Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:45 

To find my way back

Improba Dea
irrepressible;



Автор: Improba dea
Бета: Hitomi Eiri (Пролог-IV гл.), HeyJohnSmith, Freaky_Moreau
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Психология, Даркфик, POV, Hurt/comfort, Омегаверс, Учебные заведения
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Underage, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Статус: Закончен
HEAD

читать дальше
запись создана: 02.03.2013 в 21:52

@темы: слеш, ориджиналы, бисёнены, NC-17(21)

URL
Комментарии
2013-05-09 в 23:38 

Improba Dea
irrepressible;
Не отбечино. Будет редачиться задним числом х)

POV Шеннон Фокс

- Тише, не думай об этом. Тебе нужно отдохнуть. Думать будешь, когда хоть немного придешь в себя, - не знаю, что ещё сказать этому несчастному мальчишке. Хочу помочь ему. Какой-то один ублюдок, встретившийся на его пути, может просто сломить его, лишить того, что Келли может обрести в будущем. Хочу помочь, но мне не подобрать нужных слов. Все, что я уже сказал, кажется мне пустым. Я помню, как мне тяжело...

Я слабо представляю свою жизнь иной. Не думаю, что возможен другой сюжет, хотя каждый выбор в пользу какого-либо варианта меняет дальнейшую цепь событий. Мою жизнь не назовешь жизнью обычного подростка. Иногда мне кажется, что она протекает в каком-нибудь четырнадцатом веке. В моей семье какие-либо права имеет только отец-альфа. Он диктатор: жестокий и непреклонный, но я уже привык. Он без зазрения совести поднимает руку и на супруга, и на меня, нашего мнения никогда не спрашивают, нас, кажется, даже за людей не считают. Омеги для моего отца лишь способ продолжения рода и удовлетворения определенных потребностей. Он считает, что омеге не нужно образование, и он не имеет права ослушаться своего мужа, а если это произошло - его стоит сурово наказать. Пожалуй, он считает нас собственностью, рабами. Мой папа-омега живет в этой клетке достаточно долго, чтобы помочь и мне к ней адаптироваться.

Сначала я всегда оправдывался перед отцом, пытался спорить... Но мой папа-омега дал мне понять, что с отцом можно говорить, лишь когда он разрешает. Отец закалил мой характер к шестнадцати годам настолько, что кто угодно позавидует. Он сам лишен этой выдержки. Скорее всего, со стороны я похожу на флегматичного и бесхребетного подростка, лишенного воли и всякого интереса к жизни... Но так просто проще и спокойнее. Как говорится себе дороже. Хотя какого черта я вру самому себе?! Я не привык и никогда не привыкну! Я хочу другой жизни, нормальной мечтаю о ней, но мне в голову ничего не приходит. Мне страшно, и меня с детства преследует категоричное недовольство отца. Он ждал наследника. Сильного и здорового мальчика-альфу, который займет его место рано или поздно. А родился я: болезненный и до невозможного женственный омега. Я пошел полностью в своего слабого родителя. Его глаза, волосы, черты лица, фигура и характер.

Сегодня мне исполняется шестнадцать, и мой отец намерен поскорее скинуть меня на шею моему личному будущему тюремщику и экзекутору, такому, каким является и он сам.

- Шеннон! Щенок, да как ты смеешь заставлять ждать? - голос отца звучит как гром среди ясного неба в нашем тихом доме... Без него здесь комфортно и так уютно, но сейчас отец здесь, - Шеннон!

Я неохотно спускаюсь вниз. В холле меня уже ждут родители. Омега стоит позади альфы с опущенной головой и, как всегда, всей своей позой выражая покорность. Неужели меня тоже это ждет? Я набираю в легкие воздуха и готовлюсь ко всей грязи, которую на меня сейчас выльют.

- Невоспитанная дрянь! Что ты себе позволяешь?! Да кто ты вообще такой, чтобы тебя ждали?! Даже не смей поднимать своих наглых глаз. Поверь, мы непременно разберемся с твоими манерами, как только вернемся! - "разобраться" с точки зрения отца означает наказать. И, разумеется, это не лишение наличных. Разрешенные мне действия сводятся к элементарным врожденным рефлексам: дышать, моргать, глотать... как мне позволили учиться, я не понимаю. Думаете, я хожу в школу? Да "разумеется". Я сижу всю сознательную жизнь на домашнем обучении. Сдается мне, моя помолвка имеет к этому прямое отношение. Наверное, моему будущему мужу просто не нужна тупая пробка которую стыдно и страшно взять даже аксессуаром на встречу каких-нибудь высокомерных шишек вроде отца. Возможно, ему нужен кто-то, кто дома будет покорным рабом, но при необходимости нацепит маску и сольется с элитой, сумев покорить. Альфы постоянно соревнуются в чем-то. Очевидно тот, с кем скоро свяжут мою жизнь, решил, что ему необходима не просто дырка, но и способная поддержать разговор омега.

Сегодня мы едем к семье моего будущего супруга. Я едва сдерживаю дрожь во всем теле. Я его не видел и ничего не знаю о нем. Но возраст, внешность и увлечения меня не волнуют. Я боюсь лишь того, что мужа мне отец выбрал под стать себе. Я не смогу всю жизнь жить с таким человеком. Мне слишком нужна свобода.

Едва отец перестает орать на меня, как хватает за руку и тащит в машину. Разумеется, он не сам за рулем. Это выше его достоинства. Его водитель - бывший военный, служивший в горячих точках. Он тоже альфа, но отец умудряется даже ему демонстрировать свое высокомерие. Водитель альфы (не могу называть его отцом, он мне противен) не слишком жалует нас за слабохарактерность, не понимая, наверное, что это - защитная реакция, купол, разделяющий нашу вселенную от вселенной отца. У нас просто нет возможности жить по-нашему, вести себя так, как мы вели бы себя, не будь отца.

Мы едем достаточно долго. Спальный район на другом конце города был не менее шикарным, чем тот, где жили мы, что наталкивало на определенные, весьма пессимистичные мысли.

Когда мы остановились, альфа уставился на нас фирменным испепеляющим взглядом.

- Никто из вас и слова не вякает, пока к вам не обратятся! Этот вечер очень важен и попробуйте что-то испортить, - Мы оба лишь кротко кивнули и вышли вслед за ним из машины. Как же я его ненавижу. Его и весь его чертов прогнивший мир, пропитанный желчью, высокомерием, пафосом...

Вскоре мы стояли в холле дома. Оформлен он был крайне вычурно и слишком глянцево. Тут не было истинного домашнего уюта. Золото, бордо, снова золото... В следующей комнате бирюза. Это осточертевшее барокко... Меня тошнит от него! Не хочу жить в таком мире. Не поймите меня неправильно, но иногда я шлюхам завидую.

Нас провели в залу. Белая... Полностью... Будто тут все стерильно. Хоть оперируй на обеденном столе.

- Вы задержались, - с улыбкой начинает мужчина, сидящий во главе стола.

- Прошу простить, - хоть бы раз с нами отец был так приветлив. Мне становится страшно. Раз он так себя ведет, значит, если что-то сорвется, он нас убьет. Что же он ловит с моего брака? - но я вижу Алана тоже еще нет.

- Боюсь, он задерживается на сделке. Сегодня он заключил тот самый договор. Клиента все полностью устроило. Но его задержали в аэропорту, и время подписание договора сдвинулось. Он приедет через десять минут.

Надо же. Так точно. Они так уверены. Может, за это время мне удастся что-то узнать об Алане? По крайней мере, если я буду вслушиваться в разговор, я смогу отвлечься от своих нервов. Уже известно то, что Алан занимается бизнесом, он лет на семь, минимум, старше меня, и у наших семей есть общие дела, раз при упоминании "того самого" дела отец понял, о чем речь.

Как только мы сели за стол, дверь в столовую залу снова открылась.

URL
2013-05-09 в 23:39 

Improba Dea
irrepressible;
- Простите за опоздание. Дела затянулись.

Когда он глянул на меня, мне захотелось распасться на мельчайшие частицы. Он высокомерен и не упустит возможности напомнить о собственном превосходстве. Его взгляд... Я в западне. Меня снова затрясло. Его безупречная внешность ни коем образом не компенсировала красноречиво выраженное ко мне отношение. Папа-омега под столом взял меня за руку и одними губами прошептал.

- Тише. Все будет хорошо, - за что тут же словил гневный взгляд нашего Альфы. Мой папа тоже рано вышел замуж. В шестнадцать, как и я. И Альфа сразу же, в первую же брачную ночь, потребовал зачатия ребенка, не учитывая, что в столь юном возрасте выносить плод и родить здорового и сильного сына будет трудно.

Пока я в голове перебирал различные исторические даты, соотнося их с правителями в разных странах, чтобы успокоиться, нас решили познакомить.

- Алан. Это Шеннон Брайт. Твой...

- Догадываюсь, - бесцеремонно перебил Алан. Кажется, он этим союзом тоже не слишком доволен. Словно не заметив наглой самоуверенности сына, его отец продолжил.

- Шеннон, - я неуверенно поднял глаза на моего будущего супруга. А он и правда невероятно красив. Глаза ярко-зеленого цвета, темно-русые волосы с несколькими высветленными прядями затянуты в низкий хвост на затылке. У него отсутствует все то, что невыносимо бесит меня в альфах - тонна рельефных мышц, напоминающих мясо, затянутое в сетку. Он стройный, высокий, спортивного телосложения. Я подсознательно потянулся к своему идеалу мужчины... Но мне хотелось не только внешности с обложки плейбоя, но и кое-чего другого. Отношения в моей семье сыграли свою роль в этом. Адреналина в крови мне всегда хватало. Хотелось теплой и уютной стабильности.

А еще я невыносимо боялся первого раза. Я не раз слышал, что происходило в комнате родителей...и мне было страшно. У меня уже была течка, но... Я боялся не ее, о чем не трудно догадаться. Глядя на своего жениха, я понимал, что этот парень переимел всех омег, которые когда-либо были рядом с ним в радиусе десяти метров. Такие, как он не просто захватывали внимание и внедрялись по умолчанию в фантазии - они добивались своего на первом же свидании, а то и при первой встрече.

Алан был слишком далек от моего тихого мирка. Он в него не вписывался и вносил диссонанс. Его взгляд словно проникал в душу, и мне казалось, что он мысли читает. Поджав губы, я смотрел на него, стараясь вернуть себе отстраненное самообладание.

- Алан Фокс. Твой будущий супруг.

Как же это глупо.

Любой подросток мечтает о долгих ухаживаниях, романтике... Или хоть каких-то отношениях, предшествующих семейной жизни. Меня лишили этих скромных радостей.

- Эдвард, - когда Альфу назвали по имени, я вздрогнул, - твой сын что, говорить не умеет?

Мне не давали слова. Что мне говорить? Приятно познакомиться? Не имею привычки врать.

Альфа зло глянул на меня. Я растерялся. Мне совсем нечего сказать.

- Я не хотел встревать в ваш разговор. Простите, - глупее не придумаешь. Меня тут же смирили знакомым мне взглядом. Так смотрят на противное насекомое, которое вот-вот растопчут.

- Лучше бы Вы продолжали молчать, - фыркнул отец Алана.

Самолюбие не дало смолчать, включив гонор, который я давно научился усмирять, и, забыв предварительно включить мозг.

- Резкая смена предпочтений характеризует неустойчивость психического состояния и нарушение целостности личности, - ляпнул я.

Все. Смертный приговор. Отец меня убьет. Но почему же мне резко стало весело? Истерия. Что меня немного отвлекло - это интерес в глазах Алана. Что, думал тебе очередную пробку привели? Ха. Хоть что-то хорошее. Это того, пожалуй, стоило.

- Не думаю, что это было уместно, - процедил сквозь зубы отец Алана.

Дальше ужин проходил в тишине. Когда мы вернулись домой, Альфа почему-то забыл про меня и мою выходку. Это немного странно, однако посему я поспешил скрыться в своей комнате.

Свадебная церемония была назначена на пятое июля, а, значит, у меня остался всего сорок один день свободы. Если днем я трясся от страха, то едва остался наедине с собой, меня накрыло отчаяние, и я почти всю ночь позорно проревел.

Когда с утра меня нашла в таком разобранном состоянии горничная, она в панике побежала к папе. Я не позволял себе такой слабости еще не разу. Даже после наказаний Альфы я быстрее успокаивался. Хорошо его сегодня не было дома. Это бесценные часы спокойствия. А у меня осталось так мало времени наслаждаться этим. Мне было плохо. Меня страшно мутило. Что же будет в день свадьбы? Может, со всем сейчас покончить? Нет, не могу оставить папу на растерзание его психа-мужа.

***

День свадьбы настал как-то слишком быстро и, вопреки ожиданием, я был совершенно спокоен. Внутри было пусто. Сегодня я навсегда расстанусь с надеждой изменить хоть что-то. Надо было бежать из дома.. Надо было предпринять хоть что-то, а я сидел, сложа руки. Но уже поздно. Из-под алтаря убежать не удастся. Разве что за пять часов до свадьбы я найду похитителя или киллера. Я не чувствовал ничего кроме болезненного равнодушия.

Разумеется все было потрясающе. Красиво и с шиком, но не для меня. Я здесь по случаю. Если бы церемонию можно было провести без меня, то мое отсутствие и не заметили бы. Я сидел рядом с ним и понимал, что не нужен здесь. Моего отсутствия не заметят. В этой зале, где мы обедали чуть больше месяца назад, сейчас стоял длинный стол, а за ним куча гостей. Все они - сливки. Альфы и жены, и мужья, их дети. Друзья со стороны моего отца (альфы, разумеется, папа сидел в самом дальнем углу от меня, омегу было решено не пускать ко мне, чтобы не забивать мне голову, как выразились матушка Алана "глупости"). Признаться, мне не понятно это отношение. До сегодняшнего дня я думал, что мой отец-альфа ненавидит всех омег. Но с теми сливками, которые присутствовали на свадьбе, в том числе и с матерью Алана он говорил на равных. В чем причина? Я запутался. Мне страшно. Отмотайте жизнь на пару дней назад. Я решу этот вопрос. Неужели Альфа ненавидит только своего мужа и меня? За что? Что мы ему сделали?

Решение пришло неожиданно. Я прекрасно помню, что семья моего папы-омеги разорилась, как только на его отца-альфу было совершено покушение. Он впал в кому, а через две недели скончался. Может, их сын-омега стал уплатой долга? Господи, да что за бред, я видел с каким презрением он относился и к омегам высшего света. Просто мой отец подонок и садист. Как же болит голова. Я люблю шумные компании, вернее мне нравится веселиться, но эти гогочущие голубокровные меня раздражали. Все, не считая папу.

URL
2013-05-09 в 23:40 

Improba Dea
irrepressible;
Пользуясь тем, что на нас временно никто не смотрит, я тихо позвал своего "супруга".

- Алан?..

- Ну что тебе? - рявкнул он, будто я донимаю его уже с часа два.

Я глубоко вздохнул, собираясь с мыслями и силами. Эта шумная вечеринка высосала из меня все соки. Но я почувствовал это лишь сейчас.

- Можно мне уйти?

- Что? - я думал, он сейчас разорется, скажет, как я смею его отвлекать и все тому подобное.

- Можно мне пойти наверх? - желая сгладить его гнев, я быстро нашел, что соврать, - здесь душно, я неважно себя чувствую.

Глупая отмазка. Он мог возмутиться, как я имею права жаловаться, как меня может что-то не устраивать и мог притянуть еще с десяток причин, по которым я не имею права ни на что.

- Иди. Найдешь комнату? - я кивнул и удалился. Ждать его буду в его "покоях".

Его комната оказалась самой приятной глазу в этом по-пошлому шикарном доме. Все в бежевых тонах и никакого гребанного барокко. Только современные, необходимые вещи. Простые, строгие и не из музея. Наверное, только он и смотрел на мир с современной точки зрения. Хотя его отношение тоже оставляло желать лучшего.

Он вернулся достаточно поздно, уже в втором часу ночи. Я думал, свадьба затянется на дольше. Хотя нет, я надеялся на это. Однако внизу шум, значит, он пришел не потому, что решил закончить, а потому что намерен исполнить супружеский долг. А меня кто-нибудь спросит?!

- Твои вещи уже отправили в наш дом.

Это звучало так странно. "Наш". Для людей, которые всю жизнь будут чужими друг другу, а может и вовсе врагами, звучит как-то слишком непосредственно. Ему это слово тоже далось не без труда. Он даже немного скривился. Я тебе так противен? Моего мнения не спрашивали, но ты мог отказаться... А так сломано сразу две, а может и три, в перспективе, жизни. Едва ли ребенок таких родителей будет счастлив. Поверь, я знаю. Мне всегда не хватало отца... А если у нас и получится ребенок, учитывая мое хилое здоровье, я не переступлю через себя. Я не смогу смотреть, как он станет либо очередным мной, либо тобой. Уродов вроде тебя в мире полно, а своей судьбы я и врагу не пожелаю.

Я не хочу. Мне страшно. Я не смогу дать Алану то, чего он хочет сегодня. Мне резко становится холодно. Ладони вспотели. Он небрежным движением накидывает мне на плечи свою ветровку.

- Пошли, машина уже ждет.

Я следую за ним молча. Мысли мечутся в моей голове, заставляя сходить с ума. Броситься под машину едва подойдем к дороге? Пытаться бежать? Убить его? Он не виноват, что его вырастили сволочью. Я не знаю, что мне делать. Лишь надеяться, что останусь вдовцом. Да-да, верно, мне в наследство остался глухой Бог и немая надежда.

"Наш" дом гораздо милее. Я буду тут заперт 25 часов в сутки, так что загородное месторасположение в живописном лесу очень кстати. Странно, что он подписался на изоляцию.

Я прохожу в просторный холл. Тут светло и спокойно, по крайней мере, на первый взгляд, но я тут не найду своего угла. Я не знаю, когда смогу чувствовать себя дома и где. Я хочу настоящей жизни, а не подобия.

- Спальня наверху. Третья дверь, - я киваю, но мне страшно. Сегодня он возьмет меня. Течка только дней через десять. По крайней мере в примерно это время у меня началась первая. Я не смогу закрыться в ощущениях, откинув личную неприязнь. Не смогу отдаться глухому возбуждению, которое перекроет все остальное: боль, страх, неприязнь, ненависть, бессилие. Не будет спасительного помутнения.

Он сам уходит куда-то. Я делаю несколько глубоких вдохов, прикрыв глаза, стараюсь успокоиться. Когда ко мне подлетает прислуга, я вздрагиваю.

- Здравствуйте. Я Лиза, - она улыбается, - Вам что-нибудь нужно?

Осматриваю девушку. Она старше меня, как же мне неловко. Я мотаю головой. Нет, мне сейчас ничего не поможет. Я чувствую легкое головокружение. Мне слишком жарко, дышу рвано. Такое знакомое состояние.

В глазах темнеет на какую-то секунду, а ноги становятся ватными.

- Я пойду лучше наверх... - осторожно говорю я девушке. Милая бета. Огненно-рыжие волосы, на светлой коже россыпь веснушек. Хочется улыбнуться, но я совсем неважно себя чувствую. Черт, нет, мне хреново. Последний раз так было три года назад, когда была эпидемия гриппа и, разумеется, я подхватил эту гадость. Я плохо соображаю, куда иду и как иду. Чуть не упал на лестнице. Слышу, что Лиза встревоженно охнула.

- Я в порядке. Немного переусердствовал с шампанским, - да я ведь капли в рот не взял!

Прихожу в комнату и валюсь на кровать. Я даже не успеваю прикрыть глаза, как влетает Алан. Его глаза блестят лихорадочно. Я видел такой блеск в глазах альф... И мне это очень не нравится. Но меня бросает в жар. Тело отзывается на него. Твою мать! Как отец узнал? Как ему удалось подгадать?

Только сейчас опознанию поддается причина моего состояния. Нет-нет-нет! Не в коем случае! Я не хочу! Не хочу, что б надо мной издевались. Я дрожу от страха, отползаю в дальний угол кровати.

- Шеннон, иди сюда и хватит ломать комедию, - его голос хриплый и, едва услышав его, чувствую, как отзывается тело. Природа настойчиво ведет меня к краю, мне страшно, и я хочу... Но я не люблю боль. Альфа всегда делает папе больно. Он не заботится о нем. Не хочу. Мне страшно. Не хочу, чтобы со мной обращались так же! Я не готов вынашивать ребенка! Я не буду...

Даже не заметил, как он приблизился ко мне. Я закрываю глаза, отбиваюсь в слепую, понимая, что задел его, в страхе приоткрываю глаза. Он замер. Не ожидал.

Непроницаемый взгляд его ледяных изумрудных глаз словно выбивает кислород из легких. Будто мне в живот ударили... Или даже в ледяную воду окунули. Все мышцы напряжены. Дрожу.

- Пошел вон, - он произносит слова так четко, что я смог бы понять по губам, если бы не слышал его. На негнущихся ногах вскакиваю с кровати и несусь вниз. Слава богу в доме нет никого, кроме нескольких горничных и кухарки, но они все беты. Когда спускаюсь на первый этаж понимаю, что совсем не знаю дом, не знаю, где спрятаться, где закрыться. Из ниоткуда появляется Лиза. Не придержи меня эта хрупкая девочка, я бы упал там, где стоял.

- Да у вас жар! - она знает, что у меня не просто жар. Они ведь тоже чувствуют это... Но не реагируют.

Лиза отводит меня в ванную комнату. Набирает холодную воду и помогает мне сначала раздеться, а потом и опуститься в нее. Папа никогда не говорил, что из-за течки может быть так плохо. И в первый раз все было иначе. Может, я простыл?

Лиза подкладывает мне под шею валик и осторожно закалывает волосы чтобы не мочить их.

-Сейчас температура снизится. Чуть-чуть потерпите.

Эта хрупкая на вид девчушка оттащила меня в пустую комнату. При чем как ей это далось, я не помню, как сквозь туман все. Я не понимал, что со мной происходит. Меня колотил озноб, охватывал жар, меня тошнило, голова кружилась. Симптомы течки перемешались с симптомами гриппа, отравления... не знаю, чего ещё, но возбуждение, к счастью или огорчению, я чувствовал в последнюю очередь. Это было какое-то сумасшествие. Я молил господа чтобы чертова течка поскорее кончилась. И если в первый раз мне просто сильно хотелось разрядки, а отец, доходило до того, что руки мне связывал, то сейчас мне просто казалось, что я вот-вот сдохну из-за нахлынувших на меня симптомов. Наследующий день взволнованная Лиза вызвала врача. Тот приехал и лишь развел руками. А моему новоявленному муженьку было похер. Почему-то я был на сто процентов уверен, что он сейчас в офисе имеет какую-нибудь привлекательную омежку-секретутку на своем столе. Лиза тут же бросилась звонить моим родителям. Свалился же на её голову беспомощный я... Эта девушка к концу течки возненавидит мою тушку. И будет права. Я сам себя уже ненавижу. Это беспомощное тело, этот гадкий природный инстинкт шлюхи.

URL
2013-05-09 в 23:41 

Improba Dea
irrepressible;
Когда мои родители не сняли трубку, Лиза бросилась в рабочий кабинет Алана. В итоге она узнала, что похожие симптомы бывают у тех, кто принимал таблетки, получившие в сети название "подгонка". Эту дрянь глотали для того, чтобы подогнать течку под определенную дату. Медовый месяц, перед отпуском, чтобы во время путешествия не было конфуза... или, как в моем случае, первая брачная ночь. Но я очно не принимал это. Я вообще ничего не принимал! Так же девушка вычитала, что побочные эффекты накатывают на два-три дня после окончания течки или же во время нее, если мужика под боком не оказалось. Я сам засадил себя в эту ловушку. Что ж... отмучиться оставалось всего день. Узнав об этом, я слабо улыбнулся. Лиза кивнула, сменила компресс и ушла, оставив меня одного.

-Прости, - тихо шепнул я, когда остался один, - ты ведь не нянькой нанималась. А Алан наверняка даже не подумает о доплате. И почему единственный, кто заботится сейчас обо мне, человек, о котором я только имя знаю?

Мне было горько осознавать такое острое одиночество. Папе сейчас не до меня, раз он не поднял трубку... Но все остальные... Впрочем, кому про меня вспоминать? Альфе, который желал заключения расчетного брака? Алану, который был окольцован с человеком, которого презирал? А больше у меня никого и не было.

К вечеру следующего дня меня и правда отпустило. Хотя, пожалуй, меня не отпустило. Просто сознание перекинулось на другие побочные эффекты, на этот раз чисто физиологического характера. Промучавшись до конца недели, окончательно я пришел в себя лишь к вечеру понедельника. Все это время я ни разу не видел своего мужа. Меня это радовало и обижало одновременно. Он ведь правда мог избавить нас обоих от неприятного общества, которое будет преследовать до конца жизни... Почему он посмел распоряжаться не только своей жизнью, но и моей?! Черт, да о чем я говорю? Я просто вымещаю злость на Альфу на Алана. Надо мной не издеваются, я и радоваться должен, а я как параноик сижу и распускаю нюни. Да, я себя жалею. Наверное, я тряпка.

Спустившись во вторник к завтраку, я имел честь наблюдать размеренно пьющего кофе Алана. Он лениво листал газету, будто знал все, что в ней находится.

- Доброе утро, - осмелился я подать голос, но едва он поднял на меня глаза я отшатнулся назад и пожалел об этом. Да и вообще о своем существовании. Испугавшись его гневного взгляда и отойдя машинально, я сбил с ног кого-то из прислуги, этого мужчину я ещё не видел. Да кроме Лизы я вообще никого не видел. Мужчина выронил поднос с чайной парой и, пытаясь все-таки его поймать, потерял равновесие и упал сам. Фарфоровый сервиз разлетелся по полу мелкими осколками.

- Бывало и добрее, - язвительно кинул мой "муж", - как можно быть таким неповоротливым. Тебя вообще ничему не учили, кроме как грубить старшим?

Я растерянно глянул на Алана, поняв, что он про ситуацию с его отцом, потом опустил глаза в пол и опустился, решив, что хоть помогу собрать осколки. Все больше пользы, чем если я буду стоять и пялиться на эту сволочь.

- Уйдите, - мужчина, несший поднос, сказал это так резко, что я вздрогнул и сжал осколок, который уже успел поднять. Боли не чувствовалось, только какой-то мерзкий осадок. Даже бета в этом доме презирает меня. Скатился ниже некуда. Поздравляю, Шеннон, об тебя бета ноги вытирает, я сам все уберу, нечего господам руки морать.

Встав с пола, я глянул на Алана в надежде услышать хоть что-то. Не знаю, что, не знаю, по поводу чего. Может, что он хоть из приличия одернет мужчину. Я ведь не виноват, что этот сукин сын смотрит на меня, как на дерьмо?! В душе разгоралась ярость. Никогда не чувствовал себя настолько незаслуженно обиженным. Слова Фокса лишь подлили масла в огонь.

- Одни неприятности от тебя, - Если бы он хотя бы улыбнулся... Но он говорил это со злостью. Я закипел. Подошел к нему, с вызовом глянул в его зеленые глаза.

- Кажется, хотя бы наша ненависть и отвращение взаимны.

Я знал, что если в Алане есть хоть капелька привычек того общества, в котором крутился мой отец, он сотрет меня в порошок, но я рискнул, так сильно мне было обидно. Я швырнул на стол осколок, который все ещё держал в руке. Ударившись о полированную поверхность стола, тот разлетелся ещё надвое. И в чем виноват этот несчастный осколок? Отвернувшись, я пошел к себе.

- А теперь развернись, вернись обратно и извинись, - он чеканил слова, произнося каждое будто отдельным предложением. По спине пробежал холодок. Кажется, в гостиной, как по кнопке, выключили все звуки. Лишь сердце отбивало бешенный ритм, который, наверное, все в доме слышали, - Шеннон. Вернись. Сию же. Минуту.

Он сказал это, когда понял, что я игнорирую его слова.

- Шеннон! - теперь он повысил голос. А я продолжал играть с огнем. Остановился уже на лестнице.

- Да пошел ты, - не поворачиваясь, заявил я, - ищи себе раба в другом месте.

Втянув воздух и выдохнув, я продолжил свой путь, даже не обращая внимания на шаги сзади. Когда меня резко развернули на 180 градусов, дерну за предплечье, я испугался.

- Очевидно, твой отец прав, - прошипел он сквозь зубы, занося руку для удара, - ты только силу понимаешь!

- Разумеется! - Я не мог больше сдерживать то, что кипело и накапливалось во мне столько лет, - разумеется, он прав! Он же альфа. И ты прав, потому что тоже альфа. Вы все правы, а нас можно смешивать с дерьмом каждый раз, когда мы предпринимает хоть какую-то попытку создать иллюзию равенства или хотя бы нейтрального отношения! А зачем нас слушать, зачем пытаться понять и пойти на компромисс, когда можно просто ударить и заткнуть?! - я не заметил, как у меня по щекам потекли слезы. Я не имел права на такую слабость. Я не имел права на этот скандал. Алан замер, вглядываясь в глаза, будто пытаясь решить, вдруг, это спектакль? - Давай, чего ты ждешь? Реши проблему, как это делаете вы все, как это вы делаете всегда!

URL
2013-05-09 в 23:43 

Improba Dea
irrepressible;
Выдернув из его хватки руку, я сбежал к себе в комнату. Как мне стыдно за этот скандал. И все его видели. Все видели мое непослушание. Он мне этого не простит. Не простит, что я послал его, что повысил голос, что проигнорировал,ослушался. Я не хочу, мне будет больно. Почему я такой идиот? Я столько лет молча сносил все выходки отца. Улыбался, когда он приказывал, молчал, когда он хотел, а сейчас - сорвался. Как посмело самообладание подвести меня? Как мое собственное сознание посмело меня подставить. Мне даже думать страшно было, к чему это все приведет.

Я заперся в комнате,не желания никого видеть. Впрочем, у Алана наверняка есть ключи от всех дверей в доме,а даже если и нет, то дверь ему явно не помеха. Я проревел весь день. У меня стали сдавать нервы уже тогда, когда я узнал про предстоящую свадьбу, а сейчас они натянулись и истончились до предела. Ещё один подобный случай и срыв обеспечен. Вечером я наглотался успокоительного, обезболивающего, потому как голова раскалывалась нещадно, снотворного и завалился спать. А с утра, черт её подери, я опять проснулся с жаром. Мой и без того ослабленный организм отказывался бороться с болезнью, усталостью, срывами, истериками и их последствиями. Точка кипения достигнута.

Я не знаю, насколько высокая у меня была температура, но подобие галлюцинаций определенно присутствовало. Я то и дело проваливался в какой-то влажный и липкий сон,а, просыпаясь, мне казалось, что я покачиваюсь на волнах, слышу птиц.

Придя в очередной раз в себя, слышу холодный, успевший опротиветь голос.

- Ну что? - ни единой эмоции. Не переживаешь? Ни капельки? Ну и хорошо. Ну и ладно. Чувствую, как из уголков глаз снова вытекают скупые слезинки. Уже плакать-то не чем. Как пить дать обезвоживание мне обеспечено, если я его уже не заработал.

- Слишком высокая. Нужно вызывать врача. И, боюсь, в этот раз без госпитализации не обойдется, - Эх, Лиза, мне правда жаль, что на твою голову свалился самый непутевый и проблемный омега из всех, - В этот раз не просто побочное действие от лекарства. Он сам не справится.

Лекарства? Какого лекарства? Я ничего не принимаю! Или, она про мою досрочную течку?

- Те таблетки, которые ему давал его отец без консультации с врачом и без его ведома вполне могли ударить по иммунитету.

Так вот в чем дела. Милый папа-альфа подсыпал мне синтекику в кормешку. Зашибись. Меня травил мой предок, желая ускорить мою течку, даже не удосужившись уточнить доживу ли я до нее.

- Лиза, ты медсестра, разберись как-нибудь сама, - кажется он отвернулся, даже не договорив, его голос становится немного дальше. Уходи, тебе нечего тут делать! Я тебя не вижу, но одно ощущение твоего присутствия меня бесит. Твое самомнение занимает все пространство, аж дышать нечем!

Будь я в сознании снова расплакался бы, наверное.

- Мистер Фокс, я не думаю, что моими силами тут возможно обойтись. И вы что, не останетесь?

- Не за чем, - дверь хлопает. Ушел. Верно, к черту мне твоя скупая поддержка. Твоя гордость куда дороже моего морального состояния и психологического здоровья. Катись на свои совещания, сволочь! Мне ничего не нужно ни от тебя, ни от кого бы то ни было!

Пролежав ещё немного в таком полусознательном состоянии, я снова провалился в беспамятство. А каждый раз, в короткие моменты просветления приходя в себя, я снова наблюдал... Лизу. И никого больше. Девушка то меняла компрессы, то с ложечки поила мерзкими микстурами,а видя, как я морщился, просила потерпеть, что так нужно, что бы я выздоровел.

Да кому я нужен? От меня больного наверняка куда меньше шума и проблем. Алан рад, я уверен. Да и едва я выздоровлю, он накажет меня за мою выходку и снова отправит на больничную койку.

Господи, как надоело мне состояние живого трупа. Я ни черта самостоятельно не могу сделать! Меня это бесит! Меня бесит все! Так что едва мне полегчало, я решил спуститься и прогуляться по саду, не дожидаясь Лизу. Идиот. Хорошо что милая бета оказалась рядом, когда я добрел до лестницы. Наверное, я сломал бы шею. Она вовремя подхватила меня. Отругала за беспечность. Сказала, что я слишком нетерпелив. И теперь уже весь свой гнев я вылил на нее. Я свинья. Мне было перед ней так стыдно... А едва я попытался извиниться, она раздраженно цыкнула на меня. А потом улыбнулась и сказала, что знает, как мне сейчас нелегко и понимает, я запутался. А ещё она сказала, что знает, что я сожалею о сказанном и мне не нужно ничего говорить и ушла. Она просто дала побыть одному. Спасибо, Лиза. Человека, который бы так меня понимал, в моей жизни ещё не было, не считая папу, и вряд ли будет.

Выбраться из койки мне удалось лишь к концу месяца. После свадьбы, считай, я целый месяц провел в постели. Почти месяц. И едва я пришел в себя, меня тут же возжелал увидеть Альфа. Он позвонил рано утром и требовательным тоном заявил, что хочет меня видеть не смотря ни на что. Отказать я не мог, да и папу очень хотелось увидеть, поэтому я решил посетить родительский дом. Знал бы я, насколько ошибочным было это решение. Но не было необходимо поговорить с тем, кому я мог рассказать все.

Я собрался, оделся, привел себя в порядок, нацепил на нос солнечные очки, чтобы не было видно синяков под глазами от продолжительной болезни и спустился вниз. Лиза уже должна была вызвать водителя.

Но внизу ждал... Алан. Я едва сдержался, чтобы не метнуться обратно наверх.

- Ты слишком долго копаешься. Я тебя отвезу, - как всегда ледяной тон. Будто мы не знакомы. Впрочем, так оно и есть. Я ведь о нем так ничего и не узнал.Хотя надо оно мне... Как собаке пятая нога, честное слово!

- Я не просил меня ждать. Постой,а я вообще знал, что ты ждешь меня? А работа как же? - в тон ему поинтересовался я.

- Мне по пути. Заброшу, заберет водитель, - какой красноречивы муж мне достался. Прям оратор, мать вашу!

Спустя час я стоял перед дверями родительского дома, не решаясь постучать. Что-то подсказывало, что надо валить, пока отец не увидел, что я приехал. В конце концов, я мог сослаться на мужа у которого остро встал вопрос, в решении которого потребовалась моя помощь. Отмазка третьесортная, но потребности мужа его бы убедили мгновенно. Но я не успел.

- И долго ты собираешься торчать там? - Альфа смотрел на меня с балкона второго этажа, - Будь любезен, зайди в дом, у меня серьезный разговор к тебе.

Я сглотнул и кивнул. Мне нравится эта идея все меньше.

- Где папа? - ненавязчиво поинтересовался я, едва вошел.

- Вопросы задаю я, - отрезал альфа, однако ответил мне, - в больнице.

Все внутри рухнуло вниз.

- Как? - наверное, по моему лицу он понял, что своего не добьется, пока я не дождусь ответов.

- Просто плановое посещение врача, - он раздражен, - банальный стоматолог, осмотр.

Почему Альфа называет клиники, стоматологии, все, словом - больницами. Я облегченно вздохнул, хотя все ещё немного нервничал. Ему ничего не стоило солгать мне.

- Я хочу поговорить о...

- Я догадываюсь, - перебил его я. Каким бы уродом не был Алан, но ни разу я ещё не получал за то, что не давал ему договоить.

- Щенок, распустился совсем! - альфа повысил голос и с отвращением глянул на тебя, - Алан слишком балует тебя, ты этого не заслуживаешь. Мальчик слишком хорошо воспитан, чтобы поднять руку, проучить даже дрянь вроде тебя!

- Простите... Эдвард... - мне далось это с трудом. Альфа требовал, чтобы все называли его по имени и на Вы.

- О твоих манерах мы поговорим позже. Как дела у Алана?

- Я не лезу в его работу, она не касается меня.

- Ещё бы ты лез! -снова взвился он, - я не про работу!

Тут до меня дошло, чего хотел от меня Альфа. Не зря он назначил число свадьбы, не зря он пичкал меня этой дрянью, от которой я сложился на несколько дней.

- Я... ну... Те лекарства, что вы давали...

- Ты в курсе?

- Да, так вышло... Мне стало плохо и...

- И? - он злится, он вот-вот взорвется, я узнаю этот взгляд. Машинально напрягаюсь, делаю шаг назад.

- Мне стало плохо и Алан отпустил меня, - я лгу. Он не отпускал меня, я просто ему отказал.

- Отпустил? Когда рядом с ним была течная сука, он тебя отпустил?! Ты меня за идиота держишь? - Альфа орет на меня, кажется он весь квартал на уши сейчас поставит. Я отхожу назад ещё. Меня начинает трясти. Господи, кто-нибудь отвлеките его, я успею выйти из дома. Водитель уже ждет меня на парковке в двух шагах. Кажется, он выехал почти сразу за Аланом, - Какого черта ты ещё не предоставил ему свое тело, какого черта ты ещё не носишь его ребенка, дрянь?

- Мне правда было очень плохо...Я... Я не мог, простите меня, я все исправлю.

- Разумеется, исправишь, уже я вобью в твою голову, что ты не имеешь права отказывать своему альфе, как бы плохо тебе не было! Сука дрянная. Когда у тебя течка?

URL
2013-05-09 в 23:43 

Improba Dea
irrepressible;
- Я не знаю, примерно через неделю... - Едва могу говорить. Голос то и дело срывается, дрожит. Он меня убьет сейчас. Он меня придушит и заставит Алана трахать труп. А труп заставит забеременеть и выносить ребенка. Господи, что за бред я несу? От страха меня ноги не держат. Мне казалось, я видел всякое и нового Альфа уже не выкинет. Но нет, либо я привык к "хорошему", если последний месяц можно назвать хорошим, либо он и правда никогда ещё так не злился. Почему поводом его ярости стал именно я? Поводом и объектом.

- А ну пошли со мной, шлюха драная! - он хватает меня за волосы и тащит в подвал. Он не раз наказывал там и меня и папу... И то, что мы туда идем значит лишь то, что не смотря на то, что я уже являюсь собственностью одного альфы, он посмеет меня наказать, - Алан слишком добр и снисходителен, понимает, что от такой безмозглой суки ждать нечего! Но я то уж постараюсь растолковать тебе твои обязанности!

Отец отрывает дверь и толкает меня вперед. Я буквально сбегаю с лестницы, спотыкаюсь на последней, падаю и рву об бетонный пол джинсы, раздираю в кровь колени. Если я выйду на своих ногах отсюда, то меня спасет сам Бог... ничто и никто больше спасти меня не сможет. Альфа включает в подвале свет. Когда он успел взять в руку плетку? Откуда он её достал? Паника, меня охватывает жуткая паника, так страшно, я готов валяться у него в ногах, умолять не трогать. Хоть сию минуту подставлю зад Алану, в сухую, без подготовки и смазки, только пусть этот человек уйдет. Господи, убери его от меня!

- Раздевайся, иначе я буду бить по одежде, - если Алан увидит разодранную одежду, будут вопросы. Не хочу. Ничего не хочу. Впервые понимаю, насколько серьезно испытываю жажду сдохнуть. Трясущимися руками снимаю льняную рубашку, замираю, - штаны тоже, - альфа непреклонен. Смотрю на него умоляющими глазами, - ты знаешь, что будет, если я повторю?

Опускаю голову, поднимаюсь и раздеваюсь до нижнего белья. После первого же жгучего удара вновь падаю на колени. Как больно, Господи... Почему все так? Почему я не остался дома? У меня была возможность, отец не посмел бы явиться в дом Алана, а если бы и явился не поднял бы на меня руку там! Это моя крепость и я её покинул. Мой чертов характер, засунуть бы его куда подальше! От второго удара принимаю колено-локтевую. Отец бьет не заботясь, куда попадет, в каком я состоянии. У меня сорван голос, ладони исцарапаны об бетон, как и колени, на полу подвала уже кровавые отпечатки. У меня даже сил плакать уже нет. Я уже давно лежу свернувшись калачиком на холодном полу,а он продолжает хлестать меня. Мои способности ограничиваются инстинктивно сжатыми руками над головой. Я уже даже чувствовать перестал. В себя меня приводит сильный пинок в живот, выбивающий воздух из легких. Он хочет. чтобы я стал отцом, но биет ногой в живот, где логика? Улыбаюсь этой мысли. Если я не смогу выносить его внука, виновен будет он.

- Ещё хочешь?! - ещё один хлесткий удар, дальше мой сиплый стон. Голова кружится, все плывет. Какой-то посторонний шорох, меня вздергивают вверх, пытаются поставить на ноги. Лицо обдает ледяной водой, потом ещё раз и ещё. На третий я вдыхаю как раз тогда, когда меня обливают. Захлебываюсь. Кашляю, - Алан уже разыскивал тебя. Звонил узнавал где ты и скоро ли будешь. Если и в этот раз ты ему откажешь, Шеннон, я прибью сначала тебя, а потом твоего никчемного папу-омегу. Ни ты, ни он не способны дать альфе то, что ему нужно, так на кой черт вы дышите воздухом, ублюдки? И не смей Алану даже слова сказать, слышал, мерзость?! Спросит - скажешь что разозлил меня. Ни слова о причине! Ты понял? - пощечина, киваю устало.

Меня одевают чьи-то ледяные руки, поднимают в дом и отпускают. Каким чудом я устоял на ногах, понятия не имею. Краем глаза вижу напуганного папу. Он успел вернуться. Но у меня нет сил подойти к нему.

- Пошел вон. Тебя ждут на парковке, - Альфа орет на меня, как оглашенный. Парковка совсем не далеко. Пройти буквально метров сто, повернув дважды направо.

На дрожащих ногах иду к выходу. Слышу, как папа начинает орать на мужа-альфу. Не надо, правда, только хуже будет, я в норме. Все хорошо. Наверное так, как должно быть. Или нет... Но мне все равно. Я больше не смогу сопротивляться. Алан получит, что захочет. Ребенка, двух, трех... Надеюсь, я сдохну во время родов... А если мне суждено родить омег и они со мной. Не хочу чтобы мои дети также мучились. Не позволю. Я забеременею и отравлюсь, чтобы альфы не стали такими же. Мои дети не буду мучиться или мучить кого-то.

Выхожу из дома. На улице ливень. Ни черта не вижу. Иду по направлению к парковке, почти в слепую. Оглядываюсь. Меня жутко мутит, я плохо вижу, еще этот ледяной дождь хлещет по лицу, и ветер продувает насквозь. Всматриваюсь вдаль. Машины не вижу. Водитель, наверное, решил что меня отвезет отец, раз меня так долго нет... Или я переночую у них. Не буду звонить Алану. Я выше того, чтобы просить помощи у этого ублюдка. И водителя вызывать не буду. Меня и так все, кроме Лизы, считают ничтожеством, а если увидят в таком состоянии, то все будет совсем плохо. Надоели презрительные взгляды. Вспоминаю того мужчину, который уронил поднос из-за меня в начале месяца.

Сил идти нет. Я замерз, меня трясет, голова кружится, тело адски болит, будто в каждую клеточку тела вонзают иголки. Плюю на светлые джинсы (хотя чего за них беспокоиться, они драные уже, все равно только выкинуть) и опускаюсь на землю, облокотившись на какое-то здание спиной. Тут же вою от боли. Отец постарался. Такое чувство, что на спине нет ни единого живого места, будто всю спину на лоскутки разодрали. В кармане вибрирует телефон, через пару секунд начинает играть ненавистная мелодия. Совершенно бездарная пивичка орет прокуренным голосом какой-то бред. Специально поставил её, чтобы знать, что звонит "любимый" муж. Вытаскиваю трубку и зачем-то жму отбой. Можно просто игнорировать. Через секунду опять та же история. Прикрываю глаза и усмехаюсь. В этой жизни что-то, да будет по-моему!

- Вот сучка,а! - слышу откуда-то со стороны, быстрые приближающиеся шаги, маты. Было бы забавно, если бы интеллигентный Алан выразился бы так же. Нет... Этот сноб слишком хорошо воспитан. Не то что я, грязная шлюшка... Усмехаюсь. Резко затихают шаги, - Шеннон?

Откуда прохожие меня знаю? Глаза открыть сил нет.

- Шеннон?!- голос все ближе. Узнаю его наконец. Нашел, ублюдок, - Шеннон, мать твою, какого черта ты здесь сидишь, как бездомный котяра, я тебя в машине битый час жду! Твой отец сказал мне минут двадцать, что ты вышел! Ну хватит позориться! Встаешь, нет? Или будешь ждать у моря погоды?

Ты такая сволочь. Даже не поможешь подняться, Алан?

- Шеннон? - твой тон меняется. Становится настороженным, - Шеннон, это не смешно, наколол и ладно, вставай давай. Мне не в кайф под ливнем мокнуть. Шеннон, блядь!

- Что тебе? - мой голос по прежнему дрожит и хрипит. Его почти не различить за шумом дождя.

- Шеннон? - да что ты как пластинка испорченная заладил, - Эй, Брайт, что за нелепый спектакль?

Погоди, милый супруг, я уже месяц, как Фокс.

Ты наклоняешься ко мне и трясешь за плечо, я выгибаюсь, как раненный зверь и кричу от боли.

- Шеннон! - вот теперь ты психуешь. А ты думал, я тут комедию разыгрываю? Нет уж, так низко я не упаду, чтобы добиться твоей жалости, - Эй, Шен, малыш, слышишь меня?

Теперь и твой голос дрожит, а я рвано дышу, стараюсь абстрагироваться от боли.

-Эй, не плачь, потерпи чуть-чуть... Немного... - Ты говоришь так тихо,осторожно и спокойно. Твой тон успокаивает. Постой, я плачу? Черт... верно, реву, как идиот. Мне ведь так больно.

- Алан... Забери меня... пожалуйста, - говорю прежде, чем понимаю, что говорю, - пожалуйста, мне так больно.

- Знаю, малыш, тише-тише, чуточку потерпи, хорошо, совсем немного...

До дома ехать около часа, а ты говоришь немного. Но я тебе верю. Больше просто некому. Мне так плохо, что я бы маньяку доверился сейчас. Киваю, пытаюсь улыбнуться, но только сильнее начинаю реветь. Как же больно.

Алан поднимает меня на руки, наконец-то могу расслабиться. Он что-то шепчет мне, монотонно так, успокаивающе. Вскоре оказываюсь в теплом салоне. Приятно. Откуда-то берешь плед, закутываешь в него.

Достаешь из кармана классических брюк ключ, пытаешься попасть в замок зажигания. Мои нервы тебе передались? У тебя как у пьяницы руки дрожат. Пересиливаю усталость и, вытащив руку из-под мягкого пледа, кладу поверх твоей.

- Я в норме, - меня едва слышно. Смотрю Алану в глаза. Неужели я вижу в них эмоции? Неужели хоть что-то кроме холода и высокомерия. несколько секунд как зачарованный смотрю, как с твоих волос стекают капельки, смотрю, как вздымается твоя грудь от быстрого дыхания, - все в порядке. Просто увез меня отсюда.

- Хорошо, - ты успокоился. Вставляешь ключ, заводишь машину. Мы трогаемся очень легко. Ты быстро набираешь скорость. Проезжаем знак. Я едва улавливаю его, - Ты превышаешь.

URL
2013-05-09 в 23:45 

Improba Dea
irrepressible;
- Плевать.

- Ты угробишь нас обоих, - этот довод срабатывает. Ты сбрасываешь, - Алан, все правда в порядке. Я переживу.

Лгу тебе. Я не переживу это унижение, эту бесконечную боль. Я в ней теряюсь... Держусь из последних сил, чтобы снова не заплакать. Ты снова психанешь, если я дам слабину.

- Я знал, что тебя нельзя было с ним наедине оставлять. Поэтому сам и повез. Но решил, что просто накручиваю себя.

- Ты не виноват. Просто он псих.

- Меня предупреждали, что...

- Заткнись, ради Бога. Тебе не кажется, что не время впадать в истерику? Ты за рулем, так веди эту чертову машину. Я устал и хочу спать, - меня успокаивает и отвлекает эта перепалка. Даже забавно. Я бы повеселился, будь мне хоть капельку лучше.

- Шеннон, откуда в тебе столько...

- Гонора?

- Сил, - выдавливаешь из себя улыбку. В первый раз вижу у тебя на губах улыбку. Надеюсь, не в последний.

***

Прихожу в себя уже дома. Лежу на животе. Кожей ощущаю прохладу и нежность ткани. Это сейчас так приятно... Словно глоток живительной влаги после длительного пребывания среди пустыни. Еще толком не открыв глаза чувствую, как кожу, неприкрытую шелком холодит. В помещении так хорошо, дышится полной грудью, не то что в подвале, чертовом влажном затхлом подвале, куда оттащил меня отец. В голове моментально всплывают картинки происходящего, меня передергивает. Кажется, к горлу снова подступает комок. Это буде долго мне сниться, когда я смогу забыть, что он сделал?.. Не хочу всю жизнь бояться, трястись, но такое просто так не проходит такое не забывают, след от подобного навсегда остается где-то глубоко и выходит на поверхность в самые неподходящие моменты. Меня начинает снова бить озноб. Пытаюсь отвлечься и с усилием открываю глаза, намереваясь увидеть, наконец, вместо едва различимых силуэтов полноценные объекты. Это спальня Алана, где мы должны были провести первую совместную ночь, но я струхнул.

- Шеннон? - Несколько секунд понять, что происходит, кто со мной говорит. Алан. Черт, как непривычно, его тон не холодный, не безразличный. Волнуется? Сомневается? Не могу описать, что слышу. Это не реально, я брежу, - тебе холодно? Закрыть окно?

Нет, это не бред. Он здесь, рядом. Сидит на полу, голову положил на сложенные на кровати руки, но когда увидел, что я проснулся - приподнялся. Пытаюсь сесть, тщетно. Руки дрожат, во всем теле слабость, будто я после долго передышки решил позаниматься физкультурой, только слабость и трясущиеся конечности дополняет ужасно головная боль, невыносимая усталость и боль в каждой мышце, в каждом суставе. Вторая попытка подняться более успешна, но едва неудачно поворачиваюсь охаю и прикрываю от боли глаза. На секунду показалось, что выключили свет. А потом в поле зрения залетали "мушки".

- Шеннон? - почему он так озабочен? Что ему надо? Поворачиваюсь к Алану, смотрю на него, но будто не вижу. Как же плохо, - Шеннон, тебе что-то надо?

Алан говорит почти шепотом, будто провинился за что-то. Я качаю головой, но подумав, прошу.

- Можно мне воды? - не узнаю свой голос. Хриплый, осипший.

- Конечно, - он оборачивается тумбе возле кровати. На подносе хрустальный графин, чашка, куча таблеток, ипользованный шприц, открытая ампула. Странно, я никогда не боялся уколов, но сейчас меня мутит от вида иглы. Протягивая мне бокал, Алан почти умоляюще просит, - скажи хоть что-нибудь.

- А где Лиза? - я и сам чувствую необходимость что-то сказать и, поторопившись, говорю бред.

- Тебе неприятно мое присутствие?

- Вовсе нет, просто обычно она со мной нянчится.

- Она не думала, что её услуги сегодня будут нужны. Попросила выходной, я отпустил. Если надо, я могу...

- Нет-нет, не нужно. Все в порядке.

- Ты говорил тоже самое, прежде чем потерять сознание в машине.

- Да? - прикладываю ко лбу руку,пятерней зачесываю челку назад, силюсь вспомнить. Точно. Я ругал его за превышение, он снизил, потом мы перекинулись ещё парой фраз и все. Будто и не я с ним был. Это все же больше похоже на бред. Так почему я так уверен, что все это наяву? Наверное, боль слишком реальна, слишком отчетлива.

- Да! - Алан отвечает так резко, что я испуганно вздрагиваю, - прости. Прости, Шеннон, я немного... нервничаю.

Это признание далось ему не легко? Признать, что такая ледышка, вроде Алана способна нервничать за кого-то? Не просто чувствовать, не просто переживать, а нервничать.

Дрожь усиливается. Я чувствую себя на грани. Я сдерживаюсь из последних сил, почему-то мне кажется, если я сейчас сорвусь, то Алан тоже психанет и будет что-то очень-очень нехорошее, что мне не понравится, но не по отношению ко мне. Откуда эти идиотские мысли? Вообще-то мне даже говорить не хочется, я так устал, что даже языком ворочать не в состоянии. А ещё мне хочется остаться наедине с собой и просто дать волю чувствам. При Алане стыдно. Я всегда старался показаться себя лучше при нем, хотя мой муж мне даже знакомый был с очень сильной натяжкой.

- Алан,ты правда можешь идти. Твоя работа... я не хочу отрывать тебя от дел.

- Работа подождет. Я и так слишком долго зарывался в документах. Или ты хочешь, чтобы я оставил тебя?

Нет-нет, постой, Алан... Я не хочу, чтобы ты оставлял меня одного, но одновременно с этим я не могу выпустить все, что накипело наружу при тебе. Стыдно?

- Нет, нет, Алан, останься, если можешь. Пожалуйста.

- Как ты пожелаешь, - Алан говорит так тихо. Его голос так греет,будто ближе и нет никого. Будто я его так давно знаю, просто мы были в ссоре, - могу ещё что-нибудь для тебя сделать?

Он смотрит на меня с таким сочувствием. Не знаю даже приятно или противно. Никогда не чувствовал себя так унизительно, но с другой стороны, я не могу вечно все держать в себе. В этот момент во мне словно что-то ломается. Начинаю плакать, прикрываю глаза в тщетных попытках успокоить. Закусываю губу, что пошла кровь, все так же надеясь взять себя руки. Неожиданно Алан поднимается с пола, садится рядом и прижимает меня к себе.

- Чш-ш... Все хорошо, все хорошо. Поплачь, тебе полезно. Ты так долго терпел это, боялся. Станет легче, - гладит меня по волосам, слегка начинает укачивать. А может, у меня просто поднялась температура, и мне кажется, будто меня качают, как на волнах, - я не уследил за тобой, впредь этого не повторится. Я клянусь.

Такой нежный тон. Почему он раньше не говорил так со мной? Наклоняется ко мне, целует в затылок.Как я давно ждал, что меня хоть кто-то обнимет. Меня жалеют, успокаивают, а я плачу все сильнее. Вжимаюсь в Алана, будто от него зависит моя жизнь. Я сижу на коленях у человека, которого почти не знаю, которого ненавидел ещё несколько часов назад, которого готов был придушить за его черствость, а этот человек внезапно оказывается самым близким и самым заботливым. У жизни извращенное чувство юмора. Вцепляюсь в его рубашку мертвой хваткой, аж костяшки белеют. Меня избил родной отец, а извиняется передо мной мужчина, который ни разу не ударил меня, который, даже замахнувшись, не смог меня обидеть.

- Я заставлю его принести извинения.

Меня словно током шарахнуло.

- Не смей! - если отец будет унижен, моему папе тоже будет очень плохо. А просить прощение для него, тем более у омеги, означает просто сломать собственную гордость. Алан непонимающе смотрит, - Не нужно, - говорю спокойнее, - Он не простит, правда, не нужно. Я не хочу, мне не нужны его извинения. Это все только осложнит.

Я говорю с надрывами, всхлипывая.

URL
2013-05-09 в 23:45 

Improba Dea
irrepressible;
- Чш-ш-ш... все будет хорошо. Он никогда в жизни больше не тронет тебя, мой хороший... Тебе больше никто не сделает больно, - почему я ему верю? Может, раньше мне просто не приходилось ни от кого слышать такие обещания, и это звучит так приятно, смело и... желанно? Алан появился так вовремя, когда он был мне нужен, и теперь он переживает за меня. Это приятно. Расслабляюсь постепенно в его руках, но слезы никак не унять, - давай я принесу успокоительное?

- Нет, нет, не стоит. Я скоро приду в норму. Просто, я устал...

- Тогда давай я обработаю раны, и ты ляжешь спать? - я лишь киваю. Это хорошая мысль. Лечь и уснуть, желательно бы впасть в совершенно слепой сон. Когда вокруг только темнота, спасительное забытье, не пропускающее в мое сознание картинки прошлого.

Я киваю и машинально гляжу на свои разбитые колени. Это будет долго. Я никогда не был терпеливым. А сейчас? Неужели смогу измениться неожиданно и потерпеть, перетерпеть боль? То, что сейчас будет даже слабо будет походить на отголоски отцовского наказания. Я же смогу потерпеть немного, да?

Алан увидел, как я стал нервничать.

- Не бойся, я буду осторожен. Знаю, что тебе не слишком этого хочется, но придется потерпеть, иначе заживать будет дольше, - я молча киваю, он прав, пройти через это придется. Разница лишь в том, кто будет меня "штопать": Алан или врач. Почему-то сейчас Алану я верю больше. Наверное это просто следствие того, что именно он забрал меня.

Оказывается, у него уже была приготовлена аптечка. Он достает все, что может понадобиться. Бинты, вату, пластыри, обезараживающее средство, таблетки какие-то, кажется, даже ледокаин. Мне даже становится смешно на какое-то мгновение. Как же я выгляжу, если Алану пришлось приобрести наркоз? Я уверен, что он приобрел его, а кто в домашней аптечке держит такую штуку? Даже у меня дома в аптечке ничего подобного не было, впрочем, я подозреваю что и обезболивающих дома не было... При чем из принципа.

Смочив ватный тампон перекисью, он берет мою руку в свою и начинает осторожно протирать содранные участки. Я морщусь. Неприятно, но вполне терпимо. Вообще меня всегда раздражало ощущение от перекиси на ранах.

- Я осторожно.

- Я знаю, - машинально киваю, подтверждая свои слова. Он правда очень осторожен, я едва ощущаю его прикосновения, тут скорее психологический эффект. Никто со мной так возиться бы не стал. Втягиваю воздух носом и то ли у меня паранойя, то ли это действительно так, но в воздухе витает специфический запах лекарств. Мне от него становится дурно. Снова морщусь, чуть отворачиваю голову.

- Так больно?

- Нет-нет, все в порядке, просто я не люблю... Никогда не понимал врачей, тем более хирургов.

Эта тишина, которая сейчас повисла в комнате меня успокаивает. Пожалуй, я рад, что Алан не из болтливых. Когда он заканчивает с ладонями, начинает обрабатывать разодранные колени. Здесь чувствуется немного сильнее, но я без труда это переживу. Просто смотрю в другую сторону, просто стараюсь не слушать шипение перекиси на ранах и не смотреть на томпончики, измазанные в крови, которые Алан скидывает как-то совсем небрежно, что непривычно для меня, на пол. Я и думать не мог, что он такой заботливый. И как получилось, что такой парень сын родителей, которые без труда нашли с моим папашей-психом общий язык? Может, это тоже видимость, как и холодность моего мужа? Может, это просто деловые отношения и ничего больше?

Ощущаю, как голова начинает трещать. Черт, слишком много думаю, наверное. Машинально откидываюсь на кровать, но тут же с жалобным стоном резко вскакиваю обратно. Спина слишком сильно болит, чтобы я мог себе позволить лечь.

- Шеннон, осторожнее, - он тут же отрывается от своего занятия и взволновано смотрит на меня. Слишком непривычно видеть его таким. Это какой-то другой Алан, не тот, которого я знаю. Тот казался таким взрослым, слишком взрослым для меня, слишком деловым, слишком серьезным и очень холодным. Этот же кажется совершенно нормальным человеком, восприимчивым к чувствам, заботливым, добрым, способным переживать и каким-то более простым. Он даже кажется немного младше своих лет.

- Все в порядке. Пройдет, - отмахиваюсь я, стараясь заставить себя перестать морщиться от боли, - Алан, - неожиданно для самого себя я называю его по имени. Оно странно звучит вот в такой обстановке, посреди полнейшей тишины. Он не отзывается, только замирает и поднимает на меня глаза, - это, правда, ты?

- Что? - я застал его врасплох. Он не ожидал такого вопроса, да я сомневаюсь, что он и смысл о го понял.

- Мне кажется, сейчас, будто я выходил замуж за совершенно другого человека, - вот-вот я скажу ещё что-то и все испорчу. Но я хочу знать, отчаянно хочу знать, почему он меня ненавидел... или ненавидит, но чувствует свою вину и пытается её загладить, или что там чувствуют взрослые, когда им поручают ребенка, а они за ним не досмотрели, и в один прекрасный момент дитятко расшибло лоб в песочнице, - люди ведь не меняются так быстро. Я готов поклясться, что ещё вчера, мой муж готов был засунуть мне кляп в рот, лишь бы я не донимал его, - все, конец, я все испортил. Точно. Но Алан почему-то улыбается. Немного устало, но все же искренне и совершенно по-доброму.

URL
2013-05-09 в 23:47 

Improba Dea
irrepressible;
- Я на какой-то момент и правда засомневался, что вынесу раздражитель вроде несовершеннолетнего омеги, который пожить то ещё не успел, как его слили во взрослую супружескую жизнь. Мне казалось это какой-то издевкой, что мне на шею повесили ребенка. Ты был не при чем, но злиться на родителей даже я права не имел. Вот и выливал злость и раздражение на тебя. Когда мне объявили, что назначили встречу с семьей моего будущего мужа и его родителями, я опешил. В тот момент у меня был... скажем так, партнер. Он устраивал меня и возрастом, и внешностью, и характером, и манерами. Да и в делах моих он разбирался и мог помочь. Я злился. Очень сильно и долго. А когда увидел скромное существо в твоем лице в нашей гостиной, чуть там не высказал отцу все, что думал. Понял лишь сразу, что мы с тобой оба против этой свадьбы, - рассказывая мне все это, Алан переживает. Я чувствую как он замирает, стараясь подобрать нейтральные слова, - Я ведь терпеть не могу детей твоего возраста, Шеннон, а один из них оказался ко мне привязан, и вроде я ему должен быть мужем, а вроде ему ещё и без родителей жить рано. Куда тебе в твоем возрасте заводить ребенка, я вообще не понимал, но они все дружно так упорствовали. Словом, я послал все к черту и сдался. Порвал свои отношения, согласился на свадьбу, смирился с тем, что мой спутник по жизни на одиннадцать лет младше и ещё даже не вышел из подросткового возраста. Я смягчился, только когда увидел тебя на свадьбе. Замученного, потерянного. А потом ты влепил мне пощечину и задел мою гордость, и я снова начал злиться, как будто сам малолетний придурок. Единственное, в чем я был уверен, так это в том, что насиловать тебя точно не собираюсь. Лиза как только симптомы твои увидела, узнала, от чего они, рассказала мне, что тебя таблетками пичкали. Я знал, что они сдвигают течку и побоялся к тебе приближаться, не зная, когда будет следующая, не собьется ли весь цикл. Или как там это называется. Лиза бета и ничего об этом не знает. Она все носилась по дому, как ужаленная и переживала, что помочь не может. Подруг обзванивала, но единственная её знакомая омега отдыхает с мужем в Италии. Когда у тебя случился срыв, и ты снова свалился с температурой, Лиза вынесла мне весь мозг, что я должен побыть с тобой и извиниться, а мой отец выносил мне мозг, что я держу такую неуравновешенную и невоспитанную девицу-горничную. А под горячую руку снова ты попал, Шеннон. Твой папа-омега позвонил мне за час до того, как до тебя дозвонился твой Альфа. Он сказал, что его муж хочет знать, как прошла первая ночь, и он умолял меня подтвердить, что все было замечательно, иначе он тебя убьет. Я отмахнулся, сказал, что непременно тебя прикрою, а сам оставил тебя с ним наедине. Не думал, что про "убьет" Ник говорил всерьез, - Алан виновато посмотрел на меня. Наверное, будь у меня силы, я бы разозлился, наорал на него. Но сил у меня не было, как, кажется, и у Алана. Он тоже устал, - знаешь, все то время, что ты был рядом, крутился в этом доме, он словно как-то уютнее стал. Я не люблю это место, здесь всегда, выражаясь твоим языком, как-то холодно и серо. А ты внес сюда хоть немного жизни, но даже ощущая симпатию к тебе, мне все равно удалось испортить все то, что, худо-бедно, начало налаживаться. Не знаю, что на меня нашло. Моя работа не терпит пошатнувшегося самоконтроля, но что-то вывело меня из чувства равновесия и это меня бесило. Я всегда реагировал на вещи совершенно механически, а с твоим появлением все как-то изменилось. Я не знал, что делать, как делать, как себя вести, в конце концов. И это раздражало меня ещё больше. Я привык, что знаю решение или нахожу его без труда, а ты... Ты был за гранями привычной системы и стал исключением. Мой отец всегда мне говорил, что я слишком сильно опираюсь на логику и лаконичность, что непредвиденные обстоятельства, которые в один прекрасный момент я не смогу просчитать заранее, меня уничтожат. И когда я понял, что это и происходит, осознал, что злюсь уже на тебя, хотя виноват сам.

На этот раз чувство вины испытываю уже я. Он не на меня сердился все это время, он просто хотел сам решить свою судьбу, построить свою жизнь, а на его голову свалился ребенок. Он пытался найти точки соприкосновения, но не привык к таким, как я. И в чем я его винил? Что он слишком холоден со мной? Так он отгораживался, чтобы не задеть меня.

- Я... Я не думал...

- Ты можешь не говорить ничего. Все в порядке. Нам надо было раньше поговорить, я просто не мог себя заставить. Видел в тебе ребенка, а себя считал слишком взрослым, чтобы найти с тобой взаимопонимание. Знаешь, Шеннон, за это время ты стал куда больше для меня, чем просто назойливым ребенком, туда-сюда бегающим по дому. Это странно. Никогда не любил детей, - он смотрит мне в глаза. Мне становится немного неловко, чувствую, как щеки вспыхнули, но не могу отвести взгляд, - но тебя смог почему-то.

Не сразу понимаю, что он имеет ввиду, но когда до меня доходит, я открываю рот, собираясь сказать хоть что-то, но он и звука не дает мне произнести. Целует. Требовательно, но не жестко. Он не пытается подавить меня или подчинить, указать на мое место, на мой коврик по дверью, как говорит отец. Мне в миг становится жарко, немного стыдно, я не хотел этого поцелуя, но и отталкивать его не хочу. Мне нужна это любовь, какой бы странной и извращенной она не была. Алан слишком хороший, чтобы причинить мне вред.

Он был мне нужен и он появился. Если он притворяется так искусно из-за моего состояния, то пусть он даже лжет, что смог полюбить ребенка, которого возненавидел, плохие люди не прилагают столько усилий, просто чтобы кому-то было спокойно и он чувствовал защиту. Алан, спасибо,что ты рядом.

Я даже представить не мог, во что выльется это странная любовь, даже не мог думать, что уже через пару месяцев мы друг без друга жить не сможем.

Да, мы просто не поняли друг друга тогда, и к чему это привело. Впрочем, даже не смотря на то, что Алан понял свою ошибку, не думаю, что свою ошибку понять способны все. Некоторые слишком гордые, упертые. Хотел бы я сказать тебе, Кэлл, с уверенностью, что Кайл осознает, что сделал и перестанет уничтожать тебя таким мерзким способом, но я не уверен. Сейчас все зависит от тебя. Реши, чего ты хочешь, реши, на что готов. Это и решаю озвучить, хоть и немного иначе.

- Кэлл, это наверное глупо будет звучать и совсем бессмысленно, но сейчас все больше зависит от тебя, чем от Кайла. Он из семьи достаточно влиятельной,а у таких гордости вагон и маленькая тележка. Неизвестно, когда Хант дорастет до того, чтобы суметь переступить через эту гордость и признать ошибку. Просто реши чего ты хочешь и реши, на что ты готов, что сможешь выдержать, что сможешь сделать. Вряд ли это походит на совет, которого ты ждешь. Знаю, это пустая болтовня. Но я намерено не даю конкретных советов, Кэлл, не хочу чтобы наша разница в возрасте стало клеймом авторитетного мнения. Понимаешь, к чему я клоню?

- Не совсем, - он выглядит таким растерянным. Я только больше его путаю, говоря, что то ему нужно довериться интуиции, то действовать, то ждать. Как бы хуже не делать.

- Кэлл, я, наверное, не слишком помог тебе. Но я намеренно не хочу конкретизировать. Тебе придется решить самому, что предпочтешь ты. Я не хочу чтобы мои мысли оказали на тебя влияние. Если это окажется ошибкой, мне будет все равно, если ты начнешь злиться на меня за неверный совет, но вот твои переживания из-за неверного выбора и трудности из-за беспокоят меня куда сильнее. Ты оказался в непростой ситуации и выбрать придется самостоятельно. Я поддержу тебя в любом случае и если необходимо помогу. Но...

- Я благодарен уже за то, что вы меня выслушали и поговорили со мной. Не думаю, что смогу справиться с этим один. Дело не в моем решении, просто их трое и... Да, нет. И не в них дело. Я знаю, что должен решить, но чтобы решить, надо сесть и обдумать, а об этом я думать совершенно точно не хочу и поэтому всячески забиваю время чем угодно, чтобы убедить себя, что решить эту проблему мне пока некогда.

Смотрю на парнишку. Он растерян и не знает, что делать. Запутался. Хочет предпринять хоть что-то, но то ли боится, то ли не знает что, то ли не знает как. А может, боится как к этому отнесутся окружающие.

- Все ты сможешь, Келли. Если бы не мог, уже бы сложил руки. Это ведь не первый раз. Их трое, ты один. Ты молодец, - потрепав его по волосам, целую в лоб. Недопустимо для учителя. Но я всегда знал, что эта работа не по мне, Алан настоял. Сказал, что я великолепный историк. Мой отец всегда говорил, что отребье вроде меня не имеет права выходить в общество. Алан оспорил его мнение и позволил мне, заставил, считай. Спасибо ему, что настоял тогда. Если преподавать и не мое призвание, то я хотя бы помогу этому парню, - и на меня всегда можешь рассчитывать.

URL
2013-05-10 в 05:40 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, ну, наконец-то! Вы сделали мне настоящий подарок... самый настоящий праздник!!!)
Наверное, невозможно представить, что кто-то постоянно думает о продолжении... но это так) Каждый вечер, затаив дыхание, проверяю рассылку в почте из дайри, каждый день молюсь, чтобы вы не забывали, что кто-то там далеко сидит и ждет хоть коротенькое предложение, хоть пару слов, хоть сигнал или намек на то, что вы о нас помните... о своих читателях>_<
Вы стали для меня настоящим наркотиком. Первая доза бесплатна, а на третий раз уже готов "жизнь свою отдать" даже за самую малость...
Помните: "Мы в ответе за тех, кого приручили!";))
А за проду откровенное спасибо!)

2013-05-10 в 13:09 

Improba Dea, спасибо за проду. Полностью согласна с Anngelus, у меня точ такое же состояние)))) урааа, прода))))

2013-05-10 в 22:43 

Improba Dea
irrepressible;
о своих читателях>_<
как я могу о вас забыть, когда только благодаря вам и пишу?)

Anngelus, Ники 17, рада, что вам нравится)) Каждый раз пишу и думаю, а не разочарую ли читателей) Значит, пока я все правильно делаю)

URL
2013-05-10 в 23:25 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, спасибо)
Даже представить раньше невозможно было, что я буду получать столько удовольствия всего лишь от банального процесса чтения.
Непонятным для меня образом ваши герои умудряются проникнуть глубоко в сердце, просто западаешь на них>_< и этот "процесс" начинает походить на болеутоляющее для моей пропащей души) Звучит, вероятно, странно, но зато правдиво)
Так что я скромно продолжаю делать то, что могу... ждать продолжение)

2013-05-12 в 12:04 

Improba Dea, как же у вас отлично получается передать настроение и чувства. С нетерпением каждый раз я жду продолжения. И сколько бы вы не выкладывали мне все мало, хоче еще и еще. Спасибо за ваше творчество.

2013-06-28 в 19:42 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, как же я скучаю по строчкам, льющимся из-под вашего пера...
Я, конечно, умею ждать... но вы рискуете довести меня до сердечного приступа)) уж больно тоскую я по этим героям, особенно в последнее время>_<
Стыдно признаться, что слабость была столь близка... вы действительно стали для меня мучителем, что изредка дарит крохотную порцию острого наслаждения, дабы после безжалостно вознаградиться жестокими месяцами ожидания)
Склоняю голову и продолжаю ждать...

2013-06-30 в 20:37 

Improba Dea
irrepressible;
Anngelus, сначала итоговые зачеты, потом сессия и в заключении я заболела( вот сегодня сижу и дописыаю главу, ибо только оклемалсь)

URL
2013-06-30 в 23:26 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, респект и уважение бесценному нашему автору))
Не мудрено после сессии слечь с простудой... так что поскорее желаю восстановить свои силы)

2013-06-30 в 23:26 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, а еще... я безмерно рада, что вы откликнулись>_<

2013-07-03 в 18:06 

Improba Dea
irrepressible;
Не мудрено после сессии слечь с простудой... так что поскорее желаю восстановить свои силы)
я не после сессии. я после сквозняка, потом купания и ливня епта уже почти поправилась, а позавчера под ливень попала в летнем платьице. :sadtxt:

URL
2013-07-03 в 18:15 

Improba Dea
irrepressible;
Келли осторожно приоткрыл дверь незнакомого кабинета.

- Что ты у меня тут стоишь? - голос, наверное, показался бы приятным, если бы его тон был мягче и сдержаннее. Келли вздрогнул, когда услышал это.

- Я... простите...

- Ты ищешь кого-то?

- Нет, я на урок, - Келли слегка не понимал, что происходит, что за молодой омега стоит перед ним. Парня, едва выпустившегося из университета, можно было назвать симпатичным, впрочем, как и любого омегу, этим никого не удивишь. Но лиловая рубашка и чернильный галстук придавали коже синий оттенок, невыносимо уродуя а нелепый хвостик ещё больше подчеркивал и без того убогой вид. Ну а круглые очки в массивной роговой оправе на лице с тонкими чертами... Продолжать, наверное, не стоит. Келли никогда не имел привычки встречать по одежке, но сейчас почему-то так вышло. Даже самая нелепая одежда никогда не вызывала у него никаких эмоций. Он и сам не слишком следовал за модой, а уж чтобы в ногу идти, так и вообще речи не шло. Но это... это было за пределами любой самой глупой фантазии.

- И кто ты у меня?

- В смысле?

- Что значит "в смысле"? То и значит! Ты первый раз показываешься на уроке, как это называть? Кто-то освободил тебя от моих занятий? - характер оказался не менее мозговыносящим, чем одежда парня. Погодите, учителя, оказывается, которого Келли принял за стажера. Юноша не понимал причины истерики, посему и не мог придумать достойного ответа, хоть уважительная причина и была.

- Но я был... на больничном...

- Меня не волнует, где ты был. Это же надо столько наглости иметь! Прогуливать уроки, а потом ещё и врать!

Кажется, преподаватель не то что не слышал, но даже и не пытался. Тернер впервые встречал настолько слетевшего с катушек учителя.

- Простите, я... Я готов к уроку и могу показать справку... Кроме того у меня есть свидетель, что...

- Замолчи! Не хочу ничего слушать! Вон из класса. Прогуливал - прогуливай дальше! Пущу лишь с директором. Ишь, какой находчивый нашелся. Болел он! На занятия ходить надо!

Совершенно ясно стало то, что сегодняшний день станет ещё одним испытанием. Будто до этого ему было мало проблем.

- Мистер Уолш, Вы, должно быть, не так поняли Келли. Он не просто так сидел в комнате. Моих слов Вам достаточно? - приторно-сладкий, такой противный голос, принадлежащий единственному в жизни ненавистному человеку. И именно этот объект Келли был готов благодарить сейчас за спасение от безумного учителя. Эта истерика начала уже привлекать внимание. Келли не любил, когда на него устремлялись все взгляды в округе. Ощущаешь себя жертвой, которую вот-вот казнят.

- Кайл?! - Казалось, Уолш сейчас изайдется на визг. Из положительного было то, что он первый учитель, который в одном лишь слове выказал всю свою брезгливость, ненависть и пренебрежение к Кайлу. Не будь Келли сейчас под прицелом у учителя, то непременно злорадно ухмыльнулся, но сейчас было не до этого. Проблемы на Тернера сваливались с завидной периодичностью и, что самое мерзкое, предыдущая проблема, в большинстве случаев, становилась решением следующей. Пожалуй, все было бы здорово, если бы все проблемы так решались, но быть должным и благодарным Кайлу просто было противно. - Этот наглый мальчик...

- Я все знаю, мистер Уолш. Я лично был с ним, когда он "болел". Мне-то на слово Вы верите? Если нет, я могу заручиться поддержкой Майкла и Райана, а если и это Вам не будет должным доказательством в купе со справкой, заверенной печатью, мы вместе обратимся к мистеру Шеннону.

- Наглец. Да что ты себе позволяешь? Как ты со мной разговариваешь?

Келли не выдержал и прикрыл глаза. Это походило на розыгрыш.

- Раз уж мой обман так легко раскрыт, пойду за парту, покаюсь, - с этими словами Келли вошел в класс, оставив не ожидавших такого поворота ученика и учителя за дверью. Очевидно, этот учитель был из тех, которые не успокаиваются, пока им не поддакнешь и не согласишься с их правотой.

Кайл в кабинет вошел минутой позже.

- Ты что вытворяешь? Он бы сдался, - звучало со слишком открытым упреком.

- Не нужно мне твое попечительство, я сам в состоянии справиться. Правда, не лезь.

- Ну посмотрим к концу урока, - Кайл усмехнулся. Лишь после этого Кэлл понял, что теперь будет по меньшей мере унизительно подходить к Ханту с предложением поговорить наедине.

- На нас уже все в коридоре пялились! - прошипел мальчишка сквозь зубы, - Ему просто надо было оказаться правым. Он получил свой трофей, и конфликт себя изжил. Это лучше чем устраивать поединки красноречия, Кайл, но как же, твоя гордость просто не позволяет тебе молчать!

- Закрой пасть, Тернер. Мы ещё успеем выйти! - "тонкий" намек был понят более, чем на сто процентов, так что Кэлл решил не рисковать и замолчал. День едва начался, а Келли уже наломал дров.

"Неудачник. Иди убейся, Кэлл. Мыло, веревка и все дела. Пару минут мучений, и в итоге либо сначала свернутая шея, либо асфиксия. Самый позитивный сценарий".

Вскоре в кабинет пришли все. Сейчас Келли понял, что не видел минимум пятерых раньше. На этот предмет ходили все?.. Впрочем, мало кто хотел слушать истерию подобную этой в свой адрес. Похоже этот препод либо сбежал из психушки, либо просто ему так осточертела школа, что он непременно хочет вылететь, отомстив знатным скандалом и ищет особенно несговорчиво-говорливого ученичка.

Прозвенел звонок. Мистер Уолш, как его несколькими минутами ранее назвал Кайл, тут же бросился отмечать присутствующих. Едва после чьей-то фамилии отвечали "нет", как Уолш тут же начинал истерику по новой.

- Тернер! - визгливый голос заставил вздрогнуть.

- З-здесь... - слегка неуверенно Келли отозвался.

- Кто Тернер? Руку! - ни секунды не замешкавшись, блондин поднял руку.

- Ещё один нашелся! - ожидать нового приступа недовольства преподаваталя Келли даже не смел, но, как оказалось, его решили "наградить", - Ты все занятия так посещаешь? Как другие преподаватели к этому относятся?

- Но я...

- Ничего не хочу слушать! Материал не пройден, ты пропустил всю тему. Я ставлю тебе за нее два. Пересдачи не будет! Не собираюсь с вами бегать! Вы все взрослые люди! И если ты решил, что тебе можно...

- Но я готов!

- Не хочу тебя слушать! Материал надо отвечать вовремя! За тему у тебя незачет. Что ты будешь делать, меня тоже не волнует! Раз тебя не было, значит, материал не проработан! Как мне потом на экзамене оправдываться? Ты не сможешь ответить, а оправдываться, почему так плохо учил - мне! Так что посиди, помолчи. Мы все равно не поймем, что ты скажешь!

Келли так и сидел с открытым ртом, надеясь на секунду перерыва в речи учителя, чтобы выпалить, что он готов хоть наизусть всю главу пересказать. Он ведь правда вчера сидел до двух ночи с этим гребанным предметом, даже учитывая, что "Культура", как именовался сей дивный урок, была тесно связана с историей и Келли не было нужды штудировать. Да и учебник написан занудно, и информация примитивная... А ещё и учитель истерик до костного мозга. Но Уолш не давал даже слова вставить, едва Келли издавал какой-нибудь звук, культуровед начинал свою песню сначала: "Надо сдавать материал вовремя, слушать не хочу, все равно мы не поймем сказанного, надо ходить на уроки".

Когда у Кэлла начали сдавать нервы, он вскочил с места и громко, как ему было совсем несвойственно, ответил.

- Я готов ответить. Конец темы сегодня. Зачет, насколько я знаю. Почему вы отказываетесь меня выслушать?!

- Потому что мы, те, кто ходят на занятия это уже знаем! - Тернер так и остался стоять с открытым ртом. Ему нечем было парировать, даже учитывая всю глупость сказанного, - и не смей мне грубить! Дурной пример заразителен!

Так и плюхнувшись в ошарашенном состоянии обратно на место, Кэлли только моргнул несколько раз растерянно.

- Не парься, - послышался шепот со стороны. Кайл опять лез в свое дело. Хотя ему, кажется, понравился этот спектакль, - Он всех так дрючит, кто пропустил хоть одно занятие.

URL
2013-07-03 в 18:16 

Improba Dea
irrepressible;
Тернер же предпочел оставить замечание без внимания. В голове метался лишь один вопрос: как посещать занятия во время течки, когда школа, буквально, альфами нашпигована, будто банка кильки. Размышления, которые шли на фоне причитаний учителя на счет следующего отсутствующего прервал гадкий скрип двери.

- Хольцман?! Ты опять опаздываешь! У нас и так времени мало! Живо на место! Надо все дела делать на перемене! К другим же ты не опаздываешь? И почему ты вошел, не извинившись за опоздание? Почему не спрашиваешь, пущу ли я тебя вообще на урок?

- Да все равно пустите!

- Что ты сказал?! - новый спектакль уже начинался. Келли только устало положил голову на пару. Он не выспался, а первым уроком так много шума и истерики. При чем учитель явно нес просто сверхъестественный бред, но все равно выставлял себя правым.

- Что вы меня в любом случае пустите, - вошедший совершенно свободно прогуливался по классу, не обращая внимания на крик учителя.

- Ладно, Ян, раз уж ты стоишь, тогда не садись пока, выйди к доске и расскажи нам тему прошлого занятия.

"Вы серьезно?!" - Келли резко сел, - "А как же: мы, те кто занятия посещаем, это знаем уже?"

Возмущению мальчика не было предела, но он предусмотрительно решил молчать. От него внимание учителя ушло, так что можно было просто подремать. Вполне очевидно, что его будут игнорировать, как минимум сегодня.

- Я уже рассказывал, - достаточно грубо отозвался парень.

- Тогда тебе никакого труда не составит выйти и снова нам повторить материал.

"Господи, ну сколько можно продолжать это нелепую истерику? Другой бы уже либо выгнал, либо два поставил. А этому будто нравится! Придурок несчастный. И где таких упоротых преподов берут?"

Лениво зевнув, Келли улегся на парту, пялясь в пылинку на спине альфы, сидящего впереди. Предмета интереснее все равно не нашлось.

- Я не собираюсь повторяться! - не отступал парень.

- Тогда выйди вон! Когда придешь в себя, войдешь обратно! - учитель подскочил со своего места, громко стукнув руками по столу. От неожиданности омега вздрогнул.

- Yes, Your Majesty! - резко ответил парень, будто этого и добивался. Весь класс в голос заржал.

"Свершилось. Ну бред же, а не урок. Смысл его посещать? Для галочки? Неужели ему заняться больше нечем? Или просто авторитет того препода из-за его "адекватности" ниже плинтуса?" - Покачав едва заметно головой, юноша прикрыл глаза. Мыслями он вновь вернулся к вчерашнему разговор с историком.

"-Просто реши, чего ты хочешь и реши, на что ты готов, что сможешь выдержать, что сможешь сделать. Вряд ли это походит на совет, которого ты ждешь. Знаю, это пустая болтовня. Но я намерено не даю конкретных советов, Кэлл, не хочу чтобы наша разница в возрасте стала клеймом авторитетного мнения", - Слова учителя в голове Келли воспроизводил уже не первый раз. И не первый раз понимал, что Шеннон говорил дельные вещи. Келли сейчас настолько потерян, настолько лишен поддержки, что любой совет показался бы единственным верным выходом, руководством к действиям. Но неизвестно, что сейчас лучше: идти у Кайла на поводу и ждать, пока интерес последнего иссякнет или же продолжать упираться до тех пор, пока из сил не выбьется сам Кэлл.

"Чертов ублюдок, почему ты появился в моей жизни? Почему почти все альфы из моей биографии, кажется, с зашкаливающим самомнением и сволочизмом?! Может, я просто неудачник? Родился под плохой звездой... Или на меня её просто не хватило?" - Келли невесело усмехнулся, понимая, в какие крайности уходит размышлениями, лишь бы оправдать тяготы, выпавшие на его долю. Может, он и выдержит это, но как долго? Сколько у него терпения, сколько силы, из чего, в конце концов, сделан его внутренний стержень? - "Надеюсь, это не алюминий. Что мне делать? Может, Фокс прав и для начала стоит хотя бы попытаться поговорить? Нет. Кайл слишком горд. Он либо делает все по-своему, либо не делает вообще. Что сделать, чтобы дать ему понять, что я... Да черта с два он поймет, а даже если и поймет, то не будет считаться! Стоп, я ведь даже ещё не пытался. Надо сделать хоть что-то, хоть как-то. Я не могу постоянно бегать к Фоксу от него, да и Фокс неизвестно сможет ли всегда быть рядом. У него и свои дела есть, кроме как мою задницу прикрывать. Решено: я просто с ним поговорю. Просто попрошу тэт-а-тэт встретиться на крыше после уроков и поговорю. Будем надеяться, для меня это не выльется очередным дерьмом... "

Ровно с того момента, как Кэлл решил попросить у Кайла выделить хоть пару минут, ему едва удавалось усидеть на месте, чтобы не пытаться просить Ханта о встречи. Мысли о том, что все это может прекратиться были такими... материальными, что Келли в них наивно верил. Сомнения и уверенность в провале оказались так глубоко, как только могли. Они, будто, даже ощущаться перестали.

"Я поговорю. Скажу, как мне тяжело. Как гадко от того, что он и его шпана делает. Он выслушает и поймет. Я достучусь, точно. Он же тоже человек. Будь он на моем месте... чтобы он делал? Он должен понять. В нем хоть что-то быть должно".

От назойливых мыслей отвлек высокий голос учителя.

- А теперь о ваших сочинениях. Я их прочитал все, но слабенько, очень слабенько. Вы все будто отзыв какой-то писали, напутствие, а мне нужны были сочинения. Вступление, основная часть, вывод. А ваши выводы сводятся к одному-двум предложениям. Однако я всем без разбора поставил "хорошо", - по классу пробежал довольный шепоток. Кажется, этот учитель не только не вполне в своем уме, но и самый требовательный, - А теперь посмотрим. Та-а-ак....

Омега стал называть всех по списку, либо ставя в журнал "хорошо", либо начиная заливать, что те, кто систематически не делают задания, не ходят на уроки, итоговый зачет не сдадут.

- Тернер! - Келли рывком выпрямился и уставился на учителя.

- Д...Да...

- Сдавал сочинение? - голос такой мерзкий, что ни отвечать, ни слышать не хочется. У Келли промелькнула мысль, что мужчина, кажется, по жизни на грани истерики.

- Нет.

- Сегодня есть?

- Нет, - а кто мог ему сказать? Да и зачем. Омеге же не нужно образование. Келли здесь просто проводит досуг. Почему-то в этот момент парень ощутил сильную злость на Кайла и его шестерок.

- "Неудовлетворительно", Тернер. И почему я не удивлен. Мой предмет, конечно, всем классам трудно дается...

"И почему я не удивлен?!" - язвительно подумал Келли, но дальновидно решил промолчать, чтобы не вызвать нового потока бессмысленных слов, произнесенным на высоте, граничащей с ультразвуком.

- Я тебе гарантирую, ты не сдашь итоговый тест.

- Как можно исправить оценку? - несмело спросил Келли.

- На уроки надо ходить. Слышать больше ничего не хочу. Оценку я тебе поставил, Келли!

- Но... У меня же уважительная причина!

- Не волнует. Тебя не было на уроке. Материал не проработан, следовательно, ты его не знаешь, какой толк мне с тобой говорить?

- Но я готов и могу...

- Ты неуспевающий, Келли!

- Но ещё только третья неделя семестра пошла!

- И ты уже не успеваешь, все верно! А знаешь, Тернер, чтобы тебе было в дальнейшем проще, чтобы потом ты на учителя не свалил свои проблемы, мы вот как поступим. Для твоей успеваемости, приставим к тебе успевающего ученика. Альфу. Он тебе и разложит материал по полочкам. И если ты действительно исправишься, я подумаю, и, возможно, дам шанс пересдать зачет по пропущенной теме. Но учти, за пересдачу больше "удовлетворительно" не поставлю. И посещение факультатива будет отражаться на твоих оценках. Твой куратор будет докладывать мне о продуктивности твоей работы.

"Нет-нет-нет... Мне троих мало, так он мне ещё куратора-альфу хочет назначить, нет!"

- Но, может я сам попробую?

- Материал сложный, сам не разберешься. Жаль, что придется обрекать кого-то на мучения, вместо того чтобы дать возможность дальше разбирать, он будет гонять с тобой старый материал... Так... что тут у нас. Вот. Отлично. Хант и будет твоим куратором. С этого дня, Келли, если мне о твоем старании поступит хоть одна жалоба, боюсь, придется мне принять более жесткие меры.

URL
2013-07-03 в 18:16 

Improba Dea
irrepressible;
"Только не это. Ты ему руки только что развязал! Ублюдок! Чтобы ты ноги себе переломал! Козлина!" - Келли никогда не был настолько уверенным, что если откроет рот, то выскажет все, что думает. Поэтому он всячески старался прийти в себя после этой новости, чтобы высказать свое недовольство и опротестовать решение преподавателя.

Вдох, выдох. Второй вдох, еще глубже, а выдох еще спокойнее и медленнее.

- Э-эм... Простите, - только Келли понял, что не знает имени преподавателя, - Но может, вы мне хоть попытаться дадите? Я в состоянии самостоятельно нагнать материал, правда.

- Никаких возражений не принимается. В школе практикуются прикрепление сильных учеников к слабым. И почему до сих пор у тебя нет постоянного куратора меня удивляет!

- А с чего вы решили...

- Да просто все видно по тебе, Келли. Что ты систематиески не делаешь задания, уроки прогуливаешь. или, может, неделя лишь моего предмета у тебя выпала?

- Да с чего вы такие выводы делаете, я не понимаю!

- Опытному преподавателю сразу видны проблемные ученики!

- Да что вы, - договорить Келли не дали, швырнув в него скомканную бумажку, когда учитель опустил глаза в журнал. Повернувшись в сторону, откуда летел снаряд, Келли наткнулся глазами на Кайла, раздраженно смотревшего на него.

- Заткнись, - одними губами выдавил он, - иначе это никогда не кончится.

Лишь покачав головой, Кэлл улегся обратно на парту. Сейчас ему подписали приговор официально.

Весь оставшийся урок прошел монотонно. Учитель что-то бубнил, класс зачитывал изредка ответ на вопросы из учебника, а Келли дремал, не понимая, какого черта вообще делает в этой супер-школе с мега-высоким процентом поступления.

"Господи, что я тут делаю? На кой черт Томас выбрал именно это заведение? И добавил еще, что жить буду в тепличных условиях! Это же надо было придумать!" - Келли не сдержался и фыркнул.

- Келли, что-то не так? - чертов преподаватель опять устремил свой прожигающий взгляд на Келли.

- Нет, все в порядке. Зачитался учебником.

- А чем же ты недоволен?

- Вам показалось, - холодно оборвал преподавателя Келли.

- Веди-ка себя надлежащим образом!

- Я сама невинность, - не подумав, ляпнул Келли, и тут же услышал несколько смешков по классу. Стоило, наверное, ожидать хоть подобия понимания преподавателя, но нет же, этот был совершенно неадекватным. Впрочем, с этим быстро свыкаешься, посидев всего десять минут на его уроке.

- Прежде чем говорить что-то, Келли, подумай хорошенько, чтобы не оказаться в неловком положении.

Келли непонимающе уставился на преподавателя. В его глазах было замешательство и злость, только не понятно, на кого он злился сейчас больше. На преподавателя, выставляющего его идиотом, или на себя, за то что и правда, находясь среди одних альф, забыл о таком неотъемлемом факте, как весьма осторожный выбор слов.

- Что, простите?..

- Что слышал, Келли. Я понимаю, соблазн так высок, но тебе стоит вести себя скромнее и не отвлекать внимание хороших учеников на себя.

- Да что вы себе позволяете?! - Вскочив со своего места, Келли растерянно пробежал глазами по классу. Все смотрели на него. Кто-то с усмешкой, кто-то, кажется, был готов на него сию секунду наброситься прямо в классе, а кто-то, как Кайл смотрел, всем своим видом выражая брезгливость. Это окончательно добила омежку, - по себе других не судите.

- Ах ты, наглец! Пошел вон сию же секунду.

- С удовольствием, чем слушать вашу чушь! - наверное, никто не ожидал от тихого омеги подобного, пусть учитель тоже не был в рядах альф, но говорить с ним в таком тоне... Уму непостижимо. По классу вновь пробежал шепот, кто-то присвистнул.

- Извинись сейчас же, Келли! Иначе у тебя будут проблемы.

- Переживу, - направляясь к выходу, небрежно, через плечо бросил Келли, даже не повернувшись. Что с ним творилось этим утром? Он будто с катушек слетел и будто это вообще не он был.

Уже был почти конец урока, чего бы Келли было не промолчать? Оставалось каких-то пять-семь минут! А он поругался с преподавателем буквально на последних минутах.

Потянув за ручку двери, Келли намеревался непременно захлопнуть ее так, чтобы штукатурка с потолка посыпалась, но дверь кто-то с не меньшим остервенением потянул с другой стороны, и Келли, не ожидавший этого, полетел вперед. Лишь столкнувшись на пороге с альфой, которого выгнали из класса в начале урока, он вспомнил, что тот вроде как должен был "прийти в себя" за дверью и вернуться в класс.

Улыбнушись широко и вполне доброжелательно, Ян бросил неосторожную шутку.

- Эй-эй, парень, ты потише тут, все же смотрят, - получив от Келли взгляд полный отвращения, на которое последний только был способен, Хольцман сам растерялся.

- Да шли вы все на хер! - злым шепотом выдавил мальчишка, выбегая из класса, лишь слыша за спиной слова Ян.

- Что произошло? Что я сказал? - Кажется, альфа и правда не хотел его обидеть, но просто попал под горячую руку.

Добежав до туалета и заперевшись в кабинке, Келли опустил крышку унитаза и уселся на нее сверху, умудрившись забраться с ногами. Его жутко колотило и со слезами обиды и унижения едва удавалось справляться. Одна неосторожная фраза, и вот уже весь класс над ним смеется, а по сути лишь потому что он омега.

Ему до сих пор не верилось, то все, что поисходит, происходит с ним. Это было издевкой, шуткой, что это? Кто подговорил всех кругом так вести себя с Келли, кто-то сверху решил либо сломать его либо... Да какое, к черту, ещё "либо" тут может быть? Хочется бежать, но куда?

"Просто сбежать к чертям отсюда. Это какое-то реалити-шоу, честное слово!" - мальчишка беспомощно всхлипывает. Неожиданно хлопает входная дверь туалета.

- Эй, Мышь, знаю, ты тут. Давай вылезай. Тем более, что сейчас закрыта только одна кабинка, - Хант подходит и с силой ударяет по гипсакартоновой "двери" кабинки кулаком, - если думаешь, что тебя это спасет, вот это подобие двери, то ты ещё наивнее, чем я предполагал. Давай завязывай и пошли. Теперь твои косяки на моей совести. По крайней мере по этике. Уолш не доволен твоим поведением и жаждет видеть тебя сейчас же.

- Да шли вы все на хер: и ты, и Уолш, и его гребанная этика.

- Мышь, мне, конечно, все равно, но ты даже не представляешь, какие проблемы наживешь себе, если не вернешься в кабинет.

- Он меня выгнал. Да и вообще: скажи, что мне плохо стало на нервной почве.

- Я тебе голубь почтовый, что ли? Вышел и проложил траекторию движения по-быстрому до кабинета, - с этими словами альфу уже ногой стукнул по двери, которая, кажется, едва выдержала это.

- Мне плохо.

- Не выйдешь - станет ещё хуже. Последний раз говорю: уговоры закончились. Встал, вышел и пошел, Мышь.

- Давай, дерзай, я отсюда не выйду. А тебе, кажется, вообще нравится бегать на побегушках. Стоишь тут, стоически задание выполняешь. Или тебе не так уж все равно, как ты говоришь? Что Уолш или как его там сделает, если я снова перейду ему дорогу. Мой косяк, говоришь, теперь твой косяк? С удовольствием испорчу тебе жизнь, Хант. Даже ценой собственного спокойствия.

- Ты нарвался, сопляк, - на мгновение повисла тишина, после шаги. Келли решил, что Кайл просто плюнул на него, решив отыграться позже и, закрыв глаза, откинулся на бачок. Сидеть тут было более чем неудобно, но Тернер намеревался провести тут время впритык до следующего урока. Чтоб только пару минут дойти оставалось.

Неожиданный громкий хлопок заставил Келли распахнуть глаза. Кайл, наплевав на то, что за порчу школьного имущества могут выкинуть из "мега-престижной школы с умопомрачительным процентом поступлений", проломил несчастную гипсокартонную конструкцию, открыл примитивную защелку через дырку и стоял перед Келли, разъяренно глядя на последнего.

- Я упоминал, что будет ещё хуже, сука? - схватив омегу за воротник, Кайл, не заботясь о том, успеет ли юноша встать, потащил его к раковинам напротив ряда кабинок. Включив ледяную воду, он перехватил парня второй рукой и взял за волосы, - Да, Кэлл, твои косяки - мои, но мне позволено наказывать тебя за невыполнение моих требований на свое усмотрение. А ещё в мои руки пообещали дать полное шефство над тобой по всем предметам, так как Уолш пролистал журнал, посмотрел твои плачевные успехи и решил, что ты тянешь наш класс в жопу. Ты попал, парень. С Уолшем даже я не рискну сраться. Так что, Кэлл, ты в заднице. А теперь протрезвей-ка, - договорив, Хант с таким остервенением нагнул Келли к раковине и сунул голову последнего под ледяную воду, что парень, наверное, сломал бы себе нос, если бы не успел упереться в противоположный край руками.

- Пусти, - захлебываясь, Келли все ещё не терял надежду отбиться от альфы, - мне дышать нечем! Пусти, Хант!

Однако парень не обращал внимание на крики омеги, заглушаемые и искажаемые водой.

- Знать будешь, Мышь, как идти наперекор. Я ж предупреждал! - Кайл ещё сильнее вжал парня лицом в раковину.

- Эй, Кайл, брось, ты его утопишь так, - за спиной засмеялись, - или у тебя есть желание попробовать что-то поострее секса с живыми? - Стоявший за спиной засмеялся и шлепнул Келли по заднице, - пригодится ещё. Брось. В слив ты его все равно не засунешь, как бы не сдавил его безмозглую черепушку.

Наконец, Хант разжал хватку.

URL
2013-07-03 в 18:16 

Improba Dea
irrepressible;
- Пошел живо к Уолшу! Узнаю, что не дошел - пеняй на себя, Мышь, - Кайл оттолкнул кашляющего Келли, направив его в сторону двери. Украдкой подняв глаза, Тернер увидел одного из свиты Кайла - Райана. Иногда казалось, что Райан еще хуже Ханта. От его специфического чувства юмора по спине бежали мурашки.

Выйдя из туалета, замерзший и промокший, Келли, разумеется, повернул в противоположную от кабинета сторону. Может, он и зайдет к преподавателю, но не сейчас. Сейчас слишком сильно трясло: от холода, от обиды, от злости. Голова кружилась невыносимо, так что, наверное, со спины могло показаться, что омега пьян, так "ровно" тот шел по коридору.

"Господи, если я не в твоих планах и в команду твоих созданий не вписываюсь, убей меня по-быстрому", - со злостью подумал Келли. Он никогда ни в Рай, ни в Ад не верил, про Бога и Дьявола и говорить не стоило, но не могло же все это происходить просто так? Без ведома какой-то системы, какого-то смотрителя. Тернер невольно начинал ненавидеть то, что создало этот мир. Для альф все было с шиком, блеском, гламуром и глянцем, а вот омеги жили в туманном матовом мирке. Их мир ограничивался рамками, в которые ставили их альфы. Их мир сводился к чему-то, сродни рождественскому шарику, который трясут, чтобы шарик радовал глаза внезапно встрепенувшимся в густой жидкости пластиковым снегом. Так и альфы: наставят рамок, стеклянных стен: ты видишь внешний мир, завидуешь ему, но не можешь выбраться. Но потом тем, кто там, снаружи, становится скучно, и они встряхнут твой шарик самым дерзким образом и будут любоваться бурей за стеклянными перегородками. Разве это справедливо? Но кто рискнет разбить свой шарик изнутри? Только альфа может это сделать. Шарик - вещица, вещица - собственность альфы. Вот к чему и сводятся законы. Мир развивается, говорите? Ни черта! Люди просто строят подобие системы, подобие равенства, но на самом деле это просто подретушированная технологиями и пафосными словами старая древняя система, простая до примитивного: богатые (даже не столько сильные, а именно богатые) правят, а ты, мать их, склоняешь голову.

Дойдя, наконец, до комнаты, Келли стянул форменную намокшую рубашку и жакет. Если найти белый верх было реально в его гардеробе, хоть он, преимущественно и предпочитал темную одежду, то черного жакета даже похожего у него не было. Впрочем, вряд ли кто-то станет придираться к тому, что его не будет на Тернере.

Найдя, наконец, некое подобие светлой рубашки, Келли уселся на кровать.

- Господи, когда это кончится?! - Глянув на часы, парень заставил себя подняться, хотя невыносимо хотелось остаться в комнате. Как же он сейчас жаждал вернуться в дом к папе и ненавистному отчиму, в свою маленькую, но безумно уютную и теплую комнату, к своим привычным одноклассникам-засранцам, которые никогда не заходили дальше глупых подколов. В школе его называли тупым, тряпкой, но чтобы кто-то позволил себе назвать омегу шлюхой... Это было немыслимо. Тут богатенькие отпрыски альфы словно и не слышали о приличиях. Будто бы кто-то из них пережил бы без омег.

Вскоре Келли уже сидел в кабинете и ждал следующий урок. Учитель задерживался, а Тернера это радовало. Он все ещё никак не мог согреться после "бодрящего" внепланового душа, да и сонливость невыносимо давила, так и подначивая прикрыть глаза и подремать. Альфы перешептывались между собой и изредка поглядывали на Келли. Эти косые взгляды дико бесили. Даже учитывая, что этику посещали не в том составе, в котором сидели сечас здесь, все равно казалось, будто все уже знают о стычке Келли с самым мерзким учителем школы. Не сводил глаз с мальчика только Хант, сверливший парня глазами с начала урока. Впрочем, минут через пятнадцать от начала урока, омега уже перестал это замечать.

"Ты слишком предсказуем, Хант, это перестает быть твоей фишкой, превращаясь скорее в штамп или клише", - подумал про себя мальчишка, вновь укладывая голову на парту. Почему-то глаза начало давить, будто Кэлл то ли читал всю ночь, то ли смотрел ящик, хотя такого удовольствия тут не предполагалось. К концу урока озноб все ещё не прошел. Когда Тернер встал из-за парты, то его ощутимо пашатывало. К концу дня уже невыносимо болела голову, горло и был заложен нос.

"Рыбка в аквариуме, ей богу", - подвел Келли итог утреннего душа, вернувшись в комнату после уроков. Жизненно необходимо было отлежаться, но он только что вышел с больничного и второй позволить себе не мог, да и кто ему даст. Кроме того даже спать раньше не лечь: завтра зачет по двум предметам, а по остальным куча домашнего задания. Казалось, все было против.

"Бежать, к чертовой бабушке! Да хоть в сам ад, лишь бы не здесь", - хлюпнув носом, подумал в очередной раз мальчишка. Присев на пару минут на край кровати, он получил ровно тот результат, которого боялся. Сон словно специально, желая проблем для омеги, стал одолевать с новой силой. Глаза закрывались, тело само откинулось на мягкую кровать. Как-то машинально натянул на себя одеяло и закрыв глаза, юноша уснул, вернее даже сказать просто провалился в темноту.

С утра Келли поднялся в жутком состоянии, голова трещала, бил сильный озноб, а поднимать от подушки голову было вообще невыполнимой миссией. Внеплановый душ от Кайла явно не прошел без последствий. Желание замотаться в одеяло и снова уснуть или хотя бы просто задремать было безжалостно перечеркнуто воспоминаниями о проблеме с учителем. Ещё одной он не выдержит. Вдруг кому-то еще придет в голову дать Кайлу шефство над ним?.. Это звучало дико, абсурдно, но теперь, с оглядкой на этику, Кайл мог всячески издеваться над омежкой. И оправдания не были бы пустыми, а имели бы почву... Как это глупо!

Блондин вновь уже почти провалился в дрему, как услышал настойчивый стук в дверь. Собрав остатки сил в кулак, он поднялся и, пошатываясь, дошел до двери. Поворачивая ключ, Келли подумал, что, наверное, зря это делает, но вернуть все как было уже было невозможно.

- Келли, сучка, какого черта ты вчера не дошел до Уолша? Ты хоть представляешь, что мне пришлось выслушать?! Пришлось выслушать и записать, мать твою, чтобы передать тебе! - Келли хрипло хихикнул, понимая, что доставил массу неудобств Ханту. Но как бы весело ему не было, это ни капли не умиляло раздраженный, слишком громкий голос, который терроризировал и без того трещащую голову.

- У тебя был ключ, какого ты стучал?

- Захотелось тебя потревожить, - зло прыснул Кайл и, подойдя к кровати, вальяжно на ней расселся, - и какого черта ты ещё не одет, а?!

- А чего ты так волнуешься? Мои проблемы, иди вон. Правда и так башка трещит, Хант. Не приставили же тебя ко мне на все время, так что сейчас на тебя мой косяк не повесят, - даже каждое собственное слово, произнесенное тихо и осторожно отдавалось сильным импульсом в голове. Келли невольно прикрыл глаза и потер лоб, - Скажи, что вчера засунул меня на сквозняке под ледяной душ, и я был настолько бодр с утра, что даже не смог подняться.

- Я тебя предупреждал.

- Даже если бы я вышел, ты бы все равно это сделал. Я прав?

- Какая разница. Живо оделся и на урок! - Кайл подошел к Келли и заглянул в покрасневшие глаза омеги, - на большом перерыве заглянем к Доку. Вольет в тебя пару чудо-пилюлек и будешь, как новенький. А сейчас не скули.

- С каких это пор ты мой надзиратель? Вали к черту! - пользуясь тем, что Кайл уже повернулся спиной, Кэлл попытался толкнуть его в спину в надежде выпихнуть из комнаты. Но слабость давала о себе знать. Голова только сильнее закружилась. Потеряв равновесие, Келли упал на колени. Руки дрожали, впрочем, Келли в целом было холодно. Состояние было достаточно близким к запущенной простуде. Как он мог простудиться так резко? Да, он никогда не блистал хорошим иммунитетом, но в школе тепло, не мог он вот так просто простудиться от тридцати-сорока секунд под холодной водой. Не мог же.

Поднимаясь с колен под сдавленный смех Ханта, Келли неожиданно даже для самого себя выпалил.

- Кайл, я хочу с тобой поговорить.

URL
2013-07-03 в 18:17 

Improba Dea
irrepressible;
- Ты меня из комнаты только что пинками выгонял, - по альфе было отчетливо видно, что ему стало интересно, но при этом он старался выглядеть совершенно безразлично.

"Как нелепо. Только фарс и херова туча гонора. Ты гнилое яблоко, Хант".

- Кайл, правда, хочу поговорить с тобой. Наедине, серьезно, после уроков, можешь?

- Устрой мне стриптиз и поговорим.

- Какая же ты свинья, ладно, вали к черту, от тебя ни черта не добьешься.

- Не груби мне, Мышь. Мы сейчас одни, и если с тобой что-то случиться, доказать ты ни черта не сможешь, - Кайл приблизился к мальчику и, взяв того за ворот пижамы, притянул к себе, - Погоди-ка, - выдохнул он в самые губы парня, едва не касаясь их своими, - Даже если бы мы не были одни, все равно крайним бы ты оказался, - с этими словами Хант резко оттолкнул парня от себя. К счастью, стояли они так, что позади Келли была кровать. От сильного толчка он упал прямо на нее, едва не ударившись головой о стену. Альфа же развернулся и гордо пошел прочь.

- Придешь вечером заниматься этикой, тогда и поговорим. Жду в пол восьмого. Опоздаешь - сдам Уолшу. Спорим, мои методы приятнее его истерик?

- Перенес одну, вынесу и ещё парочку., - пробурчал парень себе под нос, начиная одеваться. Это грубое обращение Кайла слегка взбодрила или, вернее сказать, разозлило. А злость предала немого сил. Или хотя бы болезненную сонливость стряхнуть помогла.

"Я не знал, что меня может ждать за порогом того кабинета. Поэтому и вспылил. Впредь этот придурок врасплох не застанет. В долгу не останусь", - с такими мыслями Келли вышел из комнаты, все ещё ощущая озноб, а посему кутаясь в кофту чуть ли не с головой. Теплый чай или кофе не помешали бы, но на них не осталось времени. Решив побаловать себя горячим напитком на следующей перемене из кофейника (так все называли кофейный аппарат на первом этаже, изначально поставленный только для преподавателей), юноша направился в класс. В душе теплилась надежда, что этот день не будет таким сумасшедшим, как предыдущий.

Но надежды были разбиты на мельчайшие осколки, когда в коридоре Келли нос к носу столкнулся с учителем этике.

- Вот же ж наглец! Ещё на глаза мне смеет показываться! Почему ты вчера не пришел?

- Я плохо себя чувствовал, - хрипло и неохотно отозвался Келли, ещё сильнее натягивая рукава кофты.

- И почему же? Что же та внезапно произошло с нашей немощной неженкой?

Так и подмывало сказать что-то в роде: "Вашими стараниями", но, помня страсть учителя к дискуссиям, Тернер поклялся себе не отвечать Уолшу. Любое слово, сказанное ему может стать в конечном счете провокацией. А сейчас для гудящей головы, ватных ног и напрочь заложенного носа не придумаешь ничего "лучше" хорошей ссоры.

- Мистер Уолш, мне правда искренне жаль, что я подвел ваши ожидания, но мне правда не слишком хорошо.

- И долго, по твоему мнению, эта выходка будет срабатывать?

- Что?

- Сколько, ты думаешь, времени понадобится, чтобы все учителя насытились твоим "мне было плохо,я болел"? Тернер, ты в приличном заведении, престижном и крайне жестком до контроля учеников. Если ты немощен, переходи в другую школу, где тебе будут не глядя ставить заслуженный "удовлетворительно". Если же ты здоров, то не строй из себя обиженного. На уроке ты был более, чем бодр, так что на твои "приколы" я не поведусь. Тут ни у кого нет привилегий, Келли. И то, что ты немного другой, не умаляет того, что у тебя есть обязанности которые должны выполнять ученики этой школы.

- Привилегий нет, говорите. А по-моему привилегии тут как раз есть у всех. По крайней мере у подавляющего большинства. И именно поэтому они тут не считаются для них "привилегиями", - Келли забыл о своем слове, об осторожности не провоцировать молодого, но крайне скандального преподавателя, - Просто вы не хотите замечать. Проще на меня спустить злость? Валяйте, но ваш идеальный наставник Кайл вчера, разумеется, воспользовался этим самым правом на то, что "ни у кого не перед кем нет привилегий" и замечательно так топил меня в школьном туалете в ледяной воде. Передайте ему привет, как увидите. Моя простуда обязана ему жизнью. И я не нуждаюсь в дополнительных занятиях. Ни у кого нет привилегий? Окей, заметано, тогда мне не нужны привилегии,в качестве альфы, приставленного ко мне для помощи. Помощь - привилегия. Я должен справиться сам. Это же престижная школа. Докажу, что я тут не зря! - выпалив это, мальчишка плюнул на то, что взбесил учителя. Да пускай валит. Меньше "удовлетворительно" не поставит, иначе престижность школы подорвет. Ему не позволят это сделать. Впрочем, статус этого заведения был по-простому куплен, так думал Келли. Богатенькие сыночки покупают зашибенные аттестаты и вуаля - школа в первых строках по популярности. У каждого из парней, которые тут учатся, есть новомодные гаджеты, их возят в лимузинах, если не на частных самолетах, их отцы одним словом забьют крышку твоего гроба гвоздями и ты будешь внутри. Так в чем проблема? Статус школы поднять? Раз плюнуть!

- Это не привилегия, Тернер, это - одолжение, - кинул как бы между прочим Уолш, а потом добавил, - Так откровенно нелюбовь к моему предмету ещё никто не высказывал. Отвел бы тебя за грубость к директору, но исключение, судя по всему тебя мало заботит, так? Тогда, пожалуй, я лишь найду способ утвердить Кайла твоим постоянным помощником.

- Вы этого не сделаете.

- Серьезно? - учитель усмехнулся, - я сделаю это быстрее, чем ты дойдешь до класса.

Почему-то Келли верил, что этот истерик выполнит все угрозы и ещё гадость сделает напоследок какую-нибудь.

- Так что, Келли, выбор за тобой: либо я привяжу тебя к старательному Кайлу по всем предметам, а уж он тебе спуска не даст, либо ты будешь заниматься с ним по моему предмету добровольно. У меня нет времени тебя лично подтягивать.

- Времени нет? И чем же таким занимается омега-учитель в закрытой школе, что у него нет времени на единственного ученика-недомерка? - Тернер ухмыльнулся, понимая, что отыгрался за то,что учитель сказал ему на уроке.

- Да как ты со мной разговариваешь?! Ты даже не представляешь, сколько работы у учителя. А теперь, Келли, решай: Я предупредил, выбор дал.

- А Вам-то с этого что?

- Твои знания. Ты учишься, Тернер, только для себя. Но все равно кто-то должен тебя подталкивать на путь, а то ты как будто котенок новорожденный: слепой. Так что потом ты скажешь мне спасибо и это спасибо будет стоить тех нервов, что на тебя затрачено, - учитель так воодушевленно говорил это, что Келли показалось на секунду, будто он реально в этот бред верит.

- Я никогда, слышите, никогда Вам за это ни слова не скажу.

- Кайл согласился потратить его личное время на тебя! Как ты можешь! Ты должен быть благодарен, что он такой отзывчивый.

- Купите очки посильнее, мистер Уолш, - с этими словами Тернер пошел в класс, где вот-вот должен был начаться урок.

"Господи, сколько это будет продолжаться? Хант - отзывчивый? Может у него есть брат-близнец, о которого никто не знает, но к Уолшку ходит именно он? Что за бред!"

Примерно такие мысли и преследовали Келли до вечера. К счастью, больше сюрпризов его не ожидало, исключая, пожалуй усилившуюся к вечеру головную боль. Заходить в медпункт Келли не видел необходимости, вернее сказать, он не верил, что будет толк, учитывая, как врач отнесся к мальчику в первую их встречу.

Когда парень уже подходил к комнате, его окликнули.

- Эй, Мышь, мы сегодня занимаемся? - за спиной, буквально из неоткуда появился Кайл и его свита. Он довольно ухмылялся и Келли совсем не нравилось выражение лица парня.

- Правда? А я в курсе? - Келли жутко бесило, что Хант взял за привычку называть его мышью. При этом омежка был твердо уверен, что если бы на месте Кайла был кто-то другой, то это его совершенно не трогало бы, - и хватит называть меня мышью.

В ответ троица лишь громко заржала.

- А как тебя называть? Есть пожелания? - Кайл гадко ухмыльнулся и медленно стал приближаться к Тернеру. Омега спешно стал разыскивать по карманам ключ от комнаты, - Хочешь, будешь птичкой или малышкой, или деткой...

- Ты бред несешь, Кайл, ты укурился? - в ответ снова глупый гогот троицы. В который раз Келли убеждается, что внешность бывает обманчива. Под красивой и дорогой обложкой скрываются пожелтевшие, тонкие, шершавые страницы глупой и бессмысленной книги.

- Даже если так, то что?

- Постой, ты что, курил!? Ты спятил? А если кто-то узнает? - вопросы посыпались машинально, на какую-то секунду Келли и правда почувствовал, что сердце бешено колотится от волнения, а вдруг, и правда, кто-то узнает? Но волнение как рукой сняло, когда парни снова заржали.

- Ну и что, пусть знают. Мне как-то все равно. А теперь давай-ка пойдем заниматься, Уолш будет счастлив, если ты позанимаешься.

- Кайл, иди проспись, Бога ради.

- Келли, да ладно тебе, так будет веселее, - альфа вплотную подошел к парню и прижал его спиной к двери, - пойдем Кэлл... Повеселимся.

Хант по-хозяйски кладет руку парню на талию, потом спускает ниже. Келли словно током ударило.

- Да не трогай же ты меня! Отвали! Я устал и по твоей вине отвратительно себя чувствую. Вали, кури дальше, придурок! - оттолкнув руку альфы, Келли резко разворачивается к двери и пытается её открыть нашедшимся, наконец, ключом.

Когда резко хватают за волосы и тянут назад, Келли не сразу понимает, что происходит. Громко вскрикнув, парень начинает махать руками, в надежде оттолкнуть Ханта.

- Не смей мне грубить, крыса! Будешь делать то, что я скажу! - договорив, Кайл резко дернул рукой виз, чтобы Келли наклонился и в таком состоянии повел его по коридору жилого комплекса.

- Кайл, пусти, мне больно.

- Это хорошо, значит усвоишь урок!

- Кайл, хватит! Что ты делаешь? Прекрати, я сам могу дойти!

- У тебя был шанс идти самостоятельно! Ты не захотел, теперь делай, как я сказал!

Спустя минут пять ходьбы в полусогнутом виде, перед Келли, наконец, открылась дверь и его без какой либо осторожности грубо толкнули за порог.

- А теперь приступим к занятиям, Кэлл.

Келли знал, что жизнь здесь будет не сахар ещё до того, как приехал, но что его существование будут настолько откровенно превращаться в ад он не мог представить.

URL
2013-07-03 в 18:18 

Improba Dea
irrepressible;
Едва Келли оказался в комнате, за ним тут же закрыли дверь на ключ.

- Теперь нам никто не помещает. Нашу встречу недавно сорвал... как там его? Фокс? Так вот сейчас придется отработать, Кэлл, - чуть склонив голову на бок, Кайл жадно смотрел на Келли, буквально поедая того взглядом. - Ну, парни, давайте-ка развлечемся, а то наша мышка уже заставила нас изрядно поскучать.

Переглянувшись, вся троица стремительно двинулась на Келли, перегораживая тому путь к двери, хоть она и была заперта. Келли не уловил, как Райан оказался сзади и, больно схватив за руку, рывком поднял на ноги.

Келли невольно вскрикнул.

- Больно.

- Не волнуйся, будет ещё больнее, - Райан перехватил парня поперек живота и прошептал ему в самое ухо едва ли не касаясь губами мочки. Келли лишь с новой силой начал вырывать. Его охватил резкий приступ паники. Махнув ногой, Келли со всей силы вмазал Райану ниже колена. Альфа от неожиданности выпустил мальчишку и рухнул на пол держась за ногу.

Омега кинулся двери, но дорогу ему перегородил Кайл с Майклом. Схватив парня, они оттащили того на кровать.

- Келли, ты чего-то попутал, - как-то очень мягко начал Майк, учитывая сложившуюся ситуацию, - тебя ведь не спрашивают, хочешь ты или нет. Тебе просто придется смириться: либо ты делаешь, как тебе говорят, либо будет намного хуже...

Пока Майкл держал Келли, придавливая руки того к кровати, Кайл нашел среди своих вещей широкий кожаный ремень и уже трудился над узлом, чтобы Тернер уж точно не мог вырваться.

- Пожалуйста, прекратите, не надо, я прошу! - мальчишка беспомощно метался по кровати, как рыба, выброшенная на берег. В уголках глаз уже выступили слезы.

- Не ной, сучка, - Кайл уселся в ногах и старательно стягивает с омеги брюки.

- Не трогай, урод! - Парень продолжает сопротивляться, - не трогай меня, говорю!

- Брось, Келли, расслабься, получай удовольствие. Распробуешь и мигом оставишь свои моральные принципы, сам умолять будешь, что б засадили по самые яйца. Утихни и просто смирись.

- Не трогай! Не трогай меня, урод! - Мальчишка резко дернул ногой и со всей силы вмазал Кайлу в челюсть. Не ожидавший такого альфа упал с кровати. На несколько секунд в комнате повисла тишина. Келли не мгновение даже показалось, что Райан и Майкл смотрели на него так, как смотрят на тех, кого собираются вот-вот убить, но помочь смертнику нечем. Двое альф смотрели поочередно то на Келли, то на Кайла, пока тот приходил в себя.

- Ну, драная сучка, ты покойник!

- Эй, эй, Кайл, ты потише там, - Майкл подходит к другу и придерживает того за плечи, чтобы он с одури не метнулся избивать мальчика. -Преподать урок этой подстилке можно и куда более интересным способом.

Глаза Ханта нехорошо блеснули, Келли понимал что это был самый опрометчивый поступок за все время общения с Кайлом и его друзьями.

- Ну, Кэлл, давай, попробуй оправдаться. Не хочешь? Больше не будешь? НЕ повторишь такую глупость? Верно, - глаза главного альфы были как у сумасшедшего, который, наконец в паре метров видел цель, - тебе больше никогда в жизни не придет в голову своими отростками дергать, сука, тебе вообще больше дергаться никогда не захочется, пока тебя ебать будем. В твоих интересах, дрянь, прикинуться бревном сейчас и даже звука не произносить. Я преподам тебе урок, Келли. Уолш, помнится, поминал о том, что у тебя и поведение отвратительное... Я сейчас сделаю всем одолжение, сука ты гребанная. Думаешь, я спущу тебе это с рук?

Келли тяжело дышит, понимая, в какой ситуации оказался. Он не удивится, если Кайл его попросту до смерти забьет. Кажется, в таком состоянии он на это без труда способен. Его бьет крупная дрожь и уже не понятно то ли от нервов, то ли от цепкой простуды.

- Кайл, пожалуйста... я... - едва слышно даже сквозь звенящую тишину повисшую в комнате.

- Рот закрой! - Будто в гонг ударили. Мальчишка резко зажмуривается. Так становится ещё страшнее. Не знаешь, когда готовиться к удару. Через мгновение Кайл нависает над омегой и, сжав узкие бедра, рывком переворачивает на живот. Келли замер, боясь даже вздохнуть. Альфа бесцеремонно стягивает с мальчишки брюки вместе с бельем. Кожу гадко холодит, по телу пробегает дрожь. Келли невольно всхлипывает. Хант тут же сгребает в охапку волосы на затылке и оттягивает их так, что Тернеру приходится запрокинуть голову, - Молчи, я сказал, шмара! Понял меня? Молчи, от греха подальше!

Мальчишка нервно кивнул, и его тут же ткнули носом в кровать, как нашкодившего котенка. Его продолжает трясти, он не понимает, чего ожидать от этих парней. Кто мог подумать, что сначала показавшиеся просто гадкими приколы и намеки перерастут в нечто подобное? В горле встает комок. Келли не знает, что делать, не знает, как спастись, как избежать того, что задумал Кайл. Что-то подсказывает, что фантазии на многое ему не хватит, но от представления того, с каким остервенением он будет "наказывать" перехватывает дыхание.

Кайл снимает с себя ремень и будто взвешивает го в руке.

- А впрочем, к чему эти банальности, да, Кэлл? У меня есть для тебя более подходящая штука. Спорим, она придется тебе по вкусу, м?.. - альфа отходит от кровати и берет с подоконника длинную пластиковую указку, - Она тут уже кучу времени лежит. Очевидно, предыдущий владелец оставил. Все руки не доходили выкинуть, к счастью.

Хант хватает со спинки кровати собственный галстук и начинает старательно запихивать в рот омеге.

- Не хочу, чтобы ты особо громко кричал, Келли, - сказав это, брюнет размахивается. Указка со свистом рассекает воздух опускается на обнаженную кожу ягодиц. Кайл уже второй раз позволяет себе поднять руку на Келли. Мальчишка сдавленно воет. Из глаз брызнули слезы. Он начинает дергаться, снова прикладывая все силы, чтобы освободиться, - Келли, сучка, хватит дергаться! - Кайл снова замахивается и импровизированное орудие пыток оставляет на светлой коже еще одну алую бороздку. Мальчишка снова дергается. Он беспомощно всхлипывает, - будешь знать, мразь, как сопротивляться. Я предлагал по-хорошему. Глядишь и по кайфу бы было.

Келли старался отвлечься от боли, считая удары, но сбился уже на девятом, он до крови впивался ногтями в собственные ладони, а троица только стояла и глумилась над тем, как беспомощно выглядит юноша, как он слаб, что лежит и ревет. До слуха то и дело доносились обидные слова, но полный смысл фраз ускользал от затуманенного болью разума. Сначала было просто больно, да, впрочем, первый удар был скорее неожиданным, чем болезненным. Сродни тому, когда идешь за кем-то по лесу и этот кто-то внезапно отпустил веточку дерева. Дальше становилось хуже. Удары накладывались друг на друга. Пульсирующая боль предыдущего еще не проходила, как уже настигал следующий хлесткий удар. По ощущениям Келли над ним издевались не меньше часа.

- Эй, Кайл, - Майкл придержал руку друга, не дав нанести очередной удар, по его подсчету примерно тридцать седьмой, - Уймись ты, отъехала уже твоя Мышь. Хорошо, если он вообще соображает, где находится.

Из спасительной темноты бесцеремонно вырывают, плеснув ледяной воды в лицо. Несколько раз кто-то не особо заботясь об ощущениях омеги ударяет по щекам, очевидно предпринимая попытку отрезвить подростка после жестоких побоев. До Келли медленно доходит, что в чувства его приводит Майк, а Кайл с Райаном стоят где-то в стороне. Задница горит, кожу на щеках стянуло от слез, саднит запястья и ладони. Мальчик поднимает руку и понимает, что сил нет. К глазам снова подступают слезы. Стараясь сдержаться, омега хватает воздух ртом.

- Ненавижу тебя, - сквозь зубы тихо выплевывает Тернер. Но не смотря на то, что слова мальчика почти потерялись в тишине комнаты, даже до Кайла дошла вся злость и отвращение, вложенное в эти слова.

- Твое право, - опомнившись с гадкой улыбкой отвечает Кайл.

- Кажется, обломилось наше веселье, - разочарованно протянул Райан, возвращая разговор к прежней теме.

- С чего бы это? - Кайл вернулся к мальчишке и, сжав его подбородок двумя пальцами поднял голову, чтобы тот смотрел ему в глаза, - эта тряпка определенно ещё на что-нибудь сгодится. От него ведь особо ничего не требуется.

Омега мотнул головой.

- Не трогай меня! - В ответ уже привычный издевательский смех.

- Вон ещё сколько гонора, - Кайл садится на корточки рядом с Келли, смотрит пару секунд ему в глаза, - Вспомни, Келли, тебе же понравилось тогда. Мы же все знаем, что тебе хотелось, что ты отзывался... Или ты сейчас боишься, что раз нет течки - будет плохо? Если да, скажи, мы будем осторожны...

Последние слова Кайл выдыхает в ухо мальчику, касаясь мочки губами, его рука как бы между прочим поглаживает бедро Келли.

- Почему ты так плохо себя ведешь? Я уверен, мы сможем найти общий язык, Кэлл. Пожалуй, не смотря на то, что я уже тебе однажды предлагал, а ты уже однажды отказался, я повторю свое выгодное предложение: ты выполняешь наши скромные прихоти и живешь как за каменной стеной. Ни истерик Уолша, ни нападок других учителей, ни проблем с течкой на уроках, ни других альф, желающих разодрать твою течную задницу на британский флаг. Такой шанс выпадает лишь однажды. Тебе предоставляют шанс уже второй раз. Учишься ли ты на своих ошибках? Мышка, ты будешь полностью под нашей опекой, защитой и покровительством.

URL
2013-07-03 в 18:18 

Improba Dea
irrepressible;
Мальчик опускает голову.

- За что ты меня так ненавидишь? - голос юноши дрожит.

- Что, прости?

- Это месть? Или что? Какого черта ты все это делаешь со мной?

- А что я с тобой делаю? Я просто предлагаю сотрудничество.

- Нет, Кайл, у тебя стойкое и абсолютное желание быть выше всех, быть сильнее всех. Подчинение необходимо тебе как воздух. А если кто-то посмел сказать тебе слово поперек, то его ждет только куча унижения, ты втопчешь этого человека в грязь, унизишь... Тебе это так доставляет? - Омега через силу поднимает голову и нагло улыбается, глядя в лицо брюнета.

- Ты, кажется, не все понимаешь, Келли. Я скажу прыгать - ты прыгаешь. Скажу танцевать - танцуешь, скажу раздвинуть ноги и ты это сделаешь, и твои неудобства меня не колышат!

Дальнейшего развития сюжета не ожидал никто и, наверное, даже и сам Келли. Мальчишка, не думая, плюнул в лицо альфы.

-Да шел ты на хер со своими приказами. Иди ищи себя дырку в другом месте, урод!

- Ах ты блядь, точно не учишься на своих ошибках, выродок! - Кайл влепил омежку пощечину. Щека тут же покраснела. Но скорее было обидно, чем больно. Кайл уже размахнулся, готовый ударить и по второй щеке, как раздался стук в дверь.

- Хант, будьте так любезны открыть дверь, - Келли возликовал, когда услышал мягкий голос Фокса. Но всю смелость как рукой сняло. Натянутая струна нервов напряженно звенела, грозя вот-вот порваться и вылиться истерикой, которую до сих пор удавалось сдерживать, хоть и не слишком хорошо.

- Вот блядь...

- Хант, я никогда не жаловался на свой слух. А теперь откройте эту дверь. Гостей не вежливо заставлять ждать.

- Сегодня тебе повезло, Мышь. Но впредь, уж поверь я приложу все усилия, чтобы этот придурок в наши дела не лез, - зло прошептал Кайл, поднимаясь и идя открывать дверь.

- И чем вы тут занимаетесь, молодые люди? - едва открылась дверь, Шеннон прошел в комнату и обвел присутствующих взглядом, чуть задержавшись на Келли. Тот сидел на полу в одной рубашке, едва прикрывавшей причинные места, поджав губы и пытаясь из последних сил справиться с подступившими к горлу слезами, - Впрочем, это не важно, вы закончили. Келли, собирай вещи, идем, я провожу тебя до комнаты.

Тернер удивляла способность мужчины меняться так резко. Его удивляло, как человек с таким теплым взглядом может быть столь непреклонным и говорить настолько строго и жестко.

Глубоко вдохнув, Келли поднялся с пола, взял брюки и белье, лежавшие на кровати Кайла и быстро оделся.

Едва взгляд Шеннона скользнул по обнаженным бедрам омеги и зацепился за алые полосы, мужчина посуровел ещё сильнее, становясь все меньше похожим на себя, того приветливого историка. Кайл заметил перемены в Фоксе и напрягся.

- Мы с Вами ещё поговорим об этом, Хант, наедине. Но сейчас я настоятельно рекомендую Вам не приближаться к юноше. Думаю, после беседы Ваш отец с радостью позволит поставить вас на место Тернера.

Когда Келли поравнялся с учителем, то машинально сделал шаг к нему, сокращая дистанцию между ними. Мальчика жутко знобило, руки дрожали, а ноги отказывали идти. Шеннон, приобняв парня за плечи, повел омегу в его комнату.

Когда они перешли через порог комнаты Кайла и оказались в коридоре, Шеннон, слегка потрепав парня по плечу, шепнул.

- Выпрямись, чуть-чуть потерпи, не показывай им, как тебе плохо.

- Уже показал.

- То была секундная слабость. Потерпи немного.

Как только Келли переступил порог своей комнаты, пропустив предварительно Шеннона вперед, то прижался к закрытой двери спиной и сполз по ней на пол.

- Очень больно? У меня есть хорошее обезболивающее.

- Я переживу, - хриплым, дрожащим голосом отмахивается мальчишка. Ему уже стыдно при ком-то плакать и так слишком много послаблений он себе позволяет. И так чувствует полным ничтожеством, не способным не то чтобы отпор дать и за себя постоять, но даже не в состоянии банально перетерпеть, - В последнее время я слишком расклеился, - будто бы сам с собой разговаривает мальчишка. Говорит это он слишком тихо и как-то очень устало, - все в порядке.

-Келли? Ты уверен?

- Я в норме.

- Не обижайся, но на норму слабо тянет, правда, - подросток в ответ лишь усмехается.

- Могло быть и хуже. Намного. Как вы меня нашли?

- Тебе повезло: один из учеников видел, как тебя затащили в комнату Ханта.

- Спасибо.

- Келли, я не всегда могу оказаться рядом.

- Я знаю. Но поделать, к сожалению, ничего не могу.

- Я поговорю с мистером Брикманом. В данной ситуации дело уже не в предрассудках или подростковых шалостях и подколах. Наверное, я ошибся, предложив тебе поговорить с ним для начала. Я доложу директору о происходящем.

- Не надо.

- Ты понимаешь, что говоришь? - Фокс был возмущен и это без труда читалось по нахмуренным бровям.

- Я не хочу идти по коридору, дрожа, не зная откуда ожидать подножки. Так они хотя бы не пытаются исподтишка нападать на меня. А если узнают, что директор в курсе... Это не кончится, лишь с удвоенной силой продолжится и не будешь знать, откуда ждать нож в спину. Я не хочу трястись от каждого шага за спиной. И как вы верно подметили, вы не всегда рядом будете, - Келли устало закрыл глаза, - спасибо. Думаю, мне бы изрядно досталось, если бы вы не пришли.

- Чем ты так разозлил их?

- Какая разница? Главное, что я здесь, а они остались там, - мальчишка снова сильно задрожал и, обняв себя руками за плечи, сильнее прижал колени к груди.

- Келли, ну-ка поднимайся, давай-давай. Нечего на полу рассиживаться, - усадив мальчишку на кровать, Шеннон сел рядом и приобнял омегу за плечи, - Тебе надо хорошенько отдохнуть. Я могу остаться, если тебе будет спокойнее.

- Нет-нет, что Вы. Вы и так делаете куда больше чем должны, - Тернер улыбнулся через силу.

- Ты уверен?

- Да. Думаю, мне необходимо немного побыть одному. Спасибо Вам ещё раз.

- Келли, если тебе что-то нужно не стесняйся обращаться.

- Хорошо, конечно, - Встав и проводив учителя, Келли закрыл дверь на ключ, подумав с несколько секунд, ещё и стул к ней подставил, чтобы ощущать хоть какую-то безопасность или что-то в этом роде.

"Не хорошо получилось... Он мне помог, а я его выпроводил. Черт, нет, с этим разбираться завтра. Не хочу никого видеть. Хочу тишины и покоя".

Спустя пару минут, Келли уже лежал на кровати, завернувшись с головой в одеяло и сжавшись в комок. Только сейчас он позволил эмоциям окончательно выйти наружу. Из глаз потекли слезы. Сейчас вдвойне было обидно, противно и унизительно за то то, как с ним поступили и как он, омега, отреагировал, не сумев сдержаться. Мальчишка не помнит, как провалился в сон. Впрочем от усталости это было не удивительно. Последняя здравая мысль, которая отразилась четко в его голове.

"Просто сбежать бы куда-нибудь"...

URL
2013-07-04 в 00:09 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, ммм, умеете же вы растянуть удовольствие)) словно глоток чистейшего воздуха подарили)
Влюбляюсь в этих героев все больше и больше...>_<
Бесконечная благодарность! И желаю все же скорейшего выздоровления и восстановления сил! Мы с вами)

2013-07-04 в 12:12 

Improba Dea
irrepressible;
у меня на продолжение фанфика фона не хватило((
И желаю все же скорейшего выздоровления и восстановления сил! Мы с вами)
да я пожизненно больна на голову)) :write2::write2::write2: а так уже приступила к новой главе. Не знаю, когда залью проду, но стойчески пытаюсь до 11, ибо 11 уезжаю(

URL
2013-07-04 в 20:51 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, "ну, больные на голову" уже больше похоже на состояние души, нежели на диагноз)) тогда недалеко я от вас ушла)
А вот известие о вашем скором отбытии беспощадно разбивает мне сердце>_<
Я действительно похожа на наркомана, у которого отбирают последнюю дозу...) Надеюсь лишь на то, что это доза позволит мне дотянуть до следующей порции)

2013-07-15 в 01:11 

Blacke_Amber
Прочитала на одном дыхании, знакомая тема с этими школьными отморозками. Пусть и оставшаяся в далеком прошлом. Очень нравится, как вы пишете, очень приятный обстоятельный слог. Жду продолжения истории.:)

   

irrepressible;

главная