до 11, ибо 11 уезжаю(

URL
2013-07-04 в 20:51 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, "ну, больные на голову" уже больше похоже на состояние души, нежели на диагноз)) тогда недалеко я от вас ушла)
А вот известие о вашем скором отбытии беспощадно разбивает мне сердце>_<
Я действительно похожа на наркомана, у которого отбирают последнюю дозу...) Надеюсь лишь на то, что это доза позволит мне дотянуть до следующей порции)

2013-07-15 в 01:11 

Blacke_Amber
Прочитала на одном дыхании, знакомая тема с этими школьными отморозками. Пусть и оставшаяся в далеком прошлом. Очень нравится, как вы пишете, очень приятный обстоятельный слог. Жду продолжения истории.:)

2013-08-07 в 12:44 

mamik45
С нетерпением жду продолжения.Очень нравится, как вы пишете.Спасибо за ваше творчество.:hlop:

2013-08-22 в 21:10 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, как же я по вам скучаю...Т_Т
А ведь обещали до 11 июля хоть строчечку написать... Но тлевшая надежда осталась без "пищи"...
Безмерно жажду продолжения!!!>_<

2013-08-30 в 20:30 

Improba Dea
irrepressible;
IX. It's time to pay
- Тупая сука! Как он меня бесит! Какого хера он лезет не в свое дело?!

- Да не кипятись так, он же омега. Его задача лезть в дела других омег. Расслабься. Рядом все время он быть не сможет. Да и надоест ему это все скоро, - Майкл похлопал Кайла по плечу. Друг орал на всю комнату с момента, как Шеннон увел Келли, а было это больше сорока минут назад.

Их всех троих бесило, что учитель не просто лез не в свое дело, но и стабильно обламывал нешуточное веселье.

- Нет уж, пора его приструнить. Если он так не понимает, пойдем в лоб. Заколебала меня его активность. Вел свою историю, пускай бы вел дальше. Сам напросился.

- Кайл, ты бы слышал себя, говоришь, как ребенок, - Райан усмехнулся.

- Да потому что он меня бесит! Сука, почему, другие не лезут? Что ему не сидится на заднице?! Его сюда и так пристроили только потому, что его муж... мать его, кто он там? Акционер хренов, связи имеет!

- Кайл, брось, что ты сделаешь? Просто надо... -

- Вот именно. Все просто, - неожиданно Хант заговорил подозрительно спокойно, - Если что-то мешает, это убирают.

- Не хочешь же ты?.. - Майкл непонимающе посмотрел на друга, не веря, что он собирается избавить школу от историка.

- Именно. Если я один раз воспользуюсь своим положение, ничего не случится.

- Ты не можешь вот так просто.

- Ты его защищаешь, Майк?

- Нет, просто он хороший учитель, и Брикман это видит.

- Пусть хорошо учит дома. Сам виноват. Кто его лезть просил?

- Кайл, ну честное слово ребячество. Брось ты эту затею, - Майкл склонил голову на бок и сделал такое лицо, будто все происходящее сидело ему поперек горла, - Он уйдет - придет другой. И что дальше? Снова уберешь? Снова пойдешь к Брикману? И что ты ему собираешься сказать? Схожу с ума от воздержания, а учитель-омега, не дает трахнуть новенького? Ты сам-то представляешь, как это будет выглядеть? Взгляни на вещи трезво.

- Я просто хочу его, Майк, - Кайл нагло ухмыляется, - Дело принципа. Я всегда получаю что хочу. Ибо беру, потому что могу взять.

- Перегибаешь, друг, - Майкл покачал головой и поднял руки, мол больше аргументов нет, сдаюсь, - поступай, как знаешь. Я никого не защищаю. Скорее просто хочу уберечь друга, чтобы он не выглядел идиотом перед директором.

- А что ты сам думаешь, неужели не хочешь нормальной разрядки?

- Мы, кажется, не про эту омежью серость говорили, Кайл,- Майкл с такой неприязнью упомянул Тернера, что Хант нахмурился и будто сам почувствовал осязаемое отвращение, - а про то, что ты собираешься идти к директору и просить уволить одного из лучших его учителей. Это как, нормально по-твоему?

- Да черт с ним, с Фоксом. Не твои проблемы, что я скажу Брикману. Просто меня бесит эта палка в колесе. Пусть свой зад подставляет, раз такой вездесущий.

- Ты в своем уме? Он замужем.

- Похуй. Решено. Завтра я устрою этому любопытному веселый день.

***

- Директор, можно?

- Фокс, вы то мне и нужны, - Директор Брикман, как и всегда, сидел за бумагами, а рядом с ним стоял Оливер, ожидавший указаний шефа, - Заходите, закройте дверь, нам с Вами есть о чем побеседовать. Оливер, будь любезен, принеси нам с мистером Фоксом кофе.

- Мистер Брикман, я хотел поговорить с Вами о...

- Постойте, для начала я Вам кое-что скажу, - Брикман встал из-за стола и прошелся по кабинету, - на Вас, Фокс, поступило не сколько жалоб.

Молодой учитель опешил от такого заявления.

- Что, простите? От кого?

- Что слышали, Шеннон. От учеников, разумеется. Не от уборщика же! - Слова директора были, как показалось омеге, слишком резкими, - Так договорить Вы мне дадите?

- Да, простите, директор.

Дверь скрипнула, в кабинет прошмыгнул Оливер, поставив чашку горячего кофе на столик перед диваном, где расположился Шеннон Фокс, а вторую на директорском столе. Эта минута тишины словно сгустила краски, усугубляя напряжение. Едва светловолосый мальчишка покинул кабинет работодателя, тот продолжил.

- Так вот, мистер Фокс, от учеников вчера вечером поступили жалобы, что вы необоснованно вмешиваетесь в их личную жизнь, отменяете отработку и кхм-м... тренировки, назначенные другими преподавателями и попросту ограничиваете их свободу. Это так?

- Я не совсем понимаю, о чем речь, мистер Брикман. Не скажите, от кого поступили подобные заявления?

- Шеннон, я знал Вашего отца, еще лучше знаю Вашего супруга и Вас. Я прекрасно понимаю, что Вы - прекрасный молодой специалист и пытаетесь зарекомендовать себя, особенно учитывая, какая наглая молодежь сейчас пошла, ваше стремление я целиком и полностью разделяю, но ваши методы через чур кардинальны. Я не могу потерпеть в моей школе такого своеволия. Не хочу Вас обидеть, но Вам не стоит акцентировать на себе внимание учеников. Все-таки большинство из них альфы, Вы же...

- Я знаю, кто я, директор, - резко оборвал его мужчина, - не стоит напоминать мне об этом. И то, кто я, не дает право кому-либо как-то особенно смотреть на меня. В конце концов между мной и студентами возраст и опыт.

- В таком случае, почему одних вы разко ограничиваете,а другим позволяете вести себя с вами как с подружкой?

- О чем вы? - Шеннон начинал понимать, к чему,а точнее к кому, клонит Брикман, - Дайте угадаю, ограничиваю я Ханта и его шайку...

- Придержите-ка язык, молодой человек. Семья Хантов делала очень много для этой школы ещё с того времени, как она была пансионатом. Кроме того, как вы себе позволяете говорить об...

- Об альфе? Верно, все равны, помню, - не удержался Шеннон. Он понимал, что лишь усугубляет свое положение, но несправедливость, царившая в школе не могла оставить его равнодушным, как остальных учителей, - так о чем я говорил. Ущемляю я права Ханта, Смита и Тетчера, а подружка я для Тернера, верно?

- С чего вы взяли?

- Только, с вашего позволения сказать, в "отношения" этих молодых людей я вмешивался. Вы хотя бы представляете себе, что там за отношения? Чистой воды унижения и издевательства.

- Это вам новенький... Как же... Тернер, да, верно, Тернер сказал?

- Я это видел.

- Бросьте, Шеннон. Не думал я, что вы решитесь прикрываться учеником, который просто повздорил с другими, когда откроется Ваше крайне несправедливое отношение к ученикам. И нет, упомянутые молодые люди тут не при чем. С жалобами на вас пришли совершенно иные ученики. А вот ученик, которому вы позволили считать вас не преподавателем, а приятелем, тут замешан. Я понимаю, что мальчик ещё не освоился и вы хотите ему помочь в этом, но для этого есть психолог, Фокс. Да и его ссоры с другими учениками, стычки, небезосновательны. Не могут же все его унижать и издеваться над ним? Бросьте, говорю Вам еще раз. Это ерунда. Все, кто учатся здесь, по крайней мере альфы из воспитанных и интеллигентных семей. Они не позволят себе лишнего, разумеется, если не увидят зеленый свет, поданный экс жертвой.

- Да что вы говорите? Считаете, я вру?

- Успокойтесь, я Вам еще раз говорю. Шеннон, молодые люди принесли мне не только словесные жалобы на Вас, но и доказательства материальные. Я вынужден попросить Вас собрать вещи. С Аланом я уже говорил. Он заберет вас после полудня. Вы доставляете массу неудобств. Не хочу отчитывать Вас, как мальчишку, но Шеннон, вашему мужу очень с Вами нелегко.

- Вы о чем? Разве я не выполняю свои обязанности? - Шеннон вскочил с дивана. Признаться, работа его не волновала. Он беспокоился лишь об одном человеке, которому придется остаться одному, - Разве нельзя отделаться выговором, я не знаю...

- Раз не знаете - молчите! Скажите спасибо, что слухи о Вашем выполнении обязанностей не пошли дальше этого кабинета. Узнали бы родители, Вы бы увольнением не отделались. А теперь извольте очистить мой кабинет и собрать вещи. У вас меньше часа до приезда вашего супруга.

- И вы даже не хотите выслушать, как обращаются ваши интеллигентные ученики с новеньким?

- Вы слишком сблизились с учеником. Это Ваше предвзятое мнение. Если бы что-то было на самом деле, упомянутый юноша пришел бы сам. Но его нет. Значит, либо все не так плохо, либо он не так уж против. Так что идите собирать ваши вещи.

Разбитый и все ещё не верящий в произощедшее Шеннон вышел из кабинете директора.

"Чертовы кобели, вечно они так. Просто делают, потому что просто могут... Кэлл, прости, малыш. Не вышло помочь тебе по-человечески".

Завернув за угол, Фокс обнаружил там стоящую троицу альф, которые, не смотря на слова директора и были виновниками этого недоразумения. Шеннон был в этом уверен. Кайл сидел на корточках, прислонившись спиной к стене, справа от него стоял Райан, а перед ним прям на полу сидел Майкл. Глаза всех троих тут же устремились на Фокса. Кайл нагло улыбался, обнажив белоснежные зубы. Резко сорвавшись со своего места, он подошел к Шеннону.

URL
2013-08-30 в 20:30 

Improba Dea
irrepressible;
- Кажется, дополнительный проект накрылся, да, мистер Фокс?.. - Кайл все так же самодовольно улыбался.

- Какая же ты бездушная свинья, Хант. Ебешь все, что движется. Смотри не всунь, откуда не высунешь, - Шеннон ухмыльнулся в тон альфе. Тот не ожидал такого ответа от учителя. Однако, спохватившись, парень тут же надавил на больное.

- Разве учителям так можно разговаривать? Ах, постойте-ка... Вас же уволили, да? Слухи, знаете ли, быстро разлетаются. Теперь ведь не мистер Фокс, а Шеннон, так?

- Разницу в возрасте и уважение еще никто не отменял, Хант. Или ты не обучен столь дивным и сложным понятиям? Трудно для твоего воспаленного ума?

- Я думаю, Шен-нон, - Хант нарочно произнес имя бывшего учителя по слогам, чтобы тот понял и ощутил, насколько теперь незначительно его положение, - обмен любезностями закончен. Я позабочусь о Келли, не сомневайся. Хочешь, передам ему привет?

Договорив, Кайл рассмеялся и тут же пошел прочь, не намереваясь больше слушать ничтожного, по его мнению, омегу.

"Передать... Да, Кайл, неплохо было бы кое-то ему передать", - выдохнув, Шеннон направился к себе в комнату. Ему было необходимо подготовить книги, чтобы оставить их для Келли. Не тащить же толстенные тома домой, которые и так не в одном экземпляре?..

***

Когда Келли продрал глаза, было уже за полдень. Поняв, что беспросветно опоздал на уроки и завтра, а может и уже сегодня ему влетит по первое число, парень сел на кровати и свесил ноги. Он лениво потер глаза и попытался собрать мысли в кучу. Итог совершенно не хотел подводиться, а может Тернер просто настолько был утомлен происходящим, что не хотел возвращаться к этому даже в мыслях.

В животе заурчало.

- Черт, - парень ещё раз провел по лицу руками и попытался морально подготовиться к тому, что комнату все-таки придется покинуть.

- Проснулся-таки, спящая красавица? - Хамоватый тон было невозможно не узнать.

- Кайл, - констатировал факт мальчик, - что ты тут делаешь? Хотя, впрочем, не важно, не хочу знать. Ты все равно дашь мне самый мерзкий вариант ответа из всех существующих.

- Вообще-то, я решил о тебе позаботиться, Мышка.

- Не помню, чтобы просил, - Келли уже понял, что в этой школе он, в отличие от остальных учеников не имеет личного пространства, ни единого укромного местечка.

- Я увидел, что тебя не было за завтраком и решил заглянуть. А то мало ли тебе вчера плохо стало.

- Какого черта ты так надрываешься? - Келли приподнял бровь и посмотрел на Кайла, - Я не буду расплачиваться за то, что мне не нужно. Ведь так ты думаешь? Ты одаряешь меня своей псевдо-заботой, а я совсем не "псевдо" тебе должен? Так? Катись, ради Бога.

- Я тебе обед принес. Вернее принес я завтрак, но станет он, похоже, обедом, - Кайл ослепительно улыбнулся. Со стороны вполне можно было принять их за старых приятелей, впрочем, водится ли между альфами и омегами дружба? Для Келли ответ на этот вопрос был очевиден.

- Кайл, знаешь, я понимаю, что тебе плевать, но тем не менее, я бы хотел иметь хоть кусочек личного пространства. Мне не очень приятно просыпаться и сразу думать,в каком виде я нахожусь: приемлемом ли для приема гостей.

- Мне не плевать. Я прекрасно понимаю твою тягу к уединению, - Кайл усмехнулся. Келли стало немного неловко. Он грубо отшил Кайла, а их беседа вполне начинала походить на что-то приемлемое. Тут же одернув себя, мальчишка вновь навострил уши. Это было слишком странно для Кайла: ни насмешек, ни приколов, подколов, издевок, ни попыток ударить или поставить на колени или, что ещё хуже, в коленно-локтевую, - Кайл, мы оба знаем, что ты просто так не приходишь. В чем дело?

- Тебе тут передать кое-что просили, - Кайл на какой-то момент замялся. Келли не совсем понял, что увидел. Будь на месте Кайла кто-то другой, Тернер решил бы, что он себя неловко чувствует, - вот, держи.

Только сейчас омега заметил потрепанный томик в руках Кайла.

- Это что?

- От Шеннона. Ой, прости, от мистера Фокса, для твоего проекта, - Кайл почти по-доброму улыбнулся и протянул книгу. В этот момент в голове выплыли воспоминания вчерашнего дня. Шеннон пришел к нему в комнату почти сразу после красноречивой стычки в коридоре.

- Эй, Хант, раз уж так для меня постарался, чтоб я мужу больше времени уделял, так может не сочтешь за труд постараться ещё разок?

- И что вездесущая затычка каждой бочки от меня хочет? Я тут, друг, не на побегушках, если ты не понял. Мы теперь, вроде как, равные... Разве что ты всего лишь омега. Безработная и сидящая теперь на шее своего альфы, - Кайл засмеялся, его друзья тут же подхватили веселье, но Хант как-то быстро успокоился, переступил с ноги на ногу, даже не думая впустить бывшего учителя в комнату.

- Мог бы хоть сделать вид, что испытываешь хоть грамм уважения,Хант. Я все-таки старше. Поговорил бы ты так со своим папой. Спорю, отец бы тебе всыпал. Он хоть и не считает омег равными, но и уважать их тоже умеет.

- Надо чего, Фокс? - грубо оборвал Кайл.

- Передай Келли, - Фокс протянул толстую книгу в потертом переплете. - я обещал ему принести материалы для проекта. Вряд ли тебе интересно, да и ему теперь нет нужды его делать, но, думаю, почитать ему будет интересно.

- С чего ты взял, что я почтовый голубь?

- Хочешь, я могу передать Келли это лично? - Шеннон ухмыльнулся в тон Ханту. Тот тут же грубо вырвал книгу из рук учителя, - Спасибо, Кайл, это так мило с твоей стороны.

- Это все?

- Не совсем. Келли тебя и так достаточно ненавидит, Хант, так что уж не допусти, чтобы он узнал, кто приложил руку к сегодняшним событиям.

- Не понимаю, о чем вы, - на лице Ханта нарисовалась крайне недовольная гримаса.

- Твое дело, - Шеннон развернулся и пошел прочь.

- Зачем ты мне это говоришь? - в след спросил альфа.

- Келли сильный, иначе бы уже сдался. Но это не мешает мне переживать за него и жалеть.

- Почему он сам не передал?

- Мы с ним столкнулись вчера. Разговор вышел... неловким, - Кайл нагло улыбнулся, - Это вроде как завершающая часть отработки. Разнести книги адресатам. Одну тебе, остальные горы в библиотеку. Ещё вопросы?

В комнате повисла тишина. Кайл понимал, что едва Келли узнает об уходе Шеннона, то на 99 процентов поймет, кто виноват в этом. Однако все же хотелось надеяться на оставшийся процент. Что либо омега будет сильно в шоке и не будет как следует думать, либо сочтет, что если бы Кайл был причастен, то не понес бы книгу, чтобы не фигурировать "рядом" с неловкой историей. А может, только оступившись, Хант решил, что можно было поступить и помягче. Нет. Никакого угрызения совести или чувства вины. Просто все сразу стало таким будничным и скучным. Ходить по лезвию ножа было куда интереснее, особенно учитывая, что учитель-омега, даже если прав, сделать бы все равно ничего не мог.

- И? Что теперь? Так и будешь стоять и пялиться на меня? По-моему ты видел даже больше, чем сейчас, и моя пижама вряд ли является объектом твоего интереса, - Келли отложил том на стол.

- Чудная пижамка, мышка. Тебе идет зеленый, - Стоило Келли усомниться в сволочизме Ханта, как в тоне того вновь появляются издевательские нотки.

- Очень рад, что ты оценил. А теперь не будешь столь любезен убраться из комнаты? Я, как ты заметил, ещё не ел, - Келли подошел к двери комнаты и указал рукой на коридор, давая Ханту понять, что продолжение беседы невозможно. Впрочем, столь холодный обмен "любезностями" едва ли можно назвать складной беседой.

- Да, разумеется, - Хант поравнялся с мальчишкой, и тот невольно сглотнул, понимая, что Хант даже один может сделать с ним все, что пожелает. Здесь и сейчас. Сразу стало жутко неуютно. Келли отвел взгляд. Ну почему такой красивый, высокий и сильный парень обязательно должен быть врагом? Келли может все исправить, может дать свое согласие на мировую, но кому он тогда будет нужен? Да и выйдет ли из Ханта что-то? Нет. Ни черта из него не выйдет. Его омега будет звонить 911 и заявлять о домашнем насилии, а бета, как обычно бывает, на том конце провода вышлет альфу-крутого-копа и все замнут. Развитие? Прогресс? Эволюция? Бросьте, общество на той же стадии развития, что и во времена средневековья, только прикрывается всякой техникой, - и еще кое-что, - Кайл секунду смотрел на омегу,а потом вынул ключ из кармана и поднес его к лицу Кэлла.

- Что это?

- Ты просил личного пространства. Это оно, - на удивление спокойно говорит альфа, подходя к столу и кладя ключ поверх томика по истории, - знаешь, когда он в кармане, чувствую свою обязанность проведать тебя. Это утомляет, носиться за тобой постоянно.

Пожав плечами, Кайл ушел. Келли на несколько секунд замер, хлопая глазами и не понимая, что только что произошло. Кайл добровольно отдал копию ключа от его комнаты? Это не Хант. Нет, это определенно был Хант. Может, ему промыли мозги?..

"Что вообще происходит?"

Впрочем, на этот вопрос Келли не нашел ответа и в ближайшие несколько дней. Его перестали зажимать по углам. Кайлу и его друзьям несколько раз представлялась возможность попользовать омегу, но они просто проходили мимо. Не то, чтобы Тернер был недоволен, даже наоборот: он наконец-то мог просто расслабиться. Венее смог бы, если бы не предчувствие... паранойя, если хотите.

Может, Кайл наигрался или нашел себе кого-то ещё? А может, все просто вошло в нормальное русло? Парни поняли, как себя вели, что делали, как это было низко и грязно с их стороны? Келли решительно не понимал происходящего, пытался убедить себя, что он им по-любому больше не интересен, но в то же время мальчик понимал, о ком идет речь и не мог так просто поверить в счастливый конец, тем более в такой скорый. Каждый раз оказываясь рядом с троицей альф, он старался как можно быстрее ретироваться. Они не пытались ничего делать, стоически не замечали омежку, но Келли преследовало какое-то чувство незащищенности, уязвимости. Он ждал подвоха. Кайл, конечно, все-таки позволял себе какую-нибудь колкость, но всегда ограничивался лишь словами. Келли не мог понять, что же останавливало парней. Дело дошло до того, что в реале домогательства прекратились, а вот сон мальчик просто потерял.

URL
2013-08-30 в 20:31 

Improba Dea
irrepressible;
Вскоре на прикроватной тумбе оказалось снотворное, вытребованное у несговорчивого доктора, не без труда разумеется. Впрочем, возможно и учителя подсуетились, заметив слишком усталый вид ученика. Может, здесь все и не так плохо, и Кэлл проста не может абстрагироваться от напастей, которые выпали ему волею судьбы? Ведь все остальные омеги довольны жизнью здесь? Так может, дело в том, что он просто понравился, хотя нет, приглянулся не тем людям? Не тому альфе?

Тяжело вздохнул, Келли нехотя откинул одеяло и встал с кровати. Вчера ему чудом удалось выспаться. В воскресенье, очевидно, даже дурной сон не решился тревожить вымотавшегося подростка.

Каждое будничное утро Тернера начиналось совершенно стандартно и повторялось каждые семь дней, не удивительно, но мальчишка начинал уставать от этого. Но в последние несколько дней все же произошли некоторые изменения, из-за которых омежка был словно на иголках. Эти парни, из-за них постоянно приходилось оборачиваться и чуть ли не с зеркальцем заглядывать за угол. На Келли начинали косо посматривать. Но сон со снотворным начинал давать свои плоды. Пожалуй, Келли мог сказать, что... успокоился, расслабился, хоть и продолжал кое-где осторожничать.

И вот, со звонком ненавистного будильника запускался цикл. Встать, умыться, одеться, собрать сумку, заскочить на завтрак в столовую и идти в кабинет. А дальше запускался алгоритм понедельника и первый пункт "история у Шеннона". Но едва зайдя в кабинет, юноша понял, что на это неделе привычный расклад дел слегка изменился.

Келли понимал, что не особо общителен и меняться ему почему-то не хотелось. Он трудно сходился с людьми, заводил знакомство и тем более дружбу. Конечно сейчас о дружбе речи не шло, но в свой мирок, пусть и временно, как решил омега, придется впустить ещё кого-то. Историка, замещавшего Фокса.

- Эм-м... Простите, - Келли попытался выдавить улыбку, подойдя к мужчине, стиравшему с доски записи оставшиеся, видимо, с субботы или воскресного кружка особо искушенных историков. Пробежавшись по записям глазами, мальчишка зацепился глазами за имя преподавателя, написанное в самом верху. Джеральд Херст, - мистер Херст?

- Что? - учитель даже не удосужился обернуться.

Не придав этому значения, Келли продолжил.

- А когда вернется мистер Фокс, просто я под его руководством делаю проект...

- Может выкинуть материалы, - монотонно отозвался мужчина и, наконец, обернулся.

- Эм-м... почему? - Келли замер.Мужчина не походил на того, как имеет чувство юмора и любит шутит. Суровый, буквально бурящий взгляд. Глаза черные, что ещё больше усугубляло эффект. Под глазами не синяки, вернее будет сказать тени. На вид ему около сорока. По спине омеги пробежали мурашки. Мальчишка так привык к приветливому и открытому Шеннону, что этот мужчина никак не вязался с любимой историей.

- Шеннон Фокс не оправдал себя. Возможно он и хороший историк, но преподавание, как оказалось, не его конек. Многие не видели в нем учителя.

- О чем вы? - Келли сглотнул, почувствовал, как начинает биться сердце. Стало так обидно. Шеннон был одним из тех немногих объективных учителей, которые не обращали внимания на половую принадлежность, социальную роль, положение. Вторым был Хоггарт. На этом список приятных учителей заканчивался. Кажется, только что он сократился на одно имя...

- Вообще-то это не твое дело. Это дело директора и педагогического коллектива. Но раз для тебя этот вопрос такой животрепещущий, - мужчина ухмыльнулся, окинул мальчика с ног до головы тем самым неприятным для блондина взглядом, - Шена, прости, мистера Фокса уволили. Он оказался некомпетентным.

- Но как же, - Келли буквально на автопилоте отправился на свое место. Он моргнул быстро несколько раз, пытаясь понять, вспомнить, когда Шеннон мог плохо себя показать. Ни одного случая припомнить не удалось. Шеннон всегда был лоялен, справедлив, проявлял участие, не отказывал в помощи. Педагогика несомненно его призвание.

- Но если ты так жаждешь, я могу заняться с тобой твоим проектом, - в след мальчику, не услышавшему уже едкое предложение, сказал новый историк, оказавшийся, конечно, альфой.

Келли и не заметил, как задел соседнюю парту. К реальности вернуло только через чур громкое и резкое

- Мышь! - За партой сидел Майкл. Он развел руки и сверлил взглядом собственные колени, а на парте перед ним лежал стаканчик из "учительского" кофейника и остатки темно-коричневой лужи стекали ему на отглаженные брюки, - Ты хоть смотри куда прешь! Вроде мелкий, а убытку как от слона в фарфоровой лавке.

Майкл тут же вскочил с места и с возмущенным видом повернулся к Келли. Весь класс старательно давился, стараясь не заржать. Весь кофе оказался именно на причинном месте и лужа от него на брюках парня очень походила на конфуз.

- Чувак, ты попал, - К другу подошел Кайл и хлопнул того по плечу, - Я готов купить тебе ещё с десяток порций, лишь бы щё только раз наша Мышка проделала это и мне посчастливилось бы увидеть твое лицо ещё раз.

Кайл даже не старался сдерживать смех и едва он звонко засмеялся, Келли поймал себя на мысли, что тоже улыбается.

- Скажи спасибо, что он не горячий, - одернув себя, выпалил мальчишка первое, что пришло в голову.

Казалось, Майкл от возмущения лопнет. До звонка оставалось меньше пяти минут. До ученического общежития как раз пять минут и было. Пожалуй, Тэтчер был готов продолжить спор и перевести его за отметку простой перебранки, но вмешался учитель, в миг стерший все намеки на улучшившееся настроение.

- Тэтчер, переодеваться. У тебя десять минут. НЕ успеешь - выговор. А ты, - преподаватель пробежался глазами по журналу, нашел пометку "омега" рядом с единственной фамилией и продолжил обращение, - взял тряпку и все вытер. И чтоб больше никого не видел с напитками и едой в классе. Для этого есть ваши комнаты и столовая. Коридоры на худой конец. Взрослые люди, можете и потерпеть. Все, кто ещё не допил кофе, чай или что бы там ни было у него в стакане, пошел и выбросил.

Несколько недовольных пар глаз уставились на Келли. Мальчик потупил взгляд и пошел за тряпкой. Появилась новая причина на него злиться, а он уже успел наивно предположить, что все наладилось.

Едва прозвенел звонок, все уселись на места. Келли до сих пор не верилось, что Шеннона уволили. А самое печальное, что теперь ему даже не с кем поговорить. Впрочем, причин кому-то выговариваться и нет теперь уже. Кайл же успокоился. Или...

Омега распахнул глаза и резко повернулся к Кайлу. Тот словно почувствовал взгляд мальчика и посмотрел на него.

- Что, течка, а Кэлл? - парень пошло облизнулся и повел бровью.

- Придурок, - выплюнул Келли и тут же отвернулся к стене, в голове продолжая "раскручивать" свою теорию.

- Тернер, - резкое обращение посреди монотонного рассказа учителя, а вернее монотонного цитирования учебника заставило всех вздрогнуть, - повтори, что я сказал?

- Простите, мистер Херст, я... я отвлекся.

- Какая досада. Наверное, у нас на повестке армагеддон, и вы с мистером Хантом обсуждаете конструктивный подход к строительству подземных бункеров?

Келли не успел оценить "шутку", да и вообще подумать, что делает, как с явной насмешкой в голосе, какая бывает, когда обращаются к фанатикам относительно их нелепых теорий, в ответ громко переспросил.

- Что? - одернув себя, мальчишка тут же попытался поправиться, - в смысле...

- В смысле раз вы такие умные, господа, доставайте листы и убирайте учебники и тетради с парт. Вам, наверное, нет нужды меня слушать. Давайте-ка вы сами все мне напишете, - Херст поднялся со своего места и написал на доске три вопроса по теме урока, - У вас три вопроса. Мне нужны четкие и лаконичные ответы. Времени у Вас пятнадцать минут. По пять минут на вопрос. Я пока составлю тест. Дерзайте, мои просвещенные друзья. Кто не ответит на вопросы на тест может даже не пытаться ответить. Я его даже проверять не буду.

- Ну, Мышь, - сквозь зубы зло выдавил Кайл, - ты просто ходячая неприятность. Что у тебя за карма такая? Магнит для неприятностей.

- А что у тебя за идиотская манера шутить?

- Тернер, я ведь ещё могу пару тройку вопросов добавить.

- Но...

- Что "но"? Ещё слово и тебе прибьют после уроков, - учитель усмехается, снова "окатив" Келли неприятным взглядом, - И зайди-ка после уроков. Пообщаемся.

Келли сразу не понравился тон учителя, да и перспектива торчать в душном кабинете после уроков тоже не показалось радужной.

"Что за черт? Неужели Вам всем нечем заняться?" - Келли нервно потер виски и уставился на вопросы, они оказались вполне простыми. Для Тернера было непонятно, отчего все пыхтели над ними так, будто их о смысле жизни спрашивали.

К концу дня Келли снова был вымотан. Он сразу, едва ему удалось прочитать отзывы о школе, о переводе в которую так любезно договорился Томас, понял, что делать ему там нечего. Мальчишка не любил считать, ненавидел матемтику, экономику, естествознание... Все это для него было непостижимым космосом. Спасением становились немногочисленные часы гуманитарных наук, такие как история и литература, впрочем, нового историка Тернер без зазрения совести уже причислил к тиранам, жаждущим выжать из несчастных учеников все соки.

URL
2013-08-30 в 20:31 

Improba Dea
irrepressible;
Омега уже почти дошел до комнаты и вот уже как несколько часов мечтал хоть немного поваляться с томиком Шеннона, но при воспоминании об истории тут же всплыло и требование нового препода.

"Твою мать!" - мальчишка в сердцах проклял преподавателя, который решил заменить отдых после пар на встречи с учениками. Почему-то Келли решил, что сейчас с ним будут говорить о его поведении и что-то подсказывало, что таких же нарушителей спокойствия, как он, будет ещё не мало в кабинете. Что учитель назначит в качестве отработки? Заставит писать дополнительный тест? Будет читать лекцию? Заставить вылизывать кабинет?

Вынося самые нелепые варианты по пути к кабинету, мальчишка дошел буквально до абсурда. Странно, но настроение немного поднялось. Пожалуй, он даже готов был пережить эту отработку, главное, чтобы не в компании кучи альф, которые могут оказаться хоть и младше самого Келли, но наглее и абсолютно неупраляемыми.

Едва мальчик зашел в кабинет в уши ударила гробовая тишина. Кроме того, удивило и полное отсутствие кого-либо.

- Здравствуйте ещё раз, - тихо сказал Тернер, направляясь к столу, за которым сидел учитель. Ответного приветствия мальчишка не дождался.

- Прийти сюда, Келли, в твоих интересах. Так почему же я должен ждать тебя?..

- Я... Я забыл... - Келли не смог придумать достойной отговорки. Он был слишком ошарашен твердостью и холодностью учителя. Он вел себя так, словно... Впрочем, он альфа, так он и должен вести себя с какой-то омегой. До некоторого времени Келли общался лишь с одним альфой - своим отцом. Он был образцом уважения, лояльности, терпимости. Для него "альфа" и "омега" были простым набором букв, не влияющим на положение, статус и отношение. У Келли перед глазами всегда был пример идеального отца и мужа. Как оказалось, этот глянец не пошел мальчику на пользу, развив в нем некоторую... наивность что ли. Но Келли все равно любил своего отца, возможно, даже больше чем папу-Алексиса.

- Великолепно. Он забыл. А ты не думал, Келли, что такое распущенное поведение недопустимо? - что-то внутри Келли громко кричало, что ему просто стоит развернуться и уйти, что-то подсказывало, что выговор и беседа с директором меньшее из всех зол. Но то ли необходимость уважения, то ли совесть, то ли просто классовое неравенство не позволяло мальчику даже шелохнуться.

- Простите, этого больше не повторится. Буду записывать, - Келли опустил голову и уставился на пыльные мысы своих кед.

- Разумеется не повторится! Впрочем, об этом я не планировал сейчас разговаривать с тобой. Важнее мне кажется кое-что другое. Возможно, мистер Фокс и спускал тебе все с рук, так как, я посмотрю, ты лучший его ученик, хотя в прочих предметах, исключая литературу, тебя даже среди средних троечников нет. Я бы сказал, ты, Келли крайне сильно отстаешь. Даже элементарнейшая этика. Как можно?!

- Мне кажется, это мои проблемы. С этикой я разберусь, - ответ прозвучал резковато, что-то в духе "не лезь не в сове дело", тем не менее учитель на это не обратил внимание, - что вы имеете в виду, мистер Херст, под "это спускал с рук". Что мне спускали с рук, я не совсем понимаю?

Омега действительно не понимал, о чем идет речь, что имеет в виду мужчина. Альфа же сверлил мальчишку взглядом и едва заметно улыбался. Потом он встал и обошел мальчика.

- Знаешь, Келли... Твое поведение, то, как ты отвлекаешь всех в классе... Это недопустимо. Крайняя степень распущенности, юноша. Мистеру Ханту вы даже не давали сосредоточиться.

- Что?! - не сдержался парень и обернулся к преподавателю, стоящему уже у него за спиной. Едва заметная улыбка стала более загадочной. Херст смотрел на доску, сцепив руки за спиной, потом сделал шаг к омеге и, положив руку тому на плечо, продолжил.

- Я понимаю, что тебе тяжело. Столько привлекательных, молодых людей, но они пришли сюда учиться, в отличие от тебя.

Мальчишку возмутил подобный взгляд на него. Его вообще возмущала позиция многих альф. Резко скинув руку преподавателя со своего плеча, Келли отступил от мужчины.

- И почему если я омега, то я всем мешаю? Я им виагру что ли в чай подсыпаю? - не сдержался мальчишка.

- Да как тебе вообще наглости такое вслух говорить хватает? Впрочем, это изъяны твоего воспитания. Ничего удивительного. Это школа, мой дорогой. И здесь учатся, а не женихов ищут. Ты очень сильно не тянешь программу, Келли. Странно, что твои родители тебя ещё не забрали отсюда. Ты буквально позоришь своего отца! Не понимаю я и отношения мистера Фокса к тебе. За что высшие балы, а?

- За ответы, - нехотя отвечает мальчишка.

- За какие? Келли, ты посмотри свой тест! - Херст рукой показывает на первую парту перед учительским столом, а сам отходит к своему столу и начинает искать среди горы тестов необходимый. Омега молча опускается на место, мечтая, чтобы к Херсту зашел кто-нибудь, прервал их "беседу"? - Вот, любуйся.

Мужчина встает перед Келли облакотившись на свой стол и сложив руки на груди. Он, ухмыляясь, смотрит на мальчика и небрежно швыряет сколотые листы на парту.

Омега несколько секунд недоуменно смотрит на лист без единой пометки красной пастой и на незаслуженные D 3..

- Это что? - мальчишка поднимает взгляд на учителя, потом вновь смотрит на лист, предполагая, что его, вероятно, просто перепутали. Но лист подписан именно его почерком и его именем.

- Вот и мне интересно, Келли. Что это? Ты хуже всех написал тест, - учитель начинает улыбаться ещё шире.

- Но здесь же ни единой ошибки. Вы же ничего не исправили. Я уверен в ответах и даже могу показать параграфы, на которые опирался, в которых так и написано, пусть и другими словами. Или я должен был процитировать дословно учебник без наличия оного?

- Это плохой результат, Келли. Худший.

- Да ерунда. Здесь все верно, - Мальчишка лезет в сумку за учебником, начинает его листать лихорадочно и находит нужный вопрос, - вот, вот посмотрите, здесь написано то же самое.

- Здесь - да, а я говорю, что это не-вер-но. Но я могу сказать способ, как ты можешь исправить оценку.

- Как? - мальчишка все больше и больше начинает не нравиться эта история.

Учитель молча подходит к юноше и, присев рядом с ним на корточки, кладет руку на колено омеги.

- Будем заниматься после уроков, Келли. И мы непременно решим оценки с неуспеваемостью. А если будешь усердным, то я поговорю и с преподавателями других предметов. Мы вместе решим твои проблемы, - слова, сказанные сладким, словно патока, голосом застревают в голове и словно пульсируют. Мужчина совершенно ничего не стесняется. хотя для вида и подбирает слова. Мальчишка замирает на пару секунд а потом, с отвращением оттолкнув руку мужчины, резко вскакиевает, что и стул и парта падают с жутким грохотом.

- И вы еще о моем поведении смеете говорить?! Вы что себе позволяете? Не прикасайтесь ко мне!

- Ты, наверное, плохо подумал, Келли. Я предлагаю тебе услугу за услугу. Ты будешь послушным и будешь посещать мои частные факультативы, а я устрою тебе сладкую жизнь. Ни о чем думать не будешь. Кроме того, я позабочусь и о прочих проблемах... Понимаешь? О всех остальных твоих проблемах, Келли. Ты же все равно не учиться приехал в эту школу, так? Что омеге делать в подобном заведении? Мы сможем договориться. Для тебя это более, чем удачный шанс, милый.

- Замолчите, я ничего не хочу слышать, мой ответ - нет, и я ухожу, - Келли хватает сумку и поспехно направляется к выходу.

- Келли, я сказал о плюсах нашего общения, но могу назвать минусы его отсутствия, - мужчина в упор смотрит на мальчика, замеревшего посреди класса, - такие тесты будут регулярно. Намного чаше, чем давал вам Шеннон подобные работы. Он вообще был излишне лоялен. И поверь, это не последняя подобная оценка для тебя в случае твоего отказа.

- Делайте, что хоти...

- Келли, вот ты где, - в кабинет заходит Кайл. Наверное сейчас омега был готов совершенно искренне расцеловать альфу и поблагодарить за столь своевременное появление. Брюнет сделал пару шагов в класс, - Мистер Херст, добрый день. Келли вам ещё долго будет нужен?

Мальчишка оборачивается на учителя и в некоторой растерянности смотрит на него.

- Молодой человек, Вас стучать не учили? Этот юноша не покинет класс, пока мы с ним не решим вопросы его поведения и не придем к компромиссу. Это Вас не касается, так что покиньте кабинет. Не думаю, что Тернер захотел бы выносить сор из избы и демонстрировать всем свои проблемы. Мистер Тернер, я прав? Не получите же вы удовольствие от публичного объявления вашей успеваемости?

- В таком случае я подожду его за дверью.

- Нет! - резко отвечает Джеральд, - Наша беседа в самом разгаре. Не думаю, что мы быстро закончим.

- Что ж, тогда я, пожалуй пойду. Келли, зайдешь после? У меня к тебе дело на миллион, - парень многозначно повел бровью и развернулся.

"Какой же ты иногда идиот! Отключаешь свои мозги в самое неподходящее время, Хант". - Келли понимал, что если не предпримет что-то сейчас, то из кабинета вряд ли выйдет в целости. Херст был настроен решительно. Если не сможет уговорить, найдет способ принудить и такой, чтобы Келли не смог рассказать и отказаться. Паника захватывала сознание все сильнее. Хант уже одной ногой переступил порог. В ушах сильно пульсирует кровь. Почти как тогда, когда альфа с друзьями насиловали его. Как вообще можно думать о том, чтобы просить помощи у подобного человека. Секунда-другая. Кайл уже берется за ручку, чтобы закрыть за собой дверь. Если Келли ещё хоть мгновение будет взвешивать "за" и "против", то потеряет шанс уйти.

URL
2013-08-30 в 20:34 

Improba Dea
irrepressible;
- Кайл! - Громко окрикнул альфу мальчик. Херст точно не ожидал, даже вздрогнул. Парень заглядывает ещё раз в кабинет и вопросительно смотрит на мальчика, - Кайл, подожди минутку.

Келли уже готов проклинать себя за то, что позвал Ханта, но если не альфа, то ему уже ничто не поможет.

- Что стряслось? - Кайл притворно дружелюбно смотрит на мальчика.

"Он ещё спросит с тебя за это. Бесплатный сыр бывает... Ты точно будешь отсчитывать проценты за это, Келли". - мальчишка ещё даже не успел попросить у Ханта помощи, но уже точно знает, что придется расплачиваться. Альфа просто так ничего не делает.

- Мастер Тернер! Немедленно вернитесь. Мы не закончили! Мистер Хант, а вы дверь с той стороны закройте и поплотнее!

- Я думаю, мы закончили, - спокойно отвечает мальчик и, закинув сумку на плечо, идет к Кайлу.

Кайл непонимающе смотрит на Келли, но ждет его.

- Прости, что заставил ждать, - мальчика улыбается Ханту, про себя мечтая сию секунду сорваться с места, бежать в комнату и запереться там. Поравнявшись с Хантом, мальчик осторожно берет того за руку. Кайл чувствует, как дрожит рука омеги, но молчит.

"Хоть на это тебе мозгов хватило", - не без иронии про себя замечает Кэлл.

Едва за парочкой закрылась дверь, Келли резко вырывает руку и прибавляет шагу.

- А ну-ка стой! - Хант разворачивает блондина к себе лицом и прижимает к стене, - Это что за спектакль такой, а? Какого черта ты меня крайним сделал.

- Ничего. Жарко, душно, стало плохо. Перепутал тебя с... Не важно. Спасибо за помощь.

- Не объяснишься? - Кайл требовательно смотрит на мальчика. Весь его вид говорит о том, что если сейчас Келли не расскажет о причине своего поведения и если эта причина не покажется Кайлу достойной, он его тут прям и изобьет.

- Нет, - продолжает упорствовать омега.

- Это не вопрос.

- Тогда выражайся яснее.

- Объяснись! - с большим нажимом требует Хант, сильнее сдавив руку мальчика. Тот лишь бессильно прикрывает глаза. Он только хотел что-то сказать, как позади хлопнула дверь. Из кабинета истории вышел злой до нельзя Херст. Келли снова затрясло. Выдавить удалось только хриплое: "не здесь".

Идти рядом с Кайлом в давящей тишине было просто невыносимо. Всегда дорога до комнаты была такой короткой, ибо впереди был долгожданный отдых, но сейчас для Келли каждая секунд тянулась так долго, что и вообразить себе это было невозможно. Когда же на глаза попалась долгожданная дверь, Келли уже надеялся, что любопытство Кайла ушло, но едва мальчик попытался свернуть в свою комнату, как альфа резко потянул его за локоть в совершенно другом настроении.

- Куда? Говорить будем на моей территории.

- Пусти, не хочу я ни о чем говорить.

- Ты обещал.

- Серьезно? Не помню, что бы я говорил что-то, дающее тебе право считать, будто я пообещал тебе все рассказать. Да чего ты пристал?

- Помнится, я планировал спокойно уйти, - Кайл повел бровью, делая вид, будто оказался жертвой.

- Да брось. Прямо-таки уйти и сдаться, оставив меня в покое. С какой целью ты тогда за мной класс пришел, м?

- С тобой веселее идти до комнаты.

- О-о... ну конечно. Подъебывать меня очень весело.

- Ты прямо с полуслова меня понимаешь. А теперь пошли, просвети, что стряслось, что ты прям себе изменил.

- Кайл, я правда не хочу ни о чем с тобой говорить.

Снова развернув мальчика к стене спиной и на этот раз припечатав со всей силы, так что мальчишка выдохнул и закашлялся, Кайл навис над парнем, пресекая любые попытки улизнуть.

- А теперь слушай сюда: мне срать, чего ты там не хочешь, а чего жаждешь. Сейчас мы идем в мою комнату и учитываем только мое "хочу". Усек, Мышь?

- Пусти, - мальчик уперся руками в груди альфы, стараясь его оттолкнуть. Гора мышц не поддалась - Кайл лишь сделал ещё пол шага навстречу Келли.

- Повторяю последний раз: мы идем ко мне, и ты делаешь все, что я захочу. Если не пойдешь сам, я тебя дотащу.

- Я хочу отдохнуть.

- У меня отдохнешь, пошли, - Кайл с силой дергает мальчика, перехватив тонкое запястье.

- Мне больно, пусти!

- Хватит орать, Мышь. Нету Шеннона, который вмиг прибежит на твои вопли. Нам больше никто не помешает. Так что давай лучше по-хорошему. Ну мне же правда плевать, как ты окажешься там, где я хочу.

Дальше Келли не соображал, что делает. Его сознание в миг затуманила злость, и он наотмашь ударил Кайла по лицу. По пустому коридору разнесся звук звонкой пощечины.

URL
2013-08-30 в 20:34 

Improba Dea
irrepressible;
- И почему мне сразу показалось, что дело не в банальной некомпетентности, а? Да тут каждый второй учитель с психическими отклонениями. У одного истерия, второй - педофил, - мальчишка не заметил, как стал повышать голос на альфу. Он был морально истощен, но сейчас откуда-то взялись силы и на сильную пощечину и на эту нелепую ссору в коридоре, где любой мог стать свидетелем, - Так чего Фокс-то под раздачу попал? Он тут самый адекватный. Ах, постойте, он же не спустил с рук одному альфе с влиятельным папашей попытку изнасилования. В этом дело? Ты всех из школы выпрешь, кто тебе дорогу перейдет, а, Кайл?! Тогда, может, новый историк тебя не устроит тем, что приставал ко мне? Погодите, вы же на одной волне. Так может, групповуху?! Тебе-то что терять, а, Хант?!

Выговорившись, мальчик попытался отдышаться. Он и не заметил, как из комнат уже повысовывались другие ученики и, наверное, пару человек из них точно стали свидетелями пощечины. А Хант такое с рук не спустит.

- Приставал? - Кайл прищурился, - значит, Келли, ты так вел себя.

У мальчика аж дыхание от возмущения перехватило. Он был готов влепить ещё одну пощечину, даже замахнулся. Но на этот раз Кайл был готов и, перехватив руку омежки, больно сжал запястье. Тернеру показалось, что что-то хрустнуло. Брюнет же без зазрения совести вывернул руку мальчишки, поставив того на колени.

- Я говорил, что мне все равно, каким путем ты окажешься в моей комнате, - Кайл с безразличием смотрел на блондина сверху вниз, - либо ты сейчас встаешь и идешь сам, либо я поведу тебя до комнаты на коленях. Откроешь рот и это будет расцениваться, как выбор второго варианта.

Откуда-то донесся приглушенный смех. Келли повернул голову и увидел головы, высунувшиеся из комнат и наблюдавшие за представлением. Его унижали, а всех это веселило. Никто даже не думал вступиться и одернуть альфу. Стало просто до слез обидно. Мальчик осторожно сглотнул, давясь собственными слезами унижения и, поднявшись на ноги, пошел вслед за Кайлом.

"Даже омеги... Никто, им всем плевать. Всех устраивает это? Почему все спускают им это с рук? Или просто мне одному посчастливилось попасть в "добрые" руки заботливого альфы?"

Вскоре Келли переступил порог комнаты Ханта. Там его уже ждали друзья. Собравшись с мыслями, мальчик поднял взгляд и нагло посмотрел на Ханта.

- Ну, что теперь? Командуй, - с отвращением говорил мальчишка, не пытаясь сдержаться и "убрать" с лица выражение презрения. Наверное, не в его положении было так себя вести. Скорее всего любой, оказавшийся на его месте был бы тише воды, ниже травы, но Келли не был из тех, кого так легко прогнуть, пусть многим он и казался беспомощной серостью.

- Раздевайся, - холодно бросил Кайл, поворачивая в замке ключ, тем самым обрезая пути к отступлению. Еда в комнате прозвучали эти слова, как на Келли уставились ещё две пары глаз, обдающие липкими, жаждущими взглядами.

- Не буду.

- Ты ещё не понял, к чему приводят твои капризы?

- Я не буду раздеваться.

- Я тебе помог. Твоя очередь выполнять свою часть сделки.

- Была какая-то сделка? - Келли вопросительно смотрел на Кайла.

- Не помнишь? Я прикрываю твою задницу, а ты предоставляешь её нам.

- А разве ты что-то сделал сегодня? По-моему делать все пришлось мне. Ты даже не попытался. Ты неисполнителен, - омега позволил себе ухмыльнуться, - с какой стати мне продолжать сотрудничество? Сделка не состоялась.

- Много болтаешь. Считаю до трех, - Хант сложил руки на груди.

- Чего торопиться, Кайл? - неожиданно вступился Райн, подходя к Келли и обходя того со спины, - времени и у нас и у него полно. Пусть помедлит, сделает все медленно, изящно. Раз ему так хочется. Мышь, хочешь музыку включим? Приватный танец?

- Иди на хер, - зло выплюнул мальчик, и уже через секунду понял, что сделал это зря.

Райан ударил его ногой под колено. Тот тут же упал на пол, больно стукнувшись.

- Не надо так, Келли. Приличные люди так не разговаривают. Впрочем, с тобой ли о приличиях говорить? - Райан снисходительно улыбнулся.

Даже сейчас, находясь в центре этого театра абсурда, Келли все ещё не верилось, что это происходит на самом деле, происходит с ним. Он перевел взгляд с возвышавшегося над ним Райана на Майка, потом на Кайла. Но все трое лишь издевательски самодовольно улыбались. В глазах альф не были и намека на понимание, сочувствие, жалость. Оно и ясно: им просто нужен был определенный набор услуг, которые по умолчанию должна предоставлять омега. Общество выросло до демократии, а теперь стремительно летит к чертям, к средневековым нормам, уставам, традициям. Как бы Келли хотелось сейчас стать асексуальной бесплодной бетой. К черту уважение, к черту значимость, к черту удовольствие, лишь бы покой и полная изоляция от этих животных, варваров.

Он хочет что-то сказать, но не знает что, мальчику все ещё кажется, будто если он надет подходящие слова, то, наконец, достучится до альф, он все ещё надеется, но очень глубоко внутренний голос кричит, что тешить себя пустыми надеждами слишком жестоко. Это ж как себя надо не любить.

Впрочем, как надо себя не любить, чтобы в этом возрасте опуститься до проституции лишь ради комфортной жизни в течение двух лет?.. А если, забавы ради, альфы сочтут уместным беременность омежки? Келли невольно сглотнул. Он не любил детей, как бы мерзко, низко, не по омежьи это было. Он не был готов иметь детей, он не был готов даже думать об этом, допускать мысль стать папой в этом возрасте. От бессилия мальчик шмыгнул носом.

- Что Вам надо от меня? - опустив голову, мальчик тихо задает вопрос, ответ на который ему известен. Реакция альф тоже была предсказуема. Все трое в голос заржали.

- А то ты не знаешь.

От этого громкого смеха гудит в ушах. Секунда слабости и Келли будто бы готов пойти и лечь на кровать. Поднимается на ноги, встает, идет по направлению к траходрому - комнаты альф определенно обставлены с большим шиком. Но даже эти вычурные, помпезные красные бархаты лишены тепла. Секунда и мальчишка одергивает себя. Становится стыдно, но корить себя он будет позже.

Когда он поднимает голову, то троица оказывается в опасной близости от него.

Майк и Кайл в кои-то веке чуть позади, Райан снова приближается слишком быстро. Хватает за плечи, точно синяки останутся и резко толкает на кровать позади. Мальчишка невольно заползает с ногами на кровать и отползает, сбивая атласное покрывало.

Кровать стоит в углу, деться больше некуда. Беспомощное "не трогайте" и мальчишка закрывает глаза, боясь увидеть, как они приблизятся и двое схватят, будут держать, а третий...

Спешный поток мыслей прерывает короткий стук. Омега испуганно распахивает глаза и видит раздосадованные лица парней над ним.

- Эй, парни, наши собрались на площадке. Присоединитесь? Днем вы вроде соглашались?

- Ян, мы присоединимся позже, - отвечает Кайл, надеясь избавиться от помехи.

- Парни, договаривались же. Без вас игроков не хватает. Остальные по отработкам.

- Хольцман... - Райан раздражен, но Майк его одергивает.

- Сейчас, - слишком громко отвечает парень, а потом тише добавляет, чтобы слышали его дословно лишь в комнате, - Брось, помехи у нас больше нет. Времени куча. Успеет мышка расплатиться. Правда, Келли?

Майкл почти по-дружески подмигивает омеге и треплет по и без того непослушным волосам. Юноша не знает как реагировать. Хочется улыбнуться в ответ на этот жест, но когда смысл доходит, становится только хуже.

- Слушайте, вы бесите, договорились же! - не унимается кто-то по у сторону двери.

Когда троица альф отходит от омежки, мальчик невольно выдыхает, но расслабиться себе все ещё не позволяет.

Едва раздается щелчок ключа, Келли соскакивает с кровати и бежит к двери. Неожиданно его предплечье сжимает железная хватка.

- Ты снова чудом отделался. Но сегодня, уж поверь, это последний раз, Мышь, - На лице Кайла вновь расплывается уже такая знакомая наглая улыбка. Ему все можно, и он это знает и пользуется этим.

Когда дверь открывается,мальчишка воровато оглядывается и выходит из комнаты. Случайным спасителем на сей раз оказался Хольцман, единственный парень, которому хватило мозгов, наглости или чего-то ещё, что Келли никак не мог придумать, как назвать, чтобы вставить палки в колеса самому мерзкому преподу гребанной школы.

Короткий кивок в знак приветствия или, может, благодарности и Келли словно ветром сдуло.

"Хотел ты этого или нет, но спасибо..." - руки трясутся, сердце бешено стучит, воздуха не хватает, жарко и от этого в горле пересохло.

- Оу, так я помешал, - слегка смущенно констатирует факт Хольцман, рассеянно улыбаясь вслед прошмыгнувшему мимо него омеге.

- Да, не вовремя, Хольц, - Кайл всем своим видом показывает недовольство, но как-то подозрительно быстро отходит от вроде обиды, - впрочем ладно, эта сука ещё узнает свое место.

- Да брось, чего ты его так доканываешь? Придет время сам приползет, - Ян усмехнулся и хлопнул парня по спине, что тот даже слегка наклонился вперед.

- Что, Уолш сам пришел?

- Можно сказать и так. Ты же знаешь, сколько в нем ненужных амбиций, - парень снова усмехается, - ладно, тронулись, а то парни заждались.

- У тебя есть твои баскетболисты, чего ты нас тиранишь?

- Я что виноват, что вы трое играете лучше половины моих парней. Я давно зову Вас в команду...


- Не интересно, Хольцман. Одно дело одноразовая игра, а другое перед другими школами выделываться, - Лениво протянул Майкл.

- Да уж, - в тон ему отвечает Ян, - другое дело омег по углам зажимать. Куда занимательнее.

Закатив глаза, Майкл отворачивается и берет курс на выход, намереваясь тем самым дать понять все, что разговор закончен, а тема - закрыта.

URL
2013-08-30 в 23:08 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, да Вы просто "чума"!!!!!!О_О в самом приятном смысле этого слова))
Давно меня так не трясло при прочтении... и почему-то мне кажется, что дело вовсе не в открытом окне>_<
Ловко же у Вас получается повернуть ход событий в самое неожиданное русло, и волей-неволей начинаешь чувствовать эмоции героев, словно проживая те минуты за них...
Я в восторге! Нет, я просто в бешенстве и еще куче побочных эффектов)))
Хочется кричать:"Я Вас просто обожаю!"Х))))))))))))))))))))))))))))

2013-08-30 в 23:41 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, да, кстати... с Уолшем Вы меня просто "убили"))) Жду не дождусь продолжения))))

2013-08-31 в 23:10 

Improba Dea
irrepressible;
"Я Вас просто обожаю!"Х))))))))))))))))))))))))))))
У меня так начнется звездомания Х)
с Уолшем Вы меня просто "убили")
Я вас вынуждена огорчить. пока у меня нет идей куда впихнуть более конкретную орисовку ситуации. Так что если что будет просто очередной ФБ

URL
2013-09-01 в 02:09 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, куда впихнуть более конкретную орисовку ситуации. Так что если что будет просто очередной ФБ
Поверьте, это уже не столь важно... сама идея просто меня поразила, подумать об этой паре особенно после их первого появления "на сцене" даже и нельзя было, а тут...О_О
У меня так начнется звездомания Х)
Вы не поверите... сегодня у меня был экзамен на 4ый кю (синий пояс) Айкидо Ёсинкан... это довольно серьезный для меня шаг и испытание. Но ночью я уже не могла уснуть вовсе не из-за волнения перед экзаменом, меня больше волновала судьба героев)) просто не давали покоя мысли и предположения, возбуждение и пережитые волнения героев>_< Никогда бы ранее не подумала, что вообще что-то сможет меня отвлечь)

2013-09-02 в 10:44 

Improba Dea
irrepressible;
Вы чудо-женщина *.* я про айкидо))
Спасибо за ваши слова)

URL
2013-09-02 в 22:26 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, От чистого сердца) Скорее Вам спасибо)
И с превеликим нетерпением жду продолжения)

2013-10-19 в 16:24 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, когда же продолжение?.. который раз перечитываю любимые моменты...Т_Т

2013-10-19 в 17:07 

Improba Dea
irrepressible;
Забываю выставлять. Каюсь.

X. This pain is just too real
Месяц стремительно приближался к концу и до следующей течки оставалось каких-то пару дней. Келли, до дрожи в коленях, боялся её. Шеннона больше нет в школе, за помощью пойти будет не к кому, а Кайл не упустит возможности поразвлечься. Судорожно втянув воздух, Келли добавил громкости в плеере, чтобы хоть как-то отвлечься.

Every street in this city
Is the same to me
Everyone's got a place to be
But there's no room for me
Am I to blame?
When the guilt and the shame
Hang over me
Like a dark cloud,
That chases you down in the pouring rain.

Было совершенно не по себе. Келли не знал, как ему извернуться на этот раз. Он понимал, что отгула ему больше не видать. Здешний доктор был настроен весьма категорично, особенно по отношению к омегам.

Это было странное чувство: ты знаешь, что мало на что в силах повлиять, но все ещё, где-то в дальнем уголке души, тлеет тусклым угольком надежда, что, может, все ещё не так плохо? Чувство необратимости, сочетающееся с наивной, по-детски светлой, надеждой. Не может же мир быть настолько жесток по отношению к нему? Чем он, Келли, это заслужил? Мальчишка беспомощно всхлипнул. Он уже столько времени пытался разобраться, на что готов, чего хочет, что может. Казалось, ответы на эти вопросы так близко, но они ускользали в самый последний момент, когда уже почти складывались в голове. Нет, чушь. Ответов как не было, так и нет. Просто не хочется мириться со своей беспомощностью.

В отчаянной попытке спрятаться ещё глубже, Тернер ещё несколько раз давит на кнопку громкости и только после понимает, что она уже максимальная. Что ж, теперь можно выместить злость на несчастный плеер, ведь это он виноват, что омеге так плохо?

Келли всегда знал, что рано или поздно у него начнутся проблемы, трудности, но он никогда не паниковал так, понимая, что течка неизбежная часть физиологии. Он проклинал её, природу, господа, всех, кто приходился к слову. Зачем, зачем из парня делать такое существо? Он не имеет прав, пожалуй, он не может постоять за себя и даже не потому, что не способен, а потому что это, вроде, против правил. Жизнь затеяла жестокую игру.

Выключив не без раздражения плеер, мальчишка соскочил с широкого подоконника и решил во чтобы то ни стало вытребовать справку. Хотя бы на пару первых дней, когда его запах будет максимально одуряющим, а состояние приближенное к пику возбужденности во время последних секунд секса. С таким состоянием трудно справляться. Может, конечно, все дело в нем и это только ему так тяжело, но, возможно, все дело лишь в том, что это вторая его течка?

Накинул поверх футболки ветровку, вышел, закрыл дверь. Все на автомате, не думая. Если задумается, поймет, что план провальный. Но пока задуматься не успел, нужно хоть что-то предпринять. Келли уверенным шагом идет к кабинету доктора, стучит, тоже стараясь не обдумывать действия. Но, едва из-за двери слышится строгий, нет, пожалуй, даже суровый голос школьного эскулапа, мальчишка замялся у двери.

- Я свободен, проходите, - не менее сурово повторяет врач. Келли, прикрыв глаза, вдыхает глубоко и приоткрывает дверь в кабинет.

- Можно?

- Тернер, какие-то проблемы? Впрочем, не говори, кажется, я догадываюсь, - врач поднял голову лишь на секунду, когда услышал робкий голос юноши. После он опустил голову и продолжил заполнять какие-то бумаги. Кто бы думал, что у школьного врача столько бумажной работы?

Келли чувствовал себя слегка неловко, на него решительно не обращали должного внимания.

- Я... Я хотел Вас попросить...

- Келли, ты, кажется, зазнаешься, - обрезали его, не дав, даже изложить суть вопроса, - у всех омег существует некоторая проблема, впрочем, скорее неудобство, но лишь ты на себя обращаешь столько внимания. Зачем?

- У меня правда проблема. Пожалуйста, дайте мне справку, хоть на пару дней.

- Нет, - отрезал мужчина, не подняв головы от стола.

- Ну пожалуйста.

- Келли, иди в комнату. Все переживают и ты переживешь.

- До всех не домог... - слетело с губ раньше, чем Келли решил что говорить, - всех не донимают. Пожалуйста. Мне правда надо. Первые два дня.

- Будешь болен, приходи. А сейчас иди-ка ты, отдыхай.

- Но...

- Келли, нет, - на этот раз врач говорит с ещё более ощутимым нажимом, - а теперь покинь мой кабинет. Не мешай работать.

Омега открыл было рот, намереваясь сказать что-нибудь ещё, привести какой-нибудь другой аргумент, но врач словно спиной почувствовал и тут же поднял руку в воздух, пресекая все вопросы.

- Келли, я все сказал. Ты не болен, значит, справка тебе не нужна. Если тебя не устраивает положение дел, можешь идти к директору, но это тебе вряд ли поможет. На твоем месте, раз уж ты придерживаешься особых взглядов, я бы просто сменил школу. Если же ты изъявил желание учиться тут, то стоит соблюдать правила данной школы. Найдешь выход?

Внутри будто буря началась.

"Я изъявил желание? Я захотел? А я то в курсе этого? Кажется, мне забыли сказать, что я тут на добровольной основе! Просто сменить школу? Он издевается? Нет, они тут все что ли издеваются? А потом кто-то ещё будет на меня косо смотреть и говорить, что я развращаю лучших учеников? Сволочи. Неужели так трудно отписать мизерную бумажку? Что ему стоит?"

Куча риторических, и не очень, вопросов. Впрочем, все и без ответов ясно: альфы привыкли поддерживать, хотя, пожалуй, это не совсем то слово… Альфы привыкли оставаться на стороне друг друга. Это не командный дух, ни солидарность. Это что-то, вроде негласного правила. Был, конечно, вариант, что мужчины просто условились, что это школа для альф, за высокими требованиями. Они привыкли, что с альфами нет никаких проблем. И поэтому сейчас на омежку с недугом не так просто переключиться?

Но чертов док прав. Это не болезнь. Этим страдают или довольствуются,в зависимости от ситуации, конечно, все омеги. Так чем он, Келли Тернер, отличается от других? Дело в нем, все-таки в нем?

- Да, - наконец, выдавил из себя ответ мальчишка.

Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться и удержать бурю внутри себя, юноша вышел из кабинета. На несколько секунд он замер у двери, но после, опомнившись, пошел обратно в комнату. Голова немного кружилась. Остановившись на минуту у окна, Келли потер лоб и прикрыл глаза, пытаясь прийти в себя. Волнами накатывала легкая слабость, как бывало после интенсивных занятий на уроках физкультуры. Постояв так с пару минут, Тернер, вроде, пришел в себя.

"Наверное, от волнения. Да и выспаться бы не мешало", - зевнув, словно в подтверждение своих слов, Келли пошел дальше по коридору.

- Эй, Мышка, - окликнули его сзади.

"Нет... Только не сейчас, сгиньте, уроды. Почему вы всегда там, где вас не ждут?!" - омежка красноречиво выматерился про себя.

- Ты-то мне и нужен, - не смотря на вполне однозначное "мне", к омеге приближался все тот же неизменный состав альф. Чуть впереди Кайл, как средняя голова этой озабоченной гидры, позади по обе стороны от него его верные шестерки - Майк и Рай.

- К счастью, ты свободен, - подал голос Райан, чуть ускорив шаг и из-за этого поравнявшись с Келли раньше всех. Странно, но сейчас больше опасения и неприязни вызывал именно он, такой спокойный оператор-любитель. Пожалуй, спокойнее Кайла, по крайней мере, менее импульсивный и вспыльчивый. Но, как показалось Келли, более категоричный и стремительный. Вспомнить, хотя бы, как он, не раздумывая, осадил Келли, буквально поставив на колени пару дней назад. Рай не спрашивает, он просто констатирует факт и, кажется, будь это неправда, что Кэлл абсолютно свободен, альфу бы это совершенно не тронуло. - Что тут забыла наша мышка? Надеялась опять отлынивать от занятий и подрачивать в комнате?

- На хер иди, - грубо оборвал его Келли, резко развернувшись и направившись туда, куда планировал до сей неприятной встречи.

- А ну стой, крыса мелкая.

"Надо же, как быстро от мыши я вырос аж до крысы", - Келли совершенно спокойно относился к такому "серому" прозвищу, которое внезапно прилипло к нему стараниями троицы, но вот "крыса" уже не в какие ворота не лезло.

- Кто ещё тут крыса, - пробурчал мальчик себе под нос, не останавливаясь.

- Ты что там треплешься? - Райан резко нагнал мальчишку и, схватив за плечо, развернул к себе лицом. Тот едва не потерял равновесие.

- Пусти.

- Да брось, Келли, - неожиданно вступился Майк, поравнявшийся с Райаном, - составь нам компанию, а?

- Ага, чулки поглажу и прибегу, - мальчишка исподлобья глянул на Майка, - не хочу я. Какого черта вы всегда оказываетесь там, где вас не ждут? Оставьте в покое.

Настроение резко упало, хотя, впрочем, особо хорошим оно и не было. Ко всему ещё и голова немного кружилась, а слабость будто бы стала реакцией на присутствующий контингент.

"Потрясающе, очень вовремя", - омега нервно потер висок.

- Что, Кэлл, неважно себя чувствуешь? - с усмешкой в голосе, вдруг, поинтересовался Кайл, молчавший до сих пор. Келли совершенно не был рад этому, но уж тон Кайла, который хорошего предвещать по определению не мог, юноша научился распознавать. И сейчас альфа говорил как раз с той, совершенно мерзкой, интонацией.

- Я прекрасно себя чувствую, - мальчик резко вздернул голову и с вызовом посмотрел в глаза альфе. От резкого движения перед глазами все поплыло.

"Да что, черт возьми, происходит?"

URL
2013-10-19 в 17:08 

Improba Dea
irrepressible;
- А то я думаю, чего я твой запах с другого этажа чувствовать стал, - Кай хищно облизнулся, - знаешь, либо ты уединишься с нами, Мышка, либо в ближайшие пару минут вокруг тебя столпятся все альфы и они будут истекать на тебя слюной, впрочем, не только.

Что ж, намек был более, чем ясен. Келли же уже начал себя укорять, что не понял, отчего так странно себя чувствовал. С утра он проснулся от того, что ему стало слишком жарко. Омега не выносил духоты, поэтому перед сном, как правило проветривал, забывая зачастую на ночь закрыть окно. Так что жар с утра казался чем-то паранормальным.

- Брось, Мышка, тебя ведь уже тоже тянет, правда? - хоть интонация и была вопросительной, Келли прекрасно понимал, что Кайл попросту констатирует факт. Его ведь и, правда, уже начинало слегка... мутить, не в прямом смысле, конечно же. Юноша растерянно моргнул пару раз. Кайл стоял все там же, в нескольких шагах от него, но Келли начинало казаться, что альфа чуть ли к нему не прижимается. Мальчик ощущал жар его тела, запах его кожи. Он слишком ярко ощущал присутствие троих альф так близко. Но в одном Кайл был прав. Пока остальные ищут источник усиливающегося запаха, но, через пару минут, все поймут что эпицентр - Келли. Пора было давать деру, но омега не мог сдвинуться с места. Ноги ватные, голова кружится ещё сильнее, руки дрожат, тело горит, даже, кажется, дышать стало как-то слишком тяжело. А перед ним стоят трое альф, и у всех троих лихорадочно и совсем не здорово блестят глаза.

Открывшаяся дверь медицинского кабинета, едва не сбивает омегу с ног.

- Юноша! - голос врача слишком резкий. Голова гудит, а кто-то тут ещё говорит так... громко, - вы идете ко мне за справкой,а потом настойчиво торчите в коридоре. Я что-то Вас совсем не понимаю! Шли бы вы уже приняли душ и все необходимые средства во избежание недоразумения. Теперь уж точно вполне ясно, что вы просто хотели пропустить учебу!

Пожалуй, глупая ситуация складывается. Келли бы над ней даже посмеялся, если бы кто-то рассказал ему это. Но когда ты сам причина ситуации становится далеко не весело и вся комичность ситуации резко делает её трагедией для определенных личностей.

За спиной слышатся шаги. Быстрые и тяжелые.

- Я к себе, - на выдохе говорит Келли и резко прибавляет шагу. До комнаты всего ничего, но добраться до нее в целости та ещё миссия. Сейчас он свеженький кусок мяса с кровью, брошенный в аквариум с акулами. Спасение придет лишь в том случае, если акулы начнут драться между собой за право цапнуть первым.

Опустив голову, Келли старательно избегает мысли, что в рекреации уже собралось слишком много народа и все готовы сорвать с него одежду прямо тут. Если они держатся, то только потому, что течка недавно началась. Мальчишка старательно обходит народ, столпившийся в коридоре, стараясь никого не задеть, понимая, что это равносильно спущенному курку.

- Келли, правильно? - неожиданно кто-то перегораживает дорогу, - смотрю, ты ничем не занят. Хочешь, я составлю тебе компанию?

Мальчишка против воли поднимает глаза от пола. Перед ним ничто иное, как выпавшее звено между человеком и обезьяной. Кажется, этот парень одноклассник Келли, хотя, омега никого никогда не разглядывал и, стыдно признаться, из своих одноклассников знает лишь троицу надоедливых и озабоченных эталонов, сливки здешнего общества.

- Нет, я занят. Вот, как раз сейчас занят и прокладываю курс в свою скромную обитель. Не будешь так любезен убрать свою тушу с траектории моего движения? - Келли охватывает какое-то слишком острое раздражение, даже для сложившейся ситуации. До такого состояния могло вывести только внутреннее состояние: с одной стороны сальные липкие взгляды были до тошноты противны, но с другой они доставляли и каждому хотелось ответить.

- С дороги уйди, - послышался чей-то голос. Тернер поднял голову и увидел догнавшего его Кайла. Тот сильно сжал локоть мальчишки, - Он со мной, - агрессивно бросает Кайл парню, нарисовавшемуся перед омегой пару минут назад, - пойдем-ка, крошка, я тебя провожу. А то прям тут зад кому подставишь.

- Пусти, - Келли попытался стряхнуть руку Кайла, но от этого его локоть сжали еще сильнее, - мне больно.

- Потерпишь, - Кайл тащит блондина за собой через толпу. За ними следуют ещё двое. Ну конечно, как же Хант мог оставить своих песиков истекать, как он сам ранее выразился, "слюной и не только".

Келли как волной окатывает в ту самую секунду, когда он понимает, что теперь ему просто некуда деться. Едва ли, доведя его до комнаты, Хант с парнями уберется, оставив его одного. От мысли об этом внизу живота начинает приятно припекать, а температура тела, словно, ещё подскакивает.

"Черт, Тернер, ты о чем думаешь? Ты себе что позволяешь?! Они сейчас просто отымеют тебя во все дыры и уйдут... и то, если тебе повезет. А если нет то... то..." - Мальчишка нервно сглатывает. Даже внутренний голос доносится до разума словно через толщу воды.

Наконец, удается подавить странное податливое состояние. В голове начинает метаться лишь одна мысль, словно дикая кошка, запертая в клетке: "Что делать? Что делать?"

Когда его доводят до комнаты, Келли дрожащими руками достает ключ. Ему страшно. Он не понимает, как себя вести, что делать. Тело просит одного, пусть ещё и не слишком настойчиво, наверное, поэтому он пока так легко держится, а вот голова совершенно другого и, к счастью, она ещё вполне сносно функционирует, выполняя вверенные ей обязанности. Разве что, мыслительный процесс слегка заторможен, словно мед, который решили перелить из одной емкости в другую.

Дверь, наконец-то, поддается. Келли чуть ли не с ноги её открывает, быстро переступает порог и всем телом наваливается на нее с другой стороны, надеясь избавиться от гостей.

- Спасибо, что проводили, а теперь я хочу...

- Ну уж нет, Мышь, - Кайл в последний момент ставит ногу на порог между дверью и косяком, не давая закрыть, - тебе слишком часто везло. Пора уже и совесть поиметь.

Альфа без труда открывает дверь. Кажется, Келли вовсе не помеха. Так, соломинка, пылинка. Все трое проходят в комнату Тернера. Здесь царит приятный глазу полумрак (с утра юноша был в слишком дурном настроении, чтобы открывать бардовые плотные портьеры и радоваться такому редкому осеннему солнцу), да и порядком тут не пахнет. Кровать небрежно заброшена одеялом, покрывало на полу рядом с ней, на тумбе гора книг, фантик от какого-то шоколадного батончика и стеклянная бутылка из-под минералки, на этикетках которых обычно писали "лечебная" и все такое. Но Келли просто нравился слегка солоноватый привкус. Обычно омежка не позволял себе так расслабляться и свой угол всегда держал в порядке, но сейчас... сейчас было что-то сродни осеннему упадку сил, только во много-много раз хуже, поэтому он и поленился прибраться. Да и гостей-то, он не ждал.

- Ты прям, как нас ждал, Мышка, - Райан закрывает дверь на ключ, который Кэлл ещё не успел вынуть из замочной скважины, - вот и отнекивайся теперь.

Его тон, действительно, смахивает на совсем дружелюбный, шуточный, но Келли-то понимает, что для них это действительно просто шутка, игра. Такая, какой для любого из них, всех них, не важно, альфы, омеги или даже беты, было кидание бумажек в друг друга в младшей школе, пока учитель отворачивался к доске. Тогда все было так просто. Да, альфы всегда гордились тем, что они - альфы, но когда они были детьми все было просто. Все сводилось к простым словам и никакой дискриминации или негласных правил, что раз омега, то непременно подчиняешься альфе и выполняешь его желания.

Келли беспомощно вздохнул и стал машинально отступать назад. Вскоре, он наткнулся на кровать. От неожиданности плюхнулся на мягкий матрас.

- Пожалуйста, не надо, я не хочу, - на глазах уже блестят слезы. И пусть его засмеют за страх и беспомощность. Он сопротивлялся и сейчас пытается, но сейчас даже лучика надежды не осталось. Чудо? Их и так было слишком много. Шеннон проходил мимо, Шеннон узнал, что альфы настойчиво хотят Келли отыметь, Хольцман решил пригласить парней на поле. Кажется, лимит чудес исчерпан...

- Кэлл, малыш, мы же уже обсуждали это. Мало ли, чего ты хочешь и не хочешь? - голос Кайла такой ласковый. Даже и не верится, что этот человек способен на издевательства.

- Кайл, это не смешно, ты перегибаешь, - на самом деле мальчишка знает, что альфа перегнул куда раньше, еще тогда, в первый раз, но сейчас тот "инцидент" казался таким далеким, что, будто бы и не с ним произошел.

- Я смеюсь? А я-то в курсе? - слегка удивленно отвечает Кайл, но потом вновь, почти приветливо, улыбается. - Нам ведь не много надо, Кэлл. Всем нравится, так почему бы тебе не попробовать, что-то, кроме этих ломаний? Правда, Кэлл, мы поняли, ты не шлюха, первому встречному не отдашься и так далее, - Хант говорит с явным пренебрежением, обычно такой тон у людей, которых достали пустые, бессмысленные доводы и они уже, даже готовы согласиться с тем, что Земля плоская, лишь бы оппонент успокоился, в конце концов. - Давай уже завязывай. Правда, сильно утомляет. Мы же можем доставить друг другу обоюдное удовольствие, так чего ты тут строишь из себя кисейную барышню?

И правда, что тут ответить? Тернер совершенно не согласен, но подобная речь застала его врасплох, он попросту растерялся.

- Кайл, - мальчишка залезает на кровать с ногами, прижимает колени к груди.

- Ты достал, омега чертова. Почему с тобой так сложно? - теперь его тон походит на тон уставшего родителя, вдалбливающего непутевому отпрыску прописную истину. Словно, подтверждая свой образ, Кайл небрежным движение отбрасывает челку со лба, а потом резко наклоняется к Келли и хватает тонкое запястье.

Мальчишка сморщился от боли. Он несколько раз сильно дергает рукой в надежде вырваться, но Хант сжимает от этого лишь сильнее.

- Пусти, пусти, урод!

- Ещё раз вякнешь хоть слово, я открою дверь и пущу тебя по кругу, - в воздухе, словно осязаемо, повисла угроза, омега тут же затыкается: тут и глухому было бы понятно по виду Ханта, что тот не шутил и не собирался.

Кайл тянет парня к себе, разворачивает его спиной и снова толкает на кровать. Мальчишка падает не в слишком презентабельную позу. Ему бы, наверное, стало бы неловко, если бы не ситуация, в которой ему было просто страшно.

URL
2013-10-19 в 17:08 

Improba Dea
irrepressible;
Когда с него бесцеремонно стягивают штаны, внезапно, становится совсем безразлично, настолько, что чувства мальчика просто отключаются. Слезы резко прекратились, он повис тряпичной куклой в сильных руках насильника.

- Решил, наконец, смириться, а, Мышка? - Кайл доволен, кажется, положением дел. Его вполне устраивает такая легкая добыча, которая, словно по мановению волшебной палочки, стала покорной.

Это странно, понимать, что тебя вот-вот изнасилуют трое самых ненавистных тебе людей, но тебе никто не сможет помочь. Но при всем этом огонек надежды ещё теплится, так что, когда он резко погаснет из-за сильного, несдержанного толчка, будет еще больнее. А ещё странно ощущать странное. Липкое и густое безразличие,обволакивающее сознание. Наверное, надо плакать, кричать, вырываться? А может, так все и должно быть? Он - омега, они - альфы. Он слаб, они сильны. Они захотели, они взяли. Почему? Скорее всего просто потому, что могут. Не начнись у Келли течка, они бы так и продолжали заниматься своими делами... Да, пожалуй, так и есть. Берут, жестоко и в привычной властной манере, лишь потому, что могут, не столько хотят - сколько могу.

Мальчишка носом втягивает воздух. Его резко начинает тошнить, когда ледяные, кажется, руки по-хозяйски начинают поглаживать упругие ягодицы. Кайлу нравится Келли? Нет, он скорее серенький, тут они правы, как мышка, рядом с остальными омегами. Внешность? Нет, в ней нет ничего особенного, лишь хрупкость и миловидность, как у всех омег. Характер? Нет, Кайл и Келли слишком противоположные. Кайл активный во всех смыслах и проявлениях, он популярен и легко находит общий язык с тем, кому интересен и кто интересен ему (не считая таких вот индивидов, вроде Тернера). Келли же типичный интроверт: замкнут и всегда витает в облаках, постоянно находится в себе. Мир, придуманный им, сложенный им строками из книг, для него приятнее и... безболезненнее, как общий наркоз. Снаружи что-то происходит, но это не ощущается.

Кайл надавливает пальцами на уже влажное колечко мышц, срывая с сжатых в тонкую линию губ тихий то ли стон, то ли писк.

- Можешь отрицать, Келли, но ты отвечаешь, - самодовольно шепчет Кайл на ухо мальчику, буквально навалившись всем своим телом на хрупкую фигуру мальчика.

- Пошел ты на хер, ебанный ублюдок, - слишком резко для Келли, слишком грубо и как-то совсем... зло.

- Ты еще кусаться пытаешься? - злобная ядовитая фраза лишь вызывает у Кайла очередную усмешку, его это забавляет. Кажется, он раздел сейчас Келли не столько ради траха, сколько ради простейшего унижения, - ну, парни, - теперь Кайл уже обращается к друзьям, повернувшись к ним в пол оборота, - пора подавать десерт, полагаю?..

Келли закрывает глаза. Какой смысл смотреть? Вдох-выдох. Вдох-выдох. Тишина. Кажется, гробовая. Удары сердца отбивают четкий ритм, а им в такт подыгрывает стрелка часов, висящих четко над кроватью. Каждый звук отдается эхом в голове. Шорох. Кто-то снял рубашку... или уже футболку, которые парни отчего-то так любили нацепить под форменный белый "верх". Вот резко "зацепила" ухо расстегнувшаяся молния.

"Ну и кто первый?" - отстраненная мысль. Настолько монотонная, что становится противно самому от себя. Так долго сопротивлялся, чтобы вот сейчас так легко опустить руки? Келли ты безнадежный неудачник,трус и слабак. Спасанул. А, неужто, еще есть смысл действовать по-другому? Есть? Дайте хоть намек, что есть!

Кайл одной рукой сильно сжимает бедро мальчишки. Места касаний пульсируют, их жгет так, будто бы красным перцем место раны намазали.

- Кайл, перестань, - отчего-то говорит Келли и, отчего-то, слишком твердо для того, кто уже сдался.

- Не порти момент, Мышка. Сейчас я дам тебе почувствовать настоящий кайф.

- Не льсти себе, - Келли пытается повернуться. Снова предпринимает тщетные попытки освободиться. В голове пульсирует навязчивая мысль:

"Рано, рано ещё опускать руки. Он этого и ждет. А завтра ты станешь простой шлюшкой, такой же, как все омеги здесь".

Келли не волнует, что Кайл перестанет его преследовать. Его бесит лишь мысль, что для всех он станет скоро такой же грязью, которая своими отказами просто обращала на себя внимание. Ведь самец именно так обрисует свою "победу".

- Ещё слово, сука, и я натяну тебя без резинки. А залетишь - твои проблемы.

- Нет, Хант, это будут уже твои проблемы, - в подобной позе по меньшей мере унизительно разговаривать. Друзья Кайла переглянулись, очевидно, соглашаясь, в кои-то веки, с правотой омеги.

- Спорю, домой тебя с пузом не пустят? Не потому что залетел. Просто из принципа. Твой отчим ведь такой, да, - Кайл вновь самодовольно улыбается.

"На седьмом небе от счастья, что столь проницателен".

Все тело горит, а лицо, кажется, от стыда вообще полыхает. Воздуха мало,а во рту пересохло. Даже говорить трудно.

Его руки продолжают гладить, исследовать каждый изгиб беззащитного тела. Келли тошнит от отвращения, но тело с каждой секундой все больше и больше напоминает предателя. Он уже и сам чувствует жар между ног, чувствует влагу стекающей по ногам смазки. Как же это позорно! Дыхание частое-частое.

- Прекрати меня лапать, - тем не менее он продолжает гнуть свою линию. Верно, он рано позволил безразличию затмить страх. Это защитная реакция, минута, нет секунда слабости. Неприятно, когда отлаженная система дает сбой, но и это поправимо. Келли вновь ведет себя так, как и несколько минут назад, до припадка апатии. Будто мозг отключился на пару минут, перегружаясь, обрабатывая, решая проблемы.

- Тебе же нравится, - Кайл не спрашивает. Он нагло утверждает и его тон возражений не приемлет. С этими, резко произнесенными словами, он так же резко засаживает в тугой проход сразу два пальца. Мальчишка невольно дернулся вперед, вскрикнул. Но его крепко держат. Деваться некуда.

Что ж, даже если ситуация так плоха, остатки гордости он не растеряет.

URL
2013-10-19 в 17:08 

Improba Dea
irrepressible;
- Ещё раз дернешься, сломаю руку, - Кайл зол, он, очевидно, надеялся, что теперь Келли его верная подстилка, которая будет выполнять любую прихоть альфы?

- Да брось, Хант, не калечь пацана. Мы тоже хотим повеселиться, - доселе молчавший, Райан, снова излагает предельно ясную мысль. Кажется, он ещё более озабочен, чем Хант. Отчего Келли неприятен этот человек больше Ханта? Кайл всегда первый, всегда главный,всегда действует первый он, а его псы бросаются "есть" только по команде. Так почему опасаться Райана стоит больше Ханта? У Ханта вместо мозгов вечная эрекция, он совершенно не умеет тормозить, так почему Келли внезапно понимает, что боится и ненавидит Смита больше?

Продолжать мыслительный процесс не дает запах альфы резко ударивший в нос. Все стоят там же, где и стояли. Значит, причина целиком и полностью в Келли. Течка недавно началась, совсем недавно. Значит, она усиливается. Может нужно было дать им начать и закончить раньше? Тогда они бы ушли отсюда ещё до того, как были бы не в силах остановиться.

Тернер ощущает жгучее тянущее ощущение внизу. Кайл начинает не слишком осторожно двигать пальцами. Смазка, конечно, частично смягчает тотальное отсутствие если не заботы, то, хотя бы осторожности, но этого все равно мало.

Келли всегда мечтал о том, что его альфа будет мягким и понимающим, а что его первый раз он запомнит на всю жизнь. Тут он, конечно, не ошибся, но запомнить хотелось совершенно иное, не жестокое насилие, не групповой грязный секс с обидными словами в его, омеги, адрес и пошлые шлепки по оголенной заднице. Мальчик до крови закусывает губу.

Кайл, убрав пальцы, проводит рукой по внутренней стороне бедра и касается яичек, мальчишка лишь инстинктивно дергается, старается закрыться.

- Прекрати, Кайл, - голос дрожит, как и все тело, в принципе.

- Такой чувствительный... Ты так охотно отзываешься на мои действия, а просишь прекратить... Не верю, что тебе это не доставляет. Твоя дырочка вся мокрая, твое тело совершенно не против продолжения, я бы даже сказал, что ты с готовностью примешь в себя больше, да, Келли? - Кайл поглаживает ягодицы парня и жарко выдыхает ему в ухо. - Ты так нетерпеливо дрожишь, хочешь я заткну твою задницу чем-нибудь?

В комнате на секунду повисает тишина. Кажется, не один Келли не понял, что брюнет имел ввиду. В его голове могла возникнуть настолько дикая мысль, что вполне можно было снять хоум-видео с весьма специфичным сюжетом не для всякой публики дрочеров.

- Майк! Дай мне бутылку! - Келли подумалось, что он ослышался. Что запах самца так сильно сдвинул крышу, что он не соображает. Машинально, Тернер попытался понять какое созвучное слово мог произнести Кайл. Такого не нашлось. Впрочем, Майк тоже несколько секунд стоял, замерев. Видимо, он тоже не совсем понимал, чего от него хотят и правильно ли он услышал.

Майку в этом, впрочем, как и во всех предыдущих спектаклях, отводилась самая маленькая роль. Может, на его поддержку можно рассчитывать? Он стоит, замерев, переводя растерянный взгляд с Келли, поставленного раком на собственной кровати, на Кайла и на несчастную бутылку из зеленого стекла. Но нет, памятуя прежний опыт, Майк тоже скорее присоединится, чем заступится. Пусть, он не такой поклонник насильственного жанра, но против разнообразия он, как оказалось, тоже ничего не имеет.

- Майк! - Кайл повышает голос и его друг тут же "отмирает". Идет к тумбе, берет бутылку, протягивает Кайлу, - приготовься, Келли, сейчас тебе станет очень хорошо, - альфа приставляет горлышко к сфинктеру омеги. Мальчика снова машинально сжимается.

- Кайл, перестань, прекрати немедленно! - снова страх, снова с ним не совладать. У Кайла определенно не все шестеренки на месте. Он пару раз проводит горлышком бутылки между ягодиц Тернера, смачивая его же смазкой и надавливает на покрасневшие колечко мышц, вызывая лишь бесконтрольную панику. - Не трогай меня, не смей, пусти, ублюдок!

Мальчишка начинает дергаться, как до этого и не пытался. Кайл его даже почти выпустил, но вовремя успел перехватить, убрав руку с бедра и надавив на лопатки, прижимая к кровати.

- Подержите вы эту сучку, мать вашу! - Кайл зло глянул сначала на Райана, готового рассмеяться над Келли в любую минуту, затем на все ещё немного растерянного, хотя нет, скорее удивленного фантазией друга Майка.

- Кайл, не надо, прошу, не надо!

- Да, брось, Кэлл, ты же шлюшка, какая разница перед кем ноги раздвинуть и чем удовлетворяться?

URL
2013-10-19 в 17:10 

Improba Dea
irrepressible;
Improba Dea
Candy with liqueur
Не дожидаясь ответа, Хант вводит горлышко бутылки в анус парня. С губ мальчика срывается жалобный стон.

- Келли, перестань ломать комедию. Для того, кто так рьяно сопротивляется, ты слишком легко в себя принял. А теперь постони для меня, - брюнет усмехается и проталкивает бутылку глубже. Узкая часть горлышка полностью оказалась в теле мальчика.

- Мне больно, Кайл, перестань! - Слезы ручьями текут по раскрасневшимся щекам. Но при этом чертова течка делает все, что бы даже боль приносила удовольствие. Мир буквально встает с ног на голову. Келли хочет бороться, борется, но получается скверно.

"Мне... мне больно это осознавать, но я не могу противостоять этому", - внутренний голос, словно удаляется куда-то глубоко внутрь... тела? Души? Нагло скрывается от Келли, оставляя едва функционирующее сознание наедине с ощущениями.

- Так дай мне тебя разработать, расслабь зад. Прекрати придуриваться, тебе же хорошо. А если продолжишь этот идиотизм, я вставлю в тебя больше, - доказывая свои слова, Кайл ещё немного вводит бутылку в задницу парня, постепенно вводя расширяющуюся часть, но, услышав громкий крик, тут же перестает действовать, слегка вытащив орудие пытки из тела Келли, - видишь, это ещё не больно. Может быть и побольнее.

Келли вновь закусил губу. Это омерзительное ощущение, чувство, что его не просто унижают, не просто пользуют, а пытаются растоптать, превратить в половую тряпку, которую можно будет выкинуть, едва используют.

- Кайл, - голос подводит, он не хочет, не может звучать твердо или, хотя бы, просто ровно. Дрожит, предательски, будто не ему принадлежит вовсе. Келли даже сначала не признает, что говорит это сам. Ноги становятся ватными, едва удается держаться в позе, в которую его поставили, - не надо, я умоляю. Пожалуйста.

Как до него докричаться, как избавить себя от этой участи, какие слова дойдут до разума брюнета? Пожалуйста, Кайл, не насилуй меня, мне страшно, я не хочу, потому что боюсь... боюсь близости? Боюсь потом остаться никому ненужным, не хочу чтобы меня унижали, не хочу что вытирали об меня ноги, не хочу, чтобы считали продажной блядью? Что ему сказать, чтобы он понял, какая это для Келли грязь. Сказать, что Келли Тернер презирает себя за то, что он - омега? Но сказать это, означает лишь признать свою низость, признать, что лицемер. Ведь он так старательно хочет быть другим, не таким как другие омеги, не быть подстилкой для каждого, но при этом презирает себя, значит... уже опустил руки?

Мальчик рвано дышит. Он не знает, куда деться, не знает, как спастись, не знает как хоть что-то изменить.

- Кайл, Кайл, ну пожалуйста, - так ребенок просит у мамы прощения, за то, что сделал что-то очень плохое, что бы она больше не шлепала его, - что мне сделать, чтобы ты оставил меня?

От бессилия больше ничего не остается, как просто в лоб задать вопрос. Но ответа вопреки ожиданиям не последовало. Повисла тишина. На секунду даже показалось, что его отпускают. Но Кай лишь откинул в сторону недавнее орудие пыток, завернул обе руки парнишки ему за спину и сжал запястья одной рукой,а второй надавил на затылок, сильнее вжимая в кровать.

- Как, Келли, скажи мне, как я могу оставить тебя, когда твой аромат настолько дурманящий, - его голос режет по ушам, безжалостно разрушает недавнюю тишину. Хочется зажмуриться. Этот дурманящий тембр одновременно до тошноты противен, но в него хочется окунуться с головой. Почему? Почему все так сложно? Почему мир не может делиться лишь на белое и черное? Почему в любой ситуации есть пресловутое "а если?.." или что-то весьма близкое по смыслу? Зачем так усложнять и без того непростой мир, непростое существование?

Хочется действительно стать мышкой. Маленькой, серой, незаметной и бесшумной, пусть жизнь будет однообразной, а единственной мыслью будет, как найти крошку хлеба или зерно чтобы поесть. И пусть жизнь будет короткой и кончится в мышеловке, но спокойствие того стоит.

Келли чувствует жар и тяжесть тела Кайла. Его хочется сбросить с себя и от души отпинать по ребрам за то, что он себе позволяет, переломать ему кости и оставить корчится от боли, - так омега ненавидит своего личного палача. Но ведь жизнь не делится только на белое и черное, да? Келли попросту не сможет так поступить, даже если бы не был способен ни на что, кроме злобы и ненависти. Он знает, что не сможет отомстить, не потому что слаб, просто не сможет. И великодушие с жалостью тут ни при чем.

Кайл жадно начинает покрывать плечи мальчика и шею поцелуями, будто они одни, будто никто не ждет своей очереди... Как же мерзко это звучит. Будто Келли в борделе и его рабочее время расписано на несколько часов вперед.

Альфа уткнулся носом в затылок юноши и с каким-то непонятным, странным упоением вдыхает запах его волос, будто одержимый, будто псих, который всегда выбирает своей будущей жертвой копию предыдущей. Но псих потом убьет, а Кайл... Кайл будет глумиться и кичиться своим "достижением".

- Ты такой сладкий... И слезы, наверное, как мед, - он облизывается. Келли не видит, но ему так кажется, - не хочется ни с кем тобой делиться, - он выдыхает эти едва различимые слова в ухо Келли так, что лишь омега может его слышать, а потом добавив, что, к сожалению, это невыполнимо, говорит уже в полный голос, - наша малышка уже готова. Думаю, пора завязывать с прелюдиями.

Шаги. Тихие и мягкие в реальности отдаются гулким эхо в сознании, словно барабанная дробь перед исполнением смертного приговора.

Последняя но от этого не более значимая попытка.

- Кайл, я умоляю...

URL
2013-10-19 в 17:10 

Improba Dea
irrepressible;
Его не слышат, просто не слушают, даже не пытаются. Все трое уже столпились возле кровати. Мальчишка зажмуривает глаза, его лихорадит, тело бьет мелкая дрожь. Из глаз безостановочным потоком текут слезы. Но ведь между плохим и хорошим слишком размытая грань в этом странном мире. Не смотря на страх, надломленную гордость и отвращение все тело горит, горит так, словно у него жар. В нос ударяет резкий чарующий запах зрелого, пусть и ещё очень молодого альфы. Сначала один, потом второй, третий. Они так похожи, но каждый ощущается отдельно от другого. Тело предает. Выше пояса один человек, ниже - другой. Разве ещё ниже можно пасть?

"Я не могу, не могу больше сопротивляться? Почему? Я ведь не хочу? Почему все должно быть так просто потому... потому что должно?" - На душе будто кошки нагадили. То ли себя ненавидишь, то ли этих насильников. Когда, если не сейчас сумеешь лучше почувствовать "вкус" жизни? Этот горький, пропитанный плесенью вкус?..

Кайл пристраивается сзади. Одной рукой по прежнему держит руки Келли, а второй обхватывает свой член, несколько быстрых движений по стволу,а затем помогает себе войти, проникнуть в тесную горячую задницу. От удовольствия этот ублюдок жмурится, запрокидывает голову и выдыхает немного хрипло. Старается держаться, держаться выше, будто это он делает Келли одолжение.

Омега не сдерживает сдавленного хрипа. Не смотря на то, что по телу разливается горячая волна, отключающая мозг, будто порыв ветра, рвущий провода, все равно больно. Он груб. В нем нет ничего, что могло бы сделать из насильника любовника, пусть даже с извращенным ощущением "разнообразия".

- Присоединяйтесь парни, - с этими словами Кайл звонко шлепнул омегу по ягодице, - Келли рад услужить.

Он один, а их трое. Даже при самом лучшем раскладе, что мало вероятно в первый день течки, Келли будет больно. Впрочем, может хоть это поможет сохранить те молекулы, оставшиеся после распада гордости? Говорят, многим боль помогает не потерять себя. Впрочем, даже если она сведет с ума - это не худшее развитие сюжета, да?

Когда Келли позволяет себе открыть глаза, ибо из-за темноты вокруг лишь страшнее, перед глазами уже стояк другого альфы. Майкл, он уже готов натянуть Келли и ему плевать, что подросток чувствует. Райан, почему-то остается сзади, за спиной становится не по себе. Келли до последнего не верит, что эти умалишенные решат провернуть что-то подобное. Но все надежды на то, что у парней осталась хоть капля самообладания рушатся, когда Кайл вновь, жарко выдыхая в ухо, требует расслабиться, иначе ему же, омеге, будет хуже.

Келли судорожно втягивает воздух носом, старается уговорить себя расслабиться, но ничего не выходит. Кайл это видит, кажется, ему так даже больше по кайфу.

- Да ты мазохисткая сучка, Келли. Ладно, будь по-твоему.

Через секунду блондин ощущает невыносимое слишком болезненное давление. Даже смазка, которой более, чем достаточно, кажется, не помогает второму проникновению. Мальчишка пытается кричать, ему даже кажется, что он кричит, но сам ни звука не слышит. Его словно разрывают напополам.

- Хватит, больно, прошу! - он задыхается, захлебывается собственными рыданиями, но его снова даже не пытаются слушать. Все трое слишком загипнотизированы запахом молодой, почти нетронутой омеги. Винить даже, наверное, и некого. Лишь Келли виноват, что они так себя ведут. Ведь не будь он омегой, все было бы иначе. Неужели у омеги такая судьба себе же во вред сводить с ума мужчин?..

- Я тебя предупреждал! - голос Кайла едва узнаваем. Хриплый голос одержимого, наверное, и взгляд у него сейчас такой же: глаза опасно блестят, в них читается помешательство.

Давление все растет. Слишком больно. Келли никогда не умел должным образом переносить боль. А сейчас ему и вовсе кажется, что по ногам уже вместо смазки течет собственная кровь. Если они его ещё чудом не порвали, то непременно этого добьются. И им будет плевать, как Келли будет зализывать раны. Вместе с пульсирующей болью растет и жар. Изнутри словно раскаленным железом приложили. Голос сорван, дыхание сбившееся, во рту мерзко от сухости. А в этот момент ему ещё и рот затыкают третьим стояком. Келли едва сдерживает рвотный рефлекс. Но когда гортань непроизвольно сжалась, Майку это определенно понравилось.

- Цапнешь - зубы выбью, - он выдыхает это, как-то, слишком зло. Тернер думал, что Майк самый дружелюбный и неопасный? И снова мальчишка ошибался. Просто Майкл до сих пор не мог распробовать экзотический фрукт, которым выступал доселе чистый... ну почти, омега - Келли Тернер.

В глотку стали настойчиво толкать чужой член, не заботясь о комфорте и удобстве. Райан, кажется, только что вошел на всю длину. Слишком больно, слишком горячо. Ощущения донельзя странные. Келли не понимает, чего, хочет больше: чтобы они оставили его в покое, покинули измученное одними лишь прелюдиями тело или продолжили и добили его.

Мимолетная мысль, что он, все же, получает толику мазохистского наслаждения от происходящего и из глаз с новой силой текут слезы.

Хриплые стоны альф и полувсхлипы омеги, заглушает звонкий шлепок по ягодице. Мальчишка вскрикивает.

- Хватит ныть! - Кайл груб, ему плевать на все, кроме собственной разрядки.

Келли и не заметил,что машинально прогнулся в пояснице, давая больший, лучший доступ к своему телу. Омега не заметил, а вот Хант не сумел сдержать едкого комментария.

- Видишь, ты уже выставляешь свой тугой зад, чтобы его посильнее растрахали, Келли. А говоришь, будто тебе не по кайфу происходящее. Маленькая дрянная лживая сучка. Ну-ка, попроси отжарить тебя хорошенько. Ах, черт, у тебя же заткнут рот.

Резь внизу, пульсация, вместе с горячими волнами, раз за разом наплывающими на сознание и тело. Темнота быстро окутывает его, но каждое движение альф отдается вспышкой света в ней. Келли теряет контроль и каждый всхлип теперь становится стоном, тихим, несмелым но все ж с ним происходит совсем не то, чего он ожидал. Боль будто бы отступает, или просто Келли начинает ловить с нее кайф? Становится стыдно. В лицо будто горячий порыв тропического ветра ударяет. Тернер слышит отдаленный довольный смех, чувствует, как горят щеки от стыда, как их обжигают собственные слезы. Слишком много чувств, ощущений для одного человека. Впрочем, для человека, который так старательно отрицал, сопротивлялся, он слишком громко и чувственно стонет. Во время первой течки было не так. Было хуже, хотя с ним обошлись куда... сдержаннее. Сейчас же они откровенно издеваются, это слишком извращенно, а он ощущает каждое движение, он ощущает, как у самого между ног стало жарко. Келли боится даже приоткрыть глаза, боится увидеть это постыдную эрекцию из-за насилия, через которое его принудили пройти.

URL
2013-10-19 в 17:11 

Improba Dea
irrepressible;
Парни с каждой минутой начинают двигаться все быстрее. Толчки резче, будто глубже. А ему, омеге, от этого все больше и больше сносит крышу. Когда один из альф упирается членом в простату, мальчишка не сдерживает очередного но еще более громкого стона.

- Вот так, Мышка. Не уж то было трудно так с начала? - Кайл хрипло смеется. Келли же слов не разбирает, что к лучшему.

Остается только он, темнота и бесконечные ощущения. Странные, противоречивые, постыдные, извращенные.

Чьи-то пальцы обхватывают его собственный член, в этот момент омега и понимает, как сильно возбужден. Мальчик машинально двинул бедрами, стараясь толкнуться в кольцо пальцев. Стыду уже, пожалуй, нет места. На него не хватает сил, здравого ума, самообладания. Мозг отключился, оставив место только распущенности. Человека словно выключили, оставив лишь течную суку. В глубине души, это ещё осознается, но сил для самобичевания сейчас нет. Слишком сильные сейчас физические впечатления.

Чьи-то пальцы настойчиво двигаются по члену Келли, для чего-то стараясь довести и его до оргазма.

Едва изо рта на какое-то мгновение убирают член, с губ тут же срываются непроизвольные слова.

- Да, пожалуйста, еще! - собственный голос не узнать. Это происходит по инерции, Келли не контролирует себя. До слуха доносится очередной смешок, рот снова затыкают.

Ниже пояса все горит, в районе крестца приятно припекает. Каждый новый толчок приносит новую вспышкой удовольствия. Даже член во рту уже не доставляет неудобств. Мальчишка охотно подмахивает бедрами, позволяя проникнуть парням сзади ещё глубже.

Толчки ещё немного ускоряются и в следующую секунду оба парня покидают тело, а спину и ягодицы обжигает чужая сперма. Келли кончает следом. Через несколько секунд кончает и Майкл. Келли ещё слабо соображает, что к чему, машинально облизывает губы. Сглатывает. От непривычного вкуса мальчишка морщится, а после без сил падает на кровать и почти сразу теряет сознание.

Он уже не слышит, как троица приводит себя в порядок, бросая гадкие шуточки в адрес омеги и уходит, заперев его снаружи, а затем протолкнув ключ под дверью. Что ж... они хотя бы позаботились о том, что бы их "вещицу" никто больше не тронул...

Омега открывает глаза довольно скоро. Приподнимается, тело слушается не сразу. Мальчишка морщится от боли. В голове пусто, будто бы последние несколько лет он был заперт в комнате без света и звука. Ничего, пусто.

Слезая с кровати, омега тут же падает. В ногах слабость, как после долгой и тяжелой болезни. Он оглядывает комнату. Голова немного кружится, в висках пульсирует давящая боль, из-за этого окружение слегка размытое. На какую-то секунду Келли зажмурился, потер виски, скорее машинально, чем действительно надеясь унять боль. Ещё раз пробегается по деталям обстановки, надеясь воскресить в памяти произошедшее и понять причину жгучего стыда. Не обиды, не страха, не боли, а именно стыда и почему-то только его одного.

На глаза попадается бутылка из-под минералки, а с ней в голове и появляется картинка: пошлая и похабная. Мальчишку бросает в краску. Он напряженно втягивает воздух через плотно сжатые зубы. Он надеялся, что не вспомнит, что найдется кто-то жалостливый, милосердный наверху, кто позволит ему вычеркнуть из головы эту вакханалию. Но нет. Картинки стремительно возникали в голове. Сначала только Кайл и его изобретательность, потом присоединяется Майкл, потом Райан пристраивается рядом с Кайлом. Сначала невыносимо больно, будто в задницу раскаленное железо заливают. Можно подумать, мальчишка побывал в мифическом аду.

К горлу подкатывает тошнота. Мальчик зажимает рот рукой. Глаза, как у сумасшедшего, запертого в комнате наедине с собственными глюками, шарят по комнате. Следом возникает картинка ещё краше: он сопротивляется, но потом жар охватывает тело, течка усиливается, запах альф будто в реальности, сейчас снова бьет в нос, будто троица садистов стоит здесь, рядом с ним - обнаженным, дрожащем то ли от холода, то ли от слез, текущих по щекам. Стыдно. Ощущение, будто в грязь опустили и втоптали. А потом он вспоминает, как верх взял омега. С губ срывается сдавленный вскрик. Келли осознает, что делал. Он вспоминает, как выставлял задницу, как подмахивал бедрами, как просил еще, с каким удовольствием сосал Майку.

Руки трясутся. Это не просто оплошность, не просто секундная слабость. Келли изменил себе. Каким аморальным, грязным и развратным было его поведение.

Мальчик обхватывает себя руками за плечи и дрожит в беззвучных рыданиях. Они добились того, чего хотели. Келли пал настолько низко, что, кажется, выше него даже уличные шлюхи, дающие всем и каждому за дорожку кокаина. Чем он теперь лучше?..

А самое ужасное, что от воспоминаний о произошедшем снова по телу разливается жар.

Не совсем понимая, что делает, Келли натягивает на себя первое, что попадается под руку, хватает полотенце, совершенно машинально, мыло, подавляющее запах и несется в душ, надеясь, что ледяная вода поможет привести мысли в порядок. Где уж тут: то унижение, позор она вряд ли сможет смыть.

В ушах звенит, а в голосе раз за разом всплывает хриплый голос Кайла: "Не уж то было трудно так с начала?".

Прибежав в душ, мальчишка закрывает дверь, стягивает одежду с ноющего тела, включает ледяную воду и встает под упругие струи. Из-за холода перехватывает дыхание, слезы смешиваются со струящейся водой. Мышцы сокращаются, тело начинает дрожать от холода, но это хоть немного отвлекает, хоть на каких-то пару минут.

Тернер стоит под струями воды до тех пор, пока ноги способны его держать, пока реально терпеть поглощающий холод. Находиться здесь больше не под силу организму, а выйти - психике. Мальчишка с силой ударяет кулаком об кафельную стену, даже не заметив, что разбил костяшки. Кого он больше ненавидит? Томаса, альф, себя? Ответ очевиден: себя. Он мог сопротивляться, выбор был, но омега просто не смог себе противостоять. Никчемное, беспомощное создание.

Выключив воду, юноша еще несколько минут стоит на ледяном кафельном полу, слушая ритмичный сток капель, стекающих с его тела и разбивающихся о плитку под его ногами.

Снова напало то густое, знакомое, безразличное спокойствие. Омега был разбит. Внутри царила пустота, будто бы все эмоции, воспоминания, мысли просто вытянули. Лимит чувствительности исчерпан. Тело гудит, периодически пробирает дрожь, внутренний голос надрывается, кричит и просит помощи. Боль физическая смешивается с моральной. Хочется, наконец, избавления.

"Когда все это кончится? Господи, когда?.."

URL
2013-10-19 в 17:11 

Improba Dea
irrepressible;
Юноша возвращается в комнату спустя минут сорок. Здесь воспоминания снова оживают, как он сжимает в руках простыню, как подается навстречу требовательным толчкам, как боль внезапно перетекает в мазохистское удовольствие.

- Черт! - на глаза снова наворачиваются слезы стыда.

Хочется впасть в забвение, чтобы вокруг была спасительная темнота и ничего больше. Так никто и ничто не потревожит: ни воспоминания, ни люди,с которыми они связаны. Пусть с полуживым телом делают все, что захотят, но так хоть душу, или что там у человека внутри, удастся защитить...

Мальчишка подходит к кровати и с остервенением стаскивает с нее постельное белье, которое, кажется, впитало в себя не только сперму и смазку, но и пропиталось насквозь запахом этого животного секса, такого мерзкого и тошнотворного для Келли.

Радовало лишь то, (впрочем реально ли радоваться в состоянии, в котором был Келли), что о течке напоминало лишь легкое головокружение и слабость. Ах да, ещё боль ниже пояса, тупая, ноющая, пульсирующая боль. Хотя она, скорее, напоминала о последствиях течки. Кажется, в этом мире кроме боли ничего и нет. Счастье, тепло, нежность... Неужели кому-то столь повезло, чтобы познакомиться с этим? По мнению омеги, это лишь иллюзия, самообман. В этом мире только боль реальна.

Скинув белье на пол, Тернер замотался в покрывало и улегся на голый матрас. Усталость, из-за которой теперь просто невозможно было пошевелиться, почти сразу же сковала тело, погружая омегу в долгожданную темную пустоту.

URL
2013-10-19 в 17:14 

Improba Dea
irrepressible;
XI. Break away from everything
Сидеть в полнейшей изоляции наедине с обнаженными воспоминаниями, сродни самой изощренной пытки, но едва Келли выходил за дверь, на него тут же направлялись сотни взглядов. Кто-то облизывался, кто-то тут же сворачивал с намеченного курса и шел прямиком к омеге, чтобы сделать заманчивое "предложение", а кто-то, преимущественно немногочисленные омеги, окидывали Келли уничтожающим взглядом и с ненавистью бросали: "шлюшка, а выделывался то сколько"...

Это место было полно испорченных и избалованных деток, как альф, так и омег. Только, если первые, хоть частично преследовали какую-то цель, то вторые просто пытались цапануть кого побогаче, чтобы всю оставшуюся жизнь кататься в шоколаде, или уже были за кем-то закреплены и, попросту, следовали за ним. Концепт этой школы сводился лишь к этому. Это даже не был естественный отбор. Если ты не такой, как штампованные детки голубых кровей, то ты белая ворона и подчиняешься даже тем правилам, которых не существовало до твоего прихода. Так уж вышло, что Келли не посчастливилось оказаться сливками.

Юноша не понимал, что для него сейчас лучше: заниматься самобичеванием, копаться в себе, раз за разом "пересматривая" произошедшее, или вылезти из норы и отвлечься от собственных воспоминаний на чье-то видение ситуации. Неизвестно, в каком из случаев его позор будет выглядеть более... эффектно.

Удивительно было лишь то, что за все это время, время течки, к Келли ни разу не постучались "проведать" его - ни Трио, ни учителя.

Действительно покинуть комнату, а не просто переступить через порог, Келли решился лишь на пятый день. Течка ещё не до конца прошла, но находиться в четырех стенах, которые внезапно стали сдавливать грудную клетку, не позволяя дышать, было непосильно.

Накинув мешковатую ветровку и натянув капюшон на голову, будто бы это могло спасти от любой катастрофы, Келли сходил в душ. Снова ледяная вода не успокоила, не принесла умиротворения, но хотя бы отвлекла немного. Да и сбить запах, хоть уже и не такой яркий, было нужно. Отчего-то, Келли решил, что ему сейчас жизненно необходима моральная встряска и урок этики подойдет, как нельзя лучше. Отвлечься на очередную ссору с учителем из-за неподготовленной домашней работы... Подобные тривиальные проблемы, которые в обычное время кажутся сродни Армагеддону, сейчас были нужны, как воздух. Забыться на час, отвлечься от чего-то более серьезного, более болезненного. Это пусть и мазохизм, но в этот раз, пожалуй, себе во благо.

Вернувшись в комнату, Келли переоделся в школьную форму. Как бы хотелось остаться в уютном, теплом свитере на пару размеров больше,затертых и свободных джинсах, но школьный устав требовал беспрекословного подчинения и одним из его условий была обязанность учеников к принудительному ношению знаков отличия и формы. Диктатура.

Едва юноша открыл дверь в кабинет, то тут же интуитивно зажался: ссутулился, низко склонил голову, боясь оторвать взгляд от пола. Даже не смотря на то, что класс пуст, ему кажется, что его уже обсуждают. Как хорошо, что парты тут одноместные. Его хотя бы не будет доставать сосед весь урок, ведь Кайл уже наверняка растрепал о своих похождениях. Как же ему все это опостылело! Омега делает несколько неуверенных шагов. Когда тишину нарушает громкий и резкий голос, до отвращения знакомый, мальчик вздрагивает.

- Ну что, Мышь, поправился? - к нему подходят сзади и сильно хлопают по плечу. Келли слышит насмешку в голосе Кайла. Альфа же, как всегда доволен и все происходящее считает по умолчанию заложенным в свою жизнь, а, значит, обыденным. Келли едва сдерживается, чтобы не взорваться. Останавливает лишь то, что даже будь Хант один, Келли просто не справится с ним, он вообще из другой весовой категории, как физически, так и социально. Он так сильно сжимает кулаки, что ногти больно впиваются в ладони. Но боль отвлекает от злости и ненависти, возвращая безразличное самообладание.

- Рад, что ты так за меня беспокоишься, - апатично отвечает юноша.

- Как это так, Тернер, ты еще течешь, но вышел на уроки? - его глаза блестят так же, как и в тот раз, несколько дней назад. Мальчишка встревоженно сглатывает.

"Я же... Я же принял меры... что за черт?"

- Думаешь, мыльце, да всякие маслянистые примочки заткнут дыру в твоей заднице? Не спорю, не так крышесносно, как в среду, но ты все равно неподражаем, Мышка.

URL
2013-10-19 в 17:15 

Improba Dea
irrepressible;
Он приближается к омеге и кладет руки мальчику на бедра, притягивая того к себе. Когда Райан оказывается сзади, омега не замечает. Он лишь начинает дрожать, когда на плечи ложатся чужие горячие ладони.

- Не трогайте! - он старается быть убедительным, старается верить, что все будет так, как он захочет. Но бороться с миром, с устоями и надеяться на сиюминутную реакцию?

- Не дергайся, а то прямо здесь натянем, - Келли спиной ощущает горячую грудь Райана, который прижался сзади. Парень шепчет в самое ухо, опаляя мочку горячим дыханием.

"Нет... только не снова... слишком близко... За что?"

Келли кажется, что удары его сердца отдаются эхом от стен класса. Странно, почему никого нет? Что за пресловутый закон подлости?

"Кто-нибудь, пожалуйста, войдите, пожалуйста," - дыхание сбивается, страх пульсирует в висках, - "почему опять я? Пожалуйста... не надо... кто-нибудь, помогите, что делать?"

- Не надо бояться, Келли. Мы же так славно оторвались в прошлый раз. Знаешь, я встал сегодня не с той ноги. Было бы славно, если бы ты поднял нам настроение... Мне... А парней просто развлек. Давай мы просто оттянемся? Времени дос...

- Нет! - Келли и сам не ожидал, что выйдет так резко и категорично, думал, голос пять дрогнет. Но на этот раз он не подвел.

- Я, если ты не понял, не спрашиваю.

Кайл, действительно, редко спрашивал. Как правило, все его вопросы были скрытым принуждением для создания иллюзии добровольности, если можно так выразиться.

- Я тоже, если ты не понял, не твоя шлюха!

- Правда? А я-то в курсе? - Кайл снова насмехается. Он все с легкостью переводит в шутку, издевку, будто бы они просто друг друга подкалывают на незначительные темы.

На какой-то момент эмоции берут верх. Импульс и по пустому кабинету разносится звонкий звук пощечины. Мальчишка успел испугаться, но виду не подал: уже ничего не обратить, а так хоть крошку гордости можно будет себе вернуть... или создать впечатление, что удалось её вернуть.

- Ах, ты ж блядь недовыебанная! - Хант зажимает в кулак не длинные волосы парнишки и оттягивает его голову назад, - не планировал я тебя драть сейчас, думал поразвлечься на словах. Твоя мордашка так мило морщится, но ты нарвался, сука.

Райан, понимая, что теперь у руля друг, отступает назад. Кайл резко толкает омегу на ближайшую парту так, что мальчик больно ударяется о нее солнечным сплетением. Дыхание перехватывает, а в глазах на секунду темнеет. Несколько мгновений нечем дышать, становится страшно за себя. Это странно для человека, всерьез думавшего о том, как избавиться от боли и грязи с минимальными последствиями, если вы понимаете, о чем идет речь...

- Что встали?! - Кайл срывается на друзей, - держите суку,- он склоняется над Келли, лежащим на парте грудью, - твое счастье, что ты ещё течешь. С удовольствием бы разодрал во всех направлениях. А потом полюбовался бы как тебя штопают, сука, без наркоза. Мразь!

У него ещё ни от кого не было столь острой зависимости. Кайл Хант уже месяц не понимал, что с ним творится. Все его предыдущие партнеры совершенно точно были на один раз, как резинка: кончил - выбросил. Этот же мальчишка разорвал все привычные шаблоны. Он был личным наркотиком, целью по умолчанию, которую хотелось достичь не одноразово. Из-за этого, наверное, Хант и бесился. Всегда умевший себя сдерживать, он буквально слетал с катушек рядом с этим омегой. Мальчишка провоцировал. А ещё, его поведение ущемляло гордость Ханта и подрывало авторитет и имидж. Любая сучка вешалась на Кайла, а этот не то что сам не полез, так ещё и на жесты внимания не реагировал.

Сначала Келли просто показался зашуганным зверьком, которого было забавно гонять по замкнутому пространству. Потом целью стало нагнуть его, но так, чтобы он был вынужден сделать это добровольно. Но все планы, все забавы перечеркивались, летели к чертям из-за слишком упертого, категоричного, принципиального и гордого омеги. Откуда в нем, в этой серой тряпке, столько силы воли, гордости? И гордость мальчика была не такой же, как у Ханта. Он знал себе цену, а если нет, то недооценивал себя. Сначала это казалось фарсом, Хант даже в какой-то момент разочаровался: мальчик внезапно оказался таким же, как и прочие омеги из его окружения, и ломался он только для повышения цены, но потом повышение цены оказалось принципами. Он весь состоял из противоречий: невзрачная внешность, нарочно скрываемая, казалась привлекательной, тихий и монотонный голос - возбуждающим, кроткая натура - страстной. Кайлу никогда не нравились такие, - затворники. Ему нравились те, с которыми можно всю ночь зажигать на танцполе, напиться, а потом кувыркаться до потери пульса. Келли не был из их касты. Он вообще казался в этом мире роскоши и шика инопланетянином.

Так что же заставляло на него так остро реагировать? Дай ему кто-то другой пощечину, Кайл бы просто ушел, но на следующий день смельчак оказался бы оккупирован толпой ненавидящих, презирающих... Его бы просто затравили. Келли же он доводил до ручки сам, методично, постепенно, смакуя каждый всхлип, стон, мольбу.

Почему Тернер? Почему эта серая мышь в застиранных свитерах, потертых джинсах и формой на размер, а то и два больше? Как же это бесило, злило, удивляло!

Кайл резко стягивает форменные брюки мальчика. На своих лишь расстегивает ремень и ширинку. Одежда немного сползет с бедер.

- Нарвался, дрянь?!

Он зол, он взбешен, он в ярости. Мальчишка это понял бы, даже если бы не слышал его голос, не ощущал бы железную хватку.

Рядом оказывается Райан. Кажется, ему доставляет удовольствие смотреть на то, как над Келли издеваются. Если Хант мстит, что, пожалуй, аргументировать можно, то Райн просто упивается. Этот парень из троицы - самый странный, пожалуй. Встреть его на улице и в жизни не поверишь, что он способен на издевательства, моральные, физические, роли не играет. Райан хоть и выглядел мощно, но производил впечатление парня, скорее берущего интеллектом, а такие редко заходят за рамки, но, кажется, его не касались общепринятые негласные стереотипы. Увидев Райана впервые, Келли сразу понял, что Кайл - босс, а вот Райан - мозг этой компании. Не сказать, что Келли был не прав. Рай не старался выделиться, но все, что он делал, он делал более, чем качественно. Из их класса он единственный был способен оставить Келли позади в дисциплинах, где омега был словно рыба в воде (литература и история). И при этом парень, у которого логика должна быть основным доводом, оказался таким... садистом?.. Отчего-то, сейчас Келли подумал, что Кайл делал больно не столько из-за желания сделать больно, сколько из злости, которую не мог контролировать, а вот Райан... Райан был отдельной темой. Ему именно нравилось делать больно. Впрочем, возможно это просто разыгравшееся воображение. Мальчишка лишь в одном был уверен: Райан вполне мог в будущем стать маньяком, который будет приветливо с тобой разговаривать, прятаться за умной книгой, улыбаться обворожительно, а ночью придет и изощренно тебя убьет.

URL
2013-10-19 в 17:15 

Improba Dea
irrepressible;
Роль лишь одного члена этой странной троицы оставалась загадкой. Майкл словно был с ними и не с ними одновременно. Лишь однажды он с готовностью принял участие в оргии. Остальное время он был как-то странно отстранен. Может, он случайно примазался к голубокровой компании?

- Кайл, брось, урок же скоро, - тщетная попытка вернуть себе вертикальное положение. Келли снова не уверен в своих словах и их действенности. Впрочем, оно и ясно: альфа не слышит.

Кажется, его окликивает Майк, поддакивая в кои-то веке омежке. Действительно, если скоро урок и учитель увидит это, то им уже будет не отмазаться. Одно дело, когда о их похождениях знают заочно, другое - их видят. Тут уж, как не крути, глаза на инцидент явно не закроют.

Он входит резко. Теперь все произошедшее, до текущего дня, кажется осторожным. Тело прошивает резкая боль. До этого было... не так. Течка ещё не кончилась, но смазки слишком мало, что бы сделать проникновение, если не приятным, то хотя бы не настолько болезненным и относительно безопасным.

Кайл запускает пальцы в волосы омеги, сжимает их в кулак и оттягивает голову мальчишки назад.

- Сука мерзкая. Все, приплыли, хватит ломать комедию. Тебе было хорошо, ты так тек, ты так просил еще. Теперь у меня есть все основания предполагать, что ты грязная шалава. Типичная подстилка, - его хриплый, пронизанный злобой и возбуждением голос, режет слух. Его противно слушать, противно ощущать горячее дыхание где-то в районе виска. Его близость отвратительна. Это не просто насилие над телом. Для Келли это теперь не просто издевательство, унижение. Его слова - удар ниже пояса. Они рвут остатки самообладания, разбивают осколки гордости, самолюбия, самоуважения. Келли пытается удержаться на плаву, но внутренний голос топит последние доводы. Природа? Неизбежность? Судьба? Рок? С этим можно бороться, просто Келли не смог. Внутренний голос поддакивает Кайлу. Если бы альфа не произнес этого вслух сейчас, когда Тернер соображает слишком трезво и чувствует слишком остро. Если бы не сказал, если бы не сейчас, если бы не вслух... Но да... он прав. - Где твоя гордость была? Где, а Келли? Подстилка, соска. Ты с таким удовольствием подмахивал. Ты сам насаживался, помнишь? Где там твои чертовы доводы?

По щекам текут слезы. Дышать нечем. Мальчик закусывает губу и беспомощно прикрывает глаза.

От стен пустого класса сдавленные стоны и всхлипы отдаются эхом. Альфа жестко врывается в податливое тело. Ему плевать, что с текущей по ногам смазкой смешивается кровь.

- Хва... тит, - едва слышно шепчет Келли. Понять можно лишь увидев, как шевелятся припухшие искусанные губы.

- Райан, заткни рот нашей соске, - с очередным утробным полурыком-полустоном Кайл резко входит в тело мальчишки.

Райан с готовностью расстегивает ширинку, приспускает немного брюки, высвобождая свой стояк. Кто бы сомневался, что у этого ублюдка встал на всхлипы и стоны несчастного омеги.

- Парни, Вам не кажется, что перед уроком это... кхм-м-м... слегка не вовремя? - Майкл делает пару шагов к друзьям и ухмыляется, глядя на ревущего омегу. В его голосе нет жалости, сожаления или чего-то ещё. Холодная констатация факта, ну и, возможно, намек на усмешку. Очевидно, он представил реакцию остальных, едва они увидят эту групповуху на парте.

- И до тебя очередь дойдет, - усмехается в ответ Райан. Кажется, ему не слишком привлекателен доброжелательный, если можно так выразиться, настрой друга. Договорив, альфа засаживает в рот омеге по самые яйца, что тот едва сдерживает рвотный позыв, сдавливая глоткой ствол. - А ты хорошо работаешь, Кэлл, - Райан откидывает голову и довольно закатывает глаза, - ты рожден для этого, шлюшка.

Кайл отпускает волосы Келли, мальчишка тут же пытается отвернуться от Райана, но уже рука Смита до боли сжимает его волосы и тянет, задавая нужный ритм и глубину.

- А вот и не соскочишь, соска, - удовлетворенно говорит Райан, продолжая трахать мальчика в рот.

Тело снова горит. Мальчик подозревает, что боль ощущается настолько остро и про нее не забыть как в прошлый раз лишь из-за того, что течка почти кончилась. Ему лишь остается покорно принимать в себя, терпеть ритмичные, резкие толчки, но отчего-то с губ снова срываются тихие стоны.

"Хватит, что вы со мной делаете? Хватит, умоляю! Перестаньте! Кто-то может войти! Я не хочу, пожалуйста, оставьте меня! Вы ведь получили, что хотели! Зачем я Вам?!"

Больше он ничего не может сделать, кроме как в мыслях проклинать, умолять, просить, спрашивать, ненавидеть. Пожалуй, у него и осталась-то только его ненависть и боль... Впрочем, еще стыд, - будто жгучий перец на открытой ране.

Толчки учащаются. Келли каждой клеточкой тела чувствует боль, словно в каждый миллиметр кожи вонзаются иглы. Внизу все горит так, будто ему клеймо за клеймом ставят на коже, выжигая принадлежность этим зверям, что б всю жизнь помнил свое место.

Так не может больше продолжаться. Хватит. Но в силах ли он все это прекратить? Да, в силах! Словно электрический разряд его мозг прошивает одна единственная мысль. Он может это закончить. В кои-то веке Келли сам принял решение, в кои-то веке он решил что-то настолько твердо. Сначала он думал, что просто новенький и поэтому стал объектом издевок. Потом решил, что они успокоятся, едва получат целку, но потом стало ясно: они хотят в личное распоряжение одного единственного омегу. Если это не закончит Келли, то это закончит лишь выпуск из чертовой школы. Так долго он не выдержит, сломается. Хотя цел ли он сейчас?

Кайл и Райан почти синхронно делают резкий толчок. Кайл кончает Келли на ягодицы, а Райан - в рот.

- Глотай, шлюха! - Райан зажимает омеге рот.

URL
2013-10-19 в 17:15 

Improba Dea
irrepressible;
В этот момент за спиной кто-то присвистнул, потом заржал, а дальше послышались аплодисменты. До Тернера все доходит как в замедленной съемке: он поворачивает голову, видит несколько человек в дверях класса. Кто-то смеется, кто-то скользит по полураздетому омеге липким взглядом, кто-то хлопает. Впереди стоит тот самый парень, который недавно перегородил Келли дорогу до комнаты, когда он шел от доктора.

- Кайл, а ты молодчина, - он смеется и продолжает хлопать Ханту, будто тот сделал только что, что-то неповторимое - непревзойденный трюк выполнил, не меньше.

Келли не верит своим глазам. Его унизили перед столькими свидетелями и все, как один готовы пожать Кайлу и Райану руки в знак уважения. Мир сошел с ума?

Глаза мальчишка расширяются. Он не помнит, как натягивает брюки на испачканные бедра, как выбегает из кабинета, как ему в след с отвращением бросают "шлюха, блядь, давалка, подстилка, курва". Перед глазами от слез все плывет. Голова кружится. Но он даже не помнит боли, которая старательно не хотела его выпускать. Не помнит Келли и как до туалета добрался, заперся там.

А потом его долго выворачивало. Так плохо еще не было. И, к счастью, уже не будет. Хватит. Пора сказать стоп. Не может же он и дальше вести себя так, будто ему все равно. Иначе Кайл может оказаться прав. Нет. Чушь. Он не шлюха. Ему это не нравится! И остановив все это, омега докажет!

Его бьет немая истерика. Мальчишка не знает, что делать… в который раз. Жизнь состоит из черных и белых полос? Выходит, до этого все же была белая?..

Безысходность, чувство стойкого одиночества. Он никому не нужен, на него всем плевать. Обычно это симптом переходного возраста, как и депрессия, истерика. Но Тернер, не без иронии, замечает, что в его случае, он имеет полное право на подобные мысли.

Хотя какая разница, о чем думать? Он ведь уже все решил? Нужно лишь дождаться, пока уроки кончатся, все разойдутся по комнатам. Чтобы его никто не видел, чтобы никто не помешал. Все решено? Да, все решено. Слишком кардинально, но сейчас другого выхода не видно, а после сожалеть он уже будет не в состоянии.

Тернер просидел в туалете полдня. С одной стороны, ему было страшно, но с другой он понимал, что ничего так просто не кончится. Его слова не имеют веса здесь. На его желание, мнение всем плевать, так чего ждать? Очередного сюрприза, подарка судьбы? Он не наивный ребенок. Да и он уже об этом думал: ему и так слишком часто везло.

Интересно, а Томас предполагал, думал о том, что все может обернуться так? Интересно, что скажет, что подумает Алексис, когда узнает?

А что бы сказал его родной отец?..

Келли рукавом вытирает слезы, которые вот уже несколько часов не мог остановить, как бы себя не уговаривал, что это все, конец.

Омега осторожно открывает дверь, выглядывает в коридор. Пусто. Оно и к лучшему. Несколько неуверенных шагов, а потом он вспоминает, как одноклассники смеялись, как хлопали Кайлу. Становится тошно. Блондин ускоряет шаг. Он быстро добирается до комнаты. Мальчишка не знает, зачем зашел сюда. Скорее машинально, но раз уж так...

Он залезает в тумбу, достает плеер, вставляет наушники, делает максимальную громкость. Собственные всхлипы уже не слышны. Так проще. Он вырывает листок из какой-то тетради на столе и пишет всего три слова: "Все в норме".

Пусть решат, что это гормоны, депрессия, переходный возраст. Нет нужды винить кого-то. Келли не намерен портить кому-то жизнь, как ему испортили ее. Он просто хочет отдохнуть. Остановить все. Хватит! Интересно, а рай и ад есть? Перекроет ли его кроткая жизнь самоубийство? Мальчишка усмехается. Глупо сейчас думать о подобном.

Не закрывая дверь за собой, мальчишка выходит из комнаты. Низко опустив голову, он идет к лестнице. По дороге, кажется, кто-то встречается. Его окатывает ненавидящий взгляд,полный презрения. В след бросают: "подстилка", но за громкой музыкой Тернер ничего не слышит. К лучшему? Да, пожалуй.

Келли пошатываясь поднимается по лестнице. Ступеньки высокие и узкие, такие всегда делают в старых зданиях. Это неудобно. Ноги устают, да и свалиться с лестницы можно, соскользнув со ступеньки, отполированной тысячами ног, встававшими на нее. Впрочем, Келли все равно идет все закончить. Какая разница? Этажом выше, этажом ниже, минутой раньше, минутой позже.

URL
2013-10-19 в 17:17 

Improba Dea
irrepressible;
Келли подумал, что если дверь на крышу будет заперта, то он выйдет на балкон между последним и предпоследним этажом. Там тоже будет хорошо. Эта школа изначально была чьим-то жилым особняком. Даже с третьего этажа можно вполне удачно спикировать,а тут их пять.

В ушах беспощадно орет музыка. Она заглушает все: стук сердца, дыхание, шаги, всхлипы. И с ней не так страшно. Слышишь чей-то голос и будто не один. Голос не знаком, но он поддерживает, хотя смысл слов совсем иной.

If ever your world starts crashing down
Whenever your world starts crashing down
Whenever your world starts crashing down
That's where you'll find me.
God love your soul and your aching bones
Take a breath, take a step, meet me down below
Everyone's the same, our fingers to our toes
We just can't get a right, but we're on the road

В глазах стоят слезы, к этому он уже привык, а на губах улыбка. Облегчение наступит очень скоро. Сейчас Келли бросится навстречу всему миру, и в лицо ударит холодный ветер. Перед смертью он непременно ощутит свободу, вспомнит её вкус, встретится с безразличием. Будет плевать на все проблемы, будет плевать на всю ярость тех, кто будет огорчен его слишком быстрой кончиной, зато он освободится.
Наверное, поэтому, ради мгновения в невесомости и свободе, будучи непривязанным к чему-то, Тернер и выбрал крышу. Боли хватило в жизни, чтобы ещё резать вены или повесится. А таблетки это слишком долго. Хочется кончить со всем быстрее.

Да и на улице такой дождь, кто высунет нос из теплой комнаты? Кто выйдет из-под крыши, ради какой-то грязной омеги, ради какой-то продажной шлюхи, ради течной давалки? Всем плевать. Впервые окружающее равнодушие грело сердце и подстегивало идти быстрее.

Закончить. Закончить все. Закончить все сегодня. Закончить все сегодня, здесь и сейчас.

Дверь на крышу оказывается не заперта. Как опрометчиво в школе, а ведь парапет даже не огорожен металлической сеткой. Весь мир будто навстречу Келли движется в кои-то веке. Это не просто так. Значит, ему дают разрешение? Сомнений все меньше. Мысль, "а может, что-то можно изменить?" - парень убивает на корню. Изменениям уже нет места. Келли не привязан к чему-то, чтобы ради этого стараться что-то менять, все уже решено. На самом деле, все было решено давно, просто было страшно. Но боль заглушает страх. А страх заглушает боль.
Келли не с первого раза удается опустить ручку тяжелой двери, чтобы та поддалась. Вскоре он выходит на крышу. Одежда, волосы, все промокает мгновенно, - такой на улице сильный ливень. Плеер, наверное, сдохнет после такого душа, впрочем, разве это сейчас важно? Темное вечернее небо то и дело озаряют ломанные молнии, не просто вспышки, а безумно красивые ветвистые узоры. Они словно рвут небо, как ветер разорвет густую безысходность Келли через пару минут.

-Все кончилось, все почти кончилось.

Тернер вспоминает свой первый день в школе. Вспоминает свои мысли, слова. "Ты привыкнешь".

-А ведь я так и не привык, - грустно произносит парень, не слыша своих слов за громкой музыкой.

Он идет к борту, кроссовки уже начинают хлюпать от того, что промокли насквозь.

Где-то внутри ощущается болезненный укол. Все-таки немного горько прощаться с жизнью в какие-то семнадцать лет, все-таки жалко уходить из жизни, не успев её начать, все-таки жалко уходить не попрощавшись. Проблема лишь в том, что прощаться не с кем. Правда перед отцом, родным отцом, которого Келли так любил и который так любил своего сына-омегу, перед ним стыдно немного. Келли обещал отцу быть сильным, обещал не плакать, если будет больно и одиноко, Келли вообще много чего ему обещал, но не сумел сдержать обещание.

-Так уж вышло, пап, прости. Не смог, подвел. Мне не передалась твоя сила и уверенность в себе, своей правоте. Да и поддержки у меня не было. Нет. Я никого не виню. Виноват только я. И я не оправдываюсь, честно, - со стороны выглядит, наверное, странно. Подросток стоит на краю крыши и говорит сам с собой. - Просто прости. Надеюсь, ты понимаешь. А если нет... Если нет, то с этим уже ничего не поделаешь, я все решил. И пусть хоть в этом, но я уже не отступлюсь.

***
- Ты Мышь не видел? - Кайл одним большим глотком допивает газировку и, смяв жестяную банку, метко швыряет её в урну.

- Я что за ним следить должен? - Майкл крутит в руках карандаш, которым минутой раньше дописал решение последнего задания из домашней контрольной, - да и думаю, на сегодня хватит с него. Его и так накрыло.

- Знаю, - Хант старается быть холодным,но волнение все-таки проскальзывает в его голосе.

URL
2013-10-19 в 17:17 

Improba Dea
irrepressible;
- Да брось, Хант, волнуешься что ли? - Райан смеется. - Все с твоим питомцем нормально будет. Посидит в норке и вылезет через пару дней.

- Не знаю, не знаю. Составите компанию? - Хант поднимается с кровати и идет к двери.

- В чем? - Майкл поворачивается к другу.

- Пойду проведаю. Предчувствие у меня странное.

- Дурак. Раньше мозгами шевелить надо было, - Майкл не скрывает упрека. - Ладно, пошли.

***

Кэлл встает на невысокий парапет и смотрит вниз.

Здание школы высокое, внизу асфальт, едва ли кости выдержат такой удар. Нет, точно не выдержат, Келли всегда был слабоват. В лицо ударяет холодный ветер,такой долгожданный. Он словно выдувает из него все переживания, а проливной дождь будто смывает всю грязь.

Сразу становится легче.

Келли вдыхает полно грудью и наконец-то облегченно закрывает глаза.

Больше никаких оскорблений, больше никаких побоев, больше никакого грязного секса, больше никакие угроз, условий, приказов. Только свобода и бесконечная темнота.

Страха нет, только предвкушение - как это, летать, как птица?

Келли уверенно шагает вперед, в никуда, в пустоту. Этот шаг дается на удивление легко, не как в кино - со слезами, дрожью, разочарованием, тяжестью на сердце, душе или где-то там ещё. Впрочем, тот окровавленный, израненный кусок внутреннего составляющего, едва ли можно назвать душой.

Музыка заглушает все. Вой ветра, шум дождя, скрип тяжелой двери на крыше и истошный крик ненавистного голоса.

Вторая нога почти отрывает от парапета, отпуская хрупкий, искусный и красивый сосуд с поломанной и испачканной душой из объятий жестокого мира, как за руку хватают и больно дергают назад. Плечевой сустав неприятно хрустнул. Его пронизывает боль, но парень не обращает внимания, не понимая, что происходит. Широко распахивает глаза, ощутив спиной тепло, которого быть не должно. В темноте наступит облегчение, но она не будет обволакивать теплом, жаром.

Поперек груди обхватывают сильные руки. Келли извивается, стараясь вырваться, его свобода слишком близка, чтобы вновь распрощаться с ней. Она уже искусила, заразила своим приятным ядом. Кое-как удается повернуться лицом к тому, кто сзади. Секундное оцепенение и мальчишка снова пытается вырваться.

Перед ним его кошмар. Он снова отбирает что-то, снова лишает выбора, снова запрещает решить самостоятельно, снова не принимает отказ, снова принуждает. Зачем такая жизнь, построенная чужими рамками?!


В этом сопротивлении из ушей выпали наушники, но мальчишка не слышит, что говорит ему Кайл. Он видит непонимание в глазах, растерянность, что-то ещё. Слишком мало опыта общения, чтобы понять - что.

Снова скрип двери, ещё два парня несутся к парочке на крыше. Тоже что-то говорят, но Келли не понимает слов, не слышит их. Он только вырывается. Откуда-то берутся силы - он сопротивляется. Не смотря на боль во всем теле, не смотря на то, что мышцы ноют, суставы ломит. Преодолеть все и все закончить. Почему ему не дают? Откуда страх в этих глазах, который парой часов ранее готовы были уничтожить ненавистью, которая в них плескалась? Из рук Кайла удается вырваться. Тут же Тернер срывается с места, обратно к парапету, его хватают за плечи и разворачивают лицом к двери, к Кайлу и Райану. Кажется, он видит этих парней впервые, настолько незнакомы эмоции на их лицах. Они, эти люди, настолько ненавистны, что Келли зажмуривается. Если справиться с одним и была возможность, то против троих он снова ничто. Мгновенно становится плохо. В лицо ударяет какой-то жар, воздуха не хватает, картинка перед глазами тухнет, её съедает чернота. Снова больно. Лишили выбора, опять. Опять принуждают жить. Но зачем?..

Тишина невыносимо давит на уши. Глаза открывать совсем не хочется. Он боится, что если сделает это, то блаженное спокойствие и тишина развеются. Келли никогда не имел суицидальных наклонностей, но когда твой мир рушится, сохранить что-то трудно. А мир Кэлла был разрушен в тот день, когда в их доме появился новый альфа. Тогда Келли понимал, что прошлое остается лишь прошлым и доказательство, что оно было - глянцевые фотографии в толстом семейном альбоме, обшитом синем бархатом. Старший омега всегда любил синий цвет, а Келли всегда считал, что этот цвет слишком холоден, чтобы служить объятиями для теплых семейных воспоминаний, запечатленных на фотографиях. Но он даже не представлял, что его спокойствие настолько хрупкое.

Нет. Он не хотел покончить с собой, хотел лишь закончить эти мучения.

Когда вчера Тернер стоял на краю крыши и впервые, за последние несколько месяцев, смотрел на мир с улыбкой, все казалось таким незначительным и мелким, что на секунду снова захотелось жить. Но Келли знал, что если он отступится сейчас, то сам отдастся в руки этим людям...

Люди. Говорят, их от животных отличает разум. А ещё у людей есть воля и милосердие. Но Келли человек, а воля его сломлена, её нет. Кайл с его шестерками тоже люди, но они не знают о милосердии, так что же тогда "человек"? Келли подумалось, что человек лишь холодный расчет, бомба с часовым механизмом, густое и тягучее самоуничтожение.

Они забрали у Келли все, - люди. Гордость, волю, спокойствие, принципы, саму жизнь, самого Келли. Они лишили его всего, а теперь ещё и выбора. Если конкретная жизнь, конкретного продолжения дается конкретному человеку, то зачем делить её с кем-то, зачем позволять кому-то распоряжаться чем-то, что дано тебе? Сейчас Келли искренне не понимал этого, отчего так жестока природа, что принуждает тебя, собственника твоей жизни делить её с кем-то, отдавать кому-то, прожигая минуты ТВОЕЙ жизни? Почему жизнь дана тебе для наслаждения другого? Это жестоко. Почему столько жестокости, не много ли её на одно несчастное создание, загнанное в угол?

URL
2013-10-19 в 17:17 

Improba Dea
irrepressible;
А Келли именно загнали, жестоко загнали три охотника.

Что теперь есть у загнанного зверька? Несчастный беспомощный омега сейчас, словно нагой перед людьми, которым плевать на все, которые заботятся лишь о собственном удовольствии.

Келли по-прежнему не открывает глаз, но чувствует пристальный взгляд на себе. Он пробирает до костей, и Кэлл знает, кому он принадлежит. Этот человек зол. Он - рамки, ограничение на дозволенное, и распоряжаться собой самостоятельно за рамками омега не может. Эти глаза прожигают плоть, расплавляют кости, где-то в груди ноет от осознания собственной беспомощности. Со слезами бороться так трудно, но плакать уже нечем. Эти истерики, которые стали ежедневным ритуалом от усталости, боли, беспомощности, и, возможно,слезы мешают увидеть выход, ибо перед глазами от них все расплывается.

Да Келли и не верит, что выход есть. "Выход есть всегда", - так говорят люди, которые никогда не попадали в настоящее дерьмо. Так говорят лицемеры. Выхода нет из смерти, выхода нет из жизни. У Келли, например. Ему не дали, у него забрали эту возможность. Перед самым носом захлопнули дверь. Дали вдохнуть свободы и закрыли снова в тесной клетке.

Усталость, выносимая чудом до сих пор, навалилась на юношу и начала сдавливать грудь. Дышать становится тяжелее. Как Келли все это терпел? Как сможет терпеть дальше? Когда настроился на то, что разрываешь связи с осточертелыми вещами, перестроиться на то, что снова надо с ними иметь общее не получится.

Вот-вот снова окутает истерика. Как одна из тех, когда Келли умолял, просил, плакал, лишь бы они остановились. Когда он кричал в трубку Томасу о помощи, когда просил всего на два слова старшего-омегу.

Келли давно потерялся. Впереди нету ориентира, нету света. За спиной нет прикрытия, нет ни семьи, ни друзей, ни, даже, приятелей. Впервые становится обидно за бесцельно прожитые годы. Впервые Кэлл теряется, что ненавистно ему больше: папа, отчим, Кайл с шестерками или он сам - Келли, запиравшийся в свое мире.

Но теперь запереться негде. Душу вывернули наизнанку, показывая все самые сокровенные и дальние её уголки. От боли нигде не скрыться. Она - сплошной лабиринт. Как сны и реальность, которые переплелись.

От Кайла Тернер убегал в сон, из сна в реальность, потому что там тоже был он - Кайл. Келли пил снотворное, желая хотя бы обесцветить эти картинки, чтобы различать липкую реальность от зыбкого сна. Но снотворное не помогало. Тогда Келли пробовал экстази, чтобы превратить реальность в абстрактное пятно и забыться. Об этом, разумеется, никто не знал. Келли даже сейчас не мог рассказать,каким чудом ему удалось уговорить одного из омег, который нашел свое место под солнцем, подкинуть ему пару цветных колес. Но реальность и сон все равно смешались. Келли старался не спать, но усталость от насилия во имя наказания, удовольствия, мести была слишком тяжелой и глаза сами закрывались. Мальчишка с криком просыпался еженощно в холодном поту. И об этом тоже никто не знал. Это была паранойя, невроз. Во сне Кайл оказывался ещё изобретательнее. От единства разума и тела откалываются кусочки, расшатывая и без того неустойчивую конструкцию. Келли уже не смирится с тем, что жив, а ещё шанса убить себя ему не дадут, будут следить пристальнее, наказывать суровее, иметь дольше и жестче.

-Келли, - голос суров. Тело начинает бить сильный озноб.

"Не хочу".

-Келли.

"Молчи, прошу"

-Келли.

"Зачем ты вернул меня сюда? Ты не наигрался? Я отдал тебе мало себя?"

-Кэлл.

"Ненавижу тебя".

-Тернер, - касание, едва ощутимое, наверное даже ещё и не совсем касание, лишь намерение, взрывает последнюю преграду.

Омега распахивает глаза, садится резко, что в глазах темнеет.

-За что?

В ответ недоумевающий взгляд.

-За что мне все это? Что я сделал тебе? Зачем ты меня вернул? Почему не дал? Что я не так делаю? Когда вы, черт возьми, наиграетесь? Я же не кукла! Не кукла! Не могу просто отключиться, не могу просто смириться, не могу просто забыть. Ты так сильно ненавидишь меня? Что я сделал тебе? - Сначала он кричит, к концу его слов голос хрипнет и последний вопрос удается разобрать с трудом. Келли поднимает на парня глаза, полные слез. Откуда они ещё берутся? Он был уверен, что слез больше не будет, все выплакал давно. Давно должно было настать обезвоживание. Келли уже несколько дней как тошнит от всего, что он пытается в себя впихнуть. В последнее время тратит жидкости его организм намного больше, чем получает.

Альфа молчит. Смотрит на бьющегося в истерике мальчишку. То ли он не знает, что говорить, то ли не хочет говорить.

Дверь в комнату открывается, и входят ещё двое. Они застают Келли не в лучшем виде. Впрочем, вчера все выглядело ещё хуже.

-Успокоительное, - шепчет Майкл.

-Он и так по самое некуда напичкан таблетками, - так же тихо отвечает Райан.

-Психику восстановить будет сложнее, чем здоровье, - весомый довод, но Кайл словно не слышит. Смотрит на дрожащего блондина и не шевелится, будто окаменел. Наверное, понимает, что думать стоило раньше. Он не имел на это права. Но лишь сейчас ситуация будто становится объемной. До этого все, что он делал было лишь пустыми графическими картинками... А теперь... Последствия, как с ними бороться? Что делать? Такое не прощают, такое не забывают, такое не проходит бесследно. Что делать? Быть рядом? Исчезнуть из жизни омеги? Почему только сейчас, когда он уже подвел мальчика к краю, Кайл готов признать, что чувствует что-то, кроме влечения и страсти? Почему раньше, всего пару часов назад это была неконтролируемая агрессия, злость, просто желание, а сейчас... сейчас, что это?

-Кайл? Надо дать ему успокоительное.

-Не прикасайтесь! - резкий и, на удивление, звонкий ответ резанул по ушам всем троим.

-Кайл, - Майкл смотрит на Ханта, - давай мы подержим, а ты вколи.

-Нет-нет-нет, - словно заклинание повторяет омега, - не прикасайтесь. Хватит, не трогайте! Мне больно!

Последнее прозвучало для все троих отрезвляюще. Кайл, наконец, отводит взгляд от мальчишки и кивает.

-Да. Придержите его.

Майкл подходит с одной стороны и, надавив на плечи, укладывает парня на кровать. Райан держит бедра, усевшись на ноги парня,чтобы тот мог двигаться как можно меньше.

Мальчишка вырывается, будто одержимый во время сессии экзорцизма, по его щекам текут слезы.

-Не трогайте, пожалуйста, прошу, хватит!

-Чш-ш-ш... Кэлл, это для твоего же блага, - шепчет Кайл, наклонившись над ним и проведя костяшками пальцев по щеке, убирая прилипшие к ней светлые пряди.

В голове мальчика отдаются слова отчима. Надменный альфа тоже считал, что пасынку будет лучше. Да, наверное он решил, что для омеги подходящая роль - роль шлюхи. По крайней мере именно таковым Томас сделал Келли.

Боль от вводимой под кожу иглы почти не ощущается. Наверно, она теряется среди ноющих мышц, болящих синяков.

Кайл медленно давит на поршень шприца, вводя лекарство в кровь.

-Потерпи, сейчас пройдет, - тихо шепчет он, стараясь успокоить.

-Ты не имел права, - бесцветно отвечает омега, заглядывая в серые взволнованные глаза, - ты не имел права останавливать меня, не имел права возвращать. Вы и так забрали слишком много.

-Знаю, знаю, тише. Скоро полегчает.

-Полегчает после смерти!

-Не говори так.

-Ненавижу вас.

-Знаю.

-Я не знаю, что такое самопожертвование, - как одержимый: широко раскрыв глаза и уставившись в одну точку, - я эгоист, хватит, найди кого-то ещё. Не могу больше. Не хочу. Придушите, наконец.

Альфы не совсем понимают, о чем говорит Келли. Мальчишка не хотел нести за кого-то чей-то крест. Говорят, дети расплачиваются за грехи родителей, так что же сделали его родители? Келли не был готов отвечать за кого-то, он не был вообще готов терпеть все это, все, что ему пришлось пережить. Он что, козел отпущения? Чьи грехи он вымаливает, вынося столько боли моральной и физической? Ему хотелось, как любому подростку, жить в свое удовольствие. Почему он должен отличаться? Чем он заслужил такое клеймо? Клеймо, принуждающее его терпеть всю мерзость окружающего мира?

URL
2013-10-19 в 18:45 

Luna125
:hlop: замечательное продолжение интересной истории, надеюсь следующего не придется ждать так же долго :)

2013-10-20 в 01:59 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, Я В ШОКЕ!!! Нет слов... просто нет слов... до сих пор ком в горле>_< про "крышу" думала, но чтобы так...О_О
Переживания высосали все силы, что даже на аплодисменты не хватае... В голове каша, а сердце до сих пор бешено колотится... как же я за них переживаю...Т_Т
Я ж Вас теперь замучаю постоянными распросами о продолжении>_<
Не устаю повторять: "Обожаю Вас!", особенно за фразу:
У Ханта вместо мозгов вечная эрекция
)))))))))))))))))))))))))))))))))

2013-10-22 в 21:34 

Обалденная, хватающая за душу история! Очень жду продолжения! Низкий вам поклон, автор!

2013-10-22 в 22:53 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, АААААААААААААААААААААААААА!! Этот наркотик безудержно манит... каждый вечер перечитываю отрывки, а в голове то и дело мелькают образы и картины... меня словно засосало>_<
Нашло озарение! Здесь для меня Вы действительно Богиня)

2013-10-23 в 00:26 

Improba Dea
irrepressible;
У Ханта вместо мозгов вечная эрекция
по-моему, все мои персонажи в жопе носят далеко не шило, а голове - не мозг =)
распросами о продолжении>_<
пока ничего не могу сказать, к сожалению. Мысли есть, работа над главой давно начата, но надо мной навис домоклов меч, и не один (курсач, на который мне надо уже показывать наработки, рефераты в числе двух штук и практика. Надо давать урок,а времени непозволительно мало ии план-конспект урока ещё не то, что не заверен с методистом, даже не одобрен учителем, чей класс я веду Т_Т). Армагедец, друзья мои.:duma: Держите за вашу ненормальную, откладывающую все на последний момент, пальчики крестами Х_Х

URL
2013-10-23 в 23:47 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, держим-держим>_<
И верим в Вас!)
А еще не торопим... не стоит гнать коней и сворачивать такой момент... хоть мысли и наплодили несметное количество дорожек развития события, и душа мучается в сомнениях, по какой же пойдут герои, но все же торопиться не стоит) лучше чуть попозже, но с неописуемым наслаждением вкусить продолжение истории... ксооооооооо, прям оргазм какой-то>_<
Мы с Вами! И все у Вас получиться!)
Смиренно жду...

2013-11-18 в 23:27 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, Вечер добрый, моя обожаемая Богиня!))
Как вы там?И не беспокойтесь, это ни в коем образе не посыл к действию, просто я действительно волнуюсь и в последнее время все чаще вспоминаю о перечисленных выше планах на будущее, которые преследуют Вас на поприще учебы>_<
Как ваши успехи? Надеюсь, что успешно справляетесь со всем трудностями)

2013-11-25 в 17:04 

Improba Dea
irrepressible;
Как ваши успехи? Надеюсь, что успешно справляетесь со всем трудностями)
эм... не совсем:duma:, но я справлюсь и тут же примусь за проду)):write2:

URL
2013-11-25 в 22:08 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, Удачи!)
И помните, то Вы вовсе не одни)

2013-12-03 в 18:28 

когда прода

URL
2013-12-03 в 18:59 

Improba Dea
irrepressible;
Гость, вряд ли скоро. У меня перенесена сессия, следовательно время учебы скоратилось, а вот учебный план остается прежним... так что... у меня, мягко говоря, завал (:duma:

URL
2013-12-03 в 22:17 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, вряд ли скоро
но мы все равно с превеликим нетерпением будем ждать творения вашего пера...*потирает ручки* ххха...ха-ха...ха-ХА-ХА-ХАААА........
Не, ну, я действительно иногда напоминаю себе ненасытного безумного маньяка, когда вспоминаю о "паузе" на крыше...Т_Т
Но более, чем уверена, что тут есть, ради чего стоит ждать)

2013-12-04 в 22:10 

оставь писанину. учись это для тебя важнее. удачи. постарайся. а мы подождем. не спеши

URL
2014-01-09 в 00:57 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, приветствую, моя обожаемая Богиня!) С прошедшими Вас праздниками... С новым Годом и Рождеством!) Самые светлые пожелания Вам и безбрежный океан тепла вашей душе) Чтобы задуманное сбывалось, а плохое забывалось! И приношу свои глубочайшие извинения за опоздание( Не было возможности даже написать хоть строчку: разъезды, тренировки и т.п.>_< Но ни на минуту я не переставала думать о судьбе этих героев...О_О Все-таки чем-то они меня не на шутку зацепили)
Почему-то в поезде ночью, уже в полубреду сна, вспомнился момент с мысленными размышлениями Кайла о том, что он однажды разочаровался в своем Мышонке... и что б Вы думали, сон как рукой сняло>_< Я лихорадочно начала перебирать всю историю в голове, переворачивалась с боку на бок, в тщетных попытках уснуть... варианты возникали и опровергались... в общем, этот вопрос до сих пор мучает меня)) весьма заинтриговало)
Мы Вас ценим и очень любим>_<

2014-01-26 в 23:26 

Improba Dea
irrepressible;
Утренняя суета и возня раздражает, будто в углу копошится грызун. Хочется ещё поспать, но шум в коридоре дает понять: это непозволительная роскошь. Что ж, нужно было отдать должное Кайлу, едва он понял, в какое дерьмо чуть не вляпался с попыткой самоубийства Келли, он тут же бросился улаживать вопросы с посещением учебы омегой. Тернер ни о чем не просил, наверное, обо всем сказал его вид: уставший, измотанный, подавленный и неспособный уже к какому-либо сопротивлению. Сейчас, он пошел бы на все, это понимали все четверо, но почему-то альфы отступились. Либо Келли был прав, что им просто нужно было добиться определенных вещей, либо они струхнули, понимая, что все видели, как именно эта троица - именно они, регулярно зажимали Келли, и, если бы они тогда не пришли на крышу... Как они вообще его нашли?

Вздохнув, Келли заставил себя открыть глаза. Вся комната была изучена до мельчайших подробностей, наверное, надо снова закрыть глаза, но уже не спится. С того вечера, Келли не видел снов, а если и видел, то забывал к утру. Сон, вообще, в последнее время, был каким-то неспокойным, наваливался тяжелым черным одеялом, будто и отдыха не было.

К концу подходила вторая неделя, которую Келли пропускал на учебе. Учителя были в курсе произошедшего, может, не все, но те, кто преподавал у юноши точно. Даже неугомонный Уолш, с которым Келли как-то столкнулся в коридоре, не стал ругаться. Эта жалость убивала. С одной стороны, было не то чтобы приятно, но спокойно ощущать, что теперь-то все поняли, почему Келли был сам не свой, но с другой стороны... от этого опускались руки. Будто бы ты инвалид, который для всех обуза, но о тебе необходимо заботиться, и эта необходимость, есть ничто иное, как принуждение.

Поговорить о своих переживаниях тоже было не с кем, и мысли скапливались внутри, иногда выливаясь слезами по вечерам, а иногда просто давя изнутри, заставляя постоянно ходить, будто натянутая струна. Келли знал, что ни к чему, кроме пошатнувшихся нервов, это не приведет. Ему больше не хватит смелости полезть на крышу. Тем более, после этого случая, дверь стали закрывать. А уж сделать с собой что-то ещё... нет, даже думать было страшно, чтобы самому сделать себе больно.

Кайл часто заглядывал: неизменно один, неизменно приносил еду, зная, что Келли не выйдет из комнаты, даже если загнется от голода, неизменно избегая, смотреть на Келли. Он несколько раз предлагал поговорить, но он не был тем, кому Келли был готов излить душу, кого был готов слушать сам.

Может, это и помогло бы, но Келли просто не мог перебороть себя, свое отвращение. Слишком сложно, слишком свежая рана - она ещё кровит.

Тяжелые мысли прерываются от громкого стука. Кажется, будто стучат по полой металлической трубе рядом с головой. Келли недовольно морщится. Он догадывается, кто это, значит, ответ не нужен. Кайл просто зайдет.

-Доброе... – он запинается. У Келли уже давно утро не было добрым. Если фактически, то с сентября, хотя если посмотреть шире – с момента смерти отца, родного отца. Сейчас нехватка родной души – тёплой, знакомой, ощущалась ещё острее, но Келли уже привык заталкивать переживания глубоко в душу, – утро, Келли, – наконец, переступив порог, заканчивает Кайл.

Мальчишка кивает.

– Кэлл... Я тут подумал...

Он сейчас напоминает напуганного первоклассника, которого привели на первый в жизни урок. Едва находит слова, едва решается поднять глаза от пола. Келли настолько устал, что его даже это раздражает. В другой ситуации он бы посмеялся. Такой Кайл был совсем незнакомым: очень мягким, слишком нерешительным.

– Короче, – глухо отзывается Келли, поднимаясь с кровати. Острое безразличие к тому, что Кайл снова видит его почти обнаженным не пугает. Потом, наверное, снова будет стыдно. Но это после отдыха. А здесь он его не почувствует.

– Не хочешь развеяться? – едва слышное слово отдается в ушах Кайла словно приказ. Вина. Каким бы он не был ублюдком, он её чувствует, наверное, даже впервые. Этакий покорный идеальный любовник. Келли не смог сдержать ироничной ухмылки.

– Кайл, – альфа напрягается, – не надо меня опекать.

На самом деле заботы сейчас хочется больше, чем чего-либо. Но отчего-то Келли отказывается от неё, отрицает её необходимость.

– Я не опекаю, – ложь. Он и сам понимает, что становится слишком навязчивым. – Я говорил с Шенноном.

Отклик следует незамедлительно. Келли резко поднимает глаза на альфу. Тот даже не понимает, что увидел: переживание, страх, радость, – что?

– Что ты ему сказал?

– Какая разница. Он сказал, что был бы рад тебя увидеть... На выходных. Сегодня последний учебный день, а потом четыре выходных... Школа участвует... Впрочем, не важно. Ты можешь уехать сегодня. А вернуться в пятницу вечером или в субботу утром.

– У меня нет возможности.

– Я тебя довезу.

– Я не сяду с тобой в одну машину.

– Ты мне не доверяешь? – спрашивает Кайл, но лишь потом понял, какую глупость сморозил, – то есть...

– Дело не в доверии, я просто не сяду к тебе в машину. Не хочу, – Келли с детства сильно укачивало в транспорте. Для него это было подвигом – сесть в наземный колесный транспорт. Обычно ему приходилось выпить пару таблеток, но последствиями была жуткая сонливость и заторможенность. Впрочем, это была не единственная причина. Поверить, что такой человек способен быть аккуратным за рулем, было очень сложно. Все это походило на глупый детский страх, чрезмерную мнительность, если пожелаете, но Хант больше похож на лихача, чем на аккуратного и вдумчивого водителя.

– Да брось, Кэлл. Я вожу полтора года и ни одного инцидента.

– Ты там что-то про доверие спрашивал? – вполне конкретный намек в надежде, что Хант отстанет.

Но увидеться с Шенноном, правда, очень хотелось. Соблазн, черт его подери. Кайл знал, куда давить. Келли уже давно понял, что Хант неплохой психолог... ну или просто интуит, – как вам будет угодно. Шеннон не был просто любимым учителем. Не делая толком ничего особенного, просто оказываясь в нужном месте в нужное время, он стал другом. Это было не слишком компетентно с его стороны – проявлять интерес к одному единственному ученику, но Фокс видел все именно со своей стороны, стороны человека, в свое время, тоже оказавшегося под влиянием общественного мнения, взглядов, убеждений. Он смотрел не с высоты виноватого, не с высоты сожалеющего. Вроде как, друзья по несчастью. Наверное грусть от того, что Тернер не сможет увидеть единственного друга, слишком ярко отразилась на его лице.

– Я вызову такси. Тебя довезут до остановки или до Шеннона. Я не знаю, Кэлл, найдем мы решение. Тебе просто надо собрать сумку.

– Никаких "мы" и быть не может! – слишком резкий ответ, Келли и сам не ожидал, что при усталости, так давящей на него, он способен говорить настолько жестко и колко. На самом деле ведь в этом "мы" не было совсем ничего "такого", но оно больно хлестнуло по ушам. Снова зародилась мысль об еще одной издевке.

– Келли я... немного не то имел ввиду, – альфа опешил, но потом опомнился. Заставлять омегу было не хорошо, но оставлять тут было ещё хуже. Пожалуй, сейчас и, правда, стоило надавить. Ведь Кайл, все равно, не предлагает ему что-то плохое. – Брось, я просто тебя подвезу.

URL
2014-01-26 в 23:28 

Improba Dea
irrepressible;
Келли прикусывает губу и отворачивается. Увидеться с Фоксом и, на деле, просто необходимо. Но, как бы он не отрицал своего страха, он есть. Машина слишком маленькое пространство, чтобы находиться в ней с Кайлом. В тишине омега слышит тиканье часов. Неловкий момент, требующий ответа. Келли все ещё не знает: эта забота – вина или еще одна издевка?

– Я хочу поговорить с Шенноном, – Келли вновь стоит лицом к брюнету.

– Зачем? – Кайл не ожидал такой просьбы, но, кажется, почти сразу догадывается, зачем же Келли хочет поговорить. Он и правда боится, не доверяет. Но его не в чем винить. Кайл сам заслужил такое отношение. На секунду в голове проявляется мысль: как бы чувствовал себя Кайл, будь он на месте мальчишки. Альфа тряхнул головой, отгоняя мысли. Запустив руку в карман брюк, он достает мобильник, на удивление Келли – довольно простой, довольно маленький, по отношению к тому, какие сейчас предпочитала золотая молодежь. – На "эф", – Кайл кидает мобильник омеге, тот неловко ловит телефон и залезает в телефонную книгу.

Первый гудок, второй, третий, четвертый. Келли уже решает, что это все-таки розыгрыш и сейчас он, скорее всего звонит кому-то из парней Ханта, как неожиданно трубку снимают.

– Ну что ты там опять натворил? Сколько с тобой проблем. Я же дал четкие указания! – голос на том конце раздраженный, довольно резкий. Но это несомненно Фокс.

– Шеннон, – тихонько отзывается Келли. Ему все ещё неловко называть бывшего учителя по имени. В отличие от Ханта, омега знает, что такое "уважать старших".

– Что с голосом, Хант?

– Это не Хант, – наверное одного слова было мало, чтобы узнать Келли. Впрочем, не удивительно, учитывая, как историк раздражен. А если и добавить то, как долго он не брал трубку, скорее всего, Келли отвлек его от важного дела, – это Келли.

– Келли? – Шеннон удивлен. – Я не думал, что ты позвонишь... вернее позвонишь с его телефона. Что-то случилось?

– Ты говорил, – Келли запинается и поднимает глаза на Кайла. При нем говорить неудобно. Омега не имел привычки говорить о людях так, будто они не присутствуют при разговоре, когда все как раз наоборот. Кивнув, Кайл вышел, бросив: "за дверью подожду".

– Кэлл? Что-то случилось? Что этот идиот тебе сделал?

– Вы, – мальчик себя одергивает. – Ты говорил с ним?

– По поводу?

– Моего приезда?

– Да. Что-то не так? Ты не можешь? Кайл заезжал ко мне на днях и спрашивал, буду ли я дома и есть ли у меня планы. Я сказал, что нет. Так тебя ждать?

– Я... Я не знаю.

– Я не заставляю, но, думаю, смена обстановки пошла бы тебе на пользу, – по голосу омеги слышно, что он улыбается. – Мне пришлось уехать внезапно, мы ведь даже не попрощались. Я был бы рад увидеть тебя. Но если у тебя есть планы...

– Господи, какие у меня могут быть планы? – с иронией замечает Келли.

– Келли, я в курсе, что он повезет тебя, если ты согласишься, разумеется, так что любой его косяк будет стоить ему головы. Не бойся. Уверяю, он будет тебя беречь, как зеницу ока. Ну так что?

– Я... Хорошо... Я буду, – мальчишка все ещё не уверен, но поддается на уговоры. От этой комнаты уже тошнит. Каждый уголок известен до миллиметра, а спокойствия здесь до сих пор не чувствуется.

– Дай ему трубку, пожалуйста. Объясню, как проехать. У него нет навигатора в машине.

– Ты же сказал, что он заезжал, – секундное молчание, после чего Шеннон спохватился.

– Да... ну мы встречались не у меня. Мы сидели в кафе. Знаешь, у меня на днях закончили ремонт, а такого чистоплюя было бы глупо приглашать в дом, – Фокс беззаботно усмехается.

– Хорошо, минутку, он вышел, – Келли, приоткрывает дверь и просовывает Кайлу трубку, вскользь говоря. – Я собираю вещи.

Хант принимает трубку у мальчишки, замечая, что его рука немного дрожит. Неужели он так волнуется?

– Да, я слушаю.

URL
2014-01-26 в 23:29 

Improba Dea
irrepressible;
– Головой за него отвечаешь, засранец, – голос бывшего учителя тут же посуровел, – увижу на нем синяк или ссадину, голову с тебя сниму, усек?

– Да, Фокс, я все понял, – покладисто отвечает альфа, а потом, замолчав на минуту, добавляет тише, – спасибо тебе.

Отсоединившись и сунув телефон обратно в карман, Кайл прислоняется спиной к стене и прикрывает глаза. Пожалуй, лучшее, что он мог сделать в данной ситуации – поехать к единственному близкому для Келли человеку. Кайл уже и не надеялся, что что-то можно будет изменить.

Когда он ехал к Фоксу три дня назад, то был уверен, что его и на порог не пустят. Первой задачей было прорваться, а потом, пусть даже и на коленях, но просить помощи. Странно, но Фокс пустил его без попыток обороны. Шеннон был гораздо выше обид, потому сразу предложил незваному гостю чаю. Кайл согласился. Разговор не заладился. Повезло хотя бы в том, что Алана не было дома. Хант был на сто процентов уверен, что поладить с мужем Шеннона будет куда труднее, после того, сколько проблем, слишком гордый и высокомерный подросток, устроил их семье. Тем более Шеннон наверняка рассказал Алану про него, "достояние" школы Святого Августа.

Спустя минут тридцать, Келли уже выходил из школы. Уроки едва кончились, так что он словил не один осуждающий и завидующий взгляд. Неприятно, когда на тебя все пялятся, но Келли даже улыбнулся невольно, слыша бурчание из оперы "хорошо болеет, блин. Я тоже так при смерти лежать хочу". Впрочем, вымученная и уставшая улыбка тут же сошла с лица, когда мальчик вышел из школы и направился к парковке. Она была небольшой, ведь предполагалось, что тут будет парковаться лишь школьный автобус и изредка родители. Очевидно, когда школу построили не предполагали, что у каждого ученика будет тачка, а то и две. Около черного Volkswagen стояла неизменная компания. Паника как-то сама поднялась на поверхность сознания. Келли остановился, замер, закусив губу. Желание ехать куда-либо тут же отпало. Эти трое разговаривали как ни в чем ни бывало. Келли нетерпеливо облизал губы. Он впервые, с того дня, видел всех троих. Сердце бешено забилось. Мальчишка стал машинально теребить ремешок сумки, переброшенный через плечо. Он уже собирался развернуться и пойти обратно, как Кайл повернул голову и увидел его. Свита тут же поспешила ретироваться. Майкл приветливо улыбнулся напоследок, а вот Райан остался неизменно холоден и суров. По спине пробежали мурашки. По сути даже такие отношения были прогрессом, это, все же лучше, но Райан по-прежнему оставался птицей совсем другого полета. Дело не в его положении, статусе, обеспеченности, дело лишь во взглядах на жизнь. Смит из тех, кто никогда не признает омег равными. Пожалуй, Келли это понимал, но для собственного спокойствия про себя называл лишь "конфликтом на личной почве". Хотя уместно ли в данной ситуации добавочное "лишь"?

– Кэлл, готов? – Кайл поравнялся с омегой и протянул руку забрать у последнего сумку. Келли машинально отступил на пол шага назад, зажав ремешок сумки двумя руками, будто это была не спортивная сумка, а оружие массового поражения, единственное способное защитить его. Кайл лишь пожал плечами. – Идем?

Келли не ответил, лишь кивнул машинально и последовал за парнем. Альфа любезно открыл заднюю дверцу, приглашая Келли сесть. Мальчишка так же молча сел в машину. Паника с каждой минутой росла. Ну зачем он согласился? Ну, что он тут делает? Какого черта он сидит в машине с Хантом?

Когда альфа поворачивает ключ и слышится шум мотора, Келли хватается за ручку двери и резко бросает.

– Я никуда не поеду.

Хант опешил. Он обернулся к парню и посмотрел на него, удивленно подняв брови.

– Не дури, Бога ради. Ты же поговорил с Шенноном, разве это не гарант твоей неприкосновенности? Я за рулем, ты на заднем сидении? Ты думаешь, у меня есть две дополнительные руки на заднем сидении? – Келли быстро качает головой. – Тогда переставай надумывать себе всякую ерунду. Пристегнись и едем, – заметив, как мальчишка вжимается в сидение, Кайл быстро добавляет, – включить печку?

– Нет, нет ничего не нужно, просто поехали, иначе я правда передумаю, – очевидно Кайл прекрасно понял, почему омежка был такой нерешительный в комнате. Скрывать было уже бесполезно.

– Как пожелаешь, – брюнет снова пожал плечами и машина тронулась. Келли прикрыл глаза и сосчитал до пяти. Вроде удалось успокоить бешено бьющееся сердце.

– Долго ехать?

– Около часа, – сухой вопрос, сухой ответ. Кайл лишь машинально глянул в зеркало заднего вида.

Мальчишка полез в сумку. Для него двадцатиминутная поездка подвиг, а тут час. Слишком долго. Достав оттуда небольшую пластинку таблеток и бутылку воды, он проглотил сразу две.

– Что-то случилось? – Хант снова посмотрел в зеркало, голос обеспокоенный.

– Нет, – Тернер закинул две таблетки в рот и тут же запил.

– Кэлл, ты как себя чувствуешь?

– Слегка запоздалый вопрос, – не сдержавшись съязвил парень. – Со мной все в порядке, веди, пожалуйста, глядя на дорогу.

Однако резкий, язвительный тон не возымел действия на альфу, тот продолжал с завидной периодичностью посматривать на пассажира.

– Господи, да укачивает меня, – раздраженно отмазался Келли, вновь прикрывая глаза, чувствуя, как к горлу подступает комок. Стоило принять лекарство раньше, теперь минут десять придется ждать, пока таблетки подействуют. Наконец, услышав достойный ответ, Кайл вновь устремил взгляд на дорогу.

Дальнейший путь прошел в полнейшей тишине. Мальчишка даже задремал минут через пятнадцать, едва таблетки побороли тошноту. Впрочем, этому поспособствовала и тихо мурлыкающая в салоне музыка – джаз. Хотя Келли был совершенно уверен, что слушал эти песни и в оригинале они куда агрессивнее. Он никогда бы не подумал, что Кайл слушает что-то подобное. Впрочем, может, это намеренная попытка релаксации? Мальчишка лишь усмехнулся своим немного глупым и слишком беззаботным мыслям, неожиданно появившимся в голове, прежде чем позволить себе окончательно уснуть.

– Кэлл, – кто-то тихонько трогает за плечо, – приехали.

Келли распахивает глаза. Местность довольно живописная. Точно, Шеннон же как-то обмолвился, что живет с Аланом за чертой города. Черт, а ведь он и не подумал, когда согласился на эти сказочные каникулы о том, что влезет в семейную жизнь Фокса. Стало неловко.

– Келли, – от мыслей отвлекает второй голос.
Шеннон стоит в непривычно домашнем и уютном виде - совсем не тот, каким помнит его Келли: брюки, рубашка застегнутая под горло, галстук, буквально прилизанные волосы, – ничего лишнего, все строго и официально до тошноты. А сейчас: бежевые тапочки, потертые джинсы с дырками на коленях, темная футболка на пару размеров больше, сверху кардиган крупной вязки, придающий еще больше тепла этому человеку, волосы на скорую руку собраны резинкой, при чем довольно давно, ибо уже прилично растрепаны.
– Быстро вы добрались. Значит, пробку на объездной вы, к счастью, не застали. Чудненько, – Шеннон спускается с крыльца дома и подходит к машине. – Спасибо, что привез его, – Фокс старается быть вежливым и приветливым, но его голос сух. Значит, напряжение между ними все ещё осталось.

Келли протирает глаза и вылезает из машины, не сдержав облегченный вздох.

– Тоже не в восторге от транспорта, м? – Шеннон с улыбкой смотрит на Келли, потом переводит взгляд на Кайла. – Пройдешь?

– Нет, я поеду. Развлекайтесь, – с этими словами Кайл снова садится за руль. Келли не оборачивается, лишь слышит шорох гравия под колесами, а потом гудение автоматически закрывающихся кованных ворот.

– Милое место.

URL
2014-01-26 в 23:31 

Improba Dea
irrepressible;
– Оно таким не кажется, когда ты один в гребанном доме посреди леса, – Шеннон усмехается, открывая дверь и пропуская Келли вперед.

– Один? – омега с удивлением смотрит на учителя, а потом машинально оглядывает прихожую. Никакой краски или обоев. Только бесцветный лак и светлое дерево. Это придает какой-то особый шарм этому дому. Никакой ненужной вычурности. Домашний, можно сказать сельский уют.

– Алан уже неделю в командировке и вернется не раньше вторника. Так что я тут в гордом одиночестве. Твой приезд скрасит мое нелегкое существование.

– Шутишь? – Мальчишка с плохо скрываемым удовольствием проводит рукой по стене. – Тут же чудесно!

– В таком случае, ты не пожалеешь, что решил меня навестить, – он треплет Келли по волосам и приглашает пройти в гостиную жестом, оставив сумку парня на круглом пуфике в холле.


***



Припарковав машину возле школы, Кайл, наконец, откинулся на спинку сидения и прикрыл глаза. Пожалуй, денек не из легких. Он всегда умел общаться с людьми, всегда был центром внимания и от этого не страдал, всегда находил, что сказать и никогда не чувствовал неловкости из-за тишины. В его присутствии её просто не было. Сегодня же Кайл Хант узнал, что такое неловкость и напряжение в полной мере. Келли был всего лишь... Господи, а кем он был? Жертвой? Одноклассником? Предметом жалости и сожаления? Неудачным опытом? Кайл даже не знал, как назвать парнишку, приведшего его в такое смятение.

Альфа нервно барабанил пальцами по рулю. Нервничать и обдумывать что-либо было уже поздно, слишком поздно: как то, что он сделал с Келли, так и то, что он отвез его к Фоксу – что сделано, то сделано. Оставалось лишь ждать результаты. От тяжелых мыслей его оторвал стук. Хант распахнул глаза и повернулся в сторону источника шума. Рядом с машиной, наклонившись, стоял Майкл и стучал по стеклу, ожидая хоть какой-то реакции. Кайл вытащил ключи и вышел из машины.

– И? – Тэтчер в ожидании смотрел на Кайла.

– Что "и"? – Хант прекрасно понял, настолько красноречиво было это самое "и", но, неожиданно нахлынувшая раздражительность, просто мешала ему конкретно ответить, впрочем, конкретно альфа вряд ли мог бы сейчас вообще что-либо сказать.

– Все ты понял, не придуривайся, – Майкл нахмурился, но стоически продолжал сверлить друга взглядом. – Как прошло?

– Что прошло, Майк? Вот скажи мне, что могло пройти, а? – Кайл потер переносицу. – Я понятия не имею. Если что-то и прошло, то как оно прошло, я узнаю самое раннее в пятницу вечером.

– Нервничаешь?

– Нет.

– Правда? А то я думаю, что ты такой сильно сдержанный, – не удержался съязвить Майкл. – Может, расскажешь теперь, когда у нас полно времени, что ты там, по-тихому, мутишь и для чего ты "выбил" для нашей Мышки пропуск?

– Хорошо... Ладно, как пожелаешь, – Хант сдался, впрочем, в секрете он ничего держать и не собирался, просто так уж случилось, что его инициативу быть извозчиком Келли, поддержала лишь половина его близких друзей, а если конкретнее, один Майкл. Райан считал это излишним вниманием к омеге, которое давало последнему волю приправить происходящее драматизмом.

"Брось, ты что, серьезно собираешься его куда-то отвозить? Да он тобой крутит! Ей Богу, ему все это по кайфу, и он только и ждет, что ты запрыгаешь перед ним на задних лапках, как дрессированная собачка. Кайл, ты этого не видишь что ли?! Он тут комедию ломает! Он видит, что ты испытываешь вину!" – Кайл тряхнул головой, надеясь выкинуть небольшой конфликт с другом из собственных мыслей. Что ж, было очевидно, что они разошлись во взглядах, хотя, учитывая отношения в семье Райана это не удивительно. Кайл даже думать не хотел, что же случится с другом, когда тот повстречает своего омегу. Это совершенно точно будет апокалипсис. Райан слишком предвзято смотрел на вещи и, в отличие от многих, не просто придерживался старых устоев и мнений, но ещё и не собирался меняться в этом плане. А говорят, что новое поколение было более гибким. Кайл бы посмеялся над тем, кто выдвинул сию гипотезу.

– Где Райан? – машинально спросил Кай.

– В библиотеке.

– Серьезно? – Хант удивленно уставился на друга. – И с чего бы ему там быть?

– Ну помнишь, ты попросил обойтись без наставлений с его стороны, без чего он не обойдется. Поэтому он смиренно удалился.

– Как... – Хант замялся, очевидно подбирая слово помягче. Иногда Райан слишком заигрывался в дискриминацию и даже не замечал этого. – Предсказуемо... Ладно, тем лучше, пожалуй.

"Сейчас не лучшее время спорить с ним. Иногда он бывает слишком дотошным. Не хочу чтобы все вылилось... спором. Как-то не время", – даже в мыслях Кайл был слишком мягок, глубоко в душе он прекрасно понимал, что если они с Раем снова разойдутся во мнениях, а они обязательно разойдутся, простым "отстань", на этот раз, не отделаться. Внезапно, мальчишка: обыкновенный, скромный и тихий омега, стал камнем преткновения и ставил под угрозу многолетнюю дружбу. Но сейчас Кайл был уверен – он примет сторону Тернера. Они перегнули палку, и никто из них троих не удосужился остановить остальных, хотя видел, что игра, не слишком-то и плавно, переходит в садистскую издевку. Да, Кайлу с друзьями и раньше приходилось забавляться с омегами не особо по-доброму, но рано или поздно все переходило на стадию "по взаимному согласию со взаимной выгодой". Келли был во всех отношениях белой вороной: слишком гордый, слишком честный, слишком... притязательный? Нет, не то. Наоборот, Келли был слишком простым и не купился на то, что мог бы получить, отдавшись сам без истерик и скандалов. Он не был воспитан в старых традициях - они исключали противоречие альфе своему или нет, он просто был более сдержанным, чем остальные в школе. Он, возможно, был слишком замкнутым, чтобы оценить весь мир, чтобы смотреть на него реально, трезво. Однако он не имел привычки носить розовые очки, но при этом ждал чего-то большего, чем просто трах на выгодных условиях. Этот мальчишка не искал положения, пожалуй, он просто хотел быть любимым, – так решил Хант. Наверное, проще было найти изъяны в Келли, поставить на нем клеймо слишком романтической для современного мира персоны, чем искать ошибки в себе – требовательность, эгоизм, желание, вожделение, одержимость, упертость, собственничество, жестокость.

– Так и будешь молчать? – Майк нетерпеливо тряхнул друга за плечо.

– А? Прости, я задумался.

URL
2014-01-26 в 23:33 

Improba Dea
irrepressible;
– Да не съест Фокс твою Мышь. Как бы парадоксально это не звучало, – Майк усмехается и хлопает друга по плечу. – Пожалуй, если его кто и съест, то уж точно не Фокс. Не устроят же они там культовую групповуху с ритуальным жертвоприношением омег во имя избавления от альф?

– Фу! Заткнись, Бога ради. Ты несешь несусветную чушь!

– Ну, ты по крайней мере включился в беседу. Знаешь, я такими темпами решу, что мне пора на больничную койку. Я тут иду, разглагольствую, а ты хоть слово из того, что я сказал, слышал? Нет? Так вот, я, выходит, сам себе заливаю и сам себе же отвечаю. Это нормально, нет? Друг? Ты толкаешь меня к сумасшествию. Это жестоко, знаешь ли.

– Заткнись. Слишком много слов на квадратный метр.

– Слушай, я понимаю, что ты беспокоишься, но сейчас ты уже все равно ничего не изменишь. Он там, ты – тут. Может просто поделишься хотя бы со мной что, да как? Или ты и дальше намерен держать все в строжайшем секрете?

– Нет. Я не держал ничего в секрете, – Кайл покачал головой. – Просто, знаешь... Я... я чувствую себя виноватым и очень сомневаюсь, что у Келли есть хоть одна причина пересмотреть мое поведение. Думаю, меня не спасет ни один адвокат, а учитывая, что Фокс не адвокат вовсе...

– Боишься, он настроит Мышку против тебя?

– Нет. Нет! Вовсе нет... Фокс этого не сделает, он же...

– Да, Кайл, он же омега, которого ты лишил любимой работы, – Майкл ухмыльнулся.

– Поддержал, спасибо, – Кайл с иронией посмотрел на друга. – Черт, да, я боюсь, что он ляпнет чего-нибудь... Чего-нибудь такое, после чего Кэлл окончательно занесет меня в черный список.

– С чего такие нервы из-за омеги? Да перед тобой любой ноги раздвинет, а ты из-за Келли беспокоишься. И да, если он тебя ещё не занес в черный список, друг мой, у него точно с головой проблемы.

– Это у нас с тобой с головой проблемы, Майк, – Кайл невесело улыбается. Пора привыкнуть, что ошибки осознаются спустя энное количество времени после их совершения.

– Фокс не такой. Он не подлый, не ударит в спину. Если бы он не понял, что ты действительно хочешь что-то изменить в лучшую сторону, не согласился бы помочь. А если бы согласился, то сразу бы сказал, что тебе ничего не светит, и он делает это, только чтобы вправить мозги Мышке.

– Вообще-то он мне так и сказал, цитирую: "На твои муки совести мне плевать. Ты натворил – тебе с этим и жить. Мне просто жаль, что из-за тебя мучается Келли. Он этого не заслужил. Ты хоть знаешь, каково жить с отцом старых правил и традиций? Впрочем, они на вашей стороне и для альфы старые традиции – бальзам на душу".

– Что, прям так и сказал?

– Да, Майк, так и сказал. Он считает меня не просто моральным уродом. Да я себя и сам уже считаю далеко не просто моральным уродом.

– Слишком много соплей, Кайл. Такой ты - слишком странный и такому тебе хочется дать в морду.

– Благодарю, друг, – Кайл посмотрел на друга взглядом из рода «еще одно слово и в морду дадут тебе».

– Ты ни одну омегу доводил до истерики. Что сейчас изменилось?
– Все. Хотя бы то, что сейчас это была не просто истерика.

– Твой папа тебя отмазал бы.

– Слушай, я не понимаю, что мы сейчас обсуждаем! – возмутился Кайл. – Ты, вроде как, хороший полицейский. Плохой сидит в библиотеке и пролистывает очередной томик По.

– Чего ты от меня хочешь? – Майк с искренним удивлением и непониманием остановился и уставился на Ханта.

– Не знаю, Майк! – резко ответил Кайл, но потом, опомнившись, что все же, добавил. – Прости, правда, не знаю. Просто то ты говоришь, что Фокс поможет, то говоришь, что это и не нужно было вовсе, – растерянно откинув волосы пятерней назад, Кайл посмотрел по сторонам. Он и не заметил, как они дошли до общежития. – Если пару минут потерпишь я, возможно, смогу тебе рассказать то, что ты так жаждал услышать.

– Прекрасно. Наконец-то хоть какая-то конкретика, Кайл.

Хант открыл дверь в комнату. Все как он и оставил, сорвавшись с утра. Занавески задернуты, кровать не заправлена.

Небрежным жестом закинув, чуть сползшее на пол одеяло, обратно на кровать, Кайл подошел к окну и распахнул занавески.

– Наш чистоплюй так жаждал сослать Мышку, что даже не позаботился о порядке в своей обители? - Майк окинул взглядом некоторый беспорядок в комнате Ханта. Они давно были знакомы и этого времени было достаточно, чтобы Майкл запомнил: Кай любит порядок. Он не выстраивает книги на полке в четкой системе и последовательности, а ещё он не вешает костюмы согласно цветовому спектру, но Кайл довольно аккуратный для парня, в доме которого полно прислуги.

– Молчал бы, – отмахнулся Кайл и плюхнулся на кровать. Майкл выдвинул на середину комнаты стул на колесиках и уселся напротив Кайла. – Ну, рассказывай, путешественник. Сколько раз ты сосал Фоксу, чтобы он тебе помог.

– Прогуляйся на хер, - с безразличием отозвался Кайл. - Ты не представляешь, чего мне стоила эта поездка. Во-первых, я едва отпросился с уроков позавчера. Во-вторых, мне адовых усилий стоило найти сначала адрес Шеннона, а потом его чертов загородный дом. На карте нет половины развилок.

– Знаешь, есть такая штука... называется навигатор...

– Он сдох, - Кайл снова откинул челку со лба.

– Именно тогда, когда тебе понадобилось куда-то съездить? Ты Райану что-нибудь говорил?

– Майк, не пори чушь, я сам лично утопил свой агрегат. Случайно вышло. Уймись. Рай принципиальный и упертый, но не до такой степени.

URL
2014-01-26 в 23:33 

Improba Dea
irrepressible;
– Ладно, забей на Смита. Меня больше интересует наша Мышка.

– Знаешь, все было очень... странно. Первый вопрос, который мне задал Шеннон меня буквально вогнал в ступор, – Кайл замолчал. Этот момент всплыл в голове так, будто бы происходил с ним в эту самую минуту. Полный эффект присутствия. Наверное от этого рассказ полился так живо.

***


"– Ну наконец-то. Мать твою, надо же было забраться в такие дебри, а! Любители природы! - недовольно фыркнул альфа, выходя из машины и слишком сильно хлопнув дверцей от раздражения.

– Алан, ты забыл что-то? – дверь в дом открылась и на пороге показалась стройная и миниатюрная фигура, закутанная в теплый ярко-оранжевый плед. Оба замерли и хозяин и незваный гость. Повисла неловкая тишина. Кайл специально не раз репетировал приветственную, так сказать, вступительную речь, но слова, как в классической американской мелодраме, растворились, оставляя место лишь междометиям.

– Привет, Шен, – неуверенно выдавил из себя, наконец, Кайл. – Мне бы поговорить.

Парень уже ожидал, что Шеннон покажет чудеса красноречия и пошлет его куда подальше, но бывший учитель лишь сделал шаг в сторону и с каменным лицом произнес.

– Ну, проходи. Полагаю, ты не историю подтянуть желаешь...

– Нет, не историю. Психологию скорее, - ответил Кайл, не задумываясь.

Войдя в дом, Кайл удивился, насколько изолированная постройка может быть уютной и комфортной. Тут, кажется, все, как говорится «под рукой».

– Чудный домик, - выдавил из себя альфа, не зная, что ещё может сказать.

– Если не знаешь, что сказать, Хант, начни с извинений.

– Да, верно, – парень закусил губу. Не то чтобы он не ожидал таких требований – Шеннон за словом в карман не полезет, но сколько бы он не думал, как извиниться за его поступок, он ничего не придумал. Снова повисло молчание.

– Ей-Богу, как на уроке, Хант. Мне из тебя каждое слово вытягивать? Ладно, забыли, будем считать, ты извинился. Дальше что?

– Это... – Кайл все ещё не понимал, как себя вести. До него никак не могло дойти - то ли Фокс издевался, то ли он был раздражен, - это касается Келли.

– Да ты что?! – вполне натурально удивился историк, театрально разводя руками. Кайл от неожиданности вскинул голову и посмотрел на омегу и по его взгляду тут же понял, что тот ни разу не издевается. Шеннону не весело. На его лице скорее раздраженное беспокойство. - А то я не догадался! – ещё мгновение тишины и Фокс вернулся к привычному бесстрастному тону. – Так что у Вас там стряслось?

– Шен, только пообещай мне кое-что?

– Это ты приехал за помощью, так с какого я тебе, что-то должен обещать? - Фокс был непривычно суров. По спине пробежал холодок и у Кайла мыслей хватило лишь порадоваться, что мужа Шеннона нет дома.

– Просто пообещай, что не придушишь меня.

– Кайл, – Шеннон резко называл Кайла и его компанию по именам только когда напрягался или серьезно на них злился. Впрочем не только на них. На альф в принципе. Это было не хорошо. Хант уже прекрасно понимал, что его, скорее всего, и, правда, придушат в состоянии аффекта. – Меня очень напрягает твоя манера разговаривать в целом, но твоя привычка начинать издалека, тем более в подобном контексте... она меня просто бесит. Выкладывай. Хватит кота за яйца тянуть.

Такая фраза из уст вежливого и мягкого Шеннона вызвала бы смех, будь они в другой ситуации. Кайл замялся. Он уставился на портрет женщины на стене. Жутко хотелось перевести тему: спросить кто это, как Шеннон поживает, не скучает ли по работе. Господи, Кайл был готов говорить о чем угодно, лишь бы не признаваться в том, что они трое сделали с Келли.

– Хант! – историк так резко и громко выкрикнул имя бывшего ученика, что альфа, который, в общем-то, выглядит внушительнее, вздрогнул и машинально вжал голову в плечи. Без спроса усевшись в кресло, Кайл отвел взгляд от историка и, выдохнув, едва слышно произнес.

– Он пытался покончить с собой.

– Что, прости, я не расслышал? – Кайл отчетливо услышал, как голос человека, уверенного в себе и успешного (не считая последнего конфликта интересов) дрогнул. Шеннон мгновенно побледнел. Он выглядел настолько испуганно, что Кайл в какой-то момент стал за него переживать больше, чем за себя.

– Он пытался покончить с собой. Поднялся на крышу, хотел прыгнуть. Пришлось вкатить ему лошадиную дозу успокоительного, - Кайл машинально, от нервов, стал выдавать подробности, стараясь не смотреть на Фокса. - Это... это случайно получилось. Он вошел в класс, у него был последний день и... мне голову снесло. Не знаю, как так случилось. Я контролирую себя, а тогда будто впервые течную омегу почувствовал... Шен, помоги, я не знаю, что делать. Он сидит заперевшись в комнате, не выходит никуда... Он как вошел, мне дыхание перехватило. До урока ещё минут пятнадцать-двадцать было. Мы повалили его на парту... и тут народ вошел. Он шмотки натянул и сбежал... Я не знаю, почему так вышло. Я переживаю за него. Он не ест почти, сидит в комнате, – рассказ не представлял собой никакой литературной ценности, но даже этого сумбурного повествования хватило, чтобы вывести непробиваемого, закаленного жизнью Шеннона из себя.

– Дрянь, ты хоть понимаешь, что ты сделал?! - сквозь зубы процедил историк, подойдя к Кайлу. Он схватил парня за волосы на затылке и запрокинул голову парня. Слишком абсурдная сцена, слишком. Шеннон никогда не позволял себе так сходить с ума, Кайл не позволял себе такое терпеть. Будь ситуация стандартной, Шеннон бы остановился на парочке колких двояких подколов, а Кайл бы вновь указал учителю на его положение и пол. Но сейчас ситуация выходила за всякие рамки. Она стала не просто объемной и проблемой, но с каждой минутой все больше и больше заполняла пространство и грозила новыми вспышками неконтролируемой агрессии со стороны Фокса. И Кайл был готов принять что угодно, лишь бы Шеннон протянул руку помощи.

URL
2014-01-26 в 23:45 

Improba Dea
irrepressible;
– Да, я понимаю... Я поэтому и пришел... Мне помощь нужна, очень, это случай...

Договорить не представилось возможным. Дальнейшего развития сюжета никто не планировал и даже представить не мог. Фокс наотмашь ударил Кайла по лицу. Место удара тут же покраснело. Несколько секунд парень растерянно смотрел на бывшего учителя, а потом лишь виновато отвел взгляд.Кто бы мог подумать, что у Фокса такая тяжелая рука?

– Произнеси ещё раз это слово на букву «с», и я тебе твой член в твою же дырку засуну.

– Шеннон, слушай, - Кайл сейчас походил больше на напуганного щенка, но никак не на альфу.

– Нет, это ты послушай, кобель! Ты ему жизнь сломал, про психику я вообще молчу! Ты уничтожил его гордость, разбил его принципы, растоптал его личность и наплевал на его мечты. Будь ты хоть капельку умнее, будь ты на атом сообразительнее!.. Да Келли бы сам был рад с тобой рядом быть. А ты, тварь... самец нашелся! Решил все силой? Силой, да, решил. Дорешался, малец. Да ты ничто, Хант. Ты место пустое. Без мозгов, без смекалки. Я не знаю, до какой степени надо быть идиотом, до какой степени надо быть шизофреником, чтобы так поступить с беззащитным ребенком. Кто у тебя есть, а Кайл? Папочка адвокат, богатей, друзья из твоей же лиги, толпы поклонников омежек-шлюх, а ты решил разбить его на кусочки. Ты ему душу вскрыл, упырок ты недоделанный. От него родители избавились, а ты ему тут такой порно-триллер устроил!.. – неожиданно Шеннон успокоился и шепотом произнес, – ты не задумывался, что он чувствует? Ты не ставил себя на его место? Без друзей, без родных, без дела, которое ему в школе могло бы быть по душе. Он попал в мир, где был совершенно чужой. И вместо протянутой руки он получает унижение, боль, насмешки, издевки, побои.

– Шеннон... Я...

– Заткнись, поганец. Я ещё не закончил. Зачем ты тут?

– Я хочу, чтобы ты помог.

– Чем я тебе могу помочь? Хотя постой, с какой радости тебе-то помогать? А Келли я попросту не могу помочь. Я даже не психолог. Тот базовый курс, что был мной прослушан в школе даже близко не стоит с проблемой, которую ты так замечательно натрахал, дебила кусок.

– Шеннон, пожалуйста. Ты же его друг.

– Я лишь бывший учитель, который просто отнесся к нему с пониманием и сделал то, что должны были сделать одноклассники: пытался помочь ему начать сначала с новыми людьми, новыми интересами и новыми возможностями. Но вы не только не помогли ему сами, не дали мне ему помочь, но ещё и вытерли об него ноги. Друзьями ему должны быть вы! Вы - его ровесники, одноклассники, чертовы ученики-альфы и омеги. Я может и хочу быть его другом, но хочет ли он этого. Ты хоть раз пытался понять, о чем мальчик думает, чего хочет?

– Но ты же за него переживаешь.

– Переживания не достаточно, – Шеннон устало закрыл глаза и упал на диван напротив Кайла. – Господи, ну о чем же ты думал? Ну хорошо, отмажут тебя от срока, отмажут от штрафа и всего-всего, ну а Келли то что делать? Кайл, о чем ты думал?
Уставший, слегка осипший от крика голос учителя эхом отдавался в голове Кайла. А ведь и правда: о чем он думал?

– Я не знаю. Я не думал. Келли... Он... он просто свел меня с ума, – чистосердечное или издевка в сторону Келли в качестве самозащиты.

– А ты не пробовал не брать, а предлагать? Ты хотя бы пытался к нему по-хорошему, Кайл? Пытался? Скажи что да, соври. А я сделаю вид, что поверил и скажу, что, может, ты и не потерян для общества, - Кайл поднял виноватый взгляд на историка. Омега сразу понял Келли до происшествия на крыше. Такой же уставший и с безразличными глазами. Кайл мгновенно почувствовал укор совести. Будто бы какой-то нерв задели, словно струну, и она жалостливо дребезжит.

– Нет. Я не думал, я не пытался. Я просто понял, что до сумасшествия его хочу, не важно как, где... Просто он не такой как...

– Так какого же черта ты, видя, что он особенный, пусть и только для тебя, полез к нему, как к остальным? Что вы с ним сделали после моего отъезда.

– Шен... я не думаю, что ты действительно хочешь знать, - омега съехал по дивану, в полулежачую позу.

– Ну какие же вы все идиоты... Какой же ты жестокий. Откуда в тебе столько этого? Я не знаю, что делать, Кайл. Мое единственное предложение показать его специалисту.

– Он отказался. Наорал на меня и сказал, что если я хочу, чтобы он сел на колеса или какую-нибудь дурь, то я сам вколю ему первую дозу.

– Кайл, сколько тебе лет?

– Что?

– Ты слышал, - Шеннон потер виски, поднялся и подошел к бару. Достав от туда бутылку он сделал пару больших глотков. Судя по виду, это был виски.

– Семнадцать.

URL
2014-01-27 в 00:04 

Improba Dea
irrepressible;
– Я понимаю, что ты тоже ребенок, Кайл. Пожалуй, я даже могу понять, что ты ещё не привык, в полной мере, отвечать за свои поступки, а с твоим отцом ты вообще вряд ли, когда-нибудь, научишься это делать, но как тебе в голову могло такое прийти? Как ты... Господи, я даже представить не могу, чтобы один подросток так измывался, так донимал другого. Да, ты альфа, но это не дает тебе право вытирать ноги о других. Впрочем все то, что я сказал тебе за это время, даже на одну сотую не приближено к тому, чего ты заслуживаешь.

– Да знаю я! – Кайл резко встал с кресла и в пару шагов преодолел расстояние до историка. – Шеннон, хочешь я на колени встану, только помоги. Сделай хоть что-нибудь. Я не знаю, что делать. Я хочу ему помочь, хочу извиниться, но я понятия не имею, с какой стороны подступиться к нему.

Кажется, какое-то из слов Кайла снова стало спусковым крючком. Шеннон снова начинал злиться. Даже то малое количество времени, что этот мальчик провел рядом с ним, привязало Шеннона к Келли намертво. Они были слишком похожи. Пожалуй, особенно теперь. Мало кто прошел через такое же количество унижения и боли.

– Скажи, вот чего ты теперь от него ждешь? Прощения? Снисхождения? Я бы не простил. Я бы вообще всеми средствами постарался бы тебя засадить и, если бы было необходимо, нанял бы твоего отца себе в адвокаты. Он ведь лучший, а, Хант? Ты хоть представляешь, что сделал с мальчиком? Да, Кайл, он ребенок. Но и ты, кстати тоже. Как тебе вообще такое в голову пришло? Откуда в тебе, подростке, столько жестокости? Понял бы, если бы семья была неблагополучная. Отец – педофил, мать – пьяница, тетя – наркоман, дядя – убийца. Но у тебя-то что не так? Отец зарабатывает много? Золотой слиток упал на голову? Помешательство? Ты любого получить можешь, но решил издеваться над единственным, кому был интересен, как личность, а не как сгусток кредитных карт. А впрочем, какая теперь разница? Если он тебя простит или, хотя бы, попытается предпринять попытки, я вас обоих отправлю на лечение.

– Шеннон, слушай, не ори. Ну сглупил...

– Сглупил? Сглупить, Хант, означает к сыру выбрать красное вино! А то, что ты сделал называется насилием и карается законом. Ты хотя бы думал, как он с этим жить дальше будет – униженный морально и физически? Ты бы как жил? А, впрочем, что я спрашиваю. Будь ты способен мыслить, не сделал бы такое или хотя бы не довел до крайности. Что ты пытался сделать? Доказать, что сильный? Доказать, что имеешь власть? Доказать свою безнаказанность? Доказать, что альфа?! Ну-ка, давай-ка, просвети меня, а то я, смотрю, отстаю от жизни, в ногу со временем не иду! Давай, жду!

– Шеннон, я же извинился...

– Извинился? Ты ему сказал то же, что и мне? "Прости"? Ты думаешь, этого достаточно? Стой, погоди, ты вообще думаешь? В твоей жизнедеятельности присутствует процесс, хотя бы отдаленно напоминающий это явление – "мыслить"?

– Ты наорался? Я за помощью пришел. Так ты поможешь?

– На твои муки совести мне плевать. Ты натворил – тебе с этим и жить. Мне просто жаль, что из-за тебя мучается Келли. Он этого не заслужил. Ты хоть знаешь, каково жить с отцом старых правил и традиций? Впрочем, они на вашей стороне и для альфы старые традиции – бальзам на душу. Я только ради него стараюсь. Только ради Келли. Но учти – хоть один взгляд твой мне не понравится и, клянусь Богом, я тебя сдам полиции. Ты несовершеннолетний, твой папочка адвокат... Но я на уши всех подниму, Богом клянусь.

– Делай, что хочешь, просто помоги его вытащить.

– Кайл, ответь честно: чего ты хотел? Я... Я не слишком хорошо знаю тебя, твоих друзей, но неужели это просто ради секса? Ты же можешь снять любую, самую элитную потаскушку с самой шикарной задницей, так зачем тебе мальчишка, который ничего не умеет, всего боится?

– Я... Я не знаю.

– Ответь мне!

– Как я отвечу, если не знаю?! Меня просто к нему потянуло. Сначала просто было забавно его зажимать. Он вел себя как недотрога. Я решил, что он просто набивает себе цену, выделывается. Все ждал, когда он перестанет ломать комедию. А потом крышу снесло. Понял, что его хочу. Хочу получить его и только. Меня взбесило, что из всех, кого я бы мог получить, как ты выражаешься, меня заинтересовал единственный, кто был слишком горд, кто был слишком чист, кому я был безразличен, – казалось, на ответ альфы ушли все силы. Он без сил снова упал в кресло и уставился в пол.

– И ты решил взять, потому что мог? – неожиданно истерический тон Шеннона сменился, каким-то слишком тихим, уставшим и сочувствующим что ли.

– Я... я не знаю. Может, я решил, что, надавив, получу желаемое.

– А ты не подумал, что то, что не прогибается просто ломается под давлением? – Шеннон с осуждением смотрел на брюнета перед собой

– Я не хотел заходить так далеко. Не думал, что так выйдет, это случайность.

– Ты безответственный, избалованный, эгоистичный ребенок, Хант! Научись отвечать за свои поступки! Заставить бы тебя самого разгребать то дерьмо, что ты натворил, да боюсь, Келли просто с этим не справится с твоей-то "поддержкой". Услышь меня, Кайл, и запомни хорошенько: я делаю это не для тебя. Ты этого не заслуживаешь! Такие ублюдки, как ты, вообще не заслуживают по земле ходить!"

- Вот, значит, как... - Майкл задумчиво закусил губу, - ну и аттракцион у тебя был.

- Я заслужил. Он прав. Я не думал и не считался с Келли. Даже не пытался понять причину своего влечения. Он прав целиком и полностью: я взял просто потому, что это было проще, просто потому, что мог. У меня, наверное, и правда нет ни мозгов, ни чувств.

- И что теперь?

- Я не знаю, Майк - Кайл откидывается на кровать, он растерянно смотрит в потолок, будто ожидая, что на нем, как на табло появится ответ.

- Как бы я хотел вернуть все назад.

- Ты бы попытался его привлечь?

- Нет. Просто не обратил бы на него внимания. Ему было бы так лучше.

- Ты попытаешься... исправить это?

- Я сделал ему очень больно. Шеннон прав. Я сделал куда хуже, чем просто больно и поступил куда подлее, чем просто унизил. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ему, хотя бы, хватило сил меня ненавидеть. Зато, кого-то ему хватит сил любить. Пусть так, но то, какой он сейчас... на него больно смотреть.

URL
2014-01-28 в 00:36 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, ммм, как же все-таки вкусно>_<
Умеете Вы порадовать изголодавшуюся душу)

2014-01-29 в 11:35 

vinip
Improba Dea, спасибо громадное !
Вот только на третий странице, задвоен текст , в самом конце..:(

2014-02-07 в 20:43 

Improba Dea
irrepressible;
vinip, вот это косячина с мое стороны.О_О Кусок главы потеряла. Каюсь. Спасибо, что сказали. Небось вообще логика потеряна казалась >.<<img class=" src="static.diary.ru/userdir/0/0/0/0/0000/10098045.g...">
Отредачила

URL
2014-02-08 в 02:11 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
действительно выпавшее звено...о_О
vinip, Респект за внимательность!
Improba Dea, И благодарность за дополнение)

2014-02-13 в 22:42 

vinip
:shy:Ждём продолжения :)) :flower:

2014-02-17 в 02:18 

МирХё
На каждую хитрую жопу найдется свой болт с резьбой.
Автор, а эти арты из какой-то манги? Очень мучает вопрос тт

2014-02-26 в 19:05 

Improba Dea
irrepressible;
МирХё, насколько я знаю нет. Вроде просто случайные арты.

URL
2014-04-13 в 21:33 

Improba Dea
irrepressible;
Келли сел в кресло и, наконец, расслабился, откинувшись на спинку. Шеннон, как раз притащил с кухни небольшую вазочку со сладостями и две кружки горячего чая.

– Как доехали? – он посмотрел на бывшего ученика, будто ожидая услышать от него чистосердечное признание жуткого содержания.

– Сносно. Хотя, я не знаю. Я проспал всю дорогу.

– Тем лучше. Кэлл, ничего не хочешь мне рассказать? - протягивая мальчику кружку с чаем, поинтересовался историк и снова повисла неловкая пауза.

– Эм-м... Нет. А что? – омега неуверенно отвел взгляд. Уж если и есть какая-то тема, которую он не хотел обсуждать, то это все, произошедшее в последнее время. Очевидно, Шеннон заметил, что Келли не слишком привлекательно выглядел, вот и заподозрил что-то.

– Кэлл, я думаю, нам есть о чем поговорить.

– Ну, да, наверное, - мальчишка все ещё надеялся, что ему удастся отмазаться от разговоров о прошедших неделях.

– И? - даже делая глоток из кружки, Фокс исподлобья смотрел на Тернера.

– Что «и»? – Келли последовал примеру мужчины. Чай был превосходным - то, что и требовалось после долгой поездки. После таблетки в горле пересохло.

– Келли, хватит ломать комедию. Хант мне все рассказал.

Мальчишка вздрогнул. Интересно, насколько «все» рассказал Хант? Наверняка приукрасил, чтобы выглядеть в лучшем свете? Определенно! Не сказал же он Фоксу вообще все?

– Мы немного повздорили. Знаешь... Он как всегда стал ко мне лезть, я...

– Келли! – Шеннон довольно резко его оборвал, а потом чуть мягче продолжил. - Кэлл, я все знаю. Кайл приехал ко мне с чистосердечным и попросил помощи. Я сказал, что помогать буду лишь тебе.

– В этом не было необходимости, - голос стал бесцветным и сухим. Щеки полыхнули от стыда. Единственный человек, который не считал Келли жалким ничтожеством, не способным себя защитить, все знает. Все. И сейчас это не просто короткое слово. Это звучало, как приговор. Иногда вот такие вот слова — короткие, произнесенные с особенной интонацией, становятся клеймом, становятся залогом общественного мнения, бичом. Шеннон знал все. Знал, как его унизили, знал, как над ним издевались, знал, как Келли не смог за себя постоять. То, что их было больше — не оправдание, Келли так не считал. То, что они альфы – тем более. – Я не хочу это обсуждать.

– Кэлл, я хочу тебе помочь. В тот раз я не посоветовал тебе ничего полезного, ты вправе злиться, но в этот раз я...

– Я не злюсь! Тем более на тебя! Я просто не хочу это обсуждать. Это в прошлом, – мальчишка отвернулся и уставился в окно, где накрапывал мелкий дождик. Погода испортилась, будто почувствовав настроение мальчика. Стало тошно. Не хотелось ничего объяснять, не хотелось вспоминать и говорить.

– Келли, – поставив на кофейный столик чашку с чаем, Шеннон встал и сел на подлокотник кресла, в котором сидел Тернер. Он приобнял мальчика за плечи, тот лишь вздрогнул и растерянно посмотрел на бывшего учителя. Кажется, Тернер не понимал, как себя теперь вести, – ты же знаешь, что можешь мне довериться. Я хочу помочь и готов тебя выслушать, чтобы это ни было: страхи или переживания. Я знаю, что тебе тяжело. Ты неплохо скрываешь свое состояние. Не знай я о... том, что мне рассказали, – было видно, что Шеннон старательно подбирал слова. Он не хотел задеть мальчишку или навести того на плохие мысли, учитывая состояние последнего, – я бы и не подумал, что у тебя что-то не так. Но Кэлл, пойми, отмалчивание ни к чему хорошему не приведет. Это как лить в кружку воду и не смотреть. Рано или поздно польется через край. Тебя это беспокоит, ты пытаешься отмахнуться от дурных мыслей, это нормально. Не хорошо, что ты пытаешься справиться со всем в одиночку.

– Шеннон, - мальчик опустил голову, – я просто не хочу это обсуждать. Мне неприятно. Не хочу вспоминать, говорить, возвращаться к этому. Мне не один день потребовался, чтобы заставить себя не думать об этом каждую минуту, – по голосу Келли было слышно, что он заводится. – Чего я боюсь? Я боюсь, что это повторится! Боюсь, что меня снова зажмут где-нибудь, а потом сделают местной достопримечательностью. Такое не забывается. Из-за чего переживаю? Что я теперь школьная шлюха, которую будут зажимать по углам до тех пор, пока эту чертову школу я не закончу. А моим предкам насрать на меня. А человек, который отымел меня физически и морально, заодно, теперь бесит меня переизбытком жалости. Ты бы видел как он на меня смотрит! Меня бесит то, что донимает меня тупыми вопросами! Меня бесит, что он каждый раз подходя ко мне, начинает старательно и методично подбирать максимально нейтральные слова! Меня бесит, что он пытается говорить о чертовой погоде, о мерзкой осенней сырости, а потом издалека начинает подводить к осточертевшему вопросу «как я себя чувствую»! – омега вскочил с кресла и встал напротив Шеннона. Келли не помнил, когда последний раз так злился. Кажется все нервы, вся злость, раздражение, копившиеся столько времени, выплеснулись сейчас. – Как я, мать вашу, могу себя чувствовать?! Меня бесит, что на меня пялятся, что за моей спиной шепчутся и мне пытаются улыбаться! Меня бесит все это лицемерие вокруг! Почему он все насильно делает?!

На глазах навернулись слезы, и мальчишка тут же замолчал, поспешив отвернуться.

– Келли, он переживает, – Шеннон подошел к мальчику сзади и взял того за руку.

– Переживать надо было раньше! – резко ответил Тернер и, грубо сбросив руку Фокса, обхватил себя за плечи.

Фокс сделал пару шагов к Келли, надеясь не выбить мальчика из колеи ещё больше. Он не хотел, чтобы так все обернулось. Не хотел доводить Келли до слез. Шеннон понимал, что едва ли юноша согласится говорить на эту тему. Впрочем, оставалась надежда, что, возможно, он сам начнет. Но Тернер не начал. Наверное, для омеги вроде Келли это было что-то большее, чем просто неприязнь. Келли не считал себя омегой, не хотел признавать свои маленькие слабости, даже те, которые природа, по умолчанию, ему приписала. Келли Тернер не хотел быть омегой. Это было низко. Он был слишком упертым, чтобы признать, что вожделение… Он, как Кайл - не привык проигрывать. В этом они были похожи. Только Хант не привык проигрывать вообще, а Келли был в куда более странном положении: ему приходилось бороться с собой. Фокс видел, как Келли сейчас себя вел. Наверное то, что уже и Фокс знал, то, что они говорят об этом вслух, окончательно подтверждало поражение.

URL
2014-04-13 в 21:33 

Improba Dea
irrepressible;
Тихий всхлип Келли вернул Фокса из его мыслей. Он положил руку на плечо Тернеру и тихо, насколько это возможно, чтобы его слышали, попросил.

- Расскажи хотя бы, что у тебя на уме. Я хочу… просто я волнуюсь и хочу быть уверен…

- Что я не думаю снова предпринять попытку самоубийства? – омежка резко развернулся лицом к Фоксу. Было видно, что это слово, хоть и было самым подходящим, Келли это знал, далось мальчику не без труда. - Нет, я не планирую кончать с жизнью.

- Я просто хочу быть уверен, что ты справишься. Я не сомневаюсь в тебе, Келли, просто твой голос будет подтверждением этого. Я ведь понимаю, что это куда больше, чем простые школьные издевки. Это перешло границу.

- Зачем ты это говоришь?

- Я пытаюсь тебя поддержать. Пытаюсь достучаться до тебя. Я тебя не осуждаю, никто не осуждает. Плохо выходит? – Шеннон криво усмехнулся. - Я не лучший советчик, Кэлл. Когда Хант рассказал, я сначала не поверил, потом был зол, а сейчас в растерянности. Я хочу тебе помочь, но вижу, что ты не слишком жаждешь принимать помощь. Ты упертый, гордый, сильный. Сильнее, чем кто-либо думает. Даже после всего, ты стараешься вести себя так, будто бы ничего не произошло. Я даже представить не могу, каких усилий тебе это стоит. И люди лгут, если говорят, что понимают.

- Никаких… - мальчишка растерянно цеплялся взглядом за мелкие детали интерьера гостиной, порой, даже не понимая, на что смотрит, просто смотрит, не моргая, не пытаясь разобраться и понять. В голове был ураган мыслей. Келли машинально начал теребить низ футболки. Тут и самому невнимательному человеку стало бы ясно, что мальчишка нервничал. Будто бы, это он сам сделал что-то очень плохое, непоправимое.

- Что? – Шеннон опустил взгляд на руки мальчика, замечая нервозность в его движениях. Натянут, как струна – вот-вот порвется. Только струны можно заменить, а человеческие нервы и душу – нет.

- Это не стоит мне никаких усилий, Шен. Это просто густое и липкое безразличие. Считай меня кем хочешь, но сейчас мне уже все равно, даже сделай они это снова, - Тернер судорожно втянул воздух. - Я устал. Устал сопротивляться, бороться, притворяться. Я не знаю… это странное состояние постоянного физического напряжения и изнеможения. Глаза то слезятся, то сохнут, - словно бы ветер в лицо. Тело, то испытывает жуткую слабость, то я не могу успокоиться и мечусь из угла в угол, не находя себе места. Справиться с этим выше моих сил.

- Это нервное напряжение. Сколько ты спишь? – Шеннон с беспокойством в глазах посмотрел на мальчишку. Они совсем недавно знакомы, но почему-то Фокс слишком за него переживал. Когда историк вернулся домой после увольнения, он довольно долго не находил себе места. Все расспросы супруга приводили к одному ответу: "Все нормально, Алан, правда. Мне просто непривычно бездельничать дома". Но вскоре Шеннон просто не мог больше сдерживать свои переживания. Он рассказал, насколько переживал за мальчишку, одного из тысячи в той школе. Они были слишком похожи. За них обоих выбирал кто-то, помимо них самих.

- Мало, - Келли лишь отвел глаза. Перед ним был человек гораздо старше, перед ним человек, который был чем-то средним между опекуном и другом. Тот, кто хотел помочь, кто переживал и кому можно было доверять, кто не позвал бы мозгоправа со словами: "так будет лучше". Почему-то перед Шенноном становилось стыдно за свое поведение, будто Келли нарочно себя изводил.

- Насколько мало?

- Гораздо меньше нормы, Шеннон. Если я озвучу, ты начнешь орать. Мне и так стыдно, не хочу, чтобы ты ещё и отчитывать меня начал, - мальчишка попытался выдавить из себя улыбку, словно надеясь, что так он сможет отвести Фокса от темы. Хотя куда уж там. Шеннон слишком сильно за него переживал. Это делало его упертым. Это раздражало и это не давало вздохнуть полной грудью. Хотя, быть может, даст, но немного позже. Тернер не был один: был кто-то, кому он дорог, для кого не просто очередное имя, очередная фигура на страницах прожитых дней.

- Бессонница? – Шеннон, кажется, уже понимал, что если сам Келли не заговорит, то дальше будет только истерика, которую остановить едва ли получится. Пожалуй, уйти хоть ненадолго от неприятной для мальчишки темы было неплохим решением.

- Нет. Я просто издеваюсь над собой, - честный ответ, хотя немного наглый и, пожалуй, с оттенком издевки, но не в отношении Шеннона. Этот человек слишком много делал для, едва знакомого, и, уже успевшего стать бывшим, ученика.

- Зачем?

- Страшно. Я не знаю, что я увижу во сне, но знаю, чего видеть, определенно, не хочу.

URL
2014-04-13 в 21:34 

Improba Dea
irrepressible;
- Расскажи мне, о чем думаешь. Все. Тебе нечего бояться. Все останется только между нами. Тебе станет легче. Мысли тяжелее слов и воспоминаний о них, - учитель невольно поморщился, вспоминая, как было ему: ни поговорить, ни поделиться. Он все держал в себе, а это дополнительное напряжение, дополнительные издевательства над собой. Будто бы без этого жизнь не была трудна.

- Я не вижу ничего хорошего в том, что кто-то будет обременен моими проблемами.

- Сейчас я обеспокоен куда больше, чем если бы знал все из твоих уст.

- Моя история не будет лучше истории Кайла, - мальчишка невесело усмехнулся, - у меня склонность драматизировать.

- Думаю, я сумею вычесть некоторые переменные, - Шеннон в тон Келли немного грустно улыбнулся. Кажется, это дало ощущение реальности, помогло воспринимать происходящее чуточку иначе. Теперь можно было поверить: Кэлл снова в безопасности, он не на вражеской территории. Все что здесь, здесь и останется.

Омега, наконец, повернулся к историку и спрятал лицо у того на плече. Мальчик немного дрожал, и Фокс сразу же обнял его, и успокаивающе погладил по волосам.

- Никто не смеет тебя осуждать. Мало кто справился бы так, как ты. Ты достоин уважения.

- Это просто слова, Фокс. Пафосные и твои. Альфы так не думают.

- Кайл?

- На него мне плевать. Он перестал быть моей проблемой, как только обременился чувством вины. Меня раздражают взгляды остальных. Учеников, учителей, альф, омег, бет. Брикман эту историю замял. Посвящены единицы… Должны были быть единицы, по крайней мере, - голос постепенно становился ровнее, дыхание спокойнее, а сам омежка, наконец, перестал дрожать. - Но самое секретное всегда выплывет наружу. Я теперь какое-то экзотическое животное. Не только белая ворона, отказавшая самому главному самцу, но ещё и рисующая из себя жертву.

- Я не верю, что ты строишь из себя жертву.

- Кажется, так это и выглядит, - Келли снова всхлипнул, прикрыл глаза и в голове тут же всплыли картинки с ухмыляющимися одноклассниками, смотрящими сверху-вниз. Они ничего не знали, но это не мешало им строить из себя осведомленных. Эти взгляды нельзя было ни смыть, ни забыть… Они были похотливыми и презрительными одновременно.

- А чего ты добиваешься? – Шеннон в очередной раз провел ладонью по волосам мальчика и, взяв того за подбородок, осторожно приподнял его лицо и заглянул в глаза.

- Хочу, чтобы меня как раньше не замечали.

- А как же друзья, общение?

- Я привык к тому, что собеседники скупы на слова, а моя реакция на все их отталкивает. Я социофоб.

- О, нет-нет, даже моих скудных познаний в психотерапии хватает, чтобы сказать тебе, что у тебя нет расстройства личности. Ты просто не нашел свою аудиторию.

- Томас считает меня именно психом.

- Томас?

- Мой отчим, - Келли, наконец, отстранился и небрежно убирал челку со лба, но пряди тут же упали обратно. Недостаточно длинные, чтобы быть убранными, недостаточно короткие, чтобы не мешаться.

- Он врач? Психолог?

- Будь он врачом, все бы сами оперировались и лечились подножными средствами. Нет, он не имеет никакого отношения ни к медицине, ни к чему-то ещё из этого рода. Просто он считает, что тонко намекнув мне, что я псих, он меня заденет. Мне же проще свыкнуться с этой мыслью.

- Ты ему много позволяешь.

- Он альфа.

- Он старше. Должен быть умнее и лояльнее. Должен быть терпимее и сдержаннее. Да и тактичнее, в конце-то концов. Он же отец, - Шеннон пожал плечами, как бы говоря, что причин масса, которыми можно было охарактеризовать неправоту отчима Келли. Но омега понимал, насколько это «должен» призрачно. Да, у омег давно были права, они давно были полноправными членами общества, но лишь на бумаге. По факту все было иначе. Все зависело от везения конкретного омеги: нашел он себе хорошего спутника жизни или спутника нашел родитель альфа под стать себе. Если Келли не возьмет сейчас все в свои руки, его может ожидать именно второй вариант. Да, Шеннону повезло, но найдется ли счастливая звездочка для Тернера?

- Отчим! – снова резко отрезал Келли, но опомнившись, виновато посмотрел в лицо бывшего учителя. - Прости.

- Все в норме, я понимаю. Теперь ты готов со мной поговорить?

- Говорить особо не о чем. Суть истории уже изложена.

- Мне плевать на суть. Единственное, что меня заботит - ты и твое состояние. Может, мы попробуем еще раз? Ты начнешь, а потом, что выйдет…

- Ты невыносим. Правда, дотошный.

- Я просто беспокоюсь.

- Беспокоиться можно и не так назойливо, - Келли недовольно скривился, а потом неловко улыбнулся. - Спасибо, Шен.

- Не за что пока, - учитель машинально потрепал омегу по волосам.

- Есть. Ты рядом и уже этого достаточно. Возишься со мной. Правда, спасибо.

– Келли, я не знаю, какие слова говорят в подобной ситуации психологи, но вижу, что в психологе ты уж точно не нуждаешься. Ты говоришь, что не переносишь Кайла. Но что тебя больше раздражает: что это он издевался над тобой или то, что поняв, как больно тебе сделал, не знает как себя вести? Или, может, тебя раздражает то, что он не пытался найти к тебе другой подход, а смог лишь силой? Он альфа, Кэлл, это его не оправдывает, ни в коем случае, но он привык, что его дела и планы идут по намеченным им траекториям. Ты траекторию сбил, отказав ему. Хант тот ещё засранец. И его отец был таким же. Ему никто не отказывал, он не привык к отказам. А ещё он не привык признавать свои ошибки, извиняться за них. Никогда не делая этого, он просто не знает, как поступить в подобной ситуации, как себя вести. Так же как и ты не знаешь, что тебе делать сейчас. Кэлл, ты можешь мне доверять, чтобы ты не рассказал, останется в этой комнате.

– Шеннон, как же ты не понимаешь, – мальчик грустно улыбнулся, – не в недоверии дело, совсем не в нем. Мне очень неприятно говорить о происходящем. Не знаю, я, может, долго был идеалистом или наивным, может, просто слишком долгое время жил, закрывшись в своем личном мире, но я не думал, что люди... альфы, могут быть такими. Я не в розовом мире жил, слышал и о домашнем насилии, и об особо изобретательных альфах, но всегда думаешь, что самое плохое тебя не коснется. Почему-то каждый, ну, или многие, точно уверены, что они слишком невзрачны, чтобы стать героями ситуации, которую журналисты называют сенсацией. Твой город слишком маленький, чтобы привлечь террористов; живешь ты слишком бедно, чтобы привлечь грабителей; банки в твоем городе слишком погрязли в долгах, чтобы привлечь налетчиков.... И ты думаешь: все слишком скверно, чтобы быть еще хуже. И эти мысли тебя успокаивают. Но, когда ты становишься жертвой обстоятельств, все меняется. Мир меняется, видишь все иначе, совсем. И что делать не знаешь, как вести себя - тоже. Все твои идеалы рушатся. С самого раннего детства, как только осознал, что значит быть омегой, а что альфой, я смотрел на Алексиса и отца, моего родного отца и думал: моя семья будет такой же. Мы будем любить друг друга. Отец был идеалом, примером. Для меня не существовало другого альфы. Мой отец был добрым, понимающим, сопереживающим, чутким, и я думал, что они все такие. Когда появился Томас, я уже был достаточно взрослым, чтобы понять, что не все люди, как мой родной отец. Но и Томас не портил общего впечатления, не разбивал мечты о чутком и добром альфе рядом со мной, с которым я буду уверен в будущем: моем будущем, нашем будущем, будущем наших детей. А потом в моей жизни появляется эта троица, эта школа с концентрацией неуравновешенных самцов выше, чем плотность населения в Монако. Мне стало страшно. Я ненавижу внимание. Я... Я не знаю, мне не нравится, когда на меня направлены все взгляды. Мне проще в одиночку. Посидеть в тихом уголке, занимаясь своими делами. Я никого не трогаю, меня никто не трогает. Я не люблю когда пересекают мое личное пространство. После смерти отца, я не готов впустить кого бы то ни было в свой мир. Я не хочу снова потерять кого-то. Я знал, что на поводу инстинктов, альфы могут не контролировать себя, как и омеги, впрочем. Но я не думал, что люди могут быть настолько жестоки, слепы и глухи. Хотя, может и знал, но просто предпочитал не верить – ведь так спокойнее. Может, просто думал, что все обойдет меня стороной. Я думал, что Кайл просто набивает себе цену, унижая новенького, не знакомого со здешними правилами, омегу. Мне было странно видеть то, что происходило вокруг меня, я не знал, что делать. Я до последнего верил, что это развод, своеобразный прикол, закалка, обряд посвящения. Я понимал в душе, что это не приведет ни к чему хорошему. И в один прекрасный момент лопнуло их терпение. Иногда я жалею, что не позволил им того, чего они хотели. Может, это отбило бы их интерес?..

– Ты бы потом ненавидел себя, Кэлл, - однажды Шеннон посоветовал Келли для начала решить, чего он хочет. Омега решил. И теперь считал свое решение неверным. Убеждать в его правильности? Может, Шеннону тогда и правда стоило дать конкретный совет? Теперь уже и историк сомневался, что тогда, буквально вырвав из рук троицы запуганного омежку, поступил правильно. То есть, конечно, правильно, что он не позволил им совершить задуманного, но, может, для Тернера конкретные слова были бы куда более дельными? Может, он бы не принял мнение Шеннона авторитетным, но взвесил бы все и принял свое решение? А вдруг оно было бы иным от того, как поступил омега? Вдруг это принесло бы ему меньше мучений? Шеннон старше, он должен был направить Келли, но не сделал этого.

– Какая разница: днем раньше, днем позже. Сейчас я себя тоже ненавижу. Сделать я так ничего и не смог. Так смысл?

URL
2014-04-13 в 21:34 

Improba Dea
irrepressible;
– Знаешь, говорят судьба не ставит перед человеком непреодолимых преград.

– Ой, да брось! Ты веришь в эту высоко философскую чушь? Шеннон, ты взрослый человек, уж давай не ты будешь нести этот бред. Он сработает в слезливой мелодрамке. А это – реальная жизнь.

– То, что с тобой произошло, как раз походит больше на сценарий, Кэлл, чем на достойную жизнь. Что ты собираешься делать дальше?

– Понятия не имею. В один прекрасный момент, я понял, что мне все равно.

– Ты просто устал.

– Когда устают, Шеннон, идут спать. Когда устают - сон помогает. Мне – нет, - Келли открыл рот, будто хотел сказать еще что-то, но замолчал, низко опустив голову.

– Кэлл?.. – Шеннон выжидающе посмотрел на мальчика. – Что ты хочешь сказать?

– Ничего, забудь.

– Келли, прекрати. Чего ты добиваешься своим молчанием? Мне напоить тебя, чтобы разговорить.

– Я несовершеннолетний.

– Мы одни, нам никто не помешает. Да и не узнает никто, – Шеннон улыбнулся, стараясь расслабить мальчишку. Но тот остался серьезен, даже слишком.

– Звучит, как угроза.

– Да, Бог с тобой, Келли! – казалось, ответ был расценен как серьезные домыслы парнишки, а не ответная шутка. Наверное, настроение было слишком плохое, а на лице эмоции отражались слишком обнаженными.

– Прости, я так не думаю, не хотел тебя обидеть. Ты прав, я растерян и мне жутко не по себе. Я не знаю, какими словами это описать. Я не хотел ехать, потому что боялся находиться с Кайлом рядом. Я до дрожи в коленях боюсь этих троих. Иногда мне кажется, что они в людном месте на меня накинуться готовы и, уже не то, что трахнуть, а в куски порвать. Когда я сел в машину, я до жути нервничал. Готов был на ходу из машины выпрыгнуть. Что угодно, лишь бы не быть с этим ублюдком рядом. А знаешь, что самое мерзкое? Я ведь не испытываю к нему ненависти. Ничего не испытываю. Просто будто заставляю себя это чувствовать, просто потому, что должен ненавидеть его. Но при том, что конкретно к нему, я вообще ничего не чувствую, мне страшно.

– Ты уже не должен бояться. Он тебе ничего больше не сделает. Он напуган сейчас не меньше тебя.

– Поздновато.

– Он эксцентричен, самоуверен. Это не удивительно, что он до последнего считал себя правым. Он ведет себя в той манере, в какой был воспитан. Его отец был более сдержан, но после развода прививал Кайлу лишь желание быть первым, желание и способности к достижению целей любым путем. Он делал это для определенных целей. Кайл – наследник и дела отца ему придется перенять, но вот Хант-младший воспринял все буквально. Уж не знаю тонкостей, но...

– То, что ты рассказываешь - уже тонкости, – Келли с некоторым сомнением посмотрел на историка. – Откуда тебе это известно?

– Мне доводилось пересекаться с отцом Кайла, – уклончиво ответил омега.

– Конкретнее, – Келли, для своего разбитого состояния был слишком напорист. Может, Шеннон и рассчитывал на то, чтобы пробудить в подростке интерес хоть к чему-то и это и будет первым шагом возвращения его к реальной жизни?

– Ну-у... Как бы сказать...

– Как есть.

– Келли у меня за плечами нет криминала, связывающего меня с отцом Кайла, не смотри на меня так, пожалуйста, – Шеннон закатил глаза, а потом поморщился. – Просто я не люблю этого типа. Личная неприязнь.

- Значит, тебе можно вытягивать из меня всю гадость, а сам ты будешь молчать? – Келли с надеждой посмотрел на Шеннона. Это был реальный шанс уйти от темы. Он выложил достаточно, а слова историка его достаточно заставили задуматься. Теперь он точно вряд ли смог бы уснуть. Снова будет всю ночь смотреть в потолок и думать: что же будет дальше? Что делать дальше и какой ход сделать после того, который он планирует совершить.

Жизнь без ведома хозяина приняла форму шахмат. Хотя, все происходящее, походило на стратегию меньше всего, но теперь приходилось постоянно думать о том, какое эхо у какого звука получится в итоге. Омежка не хотел возвращаться в школу, но уже сейчас машинально об этом думал. Страх, преследовавший его, не давал даже попытаться расслабиться.

- Келли, - Шеннон улыбнулся, - ты, возможно, видишь в этом что-то действительно секретное. Но объяснение совсем тебе не понравится. Я думаю, даже разочарует. Его отец вел некоторое время дела с моим мужем, а я некоторое время общался с его мужем-омегой. Невыносимая семейка, я тебе скажу. Оба. Вот в их союзе и родился нерадивый сын. Это было предсказуемо, что их Кайл, независимо от того, кем он будет, сворачивал бы горы совсем не в хорошем смысле слова. Алан Ханта-старшего тоже недолюбливает, но его сфера деятельности обязала его.

- И правда, разочаровался. Я ждал экшена. А тут всего лишь заботы сливок общества, - омега немного успокоился и теперь уже не дрожал в тихой истерике, не желая говорить, лишь срываясь, то и дело выплескивая весь негатив, что накопился, порциями.

-Келли, прости, - довольно неожиданно заговорил Шеннон после, немного затянувшейся, паузы. В ответ последовал недоумевающий взгляд мальчика.

- За что? Ты нянчишься со мной, в школе постоянно нянчился, едва я появился. Тебе, пожалуй, единственному не за что извиняться, - лишь произнеся это Келли понял, насколько некрасиво это звучало. И правда – жертва, да и только, вернее, он не совсем это имел ввиду…

- Я виноват. Когда я должен был дать тебе совет, я лишь проконстатировал факт выбора. Мне казалось, ты должен был сделать его сам, я… я даже и не думал, что все так обернется.

- Тогда скажи честно, ты бы посоветовал мне лечь под Кайла добровольно? – теперь время замешательства пришло для Шеннона. Он несколько раз моргнул. Открыл, потом закрыл рот. Снова открыл, собираясь что-то сказать, потом вновь закрыл. - Черт, Келли, нет, конечно! Боже упаси.

URL
2014-04-13 в 21:42 

Improba Dea
irrepressible;
- Тогда ничего не было бы иначе. Да и то, что ты бы мне это не посоветовал, лишь подтверждает то, что я поступил верно. Твоей вины тут нет. А последствия есть у любого решения. У моего они такие. А у другого решения последствием бы была ненависть к себе. Задача без верного ответа.

Келли пожал плечами и, казалось, уже полностью успокоившись, отвернулся.

- Ты просишь все тебе рассказать. Я все рассказал. Не в той манере, наверное, в какой ты бы хотел услышать, но я правда не знаю, что осталось недосказанным. Задай вопрос. Теперь, я готов ответить, говорить. Ты был прав, я был немного не в себе. Мысли были очень тяжелыми. Думал, что раз сам себя терпеть не могу, то и ты будешь испытывать то же, когда узнаешь. Я сопротивлялся Кайлу, потому что не хотел быть шлюхой, не хотел быть слабым, не хотел быть похотливой омегой, которой все равно где, как, с кем…

Пожалуй, все и правда уже было на поверхности. Шеннон все слышал, все услышал. Он понимал переживания мальчишки, но за раздумьями о том, как ему помочь, не сложил то, что узнал, не понял, что это все. Этого казалось, было слишком мало, чтобы информация была полной. Но это не сухие данные. Это были эмоции Келли, его мысли. Он доверился Шеннону чуть больше, чем полностью.

- Я говорю, что мне все равно, что будет дальше, - Келли снова растерянно обвел комнату взглядом, казалось, мальчик снова был готов расплакаться. Он был готов признаться, - но мне страшно. Я лгу себе, что мне все равно, но мне страшно, Шен. Лгу, потому что так проще: просто закрыться. Я не знаю, что делать, Шеннон, даже не представляю. Я вижу Кайла каждый день. Он заходит в мою комнату, улыбается мне, осторожничает со словами, приносит завтрак, обед, ужин. Он пытается что-то изменить, но я не могу понять что. Я, правда, не ненавижу его, но боюсь, порой не понимаю из-за чего, но вспоминаю произошедшее. Я не знаю, как объяснить все это. Слова ускользают.

- Так вот в чем дело, - Шеннон прикрыл глаза. Он обдумывал услышанное. Значит, это не своеобразная депрессия. Страх лучше, чем ничего? Если бы действительно оказалось, что Келли и правда ничего не чувствует и не хочет - ситуация была бы хуже. - Хочешь, чтобы твое безразличие их оттолкнуло? Не разжигать в них интерес?

- Не знаю я, чего хочу! – Келли, словно капризный ребенок сполз на пол, привалившись спиной к креслу.

- Ладно идём. Поговорим наверху. Я уже подготовил тебе гостевую комнату. Там будет комфортнее. И не раскисай. Все обойдётся.

Пожалуй, Шеннон не был уверен в том, что все действительно обойдётся, но он искренне верил, что Келли сможет это пережить. А сам Шеннон сделает все, что от него будет зависть.

Он помог Келли подняться. Даже вернее будет сказать, поднял мальчика с пола и повёл наверх. Келли машинально оглядывался по сторонам. Его мало интересовала обстановка в доме. По крайней мере, сейчас. Он устал физически и ещё больше морально. Разговор, как оказалось, был не слишком продолжительным, но он очень утомил. Келли даже и не мог сказать, что его так разбило. Тернер даже и представить не мог, что когда-нибудь изольет свои мысли и чувства. Он решил для себя, что это лишь его проблема. Раз они не волновали родителей, то почему они должны волновать кого-то ещё, кто для Келли никто, для кого Тернер никто? Омега оказался отстранен от всего, он и так не был слишком открытым, а сейчас, словно вовсе стеной отгородился от мира. Его проблемы, его мысли, его переживания, только его и включать кого-то, пускать к себе в душу омега не был намерен, не был готов. Но переживать все в одиночку было тяжело. Шеннон помог. Снова ничего не делая, лишь говоря он смог помочь. Почему Келли важен для незнакомых людей, а родным на него плевать?

Вскоре Шеннон открыл перед ним дверь, пропуская в комнату.

- Чувствуй себя как дома, - Шеннон улыбнулся, - надеюсь, тебе будет тут удобно.

Келли неуверенно прошёл в комнату и, как-то слишком осторожно, сел на край кровати. Комната была небольшая, но светлая и с такой же уютной атмосферой, как и весь дом. В таком месте действительно приятно и спокойно находиться. Может, получится отдохнуть.

- Расслабься, Кэлл. Чего ты нервничаешь? - Шеннон прошёл в комнату и сел рядом с парнем.

- Мне все ещё неловко, что я напрягаю тебя.

URL
2014-04-13 в 21:42 

Improba Dea
irrepressible;
- Чем? Вот, чем ты можешь меня напрягать? Ты хоть представляешь, как скучно находиться в подобном месте одному? Ты просто составляешь мне компанию. Я ведь сам настоял на твоём визите. Тебе полезно сменить атмосферу, - Шеннон приобнял мальчишку за плечи и, чуть притянув к себе, поцеловал в висок. - Нет причин беспокоиться. И почему мне все ещё кажется, что ты продолжаешь беспокоиться, но не из-за ранее названной причины.

- Мне просто не успокоиться. Я уже убедил себя, что мне просто придётся с этим жить, смотреть на людей, которые это сделали и не быть в состоянии хоть что-то изменить. Когда я свыкся с мыслью, что все уже случилось и единственный вариант постараться забыть, мне снова приходится все вспоминать, и теперь, я уже не уверен - единственный ли это вариант, правильный ли это вариант? - Келли устало вздохнул и прикрыл глаза.

- Не думаю, что у тебя все ещё есть причины опасаться Кайла. Он очень переживает. Он сделал то, о чем теперь будет переживать и сожалеть всю жизнь. Знаешь, я ведь тоже возненавидел Алана сначала. Мы с ним были совершенно разными. Общего между нами было лишь то, что мы единственные дети в семье, что лишь усугубляло разительные различия. Когда в семье есть дети и омеги, и альфы, то каждый из них волей-неволей следит за другим, за его воспитанием, за его жизнью, учится жить с другим. Понимаешь о чем я? - Фокс повернул голову и посмотрел на Келли. Тот лишь коротко кивнул. - А мы с ним, в некотором смысле, были эгоистами. Мы знали лишь о наших интересах, предпочтениях, проблемах. И мы не были готовы понять друг друга. Мы друг друга не знали от слова вообще. А тут перед нами встала необходимость стать семьёй. Было лишь "я", но нас заставили говорить "мы". Алан не мог меня терпеть, потому что я, вроде как, сломал его беззаботную жизнь: жизнь без обязательств. Работа и отдых. Никаких семейных забот, никакой омеги, о которой надо думать. Алан привык не быть привязанным к чему бы то ни было. Он привык, что думать ни о чем не нужно. Он привык только к "я". Он сначала мне казался жутким засранцем. Я боялся его, но меня раздражала его холодность по отношению ко мне, я понимал, что я ему если и интересен, то лишь во вполне определённом смысле. Но потом он объяснил, почему вел себя так. Он привык, что все у его ног. Красивый, умный, сильный, властный и богатый. Он просто не знал, как себя ввести, когда понял, что привычный шаблон сбился. Ему отказали, его оттолкнули. Его положение впервые не играло роли. Он не знал другого алгоритма работы. Да и знаешь, он признался мне, что иногда ему просто не хватало отношений, эмоций. Вокруг альф, ты и сам видел, всегда много людей. Омеги, альфы, даже беты. Но кто из них искренен? Прожив с Аланом столько лет, я вижу, что до меня у него просто был кто-то, чьего имени он даже не помнит. Что остается в памяти после пустышки, которая крутится рядом лишь из-за положения? А что остается от родителей, которые всегда просто держат марку, стараются блеснуть безупречной репутацией, изюминкой которой, зачастую, являются дети? Вроде игры на камеру. Сейчас родители участвуют в жизни ребенка, но, едва объективы закрываются — ребенок вновь предоставлен себе, а родитель бросает лишь черствое «молодец». Это все пустота, Кэлл. Тут ты и сам все лучше меня понимаешь. Я солгу, если скажу, что знаю, что чувствуешь именно ты. Я не знаю этого, но точно знаю, что хочу помочь. Пообещай мне одну вещь, - Шеннон осторожным движением убрал челку, упавшую Тернеру на глаза.

- Что ты хочешь? - кажется, в до этого совершенно грустных глазах мелькнул интерес. Шеннон ответил на это едва заметной улыбкой и ещё раз поцеловал мальчишку в макушку.

- Просто пообещай делиться своими проблемами со мной. Ладно?

- Зачем? - Келли с непониманием уставился на историка.

- Я просто хочу знать, что с тобой все в порядке. А если что-то не так, хочу своевременно помочь, а не ждать, пока кто-то сорвется.

Это было слишком непривычно: кто-то хотел участвовать в его жизни, избавить Тернера от переживаний. Кто-то им интересовался. Это теплое чувство было давно забыто. Келли не чувствовал этого со смерти родного отца. Простой благодарности было бы мало. Шеннон слишком значимый человек, чтобы сказать ему простое "спасибо". Мальчишка машинально расслабился. Почему-то сейчас он был уверен, что чтобы не произошло, он переживет это. Он был готов мириться с испытанием. Наверное, пересекать какую-то жизненную преграду снова, будет трудно, потом он усомнится в своей готовности, но все равно сделает это, наверное, чтобы не разочаровать кого-то.

- Я... Я понял, - это звучало все ещё немного неуверенно. Но омега верил бывшему учителю. Голос Шеннона гипнотизировал и успокаивал. Он точно применял какой-то запретный прием, типа нейролингвистического программирования, но Келли отказывался верить, что Шеннон всего лишь подбирает нужные слова. Это не просто слова.

Черт, отрицать было глупо - всего лишь слова. Теперь, когда недосказанное было произнесено, реальность воспринималась четче. Он все ещё был жив. Келли все ещё был жив, он не сошел с ума, не попытался отомстить. Пожалуй, он более, чем кто-либо, в своем уме. Может, раз все обошлось, он, и правда, капельку, но отличался?

Мальчишка зевнул. Только сейчас пошла отдача от всех бессонных ночей.

- Устал?

- Нет-нет, все в норме, - Келли покачал головой, но понимая, как все плывет от усталости перед глазами, сдался. - Черт, да, жутко устал.

- Тогда отдыхай. Мы можем поговорить и завтра. Нужно беречь себя, - Фокс помог Келли снять ветровку, в которой мальчишка все ещё находился. - Принести тебе чего-нибудь? Травяной чай? Снотворное?

В ответ мальчик лишь недовольно поморщился и покачал головой.

- Не нужно крайних мер. Я правда жутко устал и обойдусь без таблеток.

- Хорошо, тогда отдыхай, - Шеннон покинул комнату, оставив омегу наедине с собственными мыслями. Ещё пару минут Келли следил за историком, сначала притащившим сумку Тернера в комнату, затем заглянувшего спросить, не нужно ли Келли чего-то еще. Такое внимание смущало. Келли никак не мог отделаться от ощущения, что быть здесь не должен был, вернее сказать, что он элементарно злоупотреблял гостеприимством и расположением хозяина дома к нему. Шеннон бегал вокруг него так, будто бы Келли не какой-то, один из многих, учеников, а, как минимум, сын высокопоставленного чиновника. Может, будь омега хоть капельку понаглее, смог бы этим насладиться, довольствоваться свободными минутами, но совесть пока ещё оставалась при хозяине.

Но теперь, можно было, если не забыть про тот ужасный день, то хотя бы смотреть на него иначе. Кайл — такой же альфа, как муж Шеннона. Разница? Алан был старше. Но, даже не смотря на его возраст, он все равно вел себя глупо. Так что же тогда играет роль? Келли не знал, но видел массу сходств с Кайлом. Толпа вокруг, популярность, деньги, ум, внешность, все при нем, кроме... искренности? Он защищает его? О, нет! Он лишь смотрит на ситуацию со стороны. Хант — альфа, Тернер — омега. Противоположно разные. Кайл не привык к отказам, но получил его. Келли защищался, отстаивал себя... Может, это и правда не клеймо, может, Шеннон прав, вдруг это просто испытание? Каждый выбор в пользу одного и отказ, тем самым, от другого, меняет течение судьбы. Может, для омеги было необходимо изменить свою судьбу? Чтобы стать сильнее, найти не просто друга, а самого близкого человека в своей жизни? Может, это и правда не пункт прибытия, а точка отправления? Но сейчас думать не хотелось. Он устал взвешивать "за" и "против", плюсы и минусы. Теперь виски не ломит от тяжелых мыслей, а в горле не стоит комок, из-за которого ежеминутно хочется рыдать и сдерживаешься из последних сил просто для того, чтобы не растерять последние остатки гордости. Пусть его унизили. Но он должен был подняться. Сломать можно было все, но не так просто... Келли решил кое-что для себя - Шеннон был прав. Не потому, что его жизненный опыт за возрастом богаче. Просто потому, что у него тоже была непростая жизнь и он знал, что если препятствия и есть, то для того, чтобы их преодолеть. Пусть и пафосно звучало, но, пожалуй, это было мотивацией.

Пусть Кайл, Райан, Майкл - все окажутся лишь фигурами. Не важно превратятся ли они из силуэтов, мелькающих в жизни, во что-то иное, имеющее форму, цвета. Опускать руки было нельзя. Он шел так долго вперед не для того, чтобы спустя такой путь опустить руки.

Вскоре шорохи в доме стихли. Сначала свет погас внизу, а потом и в коридоре на втором этаже, где была маленькая, но уютная гостевая комнатка и комната Шеннона. Фокс заглянул в комнату Келли, пожелав мальчишке спокойной ночи.

- Моя спальня следующая по коридору. Если что-то нужно...

- Шен, успокойся, все в порядке. Правда. Я просто лягу спать. Не надо бегать вокруг меня.

Едва за Фоксом закрылась дверь, Келли с трудом поднялся. Тело было тяжелым. Хотелось завалиться в кровать прямо так, в уличной одежде. Но омега все-таки заставил себя найти в сумке спальный комплект и переодеться. Едва голова коснулась подушки и мальчишка прикрыл глаза, тут же навалился тяжелый сон. Сначала немного беспокойный, но потом сны решили, наконец, дать омеге отдохнуть, действительно, отдохнуть.

Этот разговор позволил выпустить пар. Значит, навязчивым идеям теперь не место шнырять в голове парнишки. Пришло время оставить его в покое.

URL
2014-04-14 в 23:27 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Глубокий вдох... выдох... Тишина и покой. Умиротворяет)
Спасибо, автор, за долгожданное продолжение!

2014-06-07 в 04:10 

Это что конец??? Хочу проду...Пожалуйста и чтоб обязательно хэппи энд

URL
2014-06-08 в 21:11 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
честно говоря, я даже не предполагала, то это может быть концом...о_О Вдруг стало грустно...

2014-06-19 в 23:42 

Improba Dea
irrepressible;
нет-нет-нет! Это не конец. Просто у меня запара. Курсовые, рефераты, хвосты, а потом сессия, практика (детские утренники, сценарии в стихах за ночь ХД) В общем 23 последний экз и я возвращаюсь ХД пол главы проды было написано аж в середине мая, но глава так и не дописалась9

URL
2014-06-20 в 00:50 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, спасибо! порадовали)
Желаю удачно вам расправиться с предстоящими трудностями!!>_< И никогда не сдаваться!;)
Думала, по сложившейся традиции в Японии прочитаю новую часть истории... не сложилось>_< Зато я рада, что прочитать ее мне еще только предстоит))
Очень жду)

2014-07-14 в 01:05 

мне очень понравилось! пожалуйста, продолжите писать _о/\o_!! мысли о Келли не дают спать, что еще вы ему уготовили...

URL
2014-08-08 в 02:27 

Improba Dea
irrepressible;
Гость, приятно слышать)), но у меня пиздецвсеплоходумалалетомпродуктивнопоработатьавотхермне:duma: творческий кризис О.о. Стыдно такое вслух говорить... у меня глава с середины апреля висит. Ппц. и не дописать, хотя знаю, что дальше писать. Т_Т убейте и воскресите с заменой мозга плз.:weep:

URL
2014-08-11 в 23:45 

mister_ailess
human
Improba Dea, всем уже итак примерно ясно, чем это все закончилось бы, так не мучьте людей, напишите хорошую сочную постельную стену с примирением и все такое, и не будет над вами это тяготеть)

2014-08-12 в 00:18 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
mister_ailess, извините, но МНЕ НЕ ЯСНО! Оставляю последнее слово за автором, нежели диктовать ему свои каноны.

Improba Dea, лучше переждать кризис и написать настоящий финиш, чем скомкать и загнать в банальный тупик такую историю! Думаю, Вы и сами понимаете... один раз эту школу прошли. Я действительно ценю то, что здесь пишется... печально будет видеть паршивый искусственный конец лишь для того, чтобы он был написан(

2014-08-12 в 00:26 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, в свое время я писала яой ровно 2 года, всего одну, но долгую историю... а после того, как мне разбили сердце (звучит глупо, но по-другому не скажешь), вместо красивого задуманного завершения романа в 3 главы я просто выпалила весь "шлак" на одну несчастную страницу... Да мне стало легче, от того, что не надо было уже напрягаться и писать, но перечитывать я это уже не могу. Тошнит.
Так что не слушайте никого. У Вас своя голова на плечах имеется... и вовсе не пустая.

2014-08-12 в 00:44 

Improba Dea
irrepressible;
mister_ailess, Anngelus, Я не буду выливать все это по быстрому в одну главу. НЕ вижу смысла, не хочу. Да и читатели слишком долго ждут, чтобы потом им "кинуть " в лицо что-то едва напоминающее главу. Некрасиво, как минимум, как сказала моя бета, когда я с ней обсуждала концовку и затяжной кризис. Стоило просто подзаморозить ориджик. Ступла. Однако это не значит, что я собираюсь слить или забить концовку

URL
2014-08-12 в 01:01 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, более, чем уверена, что у Вас получится)

2014-08-12 в 18:45 

mister_ailess
human
Anngelus, я никому ничего не диктовала, возможно, не так выразилась.

Improba Dea, в любом случае ждем. вдохновения вам.

2014-08-12 в 22:10 

Improba Dea
irrepressible;
вдохновения вам.
Спасибо)) оно мне пригодится))

URL
2014-08-13 в 02:14 

mister_ailess
human
Improba Dea,
p.s. я просто нагло хочу, чтобы гг друг друга уже любили ._. извиняюсь еще раз.

2014-08-13 в 13:07 

Improba Dea
irrepressible;
извиняюсь еще раз.
ничего)
Я тоже хочу этого. И они, хоть еще и не знают Х)

URL
2014-09-28 в 19:51 

Improba Dea
irrepressible;
XIV. I'm unbroken

« – Знаешь, даже все случившееся... Это не говорит, что они все такие. И ты не виноват. Перестань винить себя. Причина произошедшего не в тебе. Бога ради не слушай Томаса. Ты был сильным, выбрал то, что не было бы предательством самого себя. И поверь, рано или поздно ты найдешь того, кто будет идти рядом с тобой, держа тебя за руку. У тебя в жизни все ещё может появиться попутчик».

Шеннон был прав. Пора заканчивать себя винить. Возможно, Келли уже и не винил себя, но все ещё чувствовал, что все не так. Чувствовал ли он себя покинутым? Пожалуй, уже нет. Чувствовал ли он себя сейчас одиноко? Да. Знает ли он что делать? Нет. Возможно, кому-то, случившаяся ситуация, послужила бы снятием ограничений, кого-то бы наоборот — загнала в рамки. Келли находился где-то посередине. Он знал и понимал, что чтобы он уже не сделал в своей жизни, осуждать сильнее его уже не станут, но в тоже время он понимал, что ощущает хотя бы намеки на спокойствие лишь в одиночестве, закрывшись в своем мирке. Шеннон дал понять, что это не конец. Его как всегда весьма сумбурные намеки вполне точно говорили: нельзя сейчас просто обрубить свою жизнь, нельзя, повернув в одном направлении и уткнувшись в стену, стоять и смотреть на нее. Тот путь, через который сюда пришли, может быть и выходом отсюда же. Оставалось понять лишь как убедить себя в этом, в том, что это был конец лишь плохого, но не всей его жизни в целом.

Прикрыв на секунду глаза, Келли вновь открыл их и уставился в учебник, лежащий перед ним. Цифры и буквы казались какими-то незнакомыми иероглифами, а от формул тем более глаза на лоб лезли. Разобраться в этом было бы верным способом отвлечься, но проблема была как раз в том, что Келли даже самого элементарного не мог понять, чтобы хотя бы начать разбираться, так как был в своих мыслях. Чертова алгебра была наименьшей из его проблем. А если верить предпочтениям современного общества, омеге это знать вообще нет нужды. Хотя и альфы едва ли в своей жизни прибегают к вычислениям в голове, так на кой ему черт разбираться в этих трехэтажных формулах?.. Но без решения этих нескольких страниц домашних контрольных, Келли, элементарно, не допустят до итоговой работы. А дальше отчисление. Не так плохо и звучит, но дома, скорее всего, будет только хуже. Томас явно не упустит возможность напомнить пасынку про его место.

Вздохнув, Тернер потер виски и вновь уставился на черные символы на желтоватой бумаге.

« – Как провел выходные? – Кайл явно чувствовал ту же неловкость, что и Келли из-за, уже приличное время, висевшей в салоне тишины.

– Неплохо, – пожалуй, Тернер впервые за последние недели говорил правду, при чем настолько невозмутимо и спокойно, что Кайл через плечо глянул на него, подняв бровь. – Следи за дорогой, пожалуйста.

Эти выходные были не просто неплохими. Они были действительно приятными. Просто сидеть целыми днями, заниматься ерундой с Шенноном. Историк не давал мальчишке вновь впасть в депрессию, не давал уйти в свои мысли. Порой это раздражало, казалось, Шеннон буквально лез в голову, в мысли. Но это действовало. Келли не помнил, когда в последний раз так непринужденно и беззаботно позволял проводить себе время.

– Прости. Да, – Кайл поспешно отвернулся».

Забирал от Шеннона омегу тоже Хант. Снова предстояла самая мерзкая часть отдыха – передвижение на транспорте. Уже привычная подготовка: бутылка прохладной воды, таблетки и музыка. Пережить дорогу на этот раз удалось с трудом. Они попали в пробку и в школу прибыли далеко за полночь. Келли, едва войдя в комнату, не раздеваясь, завалился спать. Сегодня, как и последнюю неделю, Келли не видел снов, хотя, может оно и к лучшему. Едва наутро он пришел на урок, как его тут же отчитали. Как он себе позволяет ещё куда-то ездить с такой успеваемостью, что все выходные он должен был сидеть в кабинете у учителей и делать дополнительные задания, чтобы хоть как-то перекрыть свои неудовлетворительные оценки и бесконечные пропуски. В конечном итоге тон учителя и его презрительная манера говорить с Келли допекли мальчишку и он, сам того не ожидая огрызнулся, как делал раньше. Он никогда не был грубияном. Это была просто защитная реакция, как у ежа — выставить иголки.

Учитель от возмущения влепил ещё одно «неудовлетворительно» и, всучив в руки Келли листок для самостоятельной работы, которую надо сделать до завтра, иначе его не допустят к тесту, выгнал из класса.

URL
2014-09-28 в 19:52 

Improba Dea
irrepressible;
Сейчас Тернер уже который час сидел в библиотеке — единственном тихом месте и с грустью вспоминал несколько дней у Шеннона, которого так не хватало сейчас. Учебник алгебры словно вызвал приступ неконтролируемой дислексии, которой у Келли никогда не было. Строки качались, словно лодка на волнах, буквы выстраивались в обратном порядке, как и цифры и ответы, как бы Келли не пересчитывал, не сходились. Ход решения казался стопроцентно верным, но отчего-то Келли подумывал, что просто заставляет себя верить, что решение верное, а на самом деле, оно даже приблизительно не было похоже на то, что должно было оказаться до завтра на листке для математика.

Он, листок, к слову, был совсем небольшим, но преподаватель, как показалось омежке, нарочно писал настолько мелким почерком, насколько это только возможно. Кажется, здесь уместилось заданий, которых хватит тестов на десять. Может, ему элементарно не хватало сосредоточенности, ведь мысли то и дело возвращались к фрагментам разговора с Шенноном.

Было уже около десяти. Скоро его турнут из библиотеки, а мальчишка ни на шаг не продвинулся. Глаза слипались. Сегодня он жутко не выспался из-за долгой дороги от Шеннона. И чтобы не спать, мальчишка запасся в школьном автомате кое-какими сладостями, хотя терпеть их не мог. Однако в библиотеке «подзарядиться» не представлялось возможным. Посему Келли решил ретироваться в комнату. В коридорах шум уже утих, так почему бы не позаниматься у себя?

Келли собрал книги, разложенные на столе и пошел к библиотекарю, мужчине создававшего впечатление абсолютной невозмутимости. Кажется, если начнется конец света, он продолжит так же невозмутимо почитывать очередной томик.

– Можно вот это до завтра?

– Бери, - не глядя отозвался библиотекарь

– Вы же даже не посмотрели.

– Неужели ты думаешь, что в частной школе будут кусать локти из-за пары пропавших томов по алгебре?

Покачав головой, Келли ушел. Желания добиваться заполнения формуляра или ещё чего-то не было. Пожалуй, оно к лучшему — сэкономит время.

Едва зайдя в комнату, Келли тут же сел за стол, разложив все учебники и справочники, а заодно и несколько шоколадок и упаковку мятных леденцов. И все равно учеба упорно не шла в голову, а цифры так и оставались бесформенными знаками на бумаге.

« – Кэлл, если ты почувствуешь, что тебе нужен совет или просто компания, пожалуйста, позвони мне. Я знаю, что тебе сейчас тяжело, но я верю, ты сможешь с этим справиться. Просто думай об этом меньше. Сейчас это ничего не решит, но через некоторое время ты поймешь, что об этом думать станет проще, поймешь, что ответ на поверхности.

– Шеннон, спасибо тебе.

– Я ничего не сделал, Кэлл. Тебе просто нужно было выговориться. Слова, произнесенные вслух обретают форму, их проще понять, проще понять их суть, проблему. Если я хоть чем-то помог...

– Ты был рядом, поддержал меня, выслушал. Ты был прав, мне это было нужно.

– Ни на чем не зацикливайся. Это случилось и если ты будешь себе душу рвать раздумьями, сомнениями, слезами, ты все равно ничего не изменишь. Просто не иди смотря назад — то и дело будешь спотыкаться. Посмотри вперед и двигайся к горизонту. Где-то там — цель. Где-то там дорога, ты выйдешь на нее, - улыбнувшись, Шеннон поцеловал мальчишку в лоб и, потрепав по волосам открыл дверь машины Ханта. – Будь на связи, не пропадай. Отговорка «не хотел беспокоить» меня всегда очень злит. Удачной дороги».

Хотелось бросить все в эту же секунду, послать чертову алгебру, перестать хоть на пару минут возвращаться к разговору с Шенноном. Сам по себе тот разговор, эти дни не были ничем плохим, даже наоборот, это все позволяло теперь дышать полной грудью, но возвращаться раз за разом, проматывать словно пленку старой кассеты этот разговор было утомительно. Келли словно искал подтекст в словах Фокса, алгоритм действий, который был завуалирован. Он знал, что никакого шифра не было, но надеялся найти хоть что-то, что помогло бы избежать ошибок. От раздумий, от взвешиваний «за» и «против», от борьбы за первенство двух проблем раскалывалась голова.

Моргнув пару раз, омега вновь проклял естественные науки и своего отчима. Почему бы Томасу не отправить его куда-нибудь... в менее «требовательное» место? Ведь полно учебных заведений исключительно для омег, учитывающих индивидуальный склад ума, имеющих потоки обучения разных направлений. Впрочем, Томас наверняка не слишком сильно озаботился вопросом комфорта пасынка. Он просто сунул приемного сына туда, где подальше, и где мальчишка загнется наверняка. Единственное, что он не учел, то что едва ли Келли потянет уровень обучения здесь вплоть до того момента, как загнуться. От этой мысли в секунду сделалось как-то приятнее.

«Уж если себе проблем наживу, так уж и Томасу доставлю хлопот по самое некуда. Он наверняка пойдет обходными путями, лишь бы моя нога не переступила порог отчего дома. Подонок.»

Мальчишка небрежным жестом попытался убрать мешающую челку. Он так пристально смотрел в учебник, что от цифр уже рябило в глазах, а сами глаза болели и вот-вот начали бы слезиться. Он настолько ушел в себя, что даже не услышал, как дверь с тихим скрипом открылась, и в комнату кто-то вошел.

Не в правилах Келли после некоторых цепей событий было оставлять дверь незапертой, но как показала практика: а) ключ, который провернули в замке не всегда является препятствием, тем более для пытливого ума и подлости альфы, и б) руки были заняты от слова вообще, так что способностей не слишком ловкого омеги хватило лишь на то, чтобы отпереть дверь, а затем, заплетаясь в собственных ногах уронить учебники на стол и, тут же усевшись за них, забыть обо всем на свете. Ну почти обо всем.

Гость приблизился к столу и остановился за спиной мальчишки, а потом осмотрел стол парня.

– Как себя чувствуешь?

URL
2014-09-28 в 19:52 

Improba Dea
irrepressible;
– Черт! – Мальчишка, вздрогнув, резко выпрямился. – Какого ты здесь делаешь, Кайл?

– Принес тебе ужин. Не видел тебя в столовой, решил...

– Это лишнее. Не стоило, - мальчишка нахмурился. Тут глухонемому с дефектом зрения хватило бы лишь одного взгляда на Кайла, чтобы понять: он винит себя во всем и едва ли способен теперь на что-то подлое или просто не слишком осторожное, но Келли упорно продолжал искать подтекст и тут. Ему казалось, что раз полоса неудач, хотя это слабо сказано, его преследует, то её вряд ли удастся пересечь. Келли оглядел слегка встревоженного и, как показалось омежке, растерянного альфу и, наконец, переборов себя выдавил слишком тихо для человека, находящегося на своей территории:
- Так что ты тут делаешь?

Вопрос, то ли нарочно был оставлен без внимания, то ли и сам Хант чувствовал себя не на месте и успешно пропустил все мимо ушей, но ответ Тернер так и не получил. Пожалуй, не будь ситуация столь напряженной, она была бы смешной. Тем не менее, все произошедшее, не могло остаться просто прошлым, которое можно забыть, пережив его однажды. Такое не забывают, не прощают, но Келли сам удивлялся почему чувствует лишь настороженность и даже не намека на злость или ненависть.

«- Ты сильный, Кэлл, иначе бы не стоял тут, рядом со мной. А ещё ты добрый и просто милый. Ты не разучился прощать.

– Я его никогда не прощу.

– Думаю, ты и сам понимаешь, что все дело далеко не в злости на Кайла. Это страх, боль, обида, грусть... Я не знаю, Келли, правда, но это что угодно, но не ненависть. Бросать слова на ветер не хорошо, но такие как ты ненавидят лишь на словах. И пожалуй, это чудесно.

– Шеннон, ну чего ты добиваешь? Чтобы я признал, что Хант вызывает у меня слишком противоречивые чувства, которым я не подберу слова описания и поэтому называю это ненавистью? А может, это все-таки и есть ненависть? Знаешь, я ведь...

– Имеешь на нее полное право. Более, чем кто-либо. Я не буду спорить. Просто пусть пройдет какое-то время. И ты поймешь что же это на самом деле. Просто будь собой и не пытайся найти в своей жизни постоянное место шаблонам, хорошо?

– В моем мире меньше философии, чем в твоем. Скажи проще.

– Не нужно поступать так, как ты не желаешь, если от тебя этого ждут. Подожди немного. Время не лечит, по себе знаю — ложь это. Так говорят люди, которые отчаялись и им как-то надо оправдать себя. Но время дает набраться опыта и найти точки соприкосновения. Это вроде как рассматривать картинку. Когда она перед носом ты не можешь видеть её всю. Лишь маленький фрагмент. А когда отойдешь от нее, вот уже и края видны. Так же лучше?

Шеннон имел потрясающую склонность говорить слишком умные вещи, но как-то они все тебя достигали и оказывались правильными. За эти несколько дней он не раз это показал. Порой это бесило, но чувство благодарности было сильнее. Фокс старался для кинутого и одинокого мальчишки, который все никак не мог понять, что уже не один. Келли уже в последний день понял, что Фокс не издевается и никого не цитирует, а лишь весьма деликатно подбирает слова, чтобы не задеть ту, самую натянутую струну, которая вот-вот может лопнуть.»

– Ты же ненавидишь сладкое? – Кайл настолько резко сменил тему, что омега несколько раз непонимающе моргнул. То ли Хант и правда был так непостоянен, то ли каждый из них в той или иной мере был лишь на своей волне, не желая считаться с нарастающей неловкостью. Нет. Ей здесь было не место. Почему все не так, как должно быть? Почему Келли не орет на него, не выталкивает из комнаты, почему Хант ведет себя так по-детски беспомощно и робко, почему не грубит по привычке, почему не хамит, не дерзит, не провоцирует в своей привычной, наглой манере?

– Мне надо как-то не засыпать, – в тон Кайлу, как-то слишком отстранено отвечает Тернер.

– Брось, это всего лишь алгебра.

– После моих больничных за этот год... Кайл, если я не сдам это завтра Шерману, меня отчислят. А мой отчим хочет видеть меня где угодно, но не дома. Мне и так дали послабление. Думаю, потому что большинство моих больничных - твой косяк.

– Так и есть, прости.

– Забудь. Сейчас уже мало что изменится.

– Я могу помочь.

– Он поймет.

– Могу объяснить.

– Как бы мне не объясняли, я никогда это не пойму. Никогда не понимал. Алгебра не мое. Как и химия, физика и ещё целый ряд технарских предметов. Я вообще не знаю, что тут делаю.

– Ты себя недооцениваешь, - Кайл пытается улыбнуться, выходит слишком неуверенно, криво.

– Прекрати льстить, тебе не идет. Две вещи, которые я люблю и которые мне удаются здесь важны в меньшей степени.

– Хочешь, я поговорю с Шерманом?

– Нет, Кайл хватит решать за меня мои проблемы.

– Учитывая, что большинство твоих проблем из-за меня, думаю, это будет справедливо, если я решу хоть часть из них.

Вот тут-то Келли и сдался. Не Кайлу, чертовой алгебре: цифрам, формулам, переменным. Их слишком много, а он один. Да и грех не стать чуточку более мерзким, после всех его "приключений" и не попользовать Кайла с его гребанным чувством вины, а это было не что иное, как вина.

- Ладно, пробуй. Реши мои проблемы, которые теперь полноправные твои, - Келли пожал плечами. Безразлично, уговорит Кайл преподавателя или нет. Все равно Тернеру деваться некуда. Сам он это не выполнит до завтра, так что снова приходится принимать помощь... снова Кайла. Немного неприятно, гордость и без того задета, хотя с другой стороны, Кайл верно сказал, у омеги проблемы именно из-за него - грозного, требовательного, эгоистичного и слишком популярного альфы, пусть расхлебывает.

И вот омега открывает глаза. За окном очередное пасмурное утро. В последнее время они все такие. Начало зимы, а снега все ещё и в помине нет, лишь по-осеннему регулярные дожди. Серое небо заволокли тучи - солнце тоже редкий гость. Неприятно это все. Хочется кутаться в теплые кофты и свитера, и все равно не высовывать нос из помещения. В этом округе такие зимы норма, но надежда, как говорится, умирает последней. Однако дома это переносилось как-то проще, находясь же здесь, в школе, Келли погода казалась особенно промозглой и холодной. И как альфы могли оставаться по-прежнему бодрыми и не обращать на гадкую морось и лужи внимания? Они, как и раньше, играли в футбол на улице, сидели на трибунах во время обеда. Мерзко. Келли от одного их вида становилось холодно.

URL
2014-09-28 в 19:53 

Improba Dea
irrepressible;
И сейчас надо встать, одеться, умыться, словом, пересилить себя и пойти на алгебру, снова чертову алгебру, которую Келли не знает, не понимает и ненавидит, а еще, ко всему, он её так и не смог сделать. Вернее, он просто плюнул. Раз уж Кайл сказал - пусть делает. Сам Келли уже вряд ли сможет поделать что-то, тем более, учитывая, какой пласт материала он упустил.

Спустя сорок минут, Тернер натянул толстовку и вышел из комнаты. Было ощущение, что он на казнь отправляется. А еще бесил шепот. Едва в коридоре ему кто-то встречался, все тут же отводили глаза, а едва они заходили мальчику за спину, тут же по ушам бил шепот. Может, это паранойя? Может, они не его обсуждают, ведь, вроде, тот инцидент оставался в секрете, разве что друзья Ханта постараются, чертовы высокомерные альфы, которые решат, что обсуждать на уроке в записках попытку самоубийства будет забавно.

Вздохнув устало, Тернер тряхнул головой. Хватит уже об этом думать.

"Так и до сумасшествия пару шагов. Господи, как я хочу обратно к Фоксу. Никаких тебе обсуждений, уроков и всего, что тут так бесит".

По-правде говоря, не в уроках было дело. Келли все еще чувствовал себя не в своей тарелке, хотя это слабо сказано. И он отказывался признаваться в паршивых ощущениях даже себе. Шеннон буквально уговаривал его, говорил с ним постоянно, чтобы Келли выговорился и необходимости думать о прошлом больше не было, но...

Вот показалась и дверь кабинета алгебры. Келли морально приготовился и вошел. Чтобы не тянуть, он сразу направился к столу преподавателя, который уже сидел за рабочим местом и заполнял журнал. В кабинете сидело уже человек шесть-семь в том числе и тот, кто должен был решить проблемы Келли. Отчего-то не верилось, что Кайлу это удалось.

- Мистр Шерман, - Келли все утро прокручивал в голове, как лучше будет звучать его чистосердечное, но все слова, которые он придумал вылетели из головы, едва учитель-альфа поднял на омежку глаза.

- Неплохая работа, Келли. Ниже уровня остальных учеников, разумеется, но до проходного балла ты дотянул и даже несколько баллов сверху. Недурно. Продолжай в том же духе. А сейчас готовься, тест не из легких.

Келли замер, не совсем понимая, что к чему. Он машинально обернулся к Кайлу, потом снова посмотрел на учителя. Однако взгляд того лишь стал жестче.

- Келли, ты хочешь, чтобы я перепроверил твою работу и случайно заметил не твой почерк? - очень тихо сказал учитель, раздраженно постукивая пальцами по столу. - Я пока ничего не заметил, но если вдруг решу, что это тебе не на пользу, то мигом перестану закрывать глаза на несоответствие.

Келли прошел к своей парте и в легкой растерянности сел за стол. Он не хотел ни с кем разговаривать, но все же любопытство взяло свое. Повернувшись к Кайлу, Келли тихо спросил.

- Как тебе это удалось?

- У каждого есть цена, Кэлл, главное её просто узнать, - Келли нахмурился. Он понял, что Шерману элементарно проплатили дальнейшее обучение Келли. Было неприятно. Снова он должен Кайлу, только теперь не только в моральном плане, но и материальном. Да и фраза звучала двусмысленно.

- Черт, прости, я не то имел ввиду. Я... прости, Кэлл, просто, - Кайл отвел взгляд. Он был рад помочь Келли и приятно было видеть на лице омежки что-то среднее между растерянностью и благодарностью, сейчас это снова пропало из глаз Келли. Кайл оступился и забыл, что слова часто имеют двойной смысл.

- Все в норме, - мальчишка снова отмахивался, - просто не стоило решать мои проблемы так "грубо". Это неправильно.

- Плевать.

- Не хочу быть должным... тебе, - Келли закусил губу. Где-то в глубине души он знал, что Кайл не поднимет на него больше руку, но здравый смысл, находившийся на пару полок души ближе, все еще отказывался верить в раскаяние альфы. Как можно?..

- Кэлл... - Ханту договорить не дали. В кабинет вошел Райан и Майк. Второй, едва достигнув альфы, хлопнул друга по плечу и что-то весело проговорил, Келли пропустил мимо ушей, собирался уже отвернуться, как почувствовал на себе чей-то взгляд. Кажется мириться с таким лояльным отношением двух друзей к омежке, Райану все ещё не хотелось.

Нервно отведя взгляд, Келли тут же и сам отвернулся. Несколько минут спустя все еще было ощущение, что ему пытаются просверлить спину взглядом, но Келли старался не думать об этом, пытаясь включиться в то, что у доски объяснял учитель. Келли уже жалел, что согласился на помощь Кайла. Он не думал, что альфа решит вопрос успеваемости Келли подобным образом. А если история всплывет? Впрочем, тут, как оказалось, неприятные истории умело закапывают.

Тернер тряхнул головой, отгоняя мысли об успеваемости. Какой смысл в том, что сделал Кайл, если он снова упустит всю суть материала? Подняв взгляд на доску, Келли обреченно вздохнул. Он уже все безнадежно упустил, смысла вникать нет. Просто спокойно сидеть и не мешать. Решив, что это самый лучший вариант, омежка перелиснул тетрадь на середину и стал рисовать на полях, но вскоре рисунок вытек далеко за границы полей. Так прошел урок. Резкий звук звонка заставил вздрогнуть, что тут же успел прокомментировать один из альф находящихся ближе всего.

- Мышка, ты слишком дерганный, - Майкл непривычно мягко потрепал по плечу, - береги нервные клетки.

- Ага, это ты мне сейчас говоришь? – нервно буркнул мальчишка, немного не понимая, к чему парень сделал это. Не то, чтобы было неприятно, но как-то слишком странно и неожиданно.

Келли уже наклонялся за сумкой, чтобы убрать вещи, как кто-то дернул его за капюшон толстовки, заставив выпрямиться.

URL
2014-09-28 в 19:54 

Improba Dea
irrepressible;
- Можешь и дальше строить из себя невинную овечку, Тернер, но я то знаю, что ты просто пользуешься своим положением, - прошипел Райан сквозь зубы, нарочно отстав от друзей, когда поравнялся с Келли. Мальчик опешил. Он всегда опасался будто бы подсознательно Райана больше остальных, хотя ведушим среди них всегда был именно Кайл, но сейчас он просто не понимал причины сказанной фразы. - Тебе выйдут боком твои актерские номера.

Омежка часто заморгал, глядя вслед Смиту. Он не просто не понимал с чего Райан так взъелся на него, но и не понимал даже смысла последних слов. Однако не смотря на это, Райан, кажется, свято верил в то, что говорил. По крайней мере вид у него был более чем серьезный.

Вспомнив, что уже опаздывает на урок, Келли сгреб все в сумку, не разбираясь ровно ли легли тетради и учебники, и рванул из кабинета.

- Келли, задержись на минуту, - учитель, до сих пор стиравший с доски написанное ранее, обернулся к мальчику, который застыл на пороге, ожидая не слишком добрых слов.

Едва из класса вышел последний ученик, учитель продолжил:

- Мы оба знаем, что у тебя нет даже намека на склонность к алгебре. И так же мы оба знаем, что твоя приличная оценка сегодня не твоя заслуга. Уж не знаю, что ты там сделал для Ханта, что он так о тебе печется, но заступник в его лице поможет решить любые проблемы, одна из которых по моему предмету. Не заставь меня пожалеть о том, что я позволил решить твою проблему, Келли.

- Да, мистер Шерман, конечно.

- Я надеюсь, впредь не придется видеть тебя на двух уроках из десяти, а на восьми ставить тебе пропуск.

- Я тоже на это надеюсь, мистер Шерман, - без тени сарказма и иронии ответил Келли и, кивнув в знак прощания, вышел из кабинета. Стоило мальчишке переступить порог кабинета и закрыть за собой дверь, как прозвенел звонок.

«Твою мать, опять огребу… А утро вроде прилично начиналось… в кои-то веки», - поморщившись, мальчишка пошел на следующий урок. Бежать он не был намерен принципиально, тем более, он все равно уже опоздал и едва ли его пустят на урок. Так какая разница на пять минут он опоздает или на семь? Для приличия Келли, конечно, прибавил шага, на случай, если встретит кого-то из учителей в коридоре.

Завернув за угол, Келли едва устоял на ногах. Его схватили за воротник и резко дернули вперед. Подняв глаза, омега увидел Райана. Он с ненавистью и презрением смотрел на мальчишку.

- Нехорошо опаздывать на уроки, Мышь! – выдохнул Смит в самое ухо мальчишки. Альфа резко заломил руку парню за спину и впечатал в стену с такой силой, что дыхание перехватило.

- Ты головой стукнулся, пусти! – не слишком уверенно, все еще не понимая, что происходит, проговорил омега.

-Ты, маленькая мерзкая шлюха, ты слишком плохо на него влияешь, - Райан сильнее сжал руку омеги и еще сильнее придавил того к стене, - ты, сука, из него веревки вьешь. Это сраное чувство вины! Мать твою, грязная шлюха! Ты им манипулируешь, он стал тряпкой из-за тебя.
- Он мне не нужен! – теперь Келли начинал понимать, что происходит. А ведь когда эта троица столпилась вокруг него после происшествия на крыше, он почти был готов поверить в раскаяние. Но Райан, кажется, был абсолютным исключением. - Тебе-то какая разница? Я тебе что-то сделал?

- Молчи, тварь. Ты под каждого лечь готов, сука, любому готов дырку подставить! А потом парни готовы за тебя все делать. Но я не из тех, кому ты тугой задницей мозги запудришь. На меня это не действует! Я уж помогу Кайлу тебя настоящего увидеть! И вправлю ему мозги.

- Ты вообще себя слышишь? – это походило на истерику ревнивой бабы и было бы смешно, если бы Келли не знал, насколько серьезно может быть настроен альфа в подобной ситуации. Однако даже при понимании всей опасности, Келли не сдержался и ответил Смиту с тем же ядом в голосе:
- Что, сам мечтаешь с ним перепихнуться, а, Райан? Небось фантазируешь во сне, как он будет засаживать тебе, а ты под ним кончать? Хочешь узнать, как это – снизу? А может, ты меня ненавидишь, потому что хочешь быть на моём месте?

- Ах ты мелкая шваль! - Райан резко поворачивает омежку к себе лицом и бьёт наотмашь тыльной стороной ладони. Мальчик, хоть и ожидал чего-то подобного, на ногах не устоял и упал на пол. - Грязная тварь! Держи свой поганый язык за зубами. Или выбыть их тебе? Так и сосать будет удобнее!

В голове тут же всплыла картина, как его заставляли делать минет, омегу передернуло, он пару раз жадно хватанул воздух ртом, будто бы его только что душили. Он не вынесет этого снова: унижения, жестокости. Почему он сейчас в порядке? Отчасти из-за того, что побывал у Шеннона, поговорил, отчасти от того, что был в такой глубокой депрессии, что все было безразлично и отголоски этого безразличия, возможно, остались. Впрочем, изменившийся Кайл и Майк тоже сыграли свою маленькую роль в становлении чуть менее асоциальным на волне последних событий. Райан же снова напугал до смерти. Келли на какую-то секунду показалось, что все, что он пережил было буквально вчера. А если поведение Кайла и Майкла – сон? Вдруг сейчас он проснется и не только Смит будет стоять над ним и угрожать, вдруг ничего не прекратилось? А если это такое представление? Прикинуться добрыми, а потом нож в спину?

Мальчишка сидит на полу и рвано дышит, уже не просто не слушая, что говорит Райан, но даже не слыша его. Воздуха не хватает, руки дрожат, ладони вспотели. Что происходит? Чему верить? Может, ему все-таки удалось спрыгнуть, и сейчас он видит «сон», пребывая в коме?

Райан отступает на пол шага назад, чтобы посильнее размахнуться и ударить омежку ногой, но через секунду уже сам оказывается на полу.

- Келли! Кэлл, ты в порядке, - рядом с Келли опускается на колени Майкл, на заднем плане Кайл, который, кажется, орет на Райана. Способность слышать и понимать происходящее возвращается. Тернер поспешно кивает, украдкой вытирая выступившие на глазах слезы. - Он тебя не тронет больше, можешь не беспокоиться. У него не все дома. Вставай, идем.

URL
2014-09-28 в 19:54 

Improba Dea
irrepressible;
Тетчер помогает Келли подняться и поспешно уводит в сторону общежития.

- А урок, - на автомате спрашивает Тернер, хоть ему туда и совсем не хочется идти, его все еще трясет.

- Учитель заболел. Два окна подряд. Заменить некем. - К счастью или к огорчению, заболевший преподаватель вел два разных предмета, которые стояли подряд в расписании. - Идем, идем, парни сами разберутся.

- Ты совсем с головой поссорился, Рай? – Кайл рывком поднимает одноклассника на ноги и теперь уже Смит стоит прижатый к стене.

- Он из тебя веревки вьет, строит жертву из себя!

- Райан, замолчи, - по лицу Кайла видно, что он начинает раздражаться. Его откровенно разозлила выходка второго альфы, но он не ожидал такого напора.

- Он сделал тебя своей псиной, тряпкой! – на лице Райана читается полнейшее отвращение. Кайл действует тут же и машинально, будто бы на кнопку кто-то нажал, решив, что альфа слишком долго держал себя в руках. Самообладание подвело и Хант тут же ударил бывшего друга кулаком в скулу.

- Брось, обида-обидой, - теперь уже Кайл повысил тон и его не заботило, что давно идут уроки и кто-то может стать невольным свидетелем стычки, - но он не при чем! Если твой папа омега и парень ушли от тебя, не значит, что они все шлюхи!

- Именно это и значит, идиот! – Райан толкает Ханта руками в грудь. - Да у него как течка начнется, ему уже срать будет хочет он с тобой или не с тобой, подставит зад и даст выебать! А потом то конечно, надо же оправдать свои блядства, вот и прикрывается насилием!

- Заткнись, придурок!

- Да ты себя послушай! – Райн дернул рукой, то ли поправляя кофту, то ли намереваясь вмазать Кайлу в ответ, но передумав в последний момент. - Ты посмотри на эту шалаву!

- Райан, не беси меня, - угрожающе произнес Кайл, делая шаг навстречу Смиту. - Я сейчас забью на все годы нашей дружбы и разукрашу твою физиономию.

- Давай, сделай это! Только потом…

- Что потом? Давай, договаривай! Что потом? Не приходить к тебе? Ты меня с собой не перепутал? Если твой бывший полюбил другого и твой папа ушел от твоего отца к другому, не значит, что они все так делают, это не значит, что они шлюхи. Прекрати вешать ярлыки!

- Я не вешаю, я просто вещи вижу такими, какие они есть!

- Келли не вещь! – рявкнул Кайл и, отвернувшись, собрался идти прочь. - А теперь смирись уже, с чем бы там тебе не нужно было смириться. Угомони своих тараканов. Ни я, ни Майк твоей стороны не примем.

- Чудно. Буду рад посмотреть на тебя, когда ты узнаешь, что твой омежка со всей школой переебался! Вот шикарная у тебя будет репутация… не хуже, чем у твоей потаскушки.

- Ну ты и упертый, Райан, - прошипел себе под нос Кайл и, развернувшись, снова ударил Райана, не думая, что сейчас то Смит удара не ожидает и ни уклониться, ни защититься не успеет скорее всего. Так и вышло. Через секунду альфа уже стоял, облокотившись на стену и согнувшись, и держал рукой нос из которого шла кровь.

- Ты мне нос сломал! – глухо проговорил Райн, исподлобья глядя на бывшего друга.

- Скажи спасибо, что только нос и топай в лазарет. И прими успокоительное. Ты стал социально опасен, - хмыкнув, Кайл ушел.

Хант пришел в комнату Келли минут через пять, после того, как его привел сюда Майкл.

- Ты как? – зайдя в комнату, Кайл тут же кинул свою сумку в угол, закрыв за собой дверь.

Мальчишку уже не трясло и глаза выглядели куда более живыми, чем недавно. Он уже не был таким испуганным и бледным. Майкл сидел на стуле на колесиках и листал какую-то книгу на столе Келли.

- Я в порядке.

- Точно? Прости, я не думал, что Райан выкинет что-то подобное. Я видел, что он злится, но не мог понять из-за чего, - тараторил Хант, будто бы сам был виной произошедшего, - этого больше не повторится, клянусь, я буду за ним…

- Кайл, я все понял, ты будешь его контролировать. Хорошо, прекрасно. Только не так быстро, ладно?

Мальчишка чуть улыбнулся, давая понять, что излишние переживания ни к чему. На самом деле они его даже немного раздражали уже. Он выдохнул. Значит, не сон, не мираж, не галлюцинация. Никто не собирается нападать из-за угла и снова унижать. Это не подстава. Все хорошо. Как один идиот может выбить из колеи? Сила самоубеждения? Кажется, в жизни Келли была настолько темная полоса, что он отказывается верить в отсутствие подвохов. Надо перестать их искать, иначе они будут мерещиться даже там, где их нет… как сегодня.

Кайл сел на кровать рядом с Келли.

- Прости, я не уследил, - куда спокойнее в очередной раз извинился Хант и осторожно положил руку поверх руки Келли. Это выглядело очень аккуратно, будто бы парень прикрывал что-то очень хрупкое, что от малейшего касания могло раствориться, исчезнуть. В этом жесте не было ничего кроме, кажется, нежности и заботы, но Келли машинально отдернул руку, лишь после сообразив, что за него, наверное, переживают и пытаются таким образом ободрить и подарить ощущение защищенности и спокойствия. Мальчишка поджал губы.

- Прости, - на автомате выдал он смущенно.

- Тебе не за что извиняться. Впредь я буду рядом.

- Спасибо, - Келли кивнул, а парни тут же встали и вышли, тихо прикрыв за собой дверь. Мальчишка остался один размышлять о произошедшем.

«Что, черт возьми, происходит?» - Келли прижал к груди руку, к которой минуту назад прикоснулся Кайл. Место соприкосновения будто бы пульсировало, хотя само прикосновение было едва ощутимо.

URL
2014-09-28 в 22:37 

mister_ailess
human
ждем дальше! слишком мало :3

2014-10-05 в 16:38 

r_u_sure
Ооо, спасибо за проду. Но склонна согласится, слишком мало. Буду с нетерпением ждать что же будет дальше.

2014-11-01 в 18:58 

быстрее!!! еще сколько глав осталось?

URL
2014-11-04 в 16:30 

Это шедевр!!!! Очень хочу , чтобы Вы поскорее написали продолжение, но с другой стороны, так не охота чтобы все закончилось:с(

URL
2014-12-14 в 18:01 

Великолепная история!!! Очень жду продолжения )))

URL
2014-12-22 в 17:11 

Improba Dea
irrepressible;
Благодарю)

я сама уже хочу поскорее написать продолжение и дописать оридж. Не потому что надоел, а потому что и так долго птшу и тяну кота за.... Ну вы поняли))) однако у меня последний курс, обстоятельства(( стараюсь, как могу, простите за ожидание

URL
2014-12-22 в 17:45 

Improba Dea
irrepressible;
Вспомнила, что забыла про последнюю главу Х)
XV. I'm not the same
Не отбечено.

- Брось, Кайл, хватить дуться.

- Твои киски на тебя дуются, когда ты уделяешь им мало времени, Райан. А я просто не понимаю, что происходит, - холодно одернул друга Кайл, впрочем, друга ли?..

- А что происходит?

- То есть ты ничего не замечаешь и для тебя это нормально? - Кайл прищурившись, посмотрел на Смита.

- Что "это"?! - Кажется, Райану уже начинал надоедать этот разговор слепого с глухим.

- Не смей. Его. Больше. Трогать, - чеканя слова, акцентируя внимание на каждом проговорил Кайл, глядя Смиту в глаза, - увижу тебя рядом с ним, за себя не отвечаю.

В ответ второй альфа лишь рассмеялся.

- Так вот из-за чего эта истерика. Держи, - Райан протянул Ханту небольшой конверт, - протрезвей, дружище.

Хлопнув друга по плечу, Райан развернулся и пошел по своим делам, оставив Кайла у стойки в столовой одного, гадать, что же в конверте. Наверное, было бы лучше просто посмотреть, но отчего-то сделать это сейчас Кайл не решался. Было какое-то нехорошее предчувствие. Это было странно. Кайл привык доверять, действительно доверять, а не делать вид, только двум людям. И в их числе как раз был Райан, но сейчас он ожидал чего-то подлого, сам не понимая почему. За Смитом подобного он никогда не наблюдал. Да и что такого мог найти Рай, что "отрезвило" бы Кайла?

- Что от тебя хотел наш параноик? - Майкл как всегда приподнятом настроении. Он до сих пор умудрялся сохранять нейтралитет и разводить по разным углам регулярно в последнее время сталкивающихся друзей. Наверное Майклу сейчас было хуже всего. Два его друга готовы были порой друг другу перегрызть глотки, будто бы самцы разных стай. Он сейчас находился между двух огней. Как-то на днях он даже заявился к Келли, порядком напугав его озабоченным и серьезным видом, да и к тому же Майк, отдельно от Кайла был редким гостям. Да что там: он вообще один никогда не заявлялся. То ли считал это лишним, в отличае от Кайла, который навещал Келли регулярно, то ли тоже недолюбливал Келли. Впрочем, его визит показал обратное.


"- Я знаю, не мое дело, Кэлл, но старайся не сталкиваться с Райаном.

- С чего мне его искать? - Келли непонимающе хлопал глазами.

- Кэлл, ты не понял, я прошу тебя не искать его, я прошу тебя его избегать. Это опасно в первую очередь для тебя, а во вторую очередь для самого Рая. Кайл настроен очень серьезно. Ты сам знаешь, что он слов на ветер не бросает.

- Ну ладно...

- А если столкнешься - не провоцируй.

- Слушай, да что ты со мной, как с маленьким? Я мазохист что ли по-твоему? - омега нахмурился и направился на выход из комнаты, намереваясь и Майкла поскорее выпроводить.

- Кэлл, я серьезно. Если что - сразу ищи меня или Кайла.

- Я понял, понял. Уймись. Избегать Смита, игнорировать...

- Не игнорировать, Келли, а не провоцировать. Разные вещи, - Келли закатил глаза и стоя в коридоре повторил инструкции.

- Избегать Смита, не провоцировать, если что искать вас. А теперь, когда должностные инструкции проштудированы, позволишь закрыть мне дверь и пойти на урок?

Кажется, Тетчер только что опомнился, что стоит в чужой комнате, когда сам хозяин ее уже покинул. Хотя когда это его беспокоило?"


- Дал какую-то штуку и посоветовал протрезветь, - Кайл пожал плечами, решив не уделять особое внимание "штуке" в конвертике.

- Никакого разнообразия, - Майкл рассмеялся. Было видно насколько сильно он старался перевести повисшее напряжение в шутку.

- Ты видел сегодня Келли?

- Да, на паре предметов.

- Почему только на паре?

- Потому что физкультуру твой любимчик прогулял, - Кайл улыбается, - да и вообще, не хрен мотаться со всякими архи-важными поручениями целый день и будешь сам за ним присматривать.

- Его от меня уже тошнит.

- Чудно, от меня тоже, мы на равных, Кайл. Поговори ты уже с ним, а? Эти твои душевные метания к хорошему не приведут и напрягают всех вокруг.

- Я пытался. Он сказал, что не готов меня пока слушать и уж тем более отвечать, - Кайл уставился на пакет томатного сока на подносе, и лишь спустя пару секунд двинулся к свободному месту у окна. Тот столик всегда был свободен, так как все знали, что именно это место полюбилось самому желанному альфе школы.

Едва парни уселись на излюбленные места, в толпе промелькнула светловолосая макушка.

- Легок на помине, - пробурчал под нос Майк, предполагая, что если Келли встретится взглядом с Кайлом непременно будет очередной приступ идиотского молчания.

URL
2014-12-22 в 17:46 

Improba Dea
irrepressible;
Майк и сам понимал, что они наделали. Они привыкли к такой жесткой игре. Как правило все парнишки-омеги ошиваюшиеся в школе - иначе это не назвать, ломали комедию, играли чистых душой и телом, а по факту все, как один были похлеще вавилонской блудницы. Это выглядело забавно, занимало всех. Слезы и невнятное бормотание во время секса было всегда, но потом все, каждый, кто был с троицей вместе и по отдельности, (да, уж такая вот извращенная забава), потом приходили провести в их комнатах ночь и не один и даже не два раза. У омеги в крови желать устроится. Кто бы мог подумать, что Келли то немногочисленное исключение? До последнего не верилось, что мальчишка не притворяется. Слишком много хороших актеров в этой школе было. Их было человек пятнадцать, может чуть больше и каждый играл ту роль, которая нравилась альфе-покровителю. Майк знал, что друг любит власть, не стесняется показать силу и применять ее. Так что Келли показался идеальным для Кайла. По крайней мере пока они в школе. Идеальное дополнение утомительной учебы. То, что по воле друга и лидера Майкл и Райан оказались и буквально пристроились рядом, ничего не означало. Однако Тетчер так же понимал и то, что нынешнее поведение Кайла тоже не меняет ничего. То есть меняет, конечно, но едва ли в лучшую сторону. Такое поведение выглядело утомительно и... жалко.

- Хант, прекрати пялиться на него. Это уже меня даже бесит. Либо иди и говори с мышкой, либо отвернись и пей эту гадость, - Майк недовольно поморщившись ткнул вилкой в пакет сока.


Взяв на обед привычный набор, Келли огляделся и сел в самый дальний угол, машинально и с некоторой опаской скользнув взглядом по столику у окна. Ему все еще казалось, что на него все смотрят... постоянно. Хотя скорее всего так и было. Он не раз слышал в толпе нелестные отзывы о себе, в духе: "Кажется, Кайлу надоела новая игрушка". "Кайл решил сменить подстилку, эта пообтрепалась".

Было мерзко слышать это. По началу Келли едва услышав это старался уединиться и глотал злые слезы. Но сейчас... Сейчас это было таким же привычным, как в детстве невинные обзывания, смысл которых в те далекие времена мало кто понимал. "- Дурак! - Сам такой!". Стойкость и безразличие, иногда не менее дерзкий и язвительный ответ. Келли слишком много читал и слишком хорошо мог говорить, чтобы молчать постоянно, однако предостережения Майкла все же не забывал. Однажды машинально он может отшить и Смита, а потом - получить. И не факт, что Кайл снова будет проходить рядом... Неприятным на данном этапе оставалось разве что то, что его постоянно кто-то выручал. Он сам до сих пор не мог за себя постоять.

Хватит. Думать. Об этом.

Стоило начинать думать о том, что завтра, пятница и их класс ожидает поездка. На самом деле вся информация о ней прошла мимо Келли, но он просто знал, что завтра их снимают с уроков и везут куда-то. И если первое условие как нельзя грело душу, то "везут" было потенциально проблематичным. Куда их везут и сколько этот процесс займет времени омега не знал, но совершено точно понимал, что это будет его личная пытка.

Еще одной новостью было то, что на эти выходные ученикам разрешено остаться дома. Тернер узнал это часа полтора назад, но до сих пор не мог определиться рад или нет, ибо плюсов в этом было ровно столько же сколько и минусов: покинуть школу, но встретиться с Томасом. Встретиться с Алексисом, но едва ли удастся с ним поговорить спокойно. Избавиться хоть на время от пристального взгляда Кайла, но... смотри пункт первый.

В какой-то момент Келли даже подумал, что это его шанс сбежать из школы. Не вернуться ни домой, ни сюда, но вставал вопрос: куда ему деться в таком случае. Один вариант был хуже другого. Омега никогда не был из ряда изнеженных отпрысков, но и слишком стойким и выносливым никогда не был. Едва ли он сможет выполнять все работу, которая подвернется. И с каждой минутой еще недавно казавшаяся гениальной идея, меркла и тонула в недостатках.

Наверное все же стоило расслабиться и порадоваться предстоящей долгожданной смене обстановки. И беспокоиться стоило лишь о таблетках и количестве зарядки в плеере. Да, Томас несомненно не будет рад видеть пасынка и скрывать это вряд ли хотя бы попытается, но Алексис будет рад, да и едва ли Томас что-то рискнет сделать с омегой, когда его родной папа будет дома. Келли не знал, любит ли Том Алексиса или притворяется, пусть в последнем было и совсем кроха смысла (да и была ли?).

Пообедав, блондин быстро отнес поднос к грязной посуде и направился в комнату. Завтра будет долгий день, а после недолгие, но все же выходные. Надо просто их провести и постараться ничего не испортить. Келли виртуозно может игнорировать, едва ли муж Алексиса будет хоть на секунду против. А Тернер просто запрется в комнате и будет все выходные наслаждаться тишиной в своем собственном привычном мирке.

На сердце даже как-то потеплело. Пусть хоть на двое суток все вернется в прежнее русло. Омега не заметил, как начал мечтательно улыбаться. Скинув в сумку всякий мелкий хлам, необходимый завтра, мальчишка уселся за стол. Задание на понедельник не отменяли и если омега хочет провалять дурака все выходные сегодня придется впахивать.

***

Войдя в комнату, Кайл тут же запер за собой дверь и достал из кармана конверт, данный чуть ранее Райаном. Альфа раскрыл его и достал черную флешку. С чего бы Смиту не перекинуть инфу по интернету? Зачем так официально и страмодно в одном флаконе?

Будучи в некоторой растерянности, Кайл достал ноут и едва тот загрузился воткнул флешку. Агрегат оказался небольшого объема, учитывая то, какие штуки сейчас активно использовались, но занят был под завязку. И всего одним видео файлом. Даже не пытаясь предпринять попытки догадаться, что там, Кайл открыл файл. Ладони вспотели, а сердце заколотилось сильнее едва альфа увидел первые кадры.

Омега стоит на четвереньках, помимо него в кадре два альфы.

- Кэлл, последняя попытка. Либо ты заглатываешь сам и сосешь, либо я засовываю в тебя через силу, и завтра нашу хоум-порнушку увидит вся школа. Могу сказать тебе, что ты в любом случае отсосешь. И повторюсь, хотя не люблю: мне плевать, получу я согласие или нет, - Кайл впервые смотрит со стороны на то, что не раз вытворял с омегами, только другие соглашались. А Келли был гордым и не был, как оказалось, шлюхой.

Тогда, стоя в комнате, Кайл даже не замечал, насколько беспомощно, затравлено и озлобленно выглядел Келли. Он всегда казался каким-то слишком хрупким и чистым и это заводило. Хант даже представить не мог, как агрессивно может выглядеть даже самый маленький зверь, будь он загнан в угол.

URL
2014-12-22 в 17:46 

Improba Dea
irrepressible;
ТА самоя порнуха, которую они сняли, затащив Келли в комнату. Та отправная точка. Не перегни тогда альфы палку, может и смогли бы остановиться, может, не случилось бы все то, что произошло.

Альфа невидящим взглядом смотрит на монитор, цепляя лишь отдельные кадры. Майк подходит к Тернеру. Вот Келли уже стоит с фиксатором во рту, вот сам Хант уже трахает его в рот. Становится тошно. Парень запускает пятерню в волосы и со злостью хлопает крышкой ноута. Что-то мерзко хрустнуло. Ах, да, на клавиатуре осталась крышка от флешки. Впрочем это не интересует. В голове только крутится сцена с унижением. Только сейчас, увидев это со стороны Кайл понял, каким ублюдком был. Он странно чувствовал себя тогда, когда нашел Келли на крыше, когда стащил буйного оттуда, когда вколол ему успокоительное. Он вообще не мог идентифицировать ни одно чувство кроме вины. До сих пор.

Выдернув флешку, Хант со всей силы швырнул ее в стенку, резко вскочил со стула, что тот опрокинулся назад и начал нервно мерить комнату шагами.

Он знал, как виноват перед Келли, знал, что такое не прощают, не забывают, знал, что такое делает людей инвалидами, социопатами... Общество не существует для людей, прошедших через насилие. Альфа это знал. И по фильмам, и по книгам. Редко кто в моральном плене выживает.

Тогда они считали Тернера просто дыркой, подстилкой, безвольной, слабой... Но только сейчас Хант понял, что мальчишка сопротивлялся настолько, насколько ему хватало сил. Они говорили, что он шлюха и сам отдается. А что мальчишка вроде Келли мог против троих альф? Даже не каждый альфа смог бы дать отпор троим.

Кайл сам лично обрезал любой доступ кислорода Келли, а потом удивился, почему мальчишка начал задыхаться.

Он злился на себя, злился на друзей, ненавидел себя и их. Почему факт ошибки осознается лишь после ее совершения?

Кайл сел на кровать и уставился в пол. Вот Келли на коленях, Вот Майкл заставляет его встать на четвереньки, а вот его ухе грубо принуждают сосать. Перед глазами бледное измученное и напуганное лицо, глаза полные слез, но сдерживающие их из последних сил.

Альфа снова вскакивает, намереваясь пойти к Тернеру. Останавливается у двери в последний момент, уже потянувшись к ручке.

"Что это изменит?" - Хант делает пару шагов назад, а потом снова хватается за ручку дверь, - "Убью ублюдка!"

Уж Райану точно не жить из-за такого "чудесного" подарка.

Хант на всех парах пролетает мимо двери комнаты омеги, машинально кинув на нее взгляд. В этот момент, когда он отвлекся, альфа с кем-то столкнулся.

- Кайл? Куда несешься? - Некстати перед Хантом - Тетчер.

- Свернуть шею Смиту, - совершенно серьезно отвечает Кайл, а в следующий момент уже видит показавшегося из-за Майкла третьего альфу из их некогда дружной компании, - сука, я тебе честное слово шею сверну, тварь!

Все, кто находились в коридоре уставились на разыгрывающуюся сцену. Повисла гробовая тишина.

- Тебе, видно, подарок мой понравился? - Райан искренне веселится, на губах альфы играет задорная и наглая улыбка.

- Веселишься, а давай-ка в следующем видосе ты у нас звездочкой побудешь, м? - Кайл понижает голос до злого шепота. Он сам не понимает, отчего так злится. В чем причина злости? Райан просто вроде как проконстатировал факт. НО чего он хотел этим добиться? Заставить воспоминания всплыть в голове друга? Возбудить? Показать Келли с другой стороны, когда он физически не может защищаться, что ты сказать этим хотел, сука?!

- Что ты вел, Кайл, - Рай пожимает плечами. Не каждому понятно, о чем речь, но все трое поняли. Кайл это начал, он сказал снимать, он сказал поставить Келли на колени. Альфа замирает, смотрит вроде на бывшего друга, а вроде и сквозь него. Переводит растерянный взгляд на Майкла, но тот лишь молча отводит глаза. Все все поняли без слов. Один сказал, остальные подхватили. И винить в том, что они чуть не довели до самоубийства человека некого. Они не пытались остановиться, потому что им нравилась эта игра в сильных и всемогущих. Но разница лишь в том, что Кайл и Майк поняли, что заигрались, а Райан по-прежнему держит ритм.

Кайл машинально убирает челку с лица руки дрожат от напряжения, сердце по-прежнему колотится. Нет смысла злиться на Смита. Он тогда лишь делал то, что ему говорили и не важно нравилось ли ему тогда или нет. Он прав: вел Кайл.

Альфа опустил голову и уже более спокойно добавил:

- Кто-то еще видел?

- Ну что ты. Это наш архив. Но только одно слово и увидит вся школа. Ты же знаешь, я всегда готов помочь другу, - Райан смеется.

- Сука, ты доиграешься! - Кайл подлетает ко второму альфе и, схватив того за ворот рубашки впечатывает в стену, будто бы желая разбить ее.

- Нехер свои косяки на меня вешать! - Райан отталкивает Ханта и одергивает рубашку, - Ты это начал, не я! Я просто напомнил, как тебе это доставляло! - После этих слов Рай вплотную подошел к Кайлу и, понизив голос, чтобы слышал только он, добавил, - Помнишь, какая наша мышка узкая, тугая и горячая? Спорю, ты хочешь еще раз натянуть его, м? Забей на шлюшку. Поломается и подставится. Они все так делают, грязные мрази.

Кайл слишком импульсивен, чтобы пытаться и дальше держать себя в руках. Да и реакцией Райан всегда уступал. Размах и через секунду Рай уже сползает по стене, прикрывая рукой нос, из которого идет кровь.

- Ты мне нос сломал! - хрипло и сдавленно выдыхает Смит, глядя на альфу снизу-вверх.

- Скажи спасибо, что не как обещал - шею. Узнаю, что запись пошла по рукам - по рукам пойдешь ты.

URL
2014-12-22 в 17:48 

Improba Dea
irrepressible;
Бросив на Райана ледяной и пренебрежительный взгляд, Кайл пошел прочь.

- Да брось, тебе понравилось! И в памяти обновить было круто! Я ж тебя знаю! - Райан все не унимается, придерживаясь за стену встает. Голова кружится. Кроме того, что Кайл сломал ему нос, Смит из-за него еще и затылком о стену приложился.

От очередного броска на альфу, Ханта удерживает Тетчер, пребывавший до этого в шоке от "горячего" общения бывших друзей.

- Кайл, Кайл, стоп! - Майк придерживает друга и старается оттащить подальше, - За учителями наверняка уже пошли. Наживешь проблем из-за психа. Он не может остановиться, сам видишь. Пошли, - Майку с трудом удается увести Кайла прочь, в его комнату.

Едва Майк оказался с другом наедине, то осуждающе уставился на него и, не дожидаясь каких-либо оправданий или пояснений, спросил.

- Ну и что это за спектакль?

- Не важно, - раздраженно отмахнулся Кайл, открыв недавно покалеченный ноут и прикидывая размер ущерба, ну или делая вид, что прикидывает.

- Не важно это было, пока ты при всех не сломал нос Смиту.

- Он дал мне флешку. На ней кое-что было. Я забыл о существовании этого, - альфа нервно разминал пальцы, старательно избегая взгляд друга, будто бы боясь, что едва Майк услышит что-то еще, то перейдет на сторону Райана.

- И что это за "кое-что"? Мне все из тебя клещами вытягивать?

- Видео.

- Что за видео?

- С Келли.

- С Келли? - Майкл нахмурился и посмотрел на Кайла, ожидая продолжения рассказа,Однако сообразил он о каком видео идет речь гораздо раньше, чем Кайл решил продолжить. В распоряжении Райана могло быть лишь одно видео с Тернером. И кроме Кэлла там было еще несколько актеров в главных ролях. Теперь нервозность Ханта передалась и Майку, - И что?

- Что, что? Ничего? Мой экземпляр восстановлению не подлежит. Остался ли он у Райана - вопрос, хотя я почему-то не сомневаюсь в том, что остался, но... - альфа хотел продолжить, но друг его перебил. Он выглядел растерянным и озадаченным.

- После твоего фееричного разговора с ним, сто баксов на то, что видео пойдет по рукам уже сегодня.

- Не пойдет. Рай знает, что я не бросаю слов на ветер, - Кайл зло глянул на Тетчера, будто бы это он собирался показать запись кому-то еще.

- А еще он знает, что ты подорвал его авторитет сегодня.

- Срать я на его авторитет хотел. Мы решили, что хватит, что перегнули.

- Напомню, что, мы с тобой может и решили. А Райан все еще считает, что теперь Мышке терять явно нечего.

- Придурок! - зло выплюнул Кайл, начав снова мерить комнату шагами, - И что делать? Келли и так на нервах, он и так сам не свой. Если он узнает, что это видео до сих пор существует и, более того, грозит всплыть, я не знаю, что с ним случится. Фокс его еле "откачал". Я пойду к Смиту...

- И что? - Майкл ожидающе уставился на Кайла, - дальше то что?

- А ты что предлагаешь? - Кайл не заметил, что уже начинает повышать голос на друга.

- Для начала перестать орать. Успокойся и давай подождем.

- Что ждать?! Пока он зальет куда-нибудь видео и Келли узнает?

- Когда ты начал о нем так беспокоиться? - неожиданно тихо и спокойно спросил Тетчер, чем ввел альфу в ступор. В комнате повисла гробовая тишина.

- Я... - Кайл растерянно моргнул. И правда, когда Келли стал его волновать настолько, что Ханту стало плевать на все, кроме спокойного, тихого и незаметного мальчишки? Альфа всегда любил ярких, безбашенных, шумных и раскрепощенных - полную противоположность Келли. А захотел именно его - невзрачного подростка, не ищущего денежный мешок для собственного содержания, но смотрящий в душу, если пожелаете, - Мне снесло крышу... Я чуть не довел его до самоубийства. Вернее не так: я довел его до самоубийства, просто успел ему помешать. Так что да, Майк, я волнуюсь, я чувствую вину и готов сделать для него все, пусть он заставит меня на коленях умолять простить при всех или... я не знаю... Даже если Рай прав... Даже если Келли играет сейчас со мной. Он имеет на это право. После всего... На крыше он не играл, я смотрел ему в глаза, Майк. И знаешь, что я там увидел? Пустоту, безразличие, безысходность. Он был готов на все, лишь бы прекратить то, что с ним происходило. Наверное, я с самого начала помешался на нем. Просто не понял... Я не знаю.

- Я верю. Я тоже его видел, если ты помнишь, - Майк прикрыл глаза, - Я знаю, что это не слишком удачный вариант, но давай подождем, я думаю все-таки ему хватит мозгов притормозить. Он знает тебя слишком хорошо, чтобы подставляться. Только не наломай дров. И присматривай за Кэллом. Он тоже хорош. Стоите вы друг друга, - Майкл усмехнулся, - Ни один тормозить не умеет. Если Келли рот откроет, то точно выведет Райана.

- Окей. Но я все еще... Если Райану придет в голову так отомстить мне... Он непременно сделает так, что бы Келли узнал об этом.

- Давай решать проблемы по мере их поступления, м? - Майкл внимательно смотрит на Кайла, придумывая, как утихомирить альфу, если он все же не согласится подождать.

URL
2014-12-22 в 17:48 

Improba Dea
irrepressible;
- Ладно... Ладно, будем решать проблемы по мере поступления, - Альфа плюхнулся на кровать, он все еще выражает всем своим видом недовольство. Решение его явно не устраивает, но Майк абсолютно прав - полезть сейчас к Райанау означает спровоцировать его и опять своей же рукой подписать очередной приговор для омеги. Кайл должен быть осторожен, чтобы не сделать мальчишке больно снова. И почему он раньше не думал о чувствах Келли? Почему упорно гнул свою линию? В голове снова всплывают кадры из видео, а потом, как реакция, всплывают и другие воспоминания, и последнее - в классе перед урокам.

Альфа изо всех сил зажмуривается, будто бы это поможет забыть и выгнать мерзкие воспоминания. Сейчас он даже представит себе не может, каково было мальчику: стать жертвой насилия. Его унижали, над ним смеялись и издевались. И это начал он, Кайл Хант.

- Если бы я только мог вернуть время назад... - шепчет Кайл, кажется забыв, что не один в комнате, заставив тем самым Майкла лишь озадаченно уставиться на него.

- Это даже тебе неподвластно, мой всемогущий друг, - усмехается Тетчер, в надежде хоть как-то разрядить обстановку, - Ладно, оставлю тебя одного шаманить со временем, Кайл, у меня есть пару дел, которые желательно решить сегодня, чтобы расслабиться на выходных.

Кайл несколько секунд с непониманием смотрит на друга, моргает пару раз, а затем как-то отстранено поясняет, скорее для себя самого.

- А, да, выходные. Поездка. Именно, - парень чуть наклоняется вперед и облокачивается локтями на колени, - выходные. Круто, - в тоне Кайла нет ни грамма радости, но Майкл решает не заострять на этом внимания, понимая, что друг загружен действительно более важным и насущным. Они допекли Келли тогда и подставили под удар снова. Теперь, когда и он вспомнил, про "хронику", стало как-то не по себе. Странные смешанные чувства: Майкл не понимает, как ему могло быть весело. Будто бы это не они напоили Келли и накачали, а он их, заставив делать то, о чем они сожалеют. Наверное, в жизни каждого было, когда алкоголь заставляет тебя быть тем, кем ты не являешься. Но они были трезвые. Каждый раз, когда что-то происходило, когда в головах молодых альф всплывала идея очередной "шутки", они всегда были абсолютно трезвые. Игра зашла в тупик, нет, она завела в тупик. Они испортили не просто настроение или что там можно испортить, но уже на следующий день исправить?.. Они испортили жизнь подростку, такому же парню, как они сами, разве что на пару месяцев младше и омеге. Келли прав, почему омеги по умолчанию бесправны и априори неправы? Несправедливость, почему-то распространяется только на этих чудных созданий. Неужели альфы не способны любить, но только брать силой, владеть, симпатизировать?

"Черт, Райан, все только начало налаживаться, а ты все подорвал. Как обычно. У Кайла засвербело в заднице, ты подхватил, его отпустило, а ты только разогрелся".

***

Утро встретило мокрым снегом. Ежась, Тернер прошел в автобус, умудрившись даже при своей не слишком хорошей координации перепрыгнуть через чью-то подножку. Искренне хотелось верить в то, что она предназначалась не именно ему, а была своеобразной автобусной традицией. В этот же момент, Келли пожалел, что не решил взять с собой горячий чай из аппарата в холле. Как было бы приятно испортить какому-нибудь альфе утро так же, как ему регулярно портили утро. Келли уже не испытывал какой-то определенной концентрированной на ком-то ненависти, это что-то из области "зуб за зуб". Чем он, в конце-то концов, хуже?

Усевшись в относительном начале автобуса, Келли натянул капюшон, то ли надеясь от всех отгородиться, то ли не сумев согреться еще с самого утра, как вылез из-под одеяла. Едва парень вставил наушники плеера, как рядом кто-то плюхнулся, будучи не слишком аккуратным и прилично задев Келли. Омега уже хотел возмущенно высказаться, снимая капюшон, как увидел Смита. Он нервно сглотнул.

- Доброе утро, Райан, - сдержанно поприветствовал мальчишка, хотя утро уже пару секунд, как стало еще менее доброжелательным, чем тогда, когда прозвенел будильник.

- Какой ты сегодня приветливый, Мышь, - альфа прищурился и окинул взглядом мальчика.

- Чем могу помочь? - слова давались с трудом. До Келли уже дошли слухи о потасовке Ханта и Смита в коридоре при чем не далеко от его комнаты. С одной стороны жаль, что он не увидел это действо в живую, а с другой, он бы непременно, пусть даже против своей воли, но подлил бы масла в огонь. Впрочем, картину маслом все же удалось увидеть на телефоне одного из омег, внезапно заговорившего с Келли, с недавнего времени являющегося главной достопримечательностью школы по понятным причинам.

"- Тернер, - задорно начал рыжий парень, беспардонно ввалившись вчера к нему в комнату в десятом часу вечера, - зацени, какие страсти вокруг твоей скромной персоны. Хант из-за тебя в куски друга порвать готов. Ты должен быть собой доволен".

А потом парень достал из заднего кармана джинс "лопату", не известно как туда поместившуюся и показал Келли красочный трехминутный ролик.

Были ли слова парня иронией и упреком, мол Тернер разрушил дружбу давних друзей, или то был комплемент, омега так и не понял, но уходя, рыжий подмигнул и добавил многозначное "Так держать".

Келли еще минут пять просидел в растерянности: с чего Хант такой дерганный, с чего к нему приходят и информируют о произошедшем и что, черт возьми, вообще происходит, а главное: почему именно вокруг него?

***

Кайл резко сел. Альфа тяжело дышал, сердце бешено билось в груди, руки вспотели, зрачки были расширены. Ему никогда еще не было так страшно. Он никогда не знал, что такое муки совести, пока сегодня не проснулся от того, что увидел, как Келли спрыгнул. Сегодня он не поймал омегу. Мальчишка, как в тот злополучный день, стоял на краю, но Кайл задержался. Он был на крыше, как в тот день, но, как иногда бывает во вне, шаги давались с трудом, он плохо видел, как будто бы что-то не давало поднять голову. Он видел лишь ноги Келли, пытался подбежать к нему. Как в замедленной съемке, он тянется к мальчику, подавшемуся всем телом вперед. Он уже почти ухватил его, почувствовал кончиками пальцев его ледяную руку. Все как тогда, кажется, даже дождь хлестал лицо по-настоящему.

URL
2014-12-22 в 17:48 

Improba Dea
irrepressible;
Кайл никогда не верил тем, кто видел кошмары, он не знал, что такое настоящих кошмар. Его жизнь была размеренна и полна того, что нужно альфе: удовольствие, внимание, деньги, популярность. Парень всегда любил острые ощущения и обладал сильной психикой. Его в реальности то испугали сильнее всего лет в семь, когда из-за угла на мальчишку со спины прыгнула здоровая собака. Откуда ребенку было знать, что большая собака не всегда злая? Ну какой злодей из здорового, мохнатого, но чертовски слюнявого ньюфаундленда? Испуг закончился ровно тогда, когда животное принялось вылизывать совершенно незнакомого ребенка.

Кайл не просто не остановил Келли сегодня, но и увидел, как мальчик, кажется, бесконечно долго падал, будто дразня Кайла за нерасторопность и укоряя в жестокости. Он увидел, как Келли упал, кажется, даже услышал хруст сломавшихся костей, а затем увидел растекающуюся кровь. Мальчишка упал на спину, головой на камень. Все было слишком реалистичным и, казалось, в наказание за содеянное, Кайлу долго не удавалось проснуться.

Во сне в большинстве случаев знаешь, что спишь, но сейчас такая мысль у Кайла появилась лишь тогда, когда он уже бежал по лестнице вниз, на улицу туда, где лежал хрупкое бездыханное тело в странной, поломанной позе.

Все это Кайл увидел в районе пяти и после уснуть так и не смог. Утро выдалось слишком тяжелым.

Хант никогда не понимал этой глупости в фильмах: разбить стекло или еще лучше - зеркало кулаком. Сегодня он узнал, что это такое и что, как по сценарию, должно двигать людьми. Ярость. Сегодня Кайл был слишком зол на себя, чтобы думать прежде чем сделать. Все утро он с кем-то огрызался, норовил кого-то ударить или оскорбить. Каждый вымещает злость по-своему. Кто-то рвет бумагу, кто-то - играет в стрелялки, кто-то перебирает что-то мелкое. Кайл же хочет кого-то побить. Темперамент явно не давал альфе спокойно жить. В итоге зеркало в туалете все-же рассекло в нескольких местах правую руку.

***

- Жаль что Кайлу пришло в голову забить на тебя, ты только начал поддаваться дрессуре. А говорят, мыши умные, - Райн мерзко ухмыляется.

- Содержательно и очень тонко, Райан, - с иронией отвечает омега, - но ты б лучше со своей головой разобрался, прежде чем лезть в чужую. Я б сказал, что с ней не все хорошо.

А ведь его предупреждали быть осторожнее. Предупреждали? Не вопрос! Сделаем все наоборот. Келли никогда не был бунтарем, но сейчас его бесило все и сохранять спокойствие с каждым днем становилось все труднее.

- Нарываешься опять? - Смит скривился, будто бы перед ним была какая-то грязь, по которой пришлось идти, ибо обойти не представлялось возможным.

- По-моему, Рай, нарываешься ты, - раздался чуть в стороне угрюмый голос. Не самая приятная встреча для и без того не слишком доброго утра, но все же Келли облегченно выдохнул. В последнее время Хант взял за привычку постоянно ошиваться рядом. Хорошо, что сегодня он не изменил себе, - топай дальше, Смит. Думал, мы с тобой все решили еще вчера.

- Как скажешь, друг, - Райан беззаботно пожимает плечами и встает с места. Уходя он нарочно задевает Кайла плечом. Даже присматривать нет нужды - и так видно: Хант злится.

Наверное, стоило бы поблагодарить и, собственно, Келли и думал это сделать, но, вопреки всему, он лишь возмущенно заявляет.

- ТЫ меня преследуешь?! - мальчишка исподлобья смотрит на альфу, угрюмо и настороженно смотрящего, в свою очередь, на него. Кажется, Кайл не верит, что видит Тернера. Спустя еще пару секунд "гляделок", он занимает место рядом с Келли, небрежно бросив.

- Не за что.

"Вот именно, - мальчишка возмущенно отворачивается к окну. Выглядело это до неприличия мило, будто бы это маленькая, немного наигранная ссора двух очень близких людей, и один ждет публичных и по-театральному красноречивых извинений другого. Однако для Тернера это ни на секунду не мило. Он хотел побыть наедине с собой, а Хант навязал свое общество, снова лишая выбора и влезая в личное пространство, - абсолютно не за что!"

URL
2014-12-22 в 19:28 

Спасибо за продолжение )))

URL
2014-12-27 в 04:19 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Спасибо!

2014-12-27 в 07:39 

r_u_sure
Ооо спасибо за продолжение!!

2015-01-04 в 19:57 

очень интересно! жду продолжение!

URL
2015-01-15 в 20:22 

жаль нет продолжения

URL
2015-01-29 в 23:53 

Improba Dea
irrepressible;
XVI. Run away and take me with you
- Это было, - начал Кайл, придерживая тяжелую деревянную дверь и выпуская вперед себя Келли.

- Уныло, - зевая, закончил за него Майк, выходя последним. Он никогда не был особенным поклонником изобразительного искусства, но всегда находил для себя хоть что-то интересное, но сегодня все прошло абсолютно мимо. И хотя речь об этом альфы завели только чтобы растормошить Тернера, молчавшего почти всю экскурсию и дорогу до музея, парень лишь сухо кивнул. Омежку интересовало, а точнее беспокоило нечто иное.

- Кэлл? Что скажешь? - Хант заметил отрешенность Тернера, а посему нарочно попытался вовлечь его в разговор настолько явно.

- А? Что? Да-да, все верно, - растерянно закивал мальчик. Ему было неловко в обществе альф, да еще и мысли о предстоящей поездке домой. Было у него какое-то странное предчувствие. Обычно Тернер не отличался мнительностью, да и интуиция его частенько, а точнее почти всегда подводила, но сейчас чувство дискомфорта было настолько перманентным, что парень даже наплевал на то, что всю дорогу до музея и всю экскурсию, двое альф не просто торчали около него, но и отпугивали всех остальных. Келли не мог не заметить, что Кайл все время вроде бы и старался держаться в стороне, но постоянно оказывался рядом и держал его в поле зрения, но мальчишка просто не обращал на это внимания. Это походило на глупую детскую игру в шпионов, но и Кайл и омежка этот возраст уже пережили, да и не в тех отношениях они находились сейчас.

- Кэлл, а что я сказал последнее? – внезапно встрял Майкл.

- Что? - Мальчишка впервые за сегодня поднял голову и посмотрел альфе в глаза.

- Что я сказал такого, что ты со мной согласен? – Майк с интересом смотрел на Келли, ожидая, как тот будет выпутывать, так как все трое понимали, что Келли просто старался отмахнуться от них.

- Я не слушал, о чем вы говорили, - спокойно выдохнул Келли, вызвав своим ответом разочарованный вздох, - а что, тема была какой-то исключительно интеллектуальной?

Оба альфа онемели от наглости паренька. В последнее время она проскальзывала гораздо реже, чем в начале их знакомства, но это было хорошим знаком. Тем более что Келли редко бросал «острые» замечания не в тему.

- Нет, все в порядке, ты абсолютно прав, мы бездарны, друг, - с этим словами, едва сдерживая смех, Майк подошел к альфе и закинул ему руку на плечо, - и открыл нам на это глаза Келли.

От произнесенного вслух имени, Келли вновь оторвался от размышлений и, чуть нахмурившись добавил, уже снова безразлично.

- Я не это имел ввиду. Просто я не думал, что мне вас необходимо слушать.

- Ну ты мог бы хотя бы попытаться сделать вид, что слышал наш разговор, - Тетчер пожал плечами, - Это было бы интересно, узнать, что ты услышал в пол уха.

- Я ничего не услышал даже в четверть. Серьезно. Я не прослушал, Майк. Я просто Вас не слушал, - Тернер покачал головой. Не в его правилах оправдываться, так что он сказал, как есть. Ему, пожалуй, было бы неловко, прослушай он разговор людей, которые ему интересны, а альфы… ну они альфы и только поэтому омега не собирался вслушиваться в их беседу, - Я пойду.

- Кэлл, - вдруг очухался молчавший до сих пор Кайл, - может тебя подкинуть?

- Не парься, - не оборачиваясь бросил Келли, спускаясь с мраморного крыльца музея, - мне минут пять до остановки, а автобус останавливается практически перед домом. Не маленький, доберусь.

- Да мне не в падлу, - как-то совсем по-свойски добавил Кайл, очевидно лишь после вспомнив, с кем и в какой манере говорит, - то есть…

- Кайл, - омега наконец повернулся, - я просто хочу прогуляться. Заметано?

- Да, без проблем, - альфа пожал плечами и проводил мальчишку взглядом до поворота.

Пару минут альфы стояли в полном молчании, в конце концов Майк все же не выдержал и начал попытки поиска истины.

- Да что с тобой происходит, друг?! Ты сам не свой. Я понимаю, что Смит перегибает, но и пасти так Келли тоже глупо… Думаешь, он идиот? А вот ни хрена, скажу я тебе. Он уже явно понимает, что ты не просто приглядываешь за ним, а пасешь.

- Я не хочу, чтобы Райан что-то еще придумал и пошел с этим к Келли.

- По-моему это уже отдает паранойей... не пойдет он... Уж по пути домой он Келли точно ловить не будет. И делать ничего не станет, - звучало это не слишком убедительно и уверенно, но заставило Кайла подумать, что пора бы и правда притормозить. Парень все еще смотрел на угол дома, за которым с пару минут назад скрылась стройная и хрупкая фигура омеги, когда к крыльцу музея подъехал черный джип.

-Кажись развозка прибыла, - усмехнулся Майк, хлопнул друга по плечу и двинувшись в сторону машины, - друг, идешь? Или так и будешь гипнотизировать его следы?

- Да иду, иду, - Кайл двинулся в машину, все еще думая о Келли, ему не хотелось признавать, но истинная причина такого состояния была вовсе не в беспокойство из за Смита. Страшный сон, в котором был Келли, все еще оставлял память свежей. При взглядах на омегу сердце заходилось в бешенном ритме, ладони становились влажными и леденели.

В итоге, в очередной раз глянув на Келли в музее, Кайл не выдержал и подошел к Тернеру.

- Кэлл, как ты?

- В порядке, - в растерянности отвечает омега, сбитый с толку внезапной заботой.

- Знаешь, я тут подумал, - Кайл берет из рук омеги телефон, который тот крутил в руках с самого начала экскурсии (альфа сначала даже подумал, что Келли был одним из тех тихих подростков, чья жизнь проходила исключительно в сети и вот сейчас, получив долгожданный агрегат снова в руки за стенами школы, мальчишка хочет что-то сделать, но пристальное наблюдение экскурсовода и сопровождающих учителей его слегка напрягает) и вбивает номер, а затем нажимает вызов. Его собственный новенький и далеко не дешевый аппарат достаточно громко завибрировал в кармане, Хант достал его и сбросил вызов, - звони, если что.

-А… Ну да, спасибо, - Келли все еще не до конца понимая, что произошло, принимает из рук альфы свой телефон и продолжает крутить его в руках, правда уже скорее по инерции. Пару секунд он еще смотрит на Ханта, а затем вновь уходит в свои мысли, переведя взгляд на экскурсовода – высокую мулатку омегу. И как эта женщина выживает здесь? Вокруг нее постоянно альфы, а она не просто симпатичная, она – красавица, есть на что «греть» глазки. Пара одноклассников Келли, едва завидев красотку, ожидающую очередную группу ротозеев, тут же получили подзатыльники от учителей за непристойные высказывания, а искусствовед лишь скромно улыбнулась, а затем кинула выученную и «затертую до дыр», как показалось Келли фразу: «А теперь, думаю, мы можем окунуться в мир искусства». А что ей еще можно было сказать? Альфы слишком влиятельны, чтобы их категорично отшить. Потом не то, что сносную работу не найдешь – на панель выйдешь за еду работать.

***

URL
2015-01-29 в 23:53 

Improba Dea
irrepressible;
По привычке заткнув уши наушниками, Келли двинулся на остановку. Он все еще нервно крутил телефон в руках, и причина того было далеко не отсуствие WiFi и невозможность запостить что-нибудь в сеть, как могли подумать окружающие, а то, что в течение всего дня Тернер так и не решился набрать отчима или папу и сказать, что заедет переночевать и побыть немного с семьей. Хотя семьей они перестали быть уже довольно давно.

Подходя к остановке, Келли заметил автобус. Как раз его рейс. Задержись он еще на пару минут с Хантом и непременно опоздал бы.

«Одни проблемы от тебя, Хант!» - в сердцах подумал Кэлл. Мимолетом кинув взгляд на телефон. Невольно вспомнилась небрежно брошенная альфой фраза: «Звони, если что». Омега тряхнул головой, выкидывая странные мысли из нее и ринулся к автобусу. Здесь водитель всегда стоит минут пять, ожидая, пока салон побольше заполнится, но все же Келли предпочел перестраховаться. Еще минут двадцать и Тернер окажется дома. Он все еще не понимал, что чувствует по этому поводу, но радости не было точно. Только стойкое беспокойство и так с самого утра.

Наконец, он стоял на остановке напротив дома. Мальчишка еще пару секунд покрутил телефон в руках и, наконец, сунув его в карман, перешел через дорогу. Звонить и предупреждать о своем визите уже было поздно. Поэтому Келли подошел к двери и позвонил - Алексис точно должен был быть дома.

За дверью послышались тяжелые шаги и через мгновение перед омегой открылась дверь.

- Томас, - констатировал Келли факт с явным недовольством.

- Омежка, - усмехнулся «отчим».

- Пропустишь меня в дом?

- А что ты тут, собственно, делаешь? Сбежал? Если ты мне проблем нагородишь, я тебя…

- У нас была экскурсия. Для тех, кто живет в городе были выписаны разрешения остаться до завтра дома, - осмелев, Келли сделал пару шагов к Томасу навстречу, намереваясь пройти в дом.

- Ты думаешь, тебя кто-то ждет? – отчим наклонился к парню так, что они смотрели друг другу в глаза, а лицо Тома оказалось в паре сантиметров от Тернера. Мальчишка тут же отпряну, шагнул назад, чуть не упав со ступеньки невысокого крыльца. В первую секунду омега даже не понял, в чем дело. Когда он уже схватился за перила и спустился вниз еще на одну ступень, юноша окинул взглядом отчима. Заспанный, помятый и небритый альфа явно не был при трезвом уме.

- Ты бухой? – в лоб спросил Келли не имеющий особенно привычки аккуратно выбирать слова, - Где Лекс?

- C какой радости ты мне грубишь, щенок? – Томас переступил порог дома. Воспользовавшись образовавшимся между альфой и дверным косяком зазором, Келли юркнул в дом.

- Я не грублю – констатирую факт. Где Лекс и когда он будет, - старался унять тревогу, нарастающую в душе, спросил Тернер.

- Твой папочка гуляет. Помнишь, у нас есть дети, - Томас явно начинал в очередной раз докапываться до подростка, - Мы семья, Келли. И ты, никчемное серое существо, в нее никак не вписываешься.

Со злостью сжав кулаки, Келли резко развернулся и пошел туда, где раньше была его комната, надеясь, что там остались хотя бы намеки на нее. К счастью, все было ровно в таком же виде, как Келли оставил перед отъездом. Кровать заправлена, римская штора наполовину прикрыта, книги четко по полкам, пару тетрадей прошлых годов на столе. Новым в комнате был только слой пыли. Сюда явно никто не заходил, не желая напоминать себе о еще одном жителе дома. Вздохнув тяжело, Келли сел на кровать.

Достав из кармана телефон, Мальчишка набрал номер, один из тех немногих, что были забиты в память простенького смартфона.

- Алексис, - Келли резко зажмурился и отодвинул трубку от уха, потому что в ней вперед голоса папы раздался истошный крик одного из детей, - Смотрю ты занят.

- Келли, милый, как ты? Что-то случилось, что тебе вернули телефон?

Одним из условий пребывания на территории школы была связь с родителями только по расписанию. Вроде как предполагалось, что отсутствие родительской опеки будет меньше отвлекать учеников и сделает их более ответственными. Именно по этой причине все личные вещи, типа телефонов и планшетов были либо оставлены дома, либо сданы в именные ящички, чтобы если мало ли случится какое-то глобально ЧП, ученик все же мог связаться с семьей. По какой причине недоразумение с Келли не получило статус особенно серьезного ЧП оставалось загадкой по факту (хотя, нет, не оставалось), а по документам было недоразумением, при котором ученик просто споткнулся.

«И с чего у меня могло что-то случиться? Да это же нонсенс! Омега в школе для альф. И правда, что могло случиться, мать вашу?!» - иронично подумал Келли, закатив глаза и скорчив недовольную гримасу.

- Нет, Лекс, все в норме. Я дома.

- Келли! – в голосе старшего омеги проскользнула истеричная нотка. Тернеру аж самому страшно стало, что папу прям там, где бы он ни был, хватит удар.

- Спокойно-спокойно, я в норме. И в школе все хорошо, - поспешил мальчишка скривить душой, лишь бы Алексис успокоился и дал договорить.

- Тогда что?! – истерика явно отступила, но Келли не переставал удивляться тому, насколько высоко может звучать мужской голос, пусть и голос омеги. Парень хихикнул в трубку, а вот старший-омега смешным происходящее явно не находил, - Тебя отчислили? Ты с кем-то подрался? Поругался? Что случилось?

-Почему я должен был с кем-то подраться, Лекс? – оторопев от такого поведения Алексиса только и смог произнести Тернер.

- Ну-у, Томас говорил, что ты звонил. Сказал, у тебя проблемы, мол не находишь общий язык с одноклассниками, конфликтуешь.

- А… Ну ясно, - Келли снова поморщился, - Томас сказал… Как я не догадался. Я просил его тебя не беспокоить. Пустяки. У нас с ребятами все в норме.

«В норме ли?.. Надолго ли?» - проскользнула пессимистичная мысль.

-Милый, ты уверен?

- Да, Ал. Я уверен.

-Тогда почему ты дома?

- Я пытаюсь тебе сказать причину уже минут пять. Сегодня у нас была экскурсия и…

-Тебе стало плохо в автобусе?!

- Алексис! – НЕ выдержал Келли и повысил на папу голос, - Мне хорошо. То есть в автобусе было не очень, но нам просто после экскурсии разрешили до завтрашнего вечера побыть дома. Завтра вечером надо вернуться в школу.

- Господи, Келли Тернер, не вздумай меня так больше пугать!

- Лекс, это ты паникуешь и не даешь и слова вставить. Когда вернешься?

-Думаю, через пару часов.

-Отлично, жду. Или, может, тебя встретить?

URL
2015-01-29 в 23:54 

Improba Dea
irrepressible;
- Нет, не стоит, милый, Подожди дома. Ты, наверное, утомился. Отдохни, - в этот момент в трубке вновь послышался детский плач, - Ладно, Келли, мне пора. И да, милый. Томас вчера успешно закрыл одну крупную сделку. Они с коллегами отметили. Так что пусть отдыхает, не мешай ему.

Алексис повесил трубку, предварительно, кажется, уронив ее на асфальт.

«Как мило с твоей стороны воспылать заботой», – отчего-то это сильно раздражало Келли. Столько времени омега-старший не вспоминал про первого сына, а тут его приезд все изменил. Это было неприятно и противно в какой-то мере, Хотя Тернер понимал, что не может злиться на папу. У него двое маленьких детей, и по вполне понятным причинам им уделяется больше внимания. Предполагается, что Келли уже самостоятельный. Чьи проблемы если он замкнут и необщителен?..

Келли злился, наверное, больше из-за того, как сейчас чувствовал себя дома. Еще более неуютно, чем по приезду в школьном общежитии. Это было странно. Мальчишка не понимал, что чувствует. Еще недавно в школе он был душу готов продать дьяволу, лишь бы оказаться в своей маленькой, уютной комнате, лишь бы сидеть за своим столом и спать на своей кровати, лишь бы почувствовать снова эту родную домашнюю обстановку. Он думал, ему станет легчке, когда он снова почувствует, что у него есть место, где он в своей тарелке, где он тот, кем должен быть, кем ему нравится быть. Но в душе зарождалось разочарование: это место было просто помещением. Ни уюта, ни ощущения безопасности. Ни-че-го. Что послужило этому? Общая атмосфера в доме? Слова Томаса, что Келли не часть их новой семьи? Это было странно, но отчего-то сам факт отсутствия чего-то теплого в сердце от пребывания на знакомой территории был безразличен, будто бы Тернер знал, что так будет уже задолго до этого момент. Что ж, не стоило тешить пустых надежд. В глубине души он, еще уезжая, понимал, что место, куда он вернется, не будет тем же самым, откуда он уехал. Стало по-детски обидно от понимания того, как легко его вычеркнули из жизни.

- Эй, отморозок малолетний, - дверь в комнату открылась и на пороге появился Томас, - Ты так и не соизволил сказать, что делаешь в моем доме, сучонок.

Это было сказано с таким пренебрежением, что тут Тернер уже не выдержал.

-Во-первых, я тут тоже живу, - сквозь зубы прошипел омега, не поднимая глаз на отчима.

- А во-вторых? – наглая усмешка на лице мужчины бесила. До дрожи во всем теле хотелось стереть ее с его самодовольного лица, - Какие еще аргументы есть у школьной шлюшки? – Томас заржал, - Как тебе там, а киса? Нравится? Как там они тебя дерут, а? Ни в чем, наверное не нуждаешься, сука.

Томас снова загоготал. Келли же, сам не понимая, что делает вскочил с кровати и влепил отчиму пощечину.

- Хреновый из тебя сутенер, Томас, - зло выплюнул мальчишка, намереваясь покинуть комнату и пойти погулять, пока не вернется Алексис, как отчим схватил парня за запястье и резко дернул на себя.

- Сука, ты себе что позволяешь, блядина ты дешевая?! – было не столько страшно от нависавшего над Келли глыбой Томасом и не столько обидно от резких высказываний в свой адрес, сколько от тона его голоса и того, насколько неуравновешенно он выглядел и был после пьянки. Келли начало трясти.

Вскочив на ноги, мальчишка предпринял вторую попытку прошмыгнуть мимо злого отчима, и ему это почти удалось, но Томас успел ухватить парня в последнее мгновение за капюшон. Резко перехватило дыхание, перед глазами на секунду потемнело. Томас с такой силой дернул мальчишку за ветровку, втягивая обратно в комнату, что ткань треснула. Когда окружающий мир прояснел, мальчишка уже летел на тумбу около кровать. Омега не успел понять, что произошло или почувствовать боль, как левую бровь обожгло, а на глаз потекла кровь.

Собравшись с силами, мальчишка снова вскочил на ноги и, отпихнув Тома в сторону, побежал из комнаты. В панике он даже не думал, куда ему деться. Понял, что убегал от альфы не в том направлении лишь когда перед глазами возникла дверь кладавой. Мальчишка хотел метнуться обратно, но отчим уже почти его догнал. Не думая, что окончательно загоняет себя в угол, парень заскочил в тесную кладовку и замерся изнутри, умудрившись подпереть чем-то дверь изнутри.

- А ну открой дверь, мелкая сука, я тебя все равно оттуда достану, тварь. Вопрос времени.

Мальчишку всего трясло. Ему, наверное, впервые было так страшно. Если раньше он боялся боли, унижения, подчинения, то сейчас, трезво с трудом стараясь трезво оценить обстановку, мальчишка боялся за свою жизнь. Томас – альфа и альфа со связями. Если Келли найдут с проломленным черепом, явно окажется, что он просто упал с лестницы или уронил что-нибудь на себя с верхней полки, будучи весьма маленького роста.

О том, что до сих пор сжимает в руке телефон, Келли понял не сразу даже, когда аппарат завибрировал в руке. Мальчик замер на секунду, а потом дернулся будто от удара тока и стал лихорадочно пытаться попасть на необходимый значок, чтобы снять трубку. Дрожащие руки слушались с трудом. Сердце колотилось, как бешенное.

- Открой эту ебанную дверь! – не унимался Томас, раз за разам то ударяя кулаками в дверь, то начиная терзать ручку с той стороны.

Наконец сняв трубку, не глядя, кто звонит, мальчишка истерично затараторил.

- Помогите, пожалуйста, помогите, голос тоже не слушался. Вышло хрипло, будто бы Тернер запыхался после небольшой, но интенсивной пробежки или после перетаскивания мебели, что, пожалуй, в какой-то мере и было правдой, учитывая, что одной рукой омега держал телефон, а второй старательно сдвигал к двери все, что было в кладовке. Пара старых стульев, кофейный столик

- Келли? – послышался бодрый голос на том конце, - Тебя очень плохо слышно. Ты уже приехал домой? Решил спросить, как ты добрался.

- Кайл? – Наверное впервые в жизни омега был настолько счастлив слышать альфу и едва ли это счастье когда-то сможет стать больше, относительно Ханта, - Кайл, господи, где ты?!

- Кэлл, все в порядке? – парень насторожился. Фоновая музыка резко сошла на нет, - говори громче.

- Нет, Хант! Все не в порядке, - продолжал мальчишка, едва не уронив телефон, - помоги мне, пожалуйста, Кайл, умоляю тебя, помоги мне.

- Келли, где ты? – по резко ставшему серьезным голосу сразу стало понятно, что Кайл верно расставил приоритеты. К счастью, он умел принимать решения, прежде чем их обдумать.

- С кем ты там пиздишь, сука, а?! Не спасет тебя Алексис. Убью, творь мелкая. Открой гребанную дверь!

URL
2015-01-29 в 23:55 

Improba Dea
irrepressible;
Мальчишка стоял в темной кладовке, освещаемый лишь тусклой подсветкой смартфона и боялся не то, чтобы пошевелиться, но даже дышать. Отрезвил резкий и довольно грубый голос Кайла в трубке.

- Келли, где ты, живо назови адрес, - альфа определенно слышал «собеседника» омеги и понимал, чего парнишке может стоить его промедление.

Келли на автомате, не думая, назвал домашний адрес. Он продолжал стоять, как вкопанный, глядя на дергающуюся ручку двери и прикидывая, сколько еще раз Томасу надо будет с силой ее дернуть, прежде чем он отвалится, давая доступ маньяку к нему.

- Поворачивай обратно, - кидает кому-то Кайл, - Я близко, Кэлл, чуть-чуть потерпи, ладно? Я скоро буду, ты меня слышишь? Говори со мной, Келли?

- Да, - голос хриплый, руки дрожат, - Не вешай трубку, пожалуйста.

- Хорошо, просто говори со мной. Кто это?

- Том. Это мой отчим, Томас, - мальчишка не замечает, как из глаз начинают течь слезы. Он по-прежнему не ощущает пульсирующей боли над бровью и не обращает внимания на кровь, застилающую глаз и пачкающую воротник футболки.

- Келли, что произошло? – Кайл старается говорить как можно спокойнее, лишь бы не напугать мальчишку еще сильнее, не добавить к его и без того ужасному состоянию еще и своей паники, Говори со мной, я тут. Все хорошо, я скоро буду.

- Я… Я не знаю, - мальчишка всхлипывает, - Я не знаю, что произошло, не помню, чем взбесил его, Кайл… Он меня убьет.

- Тише-тише, я скоро буду. Я рядом, Кайл уже сам хочет прибить ублюдка, который так напугал омегу. Внезапно в голове проскальзывает мысль, что и он сам когда-то довел Келли до такого же состояния. Становится не по себе. Кайл нервно сглатывает, начинает гипнотизировать приборную панель машины. Не углубиться самому в мысли не дает лишь рыдающий и напуганный до смерти омега на то мконце провода.

- Дверь открой, сука! Дрянь. Если не откроешь сейчас – хуже буде мразь! Тебе, твоему папочке и всем, сука, кто тебя знает!

-Келли, малыш, не слушай его, - тут же продолжает говорить Хант, едва слышит сдавленный писк Келли, - не слушай его. Говори со мной. Все хорошо. Мне осталось пару кварталов, потерпи. Я сейчас буду.

Кайл понимает, что обещает почти невозможное. Скорее всего за поворотом начнется жуткая пробка, как и всегда в этом районе в это время суток. Но он знает, что парня надо хоть как-то держать в форме, если можно так выразиться в данной ситуации. Он не должен потерять контакт с ним и не должен напугать сильнее. Келли и так на взводе.

- Я не слушаю, не слушаю, - шепчет мальчишка охрипшим голосом, оседая на пол и забиваясь в самый дальний угол.

- Чш-ш-ш, умница. Говори со мной. Где ты? – машина заворачивает и Кайл видит то, что и предполагал – огромную пробку, - твою мать!

- Что?! – испуганно шепчет Келли.

- Все нормально, Кэлл. Просто выбоина на дроге, - придумывает несуществующую проблему, которая не должна напугать парня еще больше альфа.

- Ну все сука, довыебывался! – орет Томас с той стороны дверь и сразу после Кайл слышит в трубке жуткий треск.

- Келли, - альфа еще больше напрягся, - Кэлл?

- Кайл, помоги, - тихо шепчет мальчишка. Потом стук. Кайл понимает, что омега уронил телефон.

- Иди сюда щенок! - а следом слышится крик и короткие гудки.

-Сука! – Кайл со злостью швыряет на заднее сидение телефон. До омеги осталось каких-то пару кварталов. На машине это всего-ничего, но альфу трясет так, будто это он там сейчас рядом с неуравновешенным Томасом, а не его Мышка.

- Кайл? – Тетчер кладет руку на плечо друга. Все это время он был свидетелем разговора и чуть не попал под раздачу, когда Хант отшвырнул телефон, - Пешком быстрее, вылезай, пошли.

Водитель едва успевает остановить машину. А двое подростков уже вылетают из салона и бегут по направлению к дома омеги.

«Кэлл, бога ради, продержись еще немного»,

Спустя ровно пять минут, парни уже стояли на крыльце дома. Напрягло уже то, что как в лучших традициях триллеров, входная дверь была не заперта. Не раздумывая, Хант влетел в дом.

- Келли!

- Кайл я на верху, - слышится сдавленный крик омеги. Где точно он наверху, сказать не представляется возможным, да Хант и не ждет, мигом отправляясь наверх.

Едва альфы поднялись на второй этаж, как услышали звуки борьбы. Не думая, что будет делать дальше, Хант ринулся на звук, а Тетчер за ним. Уже через пару шагов становится понятно, откуда идет шум. Единственная распахнутая на втором этаже дверь. Кайл заскакивает в помещение. Это оказалась ванная комната.

Омега лежит на полу просторной душевой кабины. Отчим отной рукой держит мальчишку за воротник так и не снятой ветровки, а вторую руку уже занес для удара. Кайл успевает перехватить запястье мужчины в последний момент. Не думая, мужчина разворачивается и наносит удар второй рукой альфе в скулу, от неожиданности Хант падает на пол.

Келли вскрикнул и попытался отползти от мужчины, который снова обратил все свое внимание на парня. Мальчишка тут же зажмуривает глаза и пытается прикрыть руками голову, когда слышится резкий звон.

Омега еще пару секунд сидит, сжавшись под струями случайно включенной ледяной воды, а потом решается открыть глаза. Том лежит на полу ванной комнаты, вокруг полно темно-зеленых осколков. Кайл сидит на полу, как и за минутоу до этого, после того, как его ударил отчим Келли, А чуть в сторону стоит Майкл и держит за горлышко бутылку из-под шампанского.

- Ты как? – Майкл старается ободряюще улыбнуться Тернеру, но мальчишка никак не реагирует, лишь переводит взгляд с одного альфы, на другого, а затем на третьего. Кажется, парень до сих пор не верит в свое счастье. Все произошло слишком быстро. Келли прекрасно понимает, что было бы не окажись Кайл так близко. А ведь это совершенная случайность. Одна на миллион. В таких случаях жертву обыно не успевают спасти. Мальчишку трясет и ему никак не успокоиться, чем не способствует и холодная вода, и промокшая насквозь одежда.

Омега пытается подняться, но поскальзывается и плюхается обратно - на пол кабинки

URL
2015-01-30 в 00:01 

Improba Dea
irrepressible;
- Давай руку, мальчишка не видел, когда Хант успел встать и подойти к нему. Он лишь огромными и перепуганными глазами смотрит на брюнет, все еще боясь шевелиться. Видя, что парень вообще не реагирует, Хант наклоняется и берет мальчишку на руки, - Куда тебя отнести? Где твои вещи?

- В комнату, - шепчет Тернет, дрожа на руках у Кайла.

- В какую?

- В мою.

- Где она? – терпеливо вытягивает Кайл из омеги информацию буквально по клочкам.

- Прямо по коридору до упора и направо, - отвечает мальчишка, смотря в одну точку.

Хант приносит продрогшего под случайно включенной водой омегу в указанную комнату и кладет на кровать.

- Что будешь делать?

- Сваливаю отсюда к чертовой матери! – парень неожиданно быстро вскакивает с кровати, выкидывает из шкафа джинсы, сухую футболку, после толстовку с капюшоном.

- Куда?

- В гостиницу, на вокзал, в школу. По хуй! – Мальчишка стягивает с себя мокрую одежду, не стесняясь присутствующих парней, - Лишь бы не здесь!

- Ладно, ладно, тише, успокойся. Но, может, - Кайл пытается подойти к омеге ближе, желая успокоить, но Келли как заведенный мечется по комнате, скидывая в сумку все что надо и не надо. Будто бы вообще больше не собирается никогда сюда возвращаться и периодически вытирает рукавом текущие из глаз слезы.

Кайл делает еще шаг навстречу мальчишке, который, кажется, этого даже не замечает, но его останавливает Майк. Альфа качает головой, давая понять, что пока не стоит трогать парня. Омега на взводе и пока ему никак не успокоиться. Кайл кивает и отступает на пару шагов назад. Тем временем Келли вылетает из комнаты и возвращается спустя пару минут уже с телефоном в руках. Монитор разбит, но аппарат, судя по подсветке еще явно жизнеспособен. Омега небрежно кидает его в сумку, застегивает молнию и выходит из комнаты. Альфы едва успевают выскочить из дома за парнем, как тот с громким хлопков закрывает входную дверь.

- Ублюдок ебаный. Что б ты сдох, выродок! – шипит мальчишка и спускается с крыльца дома. Поежившись от подувшего ветра, омега оглядывается по сторонам и накидывает на все еще мокрую голову капюшон толстовки.

- И? – Хант поравнялся с юношей.

- Что и? – мальчик резко поворачивается к Ханту.

- Куда?

- Я уже сказал – не важно куда, лишь бы не тут. Здесь недалеко есть приличный хостел. Переночую там.

- Серьезно? - вступил Тетчер, - Хостелы бывают приличными? Это как НЛО. Ерунда. Не поверю, пока не увижу.

- Ну знаешь, - фыркнул Келли. Его, кажется, начало отпускать, - не снимать же люкс на одну ночь, просто ради койки?

- Почему бы и нет, - пожал плечами Майкл.

Из дома послышался отборны мат. Омегу передернуло.

- Сваливаю! – не ожидая реакции от спасителей, парень тут же ломанулся вперед.

-Кэлл, слушай, погоди минутку, - Кайл взял мальчишку на запястье, - поехали ко мне, переночуешь у меня.

Глаза мальчишки округляются.

- Я тебя не трону, Богом клянусь, - Хант сразу понял причину такой реакции. Не смотря на то, что в последнее время не было инцидентов, Тернет все еще его боится или, как минимум – не доверяет.

«Ты имеешь на это право, Мышка. Я последняя тварь и точно последний, с кем ты бы хотел провести время».

- Не хочу мешать тебе отдыхать с родными, - мальчик меняется в лице, выдыхает. Его все ещё подтряхивает, но он уже, по крайней мере, понимает, где находится и что творится вокруг. Еще десять минут назад он этого не понимал.

- Отец в командировке, а омега с нами не живет. Поехали. Это лучше, чем задрыпанный хостел.

Подумав секунду, мальчишка неожиданно для всех неуверенно кивает.

-Мне нужно сделать звонок.

-Хорошо, - едва Кайл кивает, из-за угла выруливает машина, - развозка, как-то отстраненно говорит Хант и открывает дверцу, пропуская Келли вперед.

«Что я делаю?» - в голове у омеги одна мысль. Он понимает, что Кайл сегодня его спас, он помнит, с каким плохоскрываемым волнением говорил Хант, как пытался успокоить. Но один и даже два хороших поступка не перекроют все то, что Кайл делал раньше. Келли знает, что так должно быть, но понимает, что сам уже ни в чем не уверен. Мальчик садится в машину и, наконец, расслабляется. Его еще не отпустило до конца и, скорее всего, его накроет по-новой через некоторое время, но пока он просто вымотан.

Омега достает из сумки телефон и набирает последний набранный.

- Да, солнышко, я скоро буду дома.

- Лекс, слушай… Меня уже нет дома, - мальчишка старается говорить, как можно ровнее. Алексис не должен услышать и намека на панику, нервы, страх или что бы то ни было.

- Почему? Милый, что-то случилось?

- Нет- нет, все в норме, - омега выдавливает из себя улыбку и хилое подобие на смешок, - друг позвонил. Предложил переночевать у него. Развозка заберет нас завтра там. Оттуда ехать ближе.

- Ну смотри сам милый, но ты уверен…

- Да, Алексис, уверен. Целую, - не дав папе и слова дополнить, Кэлл отключается и, прикрыв глаза, откидывается на спинку сидения.

- Почему не сказал? – интересуется Майк.

- Не за чем ему знать. Живет счастливо, пусть живет дальше, - Келли пожимает плечами.

- Он угрожал им, - Кайл вспомнил, каким тоном орал Томас угрозы.

- Если бы Томас хотел что-то сделать Алу, уже давно бы сделал. Как мне ни паршиво это осознавать, он ненавидит только меня, - парень горько усмехнулся.

- Почему называешь омегу по имени? – решил начать разговор на отвлеченную тему Тетчер.

- Он сам просит, - Келли по-прежнему сидит запрокинув голову на подголовник и не открывает глаз, - Долго ехать?

- Минут сорок, - Кайл смотрит на реакцию Келли, но мальчишка просто кивает. Он не способен на какую-то большую реакцию. Слишком устал. Хант это знает, но надеется, что им удастся поговорить. Пусть чуть позже, у него дома, но он очень в это верит. Хотя все еще не понимает, как Келли так легко согласился остаться с ним наедине.

URL
2015-02-04 в 00:23