21:45 

To find my way back

Improba Dea
irrepressible;



Автор: Improba dea
Бета: Hitomi Eiri (Пролог-IV гл.), HeyJohnSmith, Freaky_Moreau
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Психология, Даркфик, POV, Hurt/comfort, Омегаверс, Учебные заведения
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Underage, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Статус: Закончен
HEAD

читать дальше
запись создана: 02.03.2013 в 21:52

@темы: слеш, ориджиналы, бисёнены, NC-17(21)

URL
Комментарии
2013-10-19 в 18:45 

Luna125
:hlop: замечательное продолжение интересной истории, надеюсь следующего не придется ждать так же долго :)

2013-10-20 в 01:59 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, Я В ШОКЕ!!! Нет слов... просто нет слов... до сих пор ком в горле>_< про "крышу" думала, но чтобы так...О_О
Переживания высосали все силы, что даже на аплодисменты не хватае... В голове каша, а сердце до сих пор бешено колотится... как же я за них переживаю...Т_Т
Я ж Вас теперь замучаю постоянными распросами о продолжении>_<
Не устаю повторять: "Обожаю Вас!", особенно за фразу:
У Ханта вместо мозгов вечная эрекция
)))))))))))))))))))))))))))))))))

2013-10-22 в 21:34 

Обалденная, хватающая за душу история! Очень жду продолжения! Низкий вам поклон, автор!

2013-10-22 в 22:53 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, АААААААААААААААААААААААААА!! Этот наркотик безудержно манит... каждый вечер перечитываю отрывки, а в голове то и дело мелькают образы и картины... меня словно засосало>_<
Нашло озарение! Здесь для меня Вы действительно Богиня)

2013-10-23 в 00:26 

Improba Dea
irrepressible;
У Ханта вместо мозгов вечная эрекция
по-моему, все мои персонажи в жопе носят далеко не шило, а голове - не мозг =)
распросами о продолжении>_<
пока ничего не могу сказать, к сожалению. Мысли есть, работа над главой давно начата, но надо мной навис домоклов меч, и не один (курсач, на который мне надо уже показывать наработки, рефераты в числе двух штук и практика. Надо давать урок,а времени непозволительно мало ии план-конспект урока ещё не то, что не заверен с методистом, даже не одобрен учителем, чей класс я веду Т_Т). Армагедец, друзья мои.:duma: Держите за вашу ненормальную, откладывающую все на последний момент, пальчики крестами Х_Х

URL
2013-10-23 в 23:47 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, держим-держим>_<
И верим в Вас!)
А еще не торопим... не стоит гнать коней и сворачивать такой момент... хоть мысли и наплодили несметное количество дорожек развития события, и душа мучается в сомнениях, по какой же пойдут герои, но все же торопиться не стоит) лучше чуть попозже, но с неописуемым наслаждением вкусить продолжение истории... ксооооооооо, прям оргазм какой-то>_<
Мы с Вами! И все у Вас получиться!)
Смиренно жду...

2013-11-18 в 23:27 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, Вечер добрый, моя обожаемая Богиня!))
Как вы там?И не беспокойтесь, это ни в коем образе не посыл к действию, просто я действительно волнуюсь и в последнее время все чаще вспоминаю о перечисленных выше планах на будущее, которые преследуют Вас на поприще учебы>_<
Как ваши успехи? Надеюсь, что успешно справляетесь со всем трудностями)

2013-11-25 в 17:04 

Improba Dea
irrepressible;
Как ваши успехи? Надеюсь, что успешно справляетесь со всем трудностями)
эм... не совсем:duma:, но я справлюсь и тут же примусь за проду)):write2:

URL
2013-11-25 в 22:08 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, Удачи!)
И помните, то Вы вовсе не одни)

2013-12-03 в 18:28 

когда прода

URL
2013-12-03 в 18:59 

Improba Dea
irrepressible;
Гость, вряд ли скоро. У меня перенесена сессия, следовательно время учебы скоратилось, а вот учебный план остается прежним... так что... у меня, мягко говоря, завал (:duma:

URL
2013-12-03 в 22:17 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, вряд ли скоро
но мы все равно с превеликим нетерпением будем ждать творения вашего пера...*потирает ручки* ххха...ха-ха...ха-ХА-ХА-ХАААА........
Не, ну, я действительно иногда напоминаю себе ненасытного безумного маньяка, когда вспоминаю о "паузе" на крыше...Т_Т
Но более, чем уверена, что тут есть, ради чего стоит ждать)

2013-12-04 в 22:10 

оставь писанину. учись это для тебя важнее. удачи. постарайся. а мы подождем. не спеши

URL
2014-01-09 в 00:57 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, приветствую, моя обожаемая Богиня!) С прошедшими Вас праздниками... С новым Годом и Рождеством!) Самые светлые пожелания Вам и безбрежный океан тепла вашей душе) Чтобы задуманное сбывалось, а плохое забывалось! И приношу свои глубочайшие извинения за опоздание( Не было возможности даже написать хоть строчку: разъезды, тренировки и т.п.>_< Но ни на минуту я не переставала думать о судьбе этих героев...О_О Все-таки чем-то они меня не на шутку зацепили)
Почему-то в поезде ночью, уже в полубреду сна, вспомнился момент с мысленными размышлениями Кайла о том, что он однажды разочаровался в своем Мышонке... и что б Вы думали, сон как рукой сняло>_< Я лихорадочно начала перебирать всю историю в голове, переворачивалась с боку на бок, в тщетных попытках уснуть... варианты возникали и опровергались... в общем, этот вопрос до сих пор мучает меня)) весьма заинтриговало)
Мы Вас ценим и очень любим>_<

2014-01-26 в 23:26 

Improba Dea
irrepressible;
Утренняя суета и возня раздражает, будто в углу копошится грызун. Хочется ещё поспать, но шум в коридоре дает понять: это непозволительная роскошь. Что ж, нужно было отдать должное Кайлу, едва он понял, в какое дерьмо чуть не вляпался с попыткой самоубийства Келли, он тут же бросился улаживать вопросы с посещением учебы омегой. Тернер ни о чем не просил, наверное, обо всем сказал его вид: уставший, измотанный, подавленный и неспособный уже к какому-либо сопротивлению. Сейчас, он пошел бы на все, это понимали все четверо, но почему-то альфы отступились. Либо Келли был прав, что им просто нужно было добиться определенных вещей, либо они струхнули, понимая, что все видели, как именно эта троица - именно они, регулярно зажимали Келли, и, если бы они тогда не пришли на крышу... Как они вообще его нашли?

Вздохнув, Келли заставил себя открыть глаза. Вся комната была изучена до мельчайших подробностей, наверное, надо снова закрыть глаза, но уже не спится. С того вечера, Келли не видел снов, а если и видел, то забывал к утру. Сон, вообще, в последнее время, был каким-то неспокойным, наваливался тяжелым черным одеялом, будто и отдыха не было.

К концу подходила вторая неделя, которую Келли пропускал на учебе. Учителя были в курсе произошедшего, может, не все, но те, кто преподавал у юноши точно. Даже неугомонный Уолш, с которым Келли как-то столкнулся в коридоре, не стал ругаться. Эта жалость убивала. С одной стороны, было не то чтобы приятно, но спокойно ощущать, что теперь-то все поняли, почему Келли был сам не свой, но с другой стороны... от этого опускались руки. Будто бы ты инвалид, который для всех обуза, но о тебе необходимо заботиться, и эта необходимость, есть ничто иное, как принуждение.

Поговорить о своих переживаниях тоже было не с кем, и мысли скапливались внутри, иногда выливаясь слезами по вечерам, а иногда просто давя изнутри, заставляя постоянно ходить, будто натянутая струна. Келли знал, что ни к чему, кроме пошатнувшихся нервов, это не приведет. Ему больше не хватит смелости полезть на крышу. Тем более, после этого случая, дверь стали закрывать. А уж сделать с собой что-то ещё... нет, даже думать было страшно, чтобы самому сделать себе больно.

Кайл часто заглядывал: неизменно один, неизменно приносил еду, зная, что Келли не выйдет из комнаты, даже если загнется от голода, неизменно избегая, смотреть на Келли. Он несколько раз предлагал поговорить, но он не был тем, кому Келли был готов излить душу, кого был готов слушать сам.

Может, это и помогло бы, но Келли просто не мог перебороть себя, свое отвращение. Слишком сложно, слишком свежая рана - она ещё кровит.

Тяжелые мысли прерываются от громкого стука. Кажется, будто стучат по полой металлической трубе рядом с головой. Келли недовольно морщится. Он догадывается, кто это, значит, ответ не нужен. Кайл просто зайдет.

-Доброе... – он запинается. У Келли уже давно утро не было добрым. Если фактически, то с сентября, хотя если посмотреть шире – с момента смерти отца, родного отца. Сейчас нехватка родной души – тёплой, знакомой, ощущалась ещё острее, но Келли уже привык заталкивать переживания глубоко в душу, – утро, Келли, – наконец, переступив порог, заканчивает Кайл.

Мальчишка кивает.

– Кэлл... Я тут подумал...

Он сейчас напоминает напуганного первоклассника, которого привели на первый в жизни урок. Едва находит слова, едва решается поднять глаза от пола. Келли настолько устал, что его даже это раздражает. В другой ситуации он бы посмеялся. Такой Кайл был совсем незнакомым: очень мягким, слишком нерешительным.

– Короче, – глухо отзывается Келли, поднимаясь с кровати. Острое безразличие к тому, что Кайл снова видит его почти обнаженным не пугает. Потом, наверное, снова будет стыдно. Но это после отдыха. А здесь он его не почувствует.

– Не хочешь развеяться? – едва слышное слово отдается в ушах Кайла словно приказ. Вина. Каким бы он не был ублюдком, он её чувствует, наверное, даже впервые. Этакий покорный идеальный любовник. Келли не смог сдержать ироничной ухмылки.

– Кайл, – альфа напрягается, – не надо меня опекать.

На самом деле заботы сейчас хочется больше, чем чего-либо. Но отчего-то Келли отказывается от неё, отрицает её необходимость.

– Я не опекаю, – ложь. Он и сам понимает, что становится слишком навязчивым. – Я говорил с Шенноном.

Отклик следует незамедлительно. Келли резко поднимает глаза на альфу. Тот даже не понимает, что увидел: переживание, страх, радость, – что?

– Что ты ему сказал?

– Какая разница. Он сказал, что был бы рад тебя увидеть... На выходных. Сегодня последний учебный день, а потом четыре выходных... Школа участвует... Впрочем, не важно. Ты можешь уехать сегодня. А вернуться в пятницу вечером или в субботу утром.

– У меня нет возможности.

– Я тебя довезу.

– Я не сяду с тобой в одну машину.

– Ты мне не доверяешь? – спрашивает Кайл, но лишь потом понял, какую глупость сморозил, – то есть...

– Дело не в доверии, я просто не сяду к тебе в машину. Не хочу, – Келли с детства сильно укачивало в транспорте. Для него это было подвигом – сесть в наземный колесный транспорт. Обычно ему приходилось выпить пару таблеток, но последствиями была жуткая сонливость и заторможенность. Впрочем, это была не единственная причина. Поверить, что такой человек способен быть аккуратным за рулем, было очень сложно. Все это походило на глупый детский страх, чрезмерную мнительность, если пожелаете, но Хант больше похож на лихача, чем на аккуратного и вдумчивого водителя.

– Да брось, Кэлл. Я вожу полтора года и ни одного инцидента.

– Ты там что-то про доверие спрашивал? – вполне конкретный намек в надежде, что Хант отстанет.

Но увидеться с Шенноном, правда, очень хотелось. Соблазн, черт его подери. Кайл знал, куда давить. Келли уже давно понял, что Хант неплохой психолог... ну или просто интуит, – как вам будет угодно. Шеннон не был просто любимым учителем. Не делая толком ничего особенного, просто оказываясь в нужном месте в нужное время, он стал другом. Это было не слишком компетентно с его стороны – проявлять интерес к одному единственному ученику, но Фокс видел все именно со своей стороны, стороны человека, в свое время, тоже оказавшегося под влиянием общественного мнения, взглядов, убеждений. Он смотрел не с высоты виноватого, не с высоты сожалеющего. Вроде как, друзья по несчастью. Наверное грусть от того, что Тернер не сможет увидеть единственного друга, слишком ярко отразилась на его лице.

– Я вызову такси. Тебя довезут до остановки или до Шеннона. Я не знаю, Кэлл, найдем мы решение. Тебе просто надо собрать сумку.

– Никаких "мы" и быть не может! – слишком резкий ответ, Келли и сам не ожидал, что при усталости, так давящей на него, он способен говорить настолько жестко и колко. На самом деле ведь в этом "мы" не было совсем ничего "такого", но оно больно хлестнуло по ушам. Снова зародилась мысль об еще одной издевке.

– Келли я... немного не то имел ввиду, – альфа опешил, но потом опомнился. Заставлять омегу было не хорошо, но оставлять тут было ещё хуже. Пожалуй, сейчас и, правда, стоило надавить. Ведь Кайл, все равно, не предлагает ему что-то плохое. – Брось, я просто тебя подвезу.

URL
2014-01-26 в 23:28 

Improba Dea
irrepressible;
Келли прикусывает губу и отворачивается. Увидеться с Фоксом и, на деле, просто необходимо. Но, как бы он не отрицал своего страха, он есть. Машина слишком маленькое пространство, чтобы находиться в ней с Кайлом. В тишине омега слышит тиканье часов. Неловкий момент, требующий ответа. Келли все ещё не знает: эта забота – вина или еще одна издевка?

– Я хочу поговорить с Шенноном, – Келли вновь стоит лицом к брюнету.

– Зачем? – Кайл не ожидал такой просьбы, но, кажется, почти сразу догадывается, зачем же Келли хочет поговорить. Он и правда боится, не доверяет. Но его не в чем винить. Кайл сам заслужил такое отношение. На секунду в голове проявляется мысль: как бы чувствовал себя Кайл, будь он на месте мальчишки. Альфа тряхнул головой, отгоняя мысли. Запустив руку в карман брюк, он достает мобильник, на удивление Келли – довольно простой, довольно маленький, по отношению к тому, какие сейчас предпочитала золотая молодежь. – На "эф", – Кайл кидает мобильник омеге, тот неловко ловит телефон и залезает в телефонную книгу.

Первый гудок, второй, третий, четвертый. Келли уже решает, что это все-таки розыгрыш и сейчас он, скорее всего звонит кому-то из парней Ханта, как неожиданно трубку снимают.

– Ну что ты там опять натворил? Сколько с тобой проблем. Я же дал четкие указания! – голос на том конце раздраженный, довольно резкий. Но это несомненно Фокс.

– Шеннон, – тихонько отзывается Келли. Ему все ещё неловко называть бывшего учителя по имени. В отличие от Ханта, омега знает, что такое "уважать старших".

– Что с голосом, Хант?

– Это не Хант, – наверное одного слова было мало, чтобы узнать Келли. Впрочем, не удивительно, учитывая, как историк раздражен. А если и добавить то, как долго он не брал трубку, скорее всего, Келли отвлек его от важного дела, – это Келли.

– Келли? – Шеннон удивлен. – Я не думал, что ты позвонишь... вернее позвонишь с его телефона. Что-то случилось?

– Ты говорил, – Келли запинается и поднимает глаза на Кайла. При нем говорить неудобно. Омега не имел привычки говорить о людях так, будто они не присутствуют при разговоре, когда все как раз наоборот. Кивнув, Кайл вышел, бросив: "за дверью подожду".

– Кэлл? Что-то случилось? Что этот идиот тебе сделал?

– Вы, – мальчик себя одергивает. – Ты говорил с ним?

– По поводу?

– Моего приезда?

– Да. Что-то не так? Ты не можешь? Кайл заезжал ко мне на днях и спрашивал, буду ли я дома и есть ли у меня планы. Я сказал, что нет. Так тебя ждать?

– Я... Я не знаю.

– Я не заставляю, но, думаю, смена обстановки пошла бы тебе на пользу, – по голосу омеги слышно, что он улыбается. – Мне пришлось уехать внезапно, мы ведь даже не попрощались. Я был бы рад увидеть тебя. Но если у тебя есть планы...

– Господи, какие у меня могут быть планы? – с иронией замечает Келли.

– Келли, я в курсе, что он повезет тебя, если ты согласишься, разумеется, так что любой его косяк будет стоить ему головы. Не бойся. Уверяю, он будет тебя беречь, как зеницу ока. Ну так что?

– Я... Хорошо... Я буду, – мальчишка все ещё не уверен, но поддается на уговоры. От этой комнаты уже тошнит. Каждый уголок известен до миллиметра, а спокойствия здесь до сих пор не чувствуется.

– Дай ему трубку, пожалуйста. Объясню, как проехать. У него нет навигатора в машине.

– Ты же сказал, что он заезжал, – секундное молчание, после чего Шеннон спохватился.

– Да... ну мы встречались не у меня. Мы сидели в кафе. Знаешь, у меня на днях закончили ремонт, а такого чистоплюя было бы глупо приглашать в дом, – Фокс беззаботно усмехается.

– Хорошо, минутку, он вышел, – Келли, приоткрывает дверь и просовывает Кайлу трубку, вскользь говоря. – Я собираю вещи.

Хант принимает трубку у мальчишки, замечая, что его рука немного дрожит. Неужели он так волнуется?

– Да, я слушаю.

URL
2014-01-26 в 23:29 

Improba Dea
irrepressible;
– Головой за него отвечаешь, засранец, – голос бывшего учителя тут же посуровел, – увижу на нем синяк или ссадину, голову с тебя сниму, усек?

– Да, Фокс, я все понял, – покладисто отвечает альфа, а потом, замолчав на минуту, добавляет тише, – спасибо тебе.

Отсоединившись и сунув телефон обратно в карман, Кайл прислоняется спиной к стене и прикрывает глаза. Пожалуй, лучшее, что он мог сделать в данной ситуации – поехать к единственному близкому для Келли человеку. Кайл уже и не надеялся, что что-то можно будет изменить.

Когда он ехал к Фоксу три дня назад, то был уверен, что его и на порог не пустят. Первой задачей было прорваться, а потом, пусть даже и на коленях, но просить помощи. Странно, но Фокс пустил его без попыток обороны. Шеннон был гораздо выше обид, потому сразу предложил незваному гостю чаю. Кайл согласился. Разговор не заладился. Повезло хотя бы в том, что Алана не было дома. Хант был на сто процентов уверен, что поладить с мужем Шеннона будет куда труднее, после того, сколько проблем, слишком гордый и высокомерный подросток, устроил их семье. Тем более Шеннон наверняка рассказал Алану про него, "достояние" школы Святого Августа.

Спустя минут тридцать, Келли уже выходил из школы. Уроки едва кончились, так что он словил не один осуждающий и завидующий взгляд. Неприятно, когда на тебя все пялятся, но Келли даже улыбнулся невольно, слыша бурчание из оперы "хорошо болеет, блин. Я тоже так при смерти лежать хочу". Впрочем, вымученная и уставшая улыбка тут же сошла с лица, когда мальчик вышел из школы и направился к парковке. Она была небольшой, ведь предполагалось, что тут будет парковаться лишь школьный автобус и изредка родители. Очевидно, когда школу построили не предполагали, что у каждого ученика будет тачка, а то и две. Около черного Volkswagen стояла неизменная компания. Паника как-то сама поднялась на поверхность сознания. Келли остановился, замер, закусив губу. Желание ехать куда-либо тут же отпало. Эти трое разговаривали как ни в чем ни бывало. Келли нетерпеливо облизал губы. Он впервые, с того дня, видел всех троих. Сердце бешено забилось. Мальчишка стал машинально теребить ремешок сумки, переброшенный через плечо. Он уже собирался развернуться и пойти обратно, как Кайл повернул голову и увидел его. Свита тут же поспешила ретироваться. Майкл приветливо улыбнулся напоследок, а вот Райан остался неизменно холоден и суров. По спине пробежали мурашки. По сути даже такие отношения были прогрессом, это, все же лучше, но Райан по-прежнему оставался птицей совсем другого полета. Дело не в его положении, статусе, обеспеченности, дело лишь во взглядах на жизнь. Смит из тех, кто никогда не признает омег равными. Пожалуй, Келли это понимал, но для собственного спокойствия про себя называл лишь "конфликтом на личной почве". Хотя уместно ли в данной ситуации добавочное "лишь"?

– Кэлл, готов? – Кайл поравнялся с омегой и протянул руку забрать у последнего сумку. Келли машинально отступил на пол шага назад, зажав ремешок сумки двумя руками, будто это была не спортивная сумка, а оружие массового поражения, единственное способное защитить его. Кайл лишь пожал плечами. – Идем?

Келли не ответил, лишь кивнул машинально и последовал за парнем. Альфа любезно открыл заднюю дверцу, приглашая Келли сесть. Мальчишка так же молча сел в машину. Паника с каждой минутой росла. Ну зачем он согласился? Ну, что он тут делает? Какого черта он сидит в машине с Хантом?

Когда альфа поворачивает ключ и слышится шум мотора, Келли хватается за ручку двери и резко бросает.

– Я никуда не поеду.

Хант опешил. Он обернулся к парню и посмотрел на него, удивленно подняв брови.

– Не дури, Бога ради. Ты же поговорил с Шенноном, разве это не гарант твоей неприкосновенности? Я за рулем, ты на заднем сидении? Ты думаешь, у меня есть две дополнительные руки на заднем сидении? – Келли быстро качает головой. – Тогда переставай надумывать себе всякую ерунду. Пристегнись и едем, – заметив, как мальчишка вжимается в сидение, Кайл быстро добавляет, – включить печку?

– Нет, нет ничего не нужно, просто поехали, иначе я правда передумаю, – очевидно Кайл прекрасно понял, почему омежка был такой нерешительный в комнате. Скрывать было уже бесполезно.

– Как пожелаешь, – брюнет снова пожал плечами и машина тронулась. Келли прикрыл глаза и сосчитал до пяти. Вроде удалось успокоить бешено бьющееся сердце.

– Долго ехать?

– Около часа, – сухой вопрос, сухой ответ. Кайл лишь машинально глянул в зеркало заднего вида.

Мальчишка полез в сумку. Для него двадцатиминутная поездка подвиг, а тут час. Слишком долго. Достав оттуда небольшую пластинку таблеток и бутылку воды, он проглотил сразу две.

– Что-то случилось? – Хант снова посмотрел в зеркало, голос обеспокоенный.

– Нет, – Тернер закинул две таблетки в рот и тут же запил.

– Кэлл, ты как себя чувствуешь?

– Слегка запоздалый вопрос, – не сдержавшись съязвил парень. – Со мной все в порядке, веди, пожалуйста, глядя на дорогу.

Однако резкий, язвительный тон не возымел действия на альфу, тот продолжал с завидной периодичностью посматривать на пассажира.

– Господи, да укачивает меня, – раздраженно отмазался Келли, вновь прикрывая глаза, чувствуя, как к горлу подступает комок. Стоило принять лекарство раньше, теперь минут десять придется ждать, пока таблетки подействуют. Наконец, услышав достойный ответ, Кайл вновь устремил взгляд на дорогу.

Дальнейший путь прошел в полнейшей тишине. Мальчишка даже задремал минут через пятнадцать, едва таблетки побороли тошноту. Впрочем, этому поспособствовала и тихо мурлыкающая в салоне музыка – джаз. Хотя Келли был совершенно уверен, что слушал эти песни и в оригинале они куда агрессивнее. Он никогда бы не подумал, что Кайл слушает что-то подобное. Впрочем, может, это намеренная попытка релаксации? Мальчишка лишь усмехнулся своим немного глупым и слишком беззаботным мыслям, неожиданно появившимся в голове, прежде чем позволить себе окончательно уснуть.

– Кэлл, – кто-то тихонько трогает за плечо, – приехали.

Келли распахивает глаза. Местность довольно живописная. Точно, Шеннон же как-то обмолвился, что живет с Аланом за чертой города. Черт, а ведь он и не подумал, когда согласился на эти сказочные каникулы о том, что влезет в семейную жизнь Фокса. Стало неловко.

– Келли, – от мыслей отвлекает второй голос.
Шеннон стоит в непривычно домашнем и уютном виде - совсем не тот, каким помнит его Келли: брюки, рубашка застегнутая под горло, галстук, буквально прилизанные волосы, – ничего лишнего, все строго и официально до тошноты. А сейчас: бежевые тапочки, потертые джинсы с дырками на коленях, темная футболка на пару размеров больше, сверху кардиган крупной вязки, придающий еще больше тепла этому человеку, волосы на скорую руку собраны резинкой, при чем довольно давно, ибо уже прилично растрепаны.
– Быстро вы добрались. Значит, пробку на объездной вы, к счастью, не застали. Чудненько, – Шеннон спускается с крыльца дома и подходит к машине. – Спасибо, что привез его, – Фокс старается быть вежливым и приветливым, но его голос сух. Значит, напряжение между ними все ещё осталось.

Келли протирает глаза и вылезает из машины, не сдержав облегченный вздох.

– Тоже не в восторге от транспорта, м? – Шеннон с улыбкой смотрит на Келли, потом переводит взгляд на Кайла. – Пройдешь?

– Нет, я поеду. Развлекайтесь, – с этими словами Кайл снова садится за руль. Келли не оборачивается, лишь слышит шорох гравия под колесами, а потом гудение автоматически закрывающихся кованных ворот.

– Милое место.

URL
2014-01-26 в 23:31 

Improba Dea
irrepressible;
– Оно таким не кажется, когда ты один в гребанном доме посреди леса, – Шеннон усмехается, открывая дверь и пропуская Келли вперед.

– Один? – омега с удивлением смотрит на учителя, а потом машинально оглядывает прихожую. Никакой краски или обоев. Только бесцветный лак и светлое дерево. Это придает какой-то особый шарм этому дому. Никакой ненужной вычурности. Домашний, можно сказать сельский уют.

– Алан уже неделю в командировке и вернется не раньше вторника. Так что я тут в гордом одиночестве. Твой приезд скрасит мое нелегкое существование.

– Шутишь? – Мальчишка с плохо скрываемым удовольствием проводит рукой по стене. – Тут же чудесно!

– В таком случае, ты не пожалеешь, что решил меня навестить, – он треплет Келли по волосам и приглашает пройти в гостиную жестом, оставив сумку парня на круглом пуфике в холле.


***



Припарковав машину возле школы, Кайл, наконец, откинулся на спинку сидения и прикрыл глаза. Пожалуй, денек не из легких. Он всегда умел общаться с людьми, всегда был центром внимания и от этого не страдал, всегда находил, что сказать и никогда не чувствовал неловкости из-за тишины. В его присутствии её просто не было. Сегодня же Кайл Хант узнал, что такое неловкость и напряжение в полной мере. Келли был всего лишь... Господи, а кем он был? Жертвой? Одноклассником? Предметом жалости и сожаления? Неудачным опытом? Кайл даже не знал, как назвать парнишку, приведшего его в такое смятение.

Альфа нервно барабанил пальцами по рулю. Нервничать и обдумывать что-либо было уже поздно, слишком поздно: как то, что он сделал с Келли, так и то, что он отвез его к Фоксу – что сделано, то сделано. Оставалось лишь ждать результаты. От тяжелых мыслей его оторвал стук. Хант распахнул глаза и повернулся в сторону источника шума. Рядом с машиной, наклонившись, стоял Майкл и стучал по стеклу, ожидая хоть какой-то реакции. Кайл вытащил ключи и вышел из машины.

– И? – Тэтчер в ожидании смотрел на Кайла.

– Что "и"? – Хант прекрасно понял, настолько красноречиво было это самое "и", но, неожиданно нахлынувшая раздражительность, просто мешала ему конкретно ответить, впрочем, конкретно альфа вряд ли мог бы сейчас вообще что-либо сказать.

– Все ты понял, не придуривайся, – Майкл нахмурился, но стоически продолжал сверлить друга взглядом. – Как прошло?

– Что прошло, Майк? Вот скажи мне, что могло пройти, а? – Кайл потер переносицу. – Я понятия не имею. Если что-то и прошло, то как оно прошло, я узнаю самое раннее в пятницу вечером.

– Нервничаешь?

– Нет.

– Правда? А то я думаю, что ты такой сильно сдержанный, – не удержался съязвить Майкл. – Может, расскажешь теперь, когда у нас полно времени, что ты там, по-тихому, мутишь и для чего ты "выбил" для нашей Мышки пропуск?

– Хорошо... Ладно, как пожелаешь, – Хант сдался, впрочем, в секрете он ничего держать и не собирался, просто так уж случилось, что его инициативу быть извозчиком Келли, поддержала лишь половина его близких друзей, а если конкретнее, один Майкл. Райан считал это излишним вниманием к омеге, которое давало последнему волю приправить происходящее драматизмом.

"Брось, ты что, серьезно собираешься его куда-то отвозить? Да он тобой крутит! Ей Богу, ему все это по кайфу, и он только и ждет, что ты запрыгаешь перед ним на задних лапках, как дрессированная собачка. Кайл, ты этого не видишь что ли?! Он тут комедию ломает! Он видит, что ты испытываешь вину!" – Кайл тряхнул головой, надеясь выкинуть небольшой конфликт с другом из собственных мыслей. Что ж, было очевидно, что они разошлись во взглядах, хотя, учитывая отношения в семье Райана это не удивительно. Кайл даже думать не хотел, что же случится с другом, когда тот повстречает своего омегу. Это совершенно точно будет апокалипсис. Райан слишком предвзято смотрел на вещи и, в отличие от многих, не просто придерживался старых устоев и мнений, но ещё и не собирался меняться в этом плане. А говорят, что новое поколение было более гибким. Кайл бы посмеялся над тем, кто выдвинул сию гипотезу.

– Где Райан? – машинально спросил Кай.

– В библиотеке.

– Серьезно? – Хант удивленно уставился на друга. – И с чего бы ему там быть?

– Ну помнишь, ты попросил обойтись без наставлений с его стороны, без чего он не обойдется. Поэтому он смиренно удалился.

– Как... – Хант замялся, очевидно подбирая слово помягче. Иногда Райан слишком заигрывался в дискриминацию и даже не замечал этого. – Предсказуемо... Ладно, тем лучше, пожалуй.

"Сейчас не лучшее время спорить с ним. Иногда он бывает слишком дотошным. Не хочу чтобы все вылилось... спором. Как-то не время", – даже в мыслях Кайл был слишком мягок, глубоко в душе он прекрасно понимал, что если они с Раем снова разойдутся во мнениях, а они обязательно разойдутся, простым "отстань", на этот раз, не отделаться. Внезапно, мальчишка: обыкновенный, скромный и тихий омега, стал камнем преткновения и ставил под угрозу многолетнюю дружбу. Но сейчас Кайл был уверен – он примет сторону Тернера. Они перегнули палку, и никто из них троих не удосужился остановить остальных, хотя видел, что игра, не слишком-то и плавно, переходит в садистскую издевку. Да, Кайлу с друзьями и раньше приходилось забавляться с омегами не особо по-доброму, но рано или поздно все переходило на стадию "по взаимному согласию со взаимной выгодой". Келли был во всех отношениях белой вороной: слишком гордый, слишком честный, слишком... притязательный? Нет, не то. Наоборот, Келли был слишком простым и не купился на то, что мог бы получить, отдавшись сам без истерик и скандалов. Он не был воспитан в старых традициях - они исключали противоречие альфе своему или нет, он просто был более сдержанным, чем остальные в школе. Он, возможно, был слишком замкнутым, чтобы оценить весь мир, чтобы смотреть на него реально, трезво. Однако он не имел привычки носить розовые очки, но при этом ждал чего-то большего, чем просто трах на выгодных условиях. Этот мальчишка не искал положения, пожалуй, он просто хотел быть любимым, – так решил Хант. Наверное, проще было найти изъяны в Келли, поставить на нем клеймо слишком романтической для современного мира персоны, чем искать ошибки в себе – требовательность, эгоизм, желание, вожделение, одержимость, упертость, собственничество, жестокость.

– Так и будешь молчать? – Майк нетерпеливо тряхнул друга за плечо.

– А? Прости, я задумался.

URL
2014-01-26 в 23:33 

Improba Dea
irrepressible;
– Да не съест Фокс твою Мышь. Как бы парадоксально это не звучало, – Майк усмехается и хлопает друга по плечу. – Пожалуй, если его кто и съест, то уж точно не Фокс. Не устроят же они там культовую групповуху с ритуальным жертвоприношением омег во имя избавления от альф?

– Фу! Заткнись, Бога ради. Ты несешь несусветную чушь!

– Ну, ты по крайней мере включился в беседу. Знаешь, я такими темпами решу, что мне пора на больничную койку. Я тут иду, разглагольствую, а ты хоть слово из того, что я сказал, слышал? Нет? Так вот, я, выходит, сам себе заливаю и сам себе же отвечаю. Это нормально, нет? Друг? Ты толкаешь меня к сумасшествию. Это жестоко, знаешь ли.

– Заткнись. Слишком много слов на квадратный метр.

– Слушай, я понимаю, что ты беспокоишься, но сейчас ты уже все равно ничего не изменишь. Он там, ты – тут. Может просто поделишься хотя бы со мной что, да как? Или ты и дальше намерен держать все в строжайшем секрете?

– Нет. Я не держал ничего в секрете, – Кайл покачал головой. – Просто, знаешь... Я... я чувствую себя виноватым и очень сомневаюсь, что у Келли есть хоть одна причина пересмотреть мое поведение. Думаю, меня не спасет ни один адвокат, а учитывая, что Фокс не адвокат вовсе...

– Боишься, он настроит Мышку против тебя?

– Нет. Нет! Вовсе нет... Фокс этого не сделает, он же...

– Да, Кайл, он же омега, которого ты лишил любимой работы, – Майкл ухмыльнулся.

– Поддержал, спасибо, – Кайл с иронией посмотрел на друга. – Черт, да, я боюсь, что он ляпнет чего-нибудь... Чего-нибудь такое, после чего Кэлл окончательно занесет меня в черный список.

– С чего такие нервы из-за омеги? Да перед тобой любой ноги раздвинет, а ты из-за Келли беспокоишься. И да, если он тебя ещё не занес в черный список, друг мой, у него точно с головой проблемы.

– Это у нас с тобой с головой проблемы, Майк, – Кайл невесело улыбается. Пора привыкнуть, что ошибки осознаются спустя энное количество времени после их совершения.

– Фокс не такой. Он не подлый, не ударит в спину. Если бы он не понял, что ты действительно хочешь что-то изменить в лучшую сторону, не согласился бы помочь. А если бы согласился, то сразу бы сказал, что тебе ничего не светит, и он делает это, только чтобы вправить мозги Мышке.

– Вообще-то он мне так и сказал, цитирую: "На твои муки совести мне плевать. Ты натворил – тебе с этим и жить. Мне просто жаль, что из-за тебя мучается Келли. Он этого не заслужил. Ты хоть знаешь, каково жить с отцом старых правил и традиций? Впрочем, они на вашей стороне и для альфы старые традиции – бальзам на душу".

– Что, прям так и сказал?

– Да, Майк, так и сказал. Он считает меня не просто моральным уродом. Да я себя и сам уже считаю далеко не просто моральным уродом.

– Слишком много соплей, Кайл. Такой ты - слишком странный и такому тебе хочется дать в морду.

– Благодарю, друг, – Кайл посмотрел на друга взглядом из рода «еще одно слово и в морду дадут тебе».

– Ты ни одну омегу доводил до истерики. Что сейчас изменилось?
– Все. Хотя бы то, что сейчас это была не просто истерика.

– Твой папа тебя отмазал бы.

– Слушай, я не понимаю, что мы сейчас обсуждаем! – возмутился Кайл. – Ты, вроде как, хороший полицейский. Плохой сидит в библиотеке и пролистывает очередной томик По.

– Чего ты от меня хочешь? – Майк с искренним удивлением и непониманием остановился и уставился на Ханта.

– Не знаю, Майк! – резко ответил Кайл, но потом, опомнившись, что все же, добавил. – Прости, правда, не знаю. Просто то ты говоришь, что Фокс поможет, то говоришь, что это и не нужно было вовсе, – растерянно откинув волосы пятерней назад, Кайл посмотрел по сторонам. Он и не заметил, как они дошли до общежития. – Если пару минут потерпишь я, возможно, смогу тебе рассказать то, что ты так жаждал услышать.

– Прекрасно. Наконец-то хоть какая-то конкретика, Кайл.

Хант открыл дверь в комнату. Все как он и оставил, сорвавшись с утра. Занавески задернуты, кровать не заправлена.

Небрежным жестом закинув, чуть сползшее на пол одеяло, обратно на кровать, Кайл подошел к окну и распахнул занавески.

– Наш чистоплюй так жаждал сослать Мышку, что даже не позаботился о порядке в своей обители? - Майк окинул взглядом некоторый беспорядок в комнате Ханта. Они давно были знакомы и этого времени было достаточно, чтобы Майкл запомнил: Кай любит порядок. Он не выстраивает книги на полке в четкой системе и последовательности, а ещё он не вешает костюмы согласно цветовому спектру, но Кайл довольно аккуратный для парня, в доме которого полно прислуги.

– Молчал бы, – отмахнулся Кайл и плюхнулся на кровать. Майкл выдвинул на середину комнаты стул на колесиках и уселся напротив Кайла. – Ну, рассказывай, путешественник. Сколько раз ты сосал Фоксу, чтобы он тебе помог.

– Прогуляйся на хер, - с безразличием отозвался Кайл. - Ты не представляешь, чего мне стоила эта поездка. Во-первых, я едва отпросился с уроков позавчера. Во-вторых, мне адовых усилий стоило найти сначала адрес Шеннона, а потом его чертов загородный дом. На карте нет половины развилок.

– Знаешь, есть такая штука... называется навигатор...

– Он сдох, - Кайл снова откинул челку со лба.

– Именно тогда, когда тебе понадобилось куда-то съездить? Ты Райану что-нибудь говорил?

– Майк, не пори чушь, я сам лично утопил свой агрегат. Случайно вышло. Уймись. Рай принципиальный и упертый, но не до такой степени.

URL
2014-01-26 в 23:33 

Improba Dea
irrepressible;
– Ладно, забей на Смита. Меня больше интересует наша Мышка.

– Знаешь, все было очень... странно. Первый вопрос, который мне задал Шеннон меня буквально вогнал в ступор, – Кайл замолчал. Этот момент всплыл в голове так, будто бы происходил с ним в эту самую минуту. Полный эффект присутствия. Наверное от этого рассказ полился так живо.

***


"– Ну наконец-то. Мать твою, надо же было забраться в такие дебри, а! Любители природы! - недовольно фыркнул альфа, выходя из машины и слишком сильно хлопнув дверцей от раздражения.

– Алан, ты забыл что-то? – дверь в дом открылась и на пороге показалась стройная и миниатюрная фигура, закутанная в теплый ярко-оранжевый плед. Оба замерли и хозяин и незваный гость. Повисла неловкая тишина. Кайл специально не раз репетировал приветственную, так сказать, вступительную речь, но слова, как в классической американской мелодраме, растворились, оставляя место лишь междометиям.

– Привет, Шен, – неуверенно выдавил из себя, наконец, Кайл. – Мне бы поговорить.

Парень уже ожидал, что Шеннон покажет чудеса красноречия и пошлет его куда подальше, но бывший учитель лишь сделал шаг в сторону и с каменным лицом произнес.

– Ну, проходи. Полагаю, ты не историю подтянуть желаешь...

– Нет, не историю. Психологию скорее, - ответил Кайл, не задумываясь.

Войдя в дом, Кайл удивился, насколько изолированная постройка может быть уютной и комфортной. Тут, кажется, все, как говорится «под рукой».

– Чудный домик, - выдавил из себя альфа, не зная, что ещё может сказать.

– Если не знаешь, что сказать, Хант, начни с извинений.

– Да, верно, – парень закусил губу. Не то чтобы он не ожидал таких требований – Шеннон за словом в карман не полезет, но сколько бы он не думал, как извиниться за его поступок, он ничего не придумал. Снова повисло молчание.

– Ей-Богу, как на уроке, Хант. Мне из тебя каждое слово вытягивать? Ладно, забыли, будем считать, ты извинился. Дальше что?

– Это... – Кайл все ещё не понимал, как себя вести. До него никак не могло дойти - то ли Фокс издевался, то ли он был раздражен, - это касается Келли.

– Да ты что?! – вполне натурально удивился историк, театрально разводя руками. Кайл от неожиданности вскинул голову и посмотрел на омегу и по его взгляду тут же понял, что тот ни разу не издевается. Шеннону не весело. На его лице скорее раздраженное беспокойство. - А то я не догадался! – ещё мгновение тишины и Фокс вернулся к привычному бесстрастному тону. – Так что у Вас там стряслось?

– Шен, только пообещай мне кое-что?

– Это ты приехал за помощью, так с какого я тебе, что-то должен обещать? - Фокс был непривычно суров. По спине пробежал холодок и у Кайла мыслей хватило лишь порадоваться, что мужа Шеннона нет дома.

– Просто пообещай, что не придушишь меня.

– Кайл, – Шеннон резко называл Кайла и его компанию по именам только когда напрягался или серьезно на них злился. Впрочем не только на них. На альф в принципе. Это было не хорошо. Хант уже прекрасно понимал, что его, скорее всего, и, правда, придушат в состоянии аффекта. – Меня очень напрягает твоя манера разговаривать в целом, но твоя привычка начинать издалека, тем более в подобном контексте... она меня просто бесит. Выкладывай. Хватит кота за яйца тянуть.

Такая фраза из уст вежливого и мягкого Шеннона вызвала бы смех, будь они в другой ситуации. Кайл замялся. Он уставился на портрет женщины на стене. Жутко хотелось перевести тему: спросить кто это, как Шеннон поживает, не скучает ли по работе. Господи, Кайл был готов говорить о чем угодно, лишь бы не признаваться в том, что они трое сделали с Келли.

– Хант! – историк так резко и громко выкрикнул имя бывшего ученика, что альфа, который, в общем-то, выглядит внушительнее, вздрогнул и машинально вжал голову в плечи. Без спроса усевшись в кресло, Кайл отвел взгляд от историка и, выдохнув, едва слышно произнес.

– Он пытался покончить с собой.

– Что, прости, я не расслышал? – Кайл отчетливо услышал, как голос человека, уверенного в себе и успешного (не считая последнего конфликта интересов) дрогнул. Шеннон мгновенно побледнел. Он выглядел настолько испуганно, что Кайл в какой-то момент стал за него переживать больше, чем за себя.

– Он пытался покончить с собой. Поднялся на крышу, хотел прыгнуть. Пришлось вкатить ему лошадиную дозу успокоительного, - Кайл машинально, от нервов, стал выдавать подробности, стараясь не смотреть на Фокса. - Это... это случайно получилось. Он вошел в класс, у него был последний день и... мне голову снесло. Не знаю, как так случилось. Я контролирую себя, а тогда будто впервые течную омегу почувствовал... Шен, помоги, я не знаю, что делать. Он сидит заперевшись в комнате, не выходит никуда... Он как вошел, мне дыхание перехватило. До урока ещё минут пятнадцать-двадцать было. Мы повалили его на парту... и тут народ вошел. Он шмотки натянул и сбежал... Я не знаю, почему так вышло. Я переживаю за него. Он не ест почти, сидит в комнате, – рассказ не представлял собой никакой литературной ценности, но даже этого сумбурного повествования хватило, чтобы вывести непробиваемого, закаленного жизнью Шеннона из себя.

– Дрянь, ты хоть понимаешь, что ты сделал?! - сквозь зубы процедил историк, подойдя к Кайлу. Он схватил парня за волосы на затылке и запрокинул голову парня. Слишком абсурдная сцена, слишком. Шеннон никогда не позволял себе так сходить с ума, Кайл не позволял себе такое терпеть. Будь ситуация стандартной, Шеннон бы остановился на парочке колких двояких подколов, а Кайл бы вновь указал учителю на его положение и пол. Но сейчас ситуация выходила за всякие рамки. Она стала не просто объемной и проблемой, но с каждой минутой все больше и больше заполняла пространство и грозила новыми вспышками неконтролируемой агрессии со стороны Фокса. И Кайл был готов принять что угодно, лишь бы Шеннон протянул руку помощи.

URL
2014-01-26 в 23:45 

Improba Dea
irrepressible;
– Да, я понимаю... Я поэтому и пришел... Мне помощь нужна, очень, это случай...

Договорить не представилось возможным. Дальнейшего развития сюжета никто не планировал и даже представить не мог. Фокс наотмашь ударил Кайла по лицу. Место удара тут же покраснело. Несколько секунд парень растерянно смотрел на бывшего учителя, а потом лишь виновато отвел взгляд.Кто бы мог подумать, что у Фокса такая тяжелая рука?

– Произнеси ещё раз это слово на букву «с», и я тебе твой член в твою же дырку засуну.

– Шеннон, слушай, - Кайл сейчас походил больше на напуганного щенка, но никак не на альфу.

– Нет, это ты послушай, кобель! Ты ему жизнь сломал, про психику я вообще молчу! Ты уничтожил его гордость, разбил его принципы, растоптал его личность и наплевал на его мечты. Будь ты хоть капельку умнее, будь ты на атом сообразительнее!.. Да Келли бы сам был рад с тобой рядом быть. А ты, тварь... самец нашелся! Решил все силой? Силой, да, решил. Дорешался, малец. Да ты ничто, Хант. Ты место пустое. Без мозгов, без смекалки. Я не знаю, до какой степени надо быть идиотом, до какой степени надо быть шизофреником, чтобы так поступить с беззащитным ребенком. Кто у тебя есть, а Кайл? Папочка адвокат, богатей, друзья из твоей же лиги, толпы поклонников омежек-шлюх, а ты решил разбить его на кусочки. Ты ему душу вскрыл, упырок ты недоделанный. От него родители избавились, а ты ему тут такой порно-триллер устроил!.. – неожиданно Шеннон успокоился и шепотом произнес, – ты не задумывался, что он чувствует? Ты не ставил себя на его место? Без друзей, без родных, без дела, которое ему в школе могло бы быть по душе. Он попал в мир, где был совершенно чужой. И вместо протянутой руки он получает унижение, боль, насмешки, издевки, побои.

– Шеннон... Я...

– Заткнись, поганец. Я ещё не закончил. Зачем ты тут?

– Я хочу, чтобы ты помог.

– Чем я тебе могу помочь? Хотя постой, с какой радости тебе-то помогать? А Келли я попросту не могу помочь. Я даже не психолог. Тот базовый курс, что был мной прослушан в школе даже близко не стоит с проблемой, которую ты так замечательно натрахал, дебила кусок.

– Шеннон, пожалуйста. Ты же его друг.

– Я лишь бывший учитель, который просто отнесся к нему с пониманием и сделал то, что должны были сделать одноклассники: пытался помочь ему начать сначала с новыми людьми, новыми интересами и новыми возможностями. Но вы не только не помогли ему сами, не дали мне ему помочь, но ещё и вытерли об него ноги. Друзьями ему должны быть вы! Вы - его ровесники, одноклассники, чертовы ученики-альфы и омеги. Я может и хочу быть его другом, но хочет ли он этого. Ты хоть раз пытался понять, о чем мальчик думает, чего хочет?

– Но ты же за него переживаешь.

– Переживания не достаточно, – Шеннон устало закрыл глаза и упал на диван напротив Кайла. – Господи, ну о чем же ты думал? Ну хорошо, отмажут тебя от срока, отмажут от штрафа и всего-всего, ну а Келли то что делать? Кайл, о чем ты думал?
Уставший, слегка осипший от крика голос учителя эхом отдавался в голове Кайла. А ведь и правда: о чем он думал?

– Я не знаю. Я не думал. Келли... Он... он просто свел меня с ума, – чистосердечное или издевка в сторону Келли в качестве самозащиты.

– А ты не пробовал не брать, а предлагать? Ты хотя бы пытался к нему по-хорошему, Кайл? Пытался? Скажи что да, соври. А я сделаю вид, что поверил и скажу, что, может, ты и не потерян для общества, - Кайл поднял виноватый взгляд на историка. Омега сразу понял Келли до происшествия на крыше. Такой же уставший и с безразличными глазами. Кайл мгновенно почувствовал укор совести. Будто бы какой-то нерв задели, словно струну, и она жалостливо дребезжит.

– Нет. Я не думал, я не пытался. Я просто понял, что до сумасшествия его хочу, не важно как, где... Просто он не такой как...

– Так какого же черта ты, видя, что он особенный, пусть и только для тебя, полез к нему, как к остальным? Что вы с ним сделали после моего отъезда.

– Шен... я не думаю, что ты действительно хочешь знать, - омега съехал по дивану, в полулежачую позу.

– Ну какие же вы все идиоты... Какой же ты жестокий. Откуда в тебе столько этого? Я не знаю, что делать, Кайл. Мое единственное предложение показать его специалисту.

– Он отказался. Наорал на меня и сказал, что если я хочу, чтобы он сел на колеса или какую-нибудь дурь, то я сам вколю ему первую дозу.

– Кайл, сколько тебе лет?

– Что?

– Ты слышал, - Шеннон потер виски, поднялся и подошел к бару. Достав от туда бутылку он сделал пару больших глотков. Судя по виду, это был виски.

– Семнадцать.

URL
2014-01-27 в 00:04 

Improba Dea
irrepressible;
– Я понимаю, что ты тоже ребенок, Кайл. Пожалуй, я даже могу понять, что ты ещё не привык, в полной мере, отвечать за свои поступки, а с твоим отцом ты вообще вряд ли, когда-нибудь, научишься это делать, но как тебе в голову могло такое прийти? Как ты... Господи, я даже представить не могу, чтобы один подросток так измывался, так донимал другого. Да, ты альфа, но это не дает тебе право вытирать ноги о других. Впрочем все то, что я сказал тебе за это время, даже на одну сотую не приближено к тому, чего ты заслуживаешь.

– Да знаю я! – Кайл резко встал с кресла и в пару шагов преодолел расстояние до историка. – Шеннон, хочешь я на колени встану, только помоги. Сделай хоть что-нибудь. Я не знаю, что делать. Я хочу ему помочь, хочу извиниться, но я понятия не имею, с какой стороны подступиться к нему.

Кажется, какое-то из слов Кайла снова стало спусковым крючком. Шеннон снова начинал злиться. Даже то малое количество времени, что этот мальчик провел рядом с ним, привязало Шеннона к Келли намертво. Они были слишком похожи. Пожалуй, особенно теперь. Мало кто прошел через такое же количество унижения и боли.

– Скажи, вот чего ты теперь от него ждешь? Прощения? Снисхождения? Я бы не простил. Я бы вообще всеми средствами постарался бы тебя засадить и, если бы было необходимо, нанял бы твоего отца себе в адвокаты. Он ведь лучший, а, Хант? Ты хоть представляешь, что сделал с мальчиком? Да, Кайл, он ребенок. Но и ты, кстати тоже. Как тебе вообще такое в голову пришло? Откуда в тебе, подростке, столько жестокости? Понял бы, если бы семья была неблагополучная. Отец – педофил, мать – пьяница, тетя – наркоман, дядя – убийца. Но у тебя-то что не так? Отец зарабатывает много? Золотой слиток упал на голову? Помешательство? Ты любого получить можешь, но решил издеваться над единственным, кому был интересен, как личность, а не как сгусток кредитных карт. А впрочем, какая теперь разница? Если он тебя простит или, хотя бы, попытается предпринять попытки, я вас обоих отправлю на лечение.

– Шеннон, слушай, не ори. Ну сглупил...

– Сглупил? Сглупить, Хант, означает к сыру выбрать красное вино! А то, что ты сделал называется насилием и карается законом. Ты хотя бы думал, как он с этим жить дальше будет – униженный морально и физически? Ты бы как жил? А, впрочем, что я спрашиваю. Будь ты способен мыслить, не сделал бы такое или хотя бы не довел до крайности. Что ты пытался сделать? Доказать, что сильный? Доказать, что имеешь власть? Доказать свою безнаказанность? Доказать, что альфа?! Ну-ка, давай-ка, просвети меня, а то я, смотрю, отстаю от жизни, в ногу со временем не иду! Давай, жду!

– Шеннон, я же извинился...

– Извинился? Ты ему сказал то же, что и мне? "Прости"? Ты думаешь, этого достаточно? Стой, погоди, ты вообще думаешь? В твоей жизнедеятельности присутствует процесс, хотя бы отдаленно напоминающий это явление – "мыслить"?

– Ты наорался? Я за помощью пришел. Так ты поможешь?

– На твои муки совести мне плевать. Ты натворил – тебе с этим и жить. Мне просто жаль, что из-за тебя мучается Келли. Он этого не заслужил. Ты хоть знаешь, каково жить с отцом старых правил и традиций? Впрочем, они на вашей стороне и для альфы старые традиции – бальзам на душу. Я только ради него стараюсь. Только ради Келли. Но учти – хоть один взгляд твой мне не понравится и, клянусь Богом, я тебя сдам полиции. Ты несовершеннолетний, твой папочка адвокат... Но я на уши всех подниму, Богом клянусь.

– Делай, что хочешь, просто помоги его вытащить.

– Кайл, ответь честно: чего ты хотел? Я... Я не слишком хорошо знаю тебя, твоих друзей, но неужели это просто ради секса? Ты же можешь снять любую, самую элитную потаскушку с самой шикарной задницей, так зачем тебе мальчишка, который ничего не умеет, всего боится?

– Я... Я не знаю.

– Ответь мне!

– Как я отвечу, если не знаю?! Меня просто к нему потянуло. Сначала просто было забавно его зажимать. Он вел себя как недотрога. Я решил, что он просто набивает себе цену, выделывается. Все ждал, когда он перестанет ломать комедию. А потом крышу снесло. Понял, что его хочу. Хочу получить его и только. Меня взбесило, что из всех, кого я бы мог получить, как ты выражаешься, меня заинтересовал единственный, кто был слишком горд, кто был слишком чист, кому я был безразличен, – казалось, на ответ альфы ушли все силы. Он без сил снова упал в кресло и уставился в пол.

– И ты решил взять, потому что мог? – неожиданно истерический тон Шеннона сменился, каким-то слишком тихим, уставшим и сочувствующим что ли.

– Я... я не знаю. Может, я решил, что, надавив, получу желаемое.

– А ты не подумал, что то, что не прогибается просто ломается под давлением? – Шеннон с осуждением смотрел на брюнета перед собой

– Я не хотел заходить так далеко. Не думал, что так выйдет, это случайность.

– Ты безответственный, избалованный, эгоистичный ребенок, Хант! Научись отвечать за свои поступки! Заставить бы тебя самого разгребать то дерьмо, что ты натворил, да боюсь, Келли просто с этим не справится с твоей-то "поддержкой". Услышь меня, Кайл, и запомни хорошенько: я делаю это не для тебя. Ты этого не заслуживаешь! Такие ублюдки, как ты, вообще не заслуживают по земле ходить!"

- Вот, значит, как... - Майкл задумчиво закусил губу, - ну и аттракцион у тебя был.

- Я заслужил. Он прав. Я не думал и не считался с Келли. Даже не пытался понять причину своего влечения. Он прав целиком и полностью: я взял просто потому, что это было проще, просто потому, что мог. У меня, наверное, и правда нет ни мозгов, ни чувств.

- И что теперь?

- Я не знаю, Майк - Кайл откидывается на кровать, он растерянно смотрит в потолок, будто ожидая, что на нем, как на табло появится ответ.

- Как бы я хотел вернуть все назад.

- Ты бы попытался его привлечь?

- Нет. Просто не обратил бы на него внимания. Ему было бы так лучше.

- Ты попытаешься... исправить это?

- Я сделал ему очень больно. Шеннон прав. Я сделал куда хуже, чем просто больно и поступил куда подлее, чем просто унизил. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ему, хотя бы, хватило сил меня ненавидеть. Зато, кого-то ему хватит сил любить. Пусть так, но то, какой он сейчас... на него больно смотреть.

URL
2014-01-28 в 00:36 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, ммм, как же все-таки вкусно>_<
Умеете Вы порадовать изголодавшуюся душу)

2014-01-29 в 11:35 

vinip
Improba Dea, спасибо громадное !
Вот только на третий странице, задвоен текст , в самом конце..:(

2014-02-07 в 20:43 

Improba Dea
irrepressible;
vinip, вот это косячина с мое стороны.О_О Кусок главы потеряла. Каюсь. Спасибо, что сказали. Небось вообще логика потеряна казалась >.<<img class=" src="static.diary.ru/userdir/0/0/0/0/0000/10098045.g...">
Отредачила

URL
2014-02-08 в 02:11 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
действительно выпавшее звено...о_О
vinip, Респект за внимательность!
Improba Dea, И благодарность за дополнение)

2014-02-13 в 22:42 

vinip
:shy:Ждём продолжения :)) :flower:

2014-02-17 в 02:18 

МирХё
На каждую хитрую жопу найдется свой болт с резьбой.
Автор, а эти арты из какой-то манги? Очень мучает вопрос тт

2014-02-26 в 19:05 

Improba Dea
irrepressible;
МирХё, насколько я знаю нет. Вроде просто случайные арты.

URL
2014-04-13 в 21:33 

Improba Dea
irrepressible;
Келли сел в кресло и, наконец, расслабился, откинувшись на спинку. Шеннон, как раз притащил с кухни небольшую вазочку со сладостями и две кружки горячего чая.

– Как доехали? – он посмотрел на бывшего ученика, будто ожидая услышать от него чистосердечное признание жуткого содержания.

– Сносно. Хотя, я не знаю. Я проспал всю дорогу.

– Тем лучше. Кэлл, ничего не хочешь мне рассказать? - протягивая мальчику кружку с чаем, поинтересовался историк и снова повисла неловкая пауза.

– Эм-м... Нет. А что? – омега неуверенно отвел взгляд. Уж если и есть какая-то тема, которую он не хотел обсуждать, то это все, произошедшее в последнее время. Очевидно, Шеннон заметил, что Келли не слишком привлекательно выглядел, вот и заподозрил что-то.

– Кэлл, я думаю, нам есть о чем поговорить.

– Ну, да, наверное, - мальчишка все ещё надеялся, что ему удастся отмазаться от разговоров о прошедших неделях.

– И? - даже делая глоток из кружки, Фокс исподлобья смотрел на Тернера.

– Что «и»? – Келли последовал примеру мужчины. Чай был превосходным - то, что и требовалось после долгой поездки. После таблетки в горле пересохло.

– Келли, хватит ломать комедию. Хант мне все рассказал.

Мальчишка вздрогнул. Интересно, насколько «все» рассказал Хант? Наверняка приукрасил, чтобы выглядеть в лучшем свете? Определенно! Не сказал же он Фоксу вообще все?

– Мы немного повздорили. Знаешь... Он как всегда стал ко мне лезть, я...

– Келли! – Шеннон довольно резко его оборвал, а потом чуть мягче продолжил. - Кэлл, я все знаю. Кайл приехал ко мне с чистосердечным и попросил помощи. Я сказал, что помогать буду лишь тебе.

– В этом не было необходимости, - голос стал бесцветным и сухим. Щеки полыхнули от стыда. Единственный человек, который не считал Келли жалким ничтожеством, не способным себя защитить, все знает. Все. И сейчас это не просто короткое слово. Это звучало, как приговор. Иногда вот такие вот слова — короткие, произнесенные с особенной интонацией, становятся клеймом, становятся залогом общественного мнения, бичом. Шеннон знал все. Знал, как его унизили, знал, как над ним издевались, знал, как Келли не смог за себя постоять. То, что их было больше — не оправдание, Келли так не считал. То, что они альфы – тем более. – Я не хочу это обсуждать.

– Кэлл, я хочу тебе помочь. В тот раз я не посоветовал тебе ничего полезного, ты вправе злиться, но в этот раз я...

– Я не злюсь! Тем более на тебя! Я просто не хочу это обсуждать. Это в прошлом, – мальчишка отвернулся и уставился в окно, где накрапывал мелкий дождик. Погода испортилась, будто почувствовав настроение мальчика. Стало тошно. Не хотелось ничего объяснять, не хотелось вспоминать и говорить.

– Келли, – поставив на кофейный столик чашку с чаем, Шеннон встал и сел на подлокотник кресла, в котором сидел Тернер. Он приобнял мальчика за плечи, тот лишь вздрогнул и растерянно посмотрел на бывшего учителя. Кажется, Тернер не понимал, как себя теперь вести, – ты же знаешь, что можешь мне довериться. Я хочу помочь и готов тебя выслушать, чтобы это ни было: страхи или переживания. Я знаю, что тебе тяжело. Ты неплохо скрываешь свое состояние. Не знай я о... том, что мне рассказали, – было видно, что Шеннон старательно подбирал слова. Он не хотел задеть мальчишку или навести того на плохие мысли, учитывая состояние последнего, – я бы и не подумал, что у тебя что-то не так. Но Кэлл, пойми, отмалчивание ни к чему хорошему не приведет. Это как лить в кружку воду и не смотреть. Рано или поздно польется через край. Тебя это беспокоит, ты пытаешься отмахнуться от дурных мыслей, это нормально. Не хорошо, что ты пытаешься справиться со всем в одиночку.

– Шеннон, - мальчик опустил голову, – я просто не хочу это обсуждать. Мне неприятно. Не хочу вспоминать, говорить, возвращаться к этому. Мне не один день потребовался, чтобы заставить себя не думать об этом каждую минуту, – по голосу Келли было слышно, что он заводится. – Чего я боюсь? Я боюсь, что это повторится! Боюсь, что меня снова зажмут где-нибудь, а потом сделают местной достопримечательностью. Такое не забывается. Из-за чего переживаю? Что я теперь школьная шлюха, которую будут зажимать по углам до тех пор, пока эту чертову школу я не закончу. А моим предкам насрать на меня. А человек, который отымел меня физически и морально, заодно, теперь бесит меня переизбытком жалости. Ты бы видел как он на меня смотрит! Меня бесит то, что донимает меня тупыми вопросами! Меня бесит, что он каждый раз подходя ко мне, начинает старательно и методично подбирать максимально нейтральные слова! Меня бесит, что он пытается говорить о чертовой погоде, о мерзкой осенней сырости, а потом издалека начинает подводить к осточертевшему вопросу «как я себя чувствую»! – омега вскочил с кресла и встал напротив Шеннона. Келли не помнил, когда последний раз так злился. Кажется все нервы, вся злость, раздражение, копившиеся столько времени, выплеснулись сейчас. – Как я, мать вашу, могу себя чувствовать?! Меня бесит, что на меня пялятся, что за моей спиной шепчутся и мне пытаются улыбаться! Меня бесит все это лицемерие вокруг! Почему он все насильно делает?!

На глазах навернулись слезы, и мальчишка тут же замолчал, поспешив отвернуться.

– Келли, он переживает, – Шеннон подошел к мальчику сзади и взял того за руку.

– Переживать надо было раньше! – резко ответил Тернер и, грубо сбросив руку Фокса, обхватил себя за плечи.

Фокс сделал пару шагов к Келли, надеясь не выбить мальчика из колеи ещё больше. Он не хотел, чтобы так все обернулось. Не хотел доводить Келли до слез. Шеннон понимал, что едва ли юноша согласится говорить на эту тему. Впрочем, оставалась надежда, что, возможно, он сам начнет. Но Тернер не начал. Наверное, для омеги вроде Келли это было что-то большее, чем просто неприязнь. Келли не считал себя омегой, не хотел признавать свои маленькие слабости, даже те, которые природа, по умолчанию, ему приписала. Келли Тернер не хотел быть омегой. Это было низко. Он был слишком упертым, чтобы признать, что вожделение… Он, как Кайл - не привык проигрывать. В этом они были похожи. Только Хант не привык проигрывать вообще, а Келли был в куда более странном положении: ему приходилось бороться с собой. Фокс видел, как Келли сейчас себя вел. Наверное то, что уже и Фокс знал, то, что они говорят об этом вслух, окончательно подтверждало поражение.

URL
   

irrepressible;

главная