21:45 

To find my way back

Improba Dea
irrepressible;



Автор: Improba dea
Бета: Hitomi Eiri (Пролог-IV гл.), HeyJohnSmith, Freaky_Moreau
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Психология, Даркфик, POV, Hurt/comfort, Омегаверс, Учебные заведения
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Underage, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Статус: Закончен
HEAD

читать дальше
запись создана: 02.03.2013 в 21:52

@темы: слеш, ориджиналы, бисёнены, NC-17(21)

URL
Комментарии
2015-08-17 в 21:21 

Improba Dea
irrepressible;
Келли направляется в свою комнату, Хант молча идет позади него. Это так странно и непривычно. В какой-то момент Келли понимает, что просто знает, что Хант был там, позади него. Парень хотел бы обернуться, убедиться в этом, сам не зная зачем, но не делает этого. Этот момент, он какой-то слишком эфемерный и призрачный, вдруг, повернись сейчас Келли, все исчезнет. Люди не меняются, не так, как изменился Кайл буквально на глазах. Келли передергивает, когда он вспоминает о том, в какой именно момент изменился Хант.

На самом деле воспоминания еще очень даже живы, как и раны еще не затянулись. Такие вообще редко заживают и уж точно не тогда, когда тот, кто нанес их так близко. Но почему же тогда Келли боится обернуться и не увидеть альфу позади?

- Кайл? - не оборачиваясь, тихо зовет Тернер.

- М?

Облегчение превращается во что-то теплое внутри, мальчишка прикрывает глаза и выдыхает с появившимся откуда-то спокойствием. До того, как он начал приходить в себя, даже до того переломного момента, он очень часто проваливался в сон и думал, что он реален, а когда не спал, думал, что во сне. Почему-то сейчас он испугался, что все это снова сон, это спокойствие, которое преследует его со вчерашнего вечера, когда Ханта оказался очень близко и просто приобнял за плечо.

- Впрочем, ладно, забей, - чтобы хоть как-то оправдать отвлечение альфы от его мыслей, мальчишка делает вид, что причина, по которой он обратился, совсем неважно.

- Кэлл, - голос альфы чуть взволнован. Келли все еще не может соотнести Кайла, который нагло ввалился тогда, в первый день в класс, являя собой уверенность, силу и авторитет, с Кайлом, который сейчас почти всегда находился рядом с какой-то молчаливой покорностью. Тогда Хант казался зазнавшимся подростком, у которого вагон самомнения, а за ним — ничего, но сейчас его уверенность была какой-то другой, более спокойной, нейтральной, но его все по-прежнему по умолчанию принимали за главного, он изменился, но не потерял того, что делало его самым заметным. Все тот же высокий загорелый брюнет, но с другим, более взрослым взглядом, более плавными движениями и спокойствием, уравновешенностью, излучавший не только силу, но теперь еще и надежность. Что его так изменило? - Все нормально?

- Прекрати задавать этот идиотский вопрос, - Келли немного нахмурился. Он уже правда устал от этого. Наверное, занятно было бы начать считать, сколько раз Кайл за день спросит это. Равносильно тому же, если вдруг начать считать, сколько раз Уолш будет повышать голос до почти визга на уроке.

Стоило лишь подумать о невыносимом учителе, как на лестнице показался именно он.

- Черт! - Келли закатил глаза и набрал в грудь побольше воздуха. Хоть преподаватель этики перестал обращать на него особенное внимание, но стычки с ним все равно были неприятными. Однако внезапно появилось нечто, а вернее некто, смягчившее данное обстоятельство. Позади преподавателя шел Ян Хольцман, что-то очень бодро и весело повествующий вечно заведенному преподу. А тот, как ни странно, слушал с явной заинтересованностью и... улыбался? Совершенно спокойно причем, без тени привычной раздраженности. Келли подумал, что мир сошел с ума. А потом Хольцаман одним шагом преодолел расстояние до преподавателя и, приобняв того за талию, чмокнул в щеку и свернул в сторону. Тенер несколько раз моргнул. Мир точно встал с ног на голову.

- Что это было? - зачем-то Келли повернулся к Кайлу, ого, очевидно, позабавило полное непонимание Келли, однако ответил Майкл, про которого Тернер уже спел забыть.

- Не говори, что ты не знал? - Тетчер почти смеялся.

- Что бы это ни было, я хочу это видеть, - Келли скептично покачал головой, но тем не менее двинулся дальше, именно на лестницу, на которой остановился преподаватель и наблюдал за прибывшими учениками.

Келли уже был готов свернуть и пойти по другой лестнице, сделав огромный круг, лишь бы не встречаться с мужчиной, но он был замечен.

«Прощай хороший день». - мысленно попрощался Келли с хорошим настроением, понимая, что его сейчас отчихвостят за все смертные грехи.

- В чем бы я не был виноват, я этого не делал, - едва Уолш поравнялся с ним и открыл рот, чтобы что-то сказать, протараторил Келли и тут же опустил голову, чтобы не встречаться с преподавателем глазами.

- Тогда, очевидно, учебник, подписанный твоим именем и оставленный в моем кабинете забыл не ты? - омега поднял голову и растерянно посмотрел на учителя.

- Тогда, наверное, я... раз даже улики есть.

- В следующий раз обеспечь себе достойное алиби, Тернер. Учебник заберешь завтра. Не хочу возвращаться, - небрежно и как-то неопределенно махнув рукой, Уолш направился дальше, оставив Келли на лестнице.

- В следующий раз буду осторожнее, - самому себе под нос проговорил парень, услышав позади себя смешки. Обернувшись, он увидел, что Хант с Тетчером едва сдерживались, - Чего ржете?

Оба парня поперхнулись, а затем, прокашлявшись, синхронно подняли серьезные глаза на Келли.

- Действительно, - напускная серьезность в голосе Ханта, не вызывала ничего, кроме снисходительного вздоха Келли.

- Вообще нет повода для веселья! - закончил за друга Майк, вызывая уже у Келли какую-то совсем непосредственную улыбку и беззаботный смешок.

Спустя только где-то полминуты, Келли понял, что так и стоит посреди лестницы, а на него, замерев, смотрит Кайл. От этого взгляда не хотелось скрыться, как раньше, хотя он был таким же пристальным. Но теперь он ничего не требовал, не искал ничего, ни на что не намекал, просто смотрел, изучал по-хорошему, а не пытался копаться в душе, намерениях.

- Что? - Тернер растерянно повел плечами, не понимая, что нашел в нем сейчас Хант, за что так зацепились серые, но уже совсем не холодные глаза. Хотелось тряхнуть головой, выбросить все мысли из головы, об альфе, его взгляде, его интересе, обо все.

- Тебе идет улыбка, - не отрывая взгляда от омеги, тихо ответил альфа. Они уже оба понимали, что взгляд Ханта слишком долго, неприлично долго задержался на Келли. Контакт пора было разорвать, но это слишком походило сейчас на немую беседу.

- Она всем идет, Хант.

- Я не видел тебя... - Хант замялся, - улыбающимся.

А ведь и правда. Сколько бы Кайл ни смотрел на юношу, он никогда не видел такой спокойной, искренней и действительно непосредственной и простой улыбки. Те несчастные пару раз, когда Келли сквозь слезы заставлял себя улыбаться, просто чтобы от нео отстали, когда он буквально насиловал себя, когда прилагал просто неземные усилия — все это было совсем не то. Его лицо всегда оставалось по-особенному красивым, но когда Кайл видел ту улыбку, то слетал с катушек. Всегда по-разному. Сначала его бесило, потом — возбуждало, когда-то было, что вымученная улыбка Тернера вызывала отвращение, но всегда желание отвернуться и не смотреть, и Кайл не мог понять, почему пытался отвести взгляд. Сейчас, вспоминая уставший взгляд парня и почувствовав, как в груди защемило и захотелось прижать парня к себе, сломленного однажды, но сумевшего пережить все, Хант понял, почему так тяжело было смотреть на омегу раньше. Эта же улыбка шла Келли, делала его не то, чтобы другим человеком, но по-настоящему живым, реальным, не сломанной фарфоровой куклой, образцом точеных черт и хрупкости конструкции.

- Ты не давал мне повода, - в глазах мальчика мелькнула тень грусти, альфы — беспокойство, - не переживай, Хант, - неожиданно даже для себя заговорил омега, - все в норме. Я же сказал.

- Ты уверен?

- Если ты задашь этот вопрос еще раз, или схожий, - теперь Келли смотрел на Ханта уже с какой-то маниакальной ухмылкой, я тебя убью. В состоянии аффекта. И меня оправдают.

- Оправдают-оправдают, друг, - неожиданно вмешался Тетчер, - я буду свидетелем защиты. Давно было пора тебе яйца прищемить.

- Что? - по лицу Келли было видно, что он думал или надеялся, что ослышался, - Придурок.

Фыркнув это совсем беззлобно, парень развернулся и пошел вверх по лестнице, по направлению в жилой корпус, услышав уже позади себя возмущенное:

- Предатель, Тетчер, мать твою!

URL
2015-08-17 в 21:24 

Improba Dea
irrepressible;
Дойдя до своей комнаты, Келли несколько долгих секунд стоит перед дверью. Он до сих пор не может осмыслить, как все переменилось. Где-то в закоулках памяти еще остались отголоски тех неприятных чувств, что приходилось испытывать в стенах этой школы, в пространстве этой комнаты. Наверное, осталось даже больше, чем просто отголоски, воспоминания все еще живы, но Тернер не испытывает того страха, одиночества, как раньше. И то, что он ощущает сейчас, никак не вписывается в рамки всего. Парень шарит еще несколько секунд по карманам в поисках ключа, хотя точно помнит, как ему кажется, в какой его положил. Наконец, найдя необходимую вещицу, парень открывает дверь и проходит в комнату. Едва зайдя, он по привычке окидывает её быстрым взглядом. Знакома каждая мелочь... Становится немного грустно оттого, что это место стало более… приятным, наверное. Ему так хотелось побыть дома хоть немного, отдохнуть, действительно отдохнуть, набраться сил, но едва он приехал - захотелось вернуться.

От мысли о том, что дома, как такового, у него теперь нет, стало тоскливо. Казалось, вот она – свобода, независимость – он теперь ни к чему не будет привязан. Это свобода, которой так хочет каждый подросток, и Келли ведь ее тоже когда-то хотел, хотел повзрослеть поскорее. Но не так, не при таких обстоятельствах. Теперь от свободы осталась какая-то растерянность, которую парень ощутил сейчас. Еще даже какой-то час назад он не думал об этом, вообще ни о чем не думал, кроме теплой широкой ладони, накрывшей его собственную. Но сейчас он испытывал именно растерянность, но какую-то слишком спокойную.

- Кэлл?

Омега вздрогнул и резко обернулся. Сколько Хант стоял у приоткрытой двери, несмело заглядывая в спальню.

- Какого черты ты здесь? – Парню стало неловко от того, каким тоном он это сказал. Вышло несколько резче, чем хотел сам омега.

- Вообще-то хотел узнать пойдешь ли ты на обед. – Перед ответом Кайл замялся, что даже ребенку стало бы ясно, что альфа придумывает себе оправдание.

- Хант. – Келли не знал, что точно собирался сказать, просто хотелось как-то одернуть Кайла, а если не одернуть, то дать понять, что круглосуточная опека и наблюдение совершенно не нужны.

Кайл, озадаченный серьезным и резким голосом парня, продолжал смотреть на омегу.

- Черт, да, я пойду на обед, если ты перестанешь меня преследовать, Хант. - Келли отвернулся.

- Я что-то не то…

- Нет, все то. - Келли не дал договорить Ханту, чтобы уже ему не пришлось придумывать, как выкрутиться из и без того неловкой ситуации. Тернер вышел из комнаты, по пути ухватив Ханта за рукав и выводя его вслед за собой. Парень выдохнул только когда закрыл дверь на ключ. Его уже порядком утомила озабоченность Ханта. Он был везде и его было много. Не то, чтобы Келли был очень против, но переизбыток внимания его немного напрягал, причем всегда.

- В комнате что-то не так? – Кайл притягивал тему для разговора буквально за уши и выходило у него скверно. Келли подозревал, что Хант видел ненормальность его поведения, впрочем, он не просто подозревал, он знал. Альфа в последнее время отличался исключительной наблюдательностью и вниманием. А еще омега был готов поспорить на сотню баксов, что Хант снова хочет просить, все ли в порядке, но, памятуя «угрозу» Келли, решил не раздражать омегу.

- Мне кажется, что если ты сейчас не задашь свой любимый избитый вопрос, то с ума сойдешь, - усмехнулся Келли, «поддерживая» беседу.

- Просто ты… странный. – Пожалуй, Тернер имел все основания на подобное не вполне адекватное и последовательное поведение. Не то, чтобы Хант так не считал, но он намеревался понять, в чем дело и помочь, если нужно.

- Это ты мне сейчас про странности, Хант? – То ли Келли принял это за наглость и удивился тому, как правдоподобно звучало это «странный», то ли и правда считал, что не на месте Ханта говорить о странностях..

- Нет, Кайл. Не стоит заморачиваться. - Не поворачиваясь, отозвался парень.

-Постой, Кэлл, - Кайл перехватывает запястье парня, понимая, что услышав просьбу притормозить, Келли не отреагирует. Омега оборачивается, на его лице явно видно возмущение, но он почему-то молчит. Лишь во взгляде немой вопрос с упреком напополам.

- На самом деле, меня впервые за последнее время ничего не беспокоит, - Келли пожимает плечами.

- Чего стоим? – из-за поворота на них буквально налетает Тетчер. Привычно взъерошенный, бодрый и довольный, как ретривер после прогулки. И почему в голове выплыла такая ассоциация с альфой? Но она, как кажется Келли, на удивление хорошо подходит Майку, по крайней мере сейчас.

- Тебя ждем, - рассеянно отозвался Хант и двинулся вперед. Ему все казалось, что с Келли что-то не так. Может, дело и правда в том, что у парня наконец-то все начало складываться? Неужели то, что Хант назвал странностями, на самом деле их отсутствие? Он так привык видеть омегу подавленным, уставшим, вымотанным, что этот спокойный парень, немного резковатый, кажется таким непривычным? Все тот же Келли Тернер, на которого Кайл положил глаз с первой минуты, как увидел хрупкую фигуру подростка, спокойное, немного растерянное лицо и безумно красивые глаза? Почему он отказался тогда признать это? Почему не попытался найти слова, а сразу решил показать, что он – альфа. Он ведь мог не делать больно, но что-то методично сводило его с ума.

Келли помедлил с секунду и двинулся дальше, вслед за альфами, отставая от них на шаг, в надежде, что если он будет идти чуть позади, они не станут задавать ему вопросы.

- Ты чего притих? – Майкл обернулся через плечо, чуть притормозив. Не ожидавший этого омега врезался в спину альфы.

- Я задумался. - Пожал плечами мальчишка.

- Я заметил. - Тетчер усмехается, - думаю ты не просто задумался, а загрузился.

- Не вижу разницы.

- Расслабься.

- У меня с этим проблемы, - немного сухо отвечает Келли. Он и правда не заметил, как погрузился в своим мысли. Он все еще не верил в то, что происходит. Кайл теперь так спокойно с ним говорит, Майк открыто улыбается. Никаких издевок, подколов. Неужели это все те же люди? Если бы Келли не был участником этих событий, то в подобный рассказ не поверил бы, как, по большей степени и в то, что люди, пытавшиеся его морально уничтожить, вдруг стали чем-то вроде спасательного круга. Как такое возможно?

В таких случаях часто рекомендуют регулярные походы к врачу, или отправляют на реабилитацию в какой-нибудь центр, напоминающий утопический мир гармони, добра, отзывчивости и света. Когда Келли думал о такой перспективе, его начинало тошнить. К счастью, его психотерапевтом был Шеннон, а его реабилитация... Она ему не нужна, он должен во всем разобраться сам, чтобы не забыть все, не выкинуть боль из головы, сердца, памяти, а чтобы пережить ее и найти в себе силы жить дальше. Впрочем, парень уже сейчас чувствовал что-то сродни желанию, если не пожить еще, то хотя бы узнать, что может ждать его дальше. Он пока не заглядывал слишком далеко - все еще боялся, слишком многие его планы успели порушиться, но разве можно отказать себе в желании заглянуть хотя бы совсем недалеко? Может, причина в этом? Может, причина странного состояния, растерянности, ощущения, что он заблудился в том, что он хочет, но слишком много оглядывается на прошлое? Келли тряхнул головой.

URL
2015-08-17 в 21:25 

Improba Dea
irrepressible;
- Не хочешь после прогуляться? - неожиданно предлагает Хант, повернувшись лицом к Келли и заглянув тому в глаза. Он будто ждет, что Келли начнет придумывать несуществующие отмазки и собирается уличить его во лжи. Омега смущенно отводит глаза. Дело совсем не в неловкости как таковой, просто Тернер и правда собирался соврать, придумать причину, чтобы отказаться. Келли вновь вернулся к тому, о чем уже не раз думал: правильно ли ему быть с этими двумя, проводить с ними время? Правильно ли то, что с ними он перестает быть тем замкнутым подростком, повернутым только на книгах и предпочитающий сухие страницы живому общению? Что-то в нем переломилось. Не сломалось – сломаться ему не дали, к счастью, но что-то изменилось кардинально, не позволяя себя узнавать. Нормально ли это?

- Я… мне… у меня дела, - уклончиво ответил Келли.

- Какие дела могут быть в выходной? – Майк усмехнулся.

- Мне надо… в библиотеку, - ляпнул Тернер первое, что пришло в голову. Зачем он устраивает этот спектакль, почему просто не согласится, если действительно хочет или не отказаться, если боится и считает неуместным такие… отношения.

- Келли, - вмешался Хант, - я не настаиваю и не заставляю. Просто, мне хотелось бы, чтобы ты составил мне компанию.

Хант так мило улыбнулся, что сказать в ответ что-либо не представлялось возможным, как и отказать ему. Это лишний раз доказывало, что Хант умеет быть обаятельным. Мальчишка пару раз открыл рот, как рыба, выброшенная на берег, а потом кивнул.

- Ладно.

Эта нелепая ситуация, какая-то сумбурная и угловатая, как будто плохо отрепетированный диалог в каком-то дешевом спектакле, но все же она имела некое значение для Келли. Эти двое и правда хотели помочь, иначе давно бы отстали, не уговаривали бы по несколько раз. В это хотелось верить. От этого в душе появлялось такое нужное и приятно тепло и спокойствие. Эта вера в лучшее, которую Келли еще месяц назад уничтожил бы на корню, давала силы и уравновешивала его.

Раньше Келли был готов поклясться, что Хант спас его, прикрывая только собственную задницу, ну, возможно, еще задницы друзей. С самого начала Кайл казался каким-то неуравновешенным, эгоистичным и самовлюбленным. Теперь же слишком часто начала проскальзывать мысль, что альфа такой, потому что его хотели таким видеть? Келли не привык оправдывать людей, но Хант каким-то странным образом машинально оказывался оправданным в последнее время. Почему Келли из раза в раз находил причину не винить Кайла, омега не знал, но предполагал, что все дело в элементарной благодарности за собственное спасение. Хотя если вспомнить, из-за чего жизнь Тернера была под угрозой... Палка о двух концах из-за которой Келли уже долгое время преследовало ощущение, что он о чем-то забыл.

Терне сам говорил уже не раз, что такое не забывают. И Шеннон ему тоже это говорил, и Келли не раз думал об этом, пытаясь посмотреть с разных точек на происходящее. Но он словно бы забывал, он будто намеренно стирал в памяти все возможные напоминания о той цепи событий, которая едва не привела к трагедии.

Углубившись вновь в свои мысли, омега не заметил, как они дошли до столовой.

Келли на автомате взял все тоже, что предпочитал брать всегда. Так же, не особо задумываясь, парень прошел вслед за Хантом и Тетчером за стол, уселся и уже собирался последовать примеру альф и пообедать, как кто-то положил ему руку на плечо.

- Какая... утопия.

- Райан? - Келли повернулся через плечо и, признаться, его удивило поведение Смита. Он яро выказывал свое отвращение к Келли и коснуться, вот так прилюдно, в столь странной манере, словно они приятели. Тут и дураку стало бы понятно, что у альфы что-то на уме. Однако проблема была в том, что из всех троих самым расчетливым, хотя особенно не демонстрировавшим это, был именно Райан. Келли устало вздохнул и напрягся, хотя старался этого не показывать.

Рай демонстративно сел верхом на скамейку, на которой сидел Келли лицом к тому. Он со стуком поставил стакан с соком, который держал в другой руке на стол.

- Что ты делаешь? - сухо поинтересовался Тернер, пока Кай и Майк приходили в себя от такой наглости.

- Хочу присоединиться к своим друзьям. Эта Мышь же теперь наш общий друг, так, парни? - Теперь уже Райан обращался к альфам за столом. Он говорил нарочно громко и по-детски выразительно. Он привлек внимание многих уже когда только сел рядом с омегой, а теперь без малого вся столовая устремила на них взгляды.

- Уходи, - сквозь зубы процедил Кайл, первый пришедший в себя. Он, кажется, едва сдерживался, чтобы прямо сейчас не вскочить со своего места и за шкирку не оттащить Смита не только от Келли, но и из столовой, и даже, наверное, школы и набить морду неугомонному «другу».

- Забей, Хант, пусть потешится, - Келли старался сохранять спокойствие, зная, что Райана только раззадорит внимание и бурная реакция. Внутри же парень уже сжался и ждал нового выпада, даже не смотря на присутствие двух человек, готовых в любой момент броситься оттаскивать Райана, только посмотри он нехорошо на Келли.

- О как, - Рай присвистнул, - ты снова выпускаешь коготки и отращиваешь зубы?

Парень так осклабился, что у Келли по спине пробежал холодок.

- Жаль, что тебе их не выбили, когда было время, - Райан с неприязнью посмотрел на Келли. Он хотел сказать что-то еще, но в этот момент со своего места вскочил Хант. Не дал ему рвануться к Смиту Майкл, ухвативший друга за локоть.

- Кайл, - предостерегающе позвал он друга, - тут много зрителей. Не подливай масла в огонь.

- Да, Хант, не подливай, - Смит усмехнулся, - я ведь всего лишь хотел дать Келли один вдохновляющий фильмец, - Райан на глазах у всех троих непосредственных участников беседы полез в карман и демонстративно вытащил флешку, протянув Келли. - Не хочешь поинтересоваться, что за кино я тебе принес, Мышонок?

Если сказать, что у Райана вид был довольный, означает ничего не сказать. Тот буквально светился от счастья.

- Келли, - взволнованно начал Кайл, но замолчал, когда увидел едва заметную усмешку Келли. Довольно знакомую, немного грустную, усталую, но все же по-своему дерзкую.

- А чего мне интересоваться? - Келли пожал плечами, - Из тебя паршивый оператор и большее, на что ты способен — низкопробное хоум-видео с дрянным актерским составом.

Самоирония в сказанном зашкаливала. Будь ситуация иной, Хант и тем более Смит оценили бы сказанное Келли и то, как это было сказано. Мальчишка уже долгое время, как им казалось, не был способен к сопротивлению и просто плывет по течению. Сегодня, сейчас Келли лишь в очередной раз доказал, что не сломался и готов держать лицо, пусть сейчас ему это удается с большим трудом, чем раньше, потому что силы были и правда на исходе.

- Мы все прекрасно знаем, Рай, что там за фильм. И я в том числе, - Келли смотрел прямо в глаза Райана, который явно злился отсутствием паники и осведомленностью Келли. На самом деле в первый момент Келли растерялся. Он сразу понял, что там что-то грязное и мерзкое, но не знал, что именно. Вмешательство Кайла дало пару секунд на то, чтобы подумать и не выглядеть шокированным. Он не доставит поэтому помешанному такого удовольствия. Однако внутри все похолодело, когда Келли понял, что там за «фильмец». В этом кино у Келли была главная роль, - Не понимаю, с чего ты решил, что меня это заинтересует.

- А что, нет? - Губы Райана снова растянулись в мерзкой улыбке, - Посмотришь, вспомнишь веселые деньки. Вдруг захочешь повторить?

Кайл снова рванулся вперед. Металлические ножки стола громко скрежетнули по плиточному полу.

Однако Келли все с тем же скучающим видом поднял флешку, которую Рай успел положить на стол перед омегой и покрутил ее перед лицом.

- Не интересуюсь, - с этими словами парень встал из-за стола, - если ты вуайерист, Райан, тебе нужно лечиться.

С этими словами Келли почти мило улыбнулся и кинул флешку в стакан Райана. Снова повисла тишина. Казалось, все в столовой замерли. Кажется, народ ждал представления, но явно не такого характера. Райана только что уделал какой-то омега, при этом он практически ничего не сделал и не сказал. И Смита это жутко взбесило. Он хотел снова видеть, как омега паникует, как боится, как готов расплакаться. Но Келли бессовестно воспользовался тем, что было на его стороне сейчас. Немного эгоизма и расчетливости еще никого не убивало.

- Ах ты, шалава! - Келли вздрогнул и остановился. Ему показалось, что на него вылили ушат ледяной воды. Он-то думал, что готов к такому выпаду, но когда дело до него дошло, парню снова стало неуютно и неспокойно, - Тогда, уверяю, это все увидят, шлюшка.

- Сука! - Келли решил бы, что и это сказано ему, если бы не понял, что это голос Кайла, а не Рая. Парень не успел обернуться, как раздался грохот. Когда Тернер все же обернулся, Хант уже успел оседлать «друга» и наносил ему уже не первый удар кулаком по лицу.

Мальчишка следил за всем, как в замедленной съемке. Удар. Еще один, следующий...

- Хант, - тихо позвал он, желая все прекратить. Было так странно наблюдать за этим, а потом слышать звенящий от напряжения голос Кайла.

- Ты сию же секунду принесешь свои извинения! - Кайл занес кулак для еще одного удара.

- Ага, сейчас, - отплевываясь от крови засмеялся Смит, чем вызвал заминку Ханта и чем тут же воспользовался. Он от души приложил Ханту в челюсть... или еще куда-то — Келли не видел, только заметил, что костяшки Смита немного в крови.

- Прекратите, - чуть громче сказал он, сделав пару шагов к альфам. Но Хант не слышал и явно собирался продолжить

К ним уже подлетел Майк и пытался оттащить друга от Райана. Все трое понимали, что если Кайл терял самообладание. Вернуть его в сознательное состояние можно было двумя способами: встряхнуть хорошенько или дать сделать то, что Кайл хочет. Но столовая не располагала ни для одного из возможных решений проблемы.

- Хант! - Келли крикнул, но альфа по-прежнему не реагировал, вырываясь из хватки Майкла. Казалось, если он сейчас вырвется, то точно убьет Райана. Келли продолжал смотреть за происходящим словно кто-то нажал на кнопку медленной перемотки. Вот Хант вырвался. Вот снова занес кулак, выругался.

-Кайл! - неожиданно Хант остановился и обернулся на Келли. В этот момент он получил от Райана еще один удар.

URL
2015-08-17 в 21:26 

Improba Dea
irrepressible;
- Что тут происходит? - неожиданно прогремел чей-то голос за спиной. На удивление, Келли выдохнул облегченно, как, кажется, и Майк. На пороге столовой стоял врач. Это не было приговором, но и хорошего ничего не сулило. Посему толпа, наблюдающая за потасовкой, спешно рассосалась, оставив лишь дока, троих альф и Келли.

Все молчали. То ли вопрос не был услышан, то ли мужчину нарочно игнорировали.

- Почему в центре событий снова вы четверо? Вы ничему не учитесь! - Келли и не думал, что этот слегка флегматичный мужик может говорить таким командным голосом. Он, конечно, всегда недолюбливал Келли и разговаривал с ним довольно сухо и, порой, грубо, но школа Св. Августа, кажется, могла много чем еще удивить. - Мне полагается сейчас же отвести вас всех четверых к директору. Однако я, как врач, не могу пренебречь своими обязанностями. Живо в мед. пункта. А оттуда пойдете к директору.

Однако все остались на своих местах.

- Хант! Да слезь ты уже с него! - Кайл быстро поднялся, утерев кровь в уголке рта костяшкой указательного пальца. Келли не сразу понял, что его беспокоит Хант, пусть повреждение и было совершенно пустяковым. - Живо ко мне, все!

- Обойдусь! - Гаркнул Райан, поднимаясь с пола. На удивление, он не так сильно был побит, как могло показаться. А может, это будет видно чуть позже, когда кровь запечется и проступят все синяки. - Райан вылетел из столовой первый. А вот Хант пошел за доком, а следом, почему-то и Майкл с Келли.

Неожиданно взгляд школьного врача упал на омегу.

- Тернер? Ты что тут делаешь.

- Я тут учусь, - отстранено заметил Келли, - конкретно тут — ем.

- И грубишь попутно, как всегда, - врач еще пару секунд смотрел на Келли, а потом направился на выход. Келли же в ответ просто закатил глаза. Сказать ему было нечего, он все еще был под впечатлением произошедшего. Кайл полез избивать бывшего друга из-за того, что тот нелестно отозвался о Келли. Это в голове не укладывалось. Не тот ли это Кайл, что сам некоторое время назад не без удовольствия с оттяжкой лупил омегу? Келли передернулся.

- Ты как? - раздался над ухом голос Кайла. Тернер вздрогнул.

- Я? Не мне лицо разбить пытались, - парень глубоко вздохнул, - не стоило. Правда.

- Но, Кэлл, он тебя...

- Я знаю, что он делал. Только не со мной. Он тебя провоцировал, Хант. Я так, приложение в данном случае, а никак не основной материал.

- Но... - Кайл только беспомощно хлопал глазами, не находя слов, потому что понял, что омега был прав. Райану, конечно, приятно добивать парня и подкалывать его, но сегодня удовольствие ему доставил именно Кайл. Келли умел скрывать, что чувствует, Келли умел притворяться. А вот Кайл был вспыльчив и неотходчив.

- Просто пообещай так больше не делать. Мне плевать, что он говорит. Это просто слова. Я их слышал не раз. Переживу. Не доставляй ему удовольствие и ему наскучит.

Это было не совсем правда. Кайлу не наскучило. Они все трое очень долго не теряли интерес к Келли. Признаться и сейчас Хант не потерял своего интереса, скорее даже наоборот — он стал больше.

Дойдя до кабинета. Все трое неуверенно вошли, зная, что сейчас их будут отчитывать по второму кругу. На самом деле Келли и Майкл совершенно были ни при чем, но один свято поддерживал идеи друга, а второй испытывал нерациональное во всех планах чувство вины, ведь Хант вышел из себя именно из-за него.

- Дезинфектор в шкафчике, ватные тампоны — на столе, пластырь - в левом ящике. Мне нужно отлучиться, - резюмировал врач и тут же ушел. Парни в растерянности наблюдали удаляющуюся спину доктора. Зачем было тащить их в кабинет, чтобы потом свалить?

- Келли, я... - неуверенно начал Кайл, желая то ли извиниться, то ли отвлечь омегу от мыслей, которые мог вызвать Райан, но Тернер перебил его.

- Пообещай. - снова настойчиво потребовал парень. Майк непонимающе посмотрел сначала на одного, потом на другого.

- Обещаю, - сдался Кайл, тяжело выдохнув. Он только сейчас почувствовал, как пульсировала разбитая губа, - И все же, Кэлл. Прости.

- Райан тебя спровоцировал.

- Я виноват в том, что... Да во всем, пожалуй.

- Забей, - Келли увлеченно копался в ящике стола, ища пластыри, - Да где они?!

- В левом ящике, Кэлл, - влез Майкл, - ты ищешь в правом. Давай помогу.

Келли смущенно отошел от стола, пустив Майкла искать необходимое. Омега присел на кушетку, на которую обычно укладывали на осмотры.

- Это я виноват. Прости, - не унимался Кайл - Если бы я только мог начать все сначала...Келли?

- Что? Не болтай. У тебя губа разбита. Неудобно ведь, - отмахнулся Келли. Ему сейчас было почему-то очень неловко. Примерно так же, как когда Кайл впервые оказался рядом и сразу очень близко. Странное сравнение пришло в голову. Тернер усмехнулся. В последнее время он проводил очень много параллелей.

На самом деле было не то, что неудобно, было больно. Боль была назойливой, ноюще-пульсирующей, но Хант почему-то считал жизненно необходимым сказать то, что вертелось у него в голове с того момента, как Келли упомянул "дрянной актерский состав". Это ведь и правда походило на хреновый сценарий неудачной и слишком изощренной драмы.

- Могу ли я попросить тебя... - Хант тщательно подбирал слова и очень внимательно смотрел на Келли, - Могу ли надеяться на второй шанс? На шанс исправить что-то?

И в который раз за сегодня, едва Кайл замолчал, повисла давящая тишина. Келли будто не специально отвел взгляд и начал с интересом разглядывать подол кофты. Он не знал, что ответить Ханту. Нет? Так он лишит и себя возможности вернуться к нормальной жизни. Он откажет в первую очередь себе. Да? Но правильно ли это? Нормальный, хороший человек не зашел бы так далеко. Надежен ли альфа? Можно ли ему верить теперь?

- Ну что, нашли? - В помещение вновь вернулся врач. Чему Келли в тайне был несказанно рад.

«Ну хоть что-то вовремя произошло».

- Да, док, все тут! - гордо отчитался Майкл, очевидно, тоже почувствовавший напряжение и неловкость между Келли и Хантом.

-Знаете, я пойду, наверно. Меня все же немного укачало в автобусе. Неважно себя чувствую. Отдохну, - как-то очень тихо сказал Келли и юркнул в коридор, оставляя альф заниматься «реанимацией» Ханта.

URL
2015-08-17 в 21:27 

Improba Dea
irrepressible;
XIX. But I woke up to real life
Не сказать, что утро началось совсем плохо, но док таки выполнил свою угрозу и настучал директору. Так что в два часа их всех четверых ожидал у себя мистер Брикман.

По-хорошему, рассчитывать на что-то иное не стоило, однако Келли все еще не понимал, почему на ковер вызывают и его, попутно подумав, что Майк, в общем, тоже мало в чем виноват. Тем не менее жаждали видеть всех. Сопротивляться Тернер не собирался, помня, что мистер Брикман всегда более, чем серьезен в своих намерениях и чем бы то ни было, именно поэтому хотелось избежать его «негодования» из-за отсутствия омеги на «собрании», как была названа эта встреча.

Сейчас Келли стоял у кабинета директора и ожидал с остальными тремя провинившимися мистера Брикмана. Он совсем не боялся этой встречи, понимая, что директор, скорее всего обойдется выговором, максимум — отработкой, которая, пожалуй не будет смертельна. Но сейчас Тернер переживал совсем из-за другого.

Парень, едва подойдя к кабинету, увидел вальяжно развалившегося на стуле Райана. Тот был мрачнее тучи и буквально метал молнии глазами, особенно процесс пошел, когда его взгляд уцепился за появившегося на горизонте омегу. По спине Келли в тот момент пробежал холодок, юноша нервно сглотнул, но постарался натянуть на лицо выражение полного безразличия. Вскоре пришли Кайл с Майком и оба чуть ли не хором начали отчитывать омегу, что тот не подождал их. Тернер же слушал их вполуха, исподтишка наблюдая за Райаном. Как бы спокойно Кэлл не старался выглядеть, он боялся, что Смит заметит его волнение и напряжение и снова начнет провоцировать Кайла с Майком, а потом допекать Келли.

Парень отошел к широкому окну напротив двери в кабинет и уставился на улицу, стараясь не думать, что происходит у него за спиной.

- Келли. - Кайл подошел очень тихо и положил руку на плечо. Юноша вздрогнул от неожиданности, с трудом заставив себя не обернуться на смешок, который издал Райан, увидев реакцию парня. Кайл зло рыкнул, но не обернулся на Смита, избрав тактику игнорирования. Неужели слова Келли про провокацию до него дошли? - Ничего страшного не будет. Он просто прочитает лекцию о том, как должны вести себя приличные люди в привычном месте. У тебя не будет проблем.

- Я знаю, - Келли растерянно пожал плечами. За это их не исключат — это точно, а все остальное было совершенно параллельно. Келли не знал, почему чувствовал себя так неуютно, будто он и правда был в чем-то виноват и испытывал жуткое чувство стыда. Однако со стыдом даже рядом ничего не было. Омегу пугало что-то иное и почему-то ему проще было думать, что дело в Райане, в его тяжелом, сверлящем спину взгляде, злых ухмылках и ядовитых усмешках. Омега облизал резко пересохшие губы. Как бы он не убеждал себя, что нервничает только из-за Смита, тот не был единственной причиной беспокойства. Келли еще с самого утра, проснувшись намного раньше обычного, признался себе в истиной сущности его замешательства. И причиной был вопрос Кайла, на который, к счастью, вчера не пришлось давать ответ. Док в кои-то веки появился там, где он был нужен и именно в нужный момент.

Келли весь вечер метался по комнате. Понимая, что должен с кем-нибудь поговорить об этом. Но единственный, с кем можно было обсуждать что-то настолько глубоко личное — Шеннон. Но почему-то именно с ним Келли побоялся связываться. И дело. Опять же, было далеко не в школьных обстоятельствах, ограничивающих круг общения учащихся территорией школы. Келли элементарно боялся того, что Фокс скажет, что это все глупости, начнет говорить Келли, что тот просто в отчаянии и все такое. Но ведь омега не был в отчаянии! Наоборот, в последнее время, чем больше он был рядом с Кайлом, чем больше смотрел на него, тем больше успокаивался. Но Келли все еще не знал, готов ли дать Ханту еще попытку. То, что Келли по-прежнему остается в школе, остается с Хантом рядом, это что-то сверхъестественное. Кто еще вел бы себя так?

Вот омега и метался, как тигр в клетке, не зная, позвонить и спросить совета или пытаться найти ответ самостоятельно.

- Вы уже здесь, - послышался внезапно ровный, властный голос, - чудесно, проходите. Нам есть о чем поговорить, молодые люди.

Брикман появился довольно неожиданно. Он открыл дверь в кабинет и пропустил четверых подростков внутрь. Они прошли мимо Оливера, быстро набиравшего что-то на компьютере, но, даже не смотря на то, что был занят, блондин поднял голову и ободряюще улыбнулся Келли. Тернер с любопытством наблюдал, как вошедший следом Кайл холодно кивнул Оливеру. Келли показалось, что Хант в последнее время стал намного мягче и спокойнее, чем он был раньше, но сейчас, в момент этого сухого и сдержанного приветствия, почудилось, что этот тот же альфа, которым Хант был до происшествия на крыше: требовательны, эгоистичный, непреклонный. Оли поспешно отвел виноватый взгляд, а Хант вновь стал выглядеть спокойно.

Тернер никогда не страдал излишним любопытством, но в этот раз ему захотелось узнать, что же такое произошло между этими двумя. Ведь очевидно было, что тут присутствовали личные мотивы, а не только взаимоотношения Оли и Келли, которые Кайлу категорически не нравились.

Келли испытывал стойкую тягу спросить прямо сейчас, почему Хант продолжает так вести себя с приветливым и совершенно спокойным Оливером. Очень хотелось верить, что дело все-таки не в нем, в Келли. Однако казалось, что едва Келли произнесет хоть какой-то звук, он будет слышен на весь кабинет.

-Итак, молодые люди, - Брикман сел в кресло, - извольте рассказать, что вчера произошло и почему.

Все молчали с таким усердием, будто от этого зависела их жизнь.

- Что ж... у меня, конечно, масса дел, но я готов подождать, пока вы мне все же не расскажите причину случившегося. Будете здесь, пока я не буду в курсе всех деталей вчерашнего инцидента.

В кои-то веки все четверо оказались солидарны, выдавив из себя не то удивленный, не то обреченный вдох.

- Директор, просто... - неловко начал Кайл. Он не хотел примешивать омежку, как и упоминать о том, что Рай в очередной раз докапывался до парня.

- Слушаю вашу версию, мистер Хант.

- А вы собираетесь слушать все? - невпопад брякнул Келли, только после этого вспомнив, что стоит в кабинете директора и разговаривает с ним, при чем не в совсем положенной манере. Тем не менее мужчина только усмехнулся.

- Так и есть, все четыре.

- Но ведь это просто недоразумение, - Келли не хотел тут торчать, пока Райан и Кайл придумают свои версии. Задача их с Майком просто запомнить и пересказать их. Тем не менее это все отнимет время, а в кабинете директора любая проведенная секунда по умолчанию неуютна.

- И все-таки я хочу знать подробности этого недоразумения и почему Вы, мистер Тернер, опять его непосредственный участник.

- Я... - Келли подавился словами. И почему же он, как вы думаете? Не в том ли дело, что он изначально был в центре событий, которые для него любезно состряпали трое альф. Тернер злися. Неужели его опять пытаются сделать козлом отпущения? Неужели разногласия сейчас в очередной раз будут рассматривать как неуместный флирт со стороны омеги.

- Директор, Келли не при чем, - ввязался Майкл. При условии, что он только пытался оттащить одного друга от другого, его история имела право и должна была бы быть самой логичной и правдивой. Три пары глаз уставились на Тетчера, - у нас с Райаном.... у нас всех, есть некоторые... - было видно, что Майк старался использовать только такие слова, которые не будут однозначно положительно описывать ситуацию в пользу одних и отрицательно — других, - разногласия. Знаете, разные точки зрения и все такое, - альфа пропустил смешок, будто подтверждая, насколько глупая это ситуация и внимания она не стоит, - Тут, по сути, рассказывать то нечего. Мы пришли обедать, а Рай нелестно отозвался о....

- Мистере Тернере, полагаю? - Директор внимательно следил за подростками, видя их бурную реакцию. - И, насколько я знаю по слухам, это было не просто «нелестно», но оскорбительно.

- Но если вы все знаете... - Майк растерянно смотрел на мужчину, не понимая, как ему дальше пытаться интерпретировать вчерашний инцидент, чтобы обе стороны были невиновны и виновны в равной степени и одновременно, словом, чтобы их всех просто пожурили отпустили.

- Далеко не все, мистер Тетчер. Только отрывки фраз, которые уловил за завтраком.

- Что ж... - Майк и хотел было продолжит, но правильные слова совсем не лезли в голову. Врать директору было крайне... неудобно. Они трое никогда не отличались тактом перед учителями или особенным уважением последних. Все трое альф всегда были на своей волне и им никогда за это ничего не было, но директор... Это совсем другое. Особенно когда он — хороший друг их родителей. Ситуация складывалась тупиковая.

- Возникло недопонимание, - вмешался Келли, - ничего смертельного. Правда. Райан просто не вовремя сказал, что думал, а Кайл... Кайл решил, что это обо мне. Но это не так. Слова Райана ни в коей мере не отражают правды, - Келли выдавил из себя улыбку и, повернувшись через плечо, глянул на Райана. Тот в свою очередь смотрел с прежней неприязнью. Тем не менее он кивнул.

URL
2015-08-17 в 21:30 

Improba Dea
irrepressible;
- Похвально, мистер Тернер, что вы так хорошо пользуетесь словами. Но не пожалеете ли вы позднее о своем решении, - директор в упор смотрел на омегу, от чего тому стало жутко неудобно. Келли отвел взгляд.

- Не пожалею, мистер Брикман. Все недомолвки были улажены вчера. И раз уж я был их причиной, хоть и не по собственному желанию, я думаю, что от лица всех могу пообещать, что подобное больше не повторится.

- У меня есть все основания верить вам на слово, - не сказать, что по лицу Брикмана особенно читалось его настроение, но можно было сказать, что он если не доволен, то удовлетворен, Можете быть свободны. Но учтите. В следующий раз беседой мы не ограничимся, молодые люди, а вы подставите мистера Тернера. Ведь он по сути за Вас поручился.

В этот момент Келли готов был поклясться, что слышал, как прыснул Рай. Он то уж наверняка решит подставить Келли еще не раз. Главное чтобы Хант с Тетчером не участвовали. И ситуация уже не будет схожей.

Как только они повернулись к директору спиной, стало немного легче, однако Келли был уверен, что мужчина смотрел им в спины до самого последнего момента, пока они не скрылись за дверью и даже не его кабинета, а маленькой каморки-предбанника, где сидел Оли, которая была проходной.

Уже закрывая дверь Келли услышал холодные слова Брикмана.

- Оливер, кофе. И пошустрее.

Так в понятии омеги обращались к раздражавшему и не слишком расторопному сотруднику. Но Оливер же был очень старательным. Он тоже не угодил тем, что омега?

- Кэлл, - позвал Хант, едва они перешагнули порог директорского кабинета.

- М?

- Мы вчера договорились о небольшой прогулке, но наши планы сорвались. Не составишь мне компанию сегодня?

- Что за нереальная тяга находиться в моем обществе? - Келли усмехнулся. Он не знал: соглашаться ему или вытянуть руки и не подпускать ближе. Он уже не боялся ни Ханта, ни его перемен настроения, но все-таки было слишком много «но», слишком много неуверенности, - почему Оливер так затравлено на тебя глянул? - повисла тишина, а Келли понял, насколько нетактичный вопрос задал. Да и по лицу Ханта было понятно, что на эту тему ему не очень хочется говорить, - Впрочем, не важно. Не мое дело.

- В этом нет совершенно никакой тайны, Кэлл. Я его... недолюбливаю. Это личное, не бери... - теперь замялся Хант. Оба поняли, что собирался сказать альфа, но поздно спохватился. Наверное, поэтому — поняв, что часть уже произнесена вслух, Хант договорил, - Не принимай на свой счет. У нас с Оливером всегда так. Можешь считать мое поведения ребячеством и банальной детской обидой, но... В общем, Оливер мой старший сводный брат. И это очень долгая и скучная история. Я просто не могу отделаться от мысли, что моя семья развалилась из-за него...

Келли несколько минут смотрел на Ханта, не моргая. Он понял, что затронул действительно личную тему из праздного любопытства. Конечно, он мог бы продолжить этот разговор, и Хант бы ответил. В конце концов Келли имел право на ответную «бестактность». Но Тернер знал, как болезненны бывают воспоминания о семье и тем более разговоры.

- Прости, я не думал, что это настолько... личное.

- Это не столько личное, Кэлл - мы с тобой это оба понимаем, сколько мой характер, - Хант пожал плечами и невесело усмехнулся, - Чтобы развеять все твои сомнения: я не особенно вдавался в эту историю, но насколько мне известно, мой отец сходил налево. Но омега с моим отцом были в ссоре, а когда они вновь сошлись, отец решил ничего не говорить. Но мать Оливера притащилась с ним на порог, раскрыв нашему омеге глаза на верность его альфы. Ну, а дальше не трудно догадаться, что случилось. Оливер, по сути, не при чем. Но я не могу заставить себя смотреть на него иначе. Этап жестокой ненависти прошел уже довольно давно, но есть еще много углов, которые мне не сгладить, как бы я себя не уговаривал.

Келли слушал эту историю чуть склонив голову на бок. В этой школе хоть у кого-то с кем-то бывают простые, банальные отношения?

- Я не знаю, что тебе сказать, - честно признался Келли. Он не ожидал, что Кайл не просто не отмахнется от него какой-нибудь дежурной фразой, но и расскажет в чем дело. Все-таки их отношения хоть и стали более ровными, даже больше того, но настолько близки они друг другу не были. Хотя опять же: как посмотреть. Келли уже говорил Ханту, что по иронии судьбы, он ближе всех. Так стоит ли удивляться?

- Ничего не надо говорить, Кэлл. - Хант потрепал омегу по волосам, сам, кажется, не обратив внимания, какой этот жест вышел дружелюбным, простым и непосредственным. В последнее время напряжение между ними все быстрее и стремительнее сходило на нет. Признаться, в последнее время Тернер стал испытывать что-то сродни интересу или любопытству, если позволите. Хант был действительно тяжелым человеком, но в нем было то, что Келли ценил, что искал бы, будь у него возможность пожить нормально. - Откровенность за откровенность. Так что, пройдешься со мной?

- Пожалуй, - Келли глянул на альфу снизу вверх, пытаясь понять, о чем думает парень. Почему Кайл рассказал это? Он хоть и сказал, что это ответная откровенность, но Келли точно знал, что того, что не хочет, Хант никогда не делает. Может, это что-то из серии «раз у меня есть что-то твое, пусть у тебя будет мое»?

- Надеюсь, это «пожалуй да»? - Хант повеселел.

- Чего ты веселишься? - не сдержался омега, - ты только что с ковра директора, а резвишься, как будто тебя расхваливали налево и направо.

- У Райана здоровый синяк. Я просто доволен собой, - Хант засмеялся и смотреть на это хотя бы не улыбнувшись было невозможно. Что Келли себе и позволил сделать.

- Во-первых, сколько тебе лет? А во-вторых. - Тернер замолчал. Он не знал, как сказать Кайлу о том, что ему не нравится то, какие отношения теперь между Раем и Кайлом, ведь в их ухудшении был виноват именно он.

- Что, «во-вторых»?

- Он твой друг.

- Он им был, - отрезал Кайл. День был какой-то и правда из ряда вон. Одна тема за другой и все нежелаемы к обсуждению. Впрочем, Ханта можно было понять. Когда он осознал свою ошибку и начал пытаться искать способы сделать что-то, Рай на какой-то момент сдал позиции, а потом как с катушек слетел. Не хорошо было так думать, но Келли в глубине души был рад, что Хант и Тетчер на его стороне, что не придерживаются взглядом Райана и что они повздорили. Но не имеющий сам верных давних друзей, Келли не мог спокойно наблюдать, как продолжает буквально натравливать двух парней друг на друга. Пусть он делал это не специально и вообще не сам, пусть просто его присутствие вело к этому, но все равно было гадко от собственной подлости что ли. У Келли вообще часто зашкаливали моральные качества, что не скажешь об окружающих его людях.

- Я вас оставлю, гуляйте. Ян уломал меня присоединиться к игре. Они сегодня в зале. Составлю им компанию, - напомнил о своем присутствии Майк и, отсолютовав, тут же двинулся в сторону спортивного зала.

- А тебе Ян не предложил? - с некоторым подозрением Келли глянул на Кайла. Где-то в голове у него отложилась информация, что Хольцман весьма однозначно хвалил троицу альф, когда они еще были троицей, за умение играть лучше школьной команды.

- Я не люблю баскетбол, - Хант посмотрел на Келли таким взглядом, будто омега не знает прописной истины.

- А что ты любишь? - неожиданно даже для себя спросил Келли, почти сразу же пожалев о своем неконтролируемом сегодня любопытстве. Почему оно так разыгралось и именно в отношении альфы?

- Много чего. Теннис. Футбол. Не знаю. Да и к Хольцману я не присоединюсь из принципа. У этого лиса где «один раз в дружественной игре», там и «замени игрока», а там и до постоянного состава не далеко. Не хочу играть в команде. Это жесткое расписание и это скучно.

Келли засмеялся.

- Так ты просто лентяй.

- Пожалуй, - не стал отрицать Кайл.

Спустя пару минут они уже были на улице и шли прочь от здания. Территория школы была более, чем обширной. Но Келли этого не знал. Он чувствовал себя до такой степени загнанным зверем, что школа ограничивалась несколькими учебными классами, спорт. Площадкой и жилым корпусом со столовой. Словом, об аллее за старинным зданием и какой-то одноэтажной пристройкой, напоминавшей летний домик, Келли даже не знал.

Несколько минут они шли молча. Келли нарочно старался не смотреть даже в сторону Кайла, не то что на него. Он все еще гадал, зачем и почему он согласился на эту совсем ненужную прогулку. Также парень старался не думать и о тех словах альфы, которые услышал в мед. кабинете и намерено оставил без ответа.

Эта совсем непростая история выливалась в какие-то совершенно нерешаемые вопросы. Келли просто не мог о них забыть, как не мог и ответить, даже самому себе. Юноша не знал, как должно быть в такой ситуации, что он должен чувствовать, о чем думать.

Есть человек, который испортил ему жизнь, из-за чего он чуть себя ее не лишил. И спасает его этот же человек. Сбой в личной системе Келли, наверное, произошел уже тогда, когда место стремительно приближающегося асфальта, он увидел лицо Кайла. Без той мерзкой и липкой улыбки, без выражения одержимости и желания в глазах. Тогда он впервые увидел серые глаза Ханта, не подернутые похотью, не блестящие от возбуждения и скорой возможности овладеть. Чистые, серые глаза, взволнованные и обеспокоенные судьбой его жертвы. Почему Хант всегда все усложняет? Из-за этого Келли сейчас так озадачен. Из-за этого в замешательстве?

А потом омега внезапно начинает понимать, что испытывает к этому человеку определенные чувства, он чувствует, что альфа по какой-то причине нужен ему, при чем именно он. Именно с ним Келли начал ощущать контраст между своей прежней жизнью и нынешней. Именно из-за него, Ханта, он ощущает, что этот контраст дает силы жить что ли.. Но он это отрицает, по крайней мере пытается. Омега в смятении. Он просто не понимает, почему именно так.

URL
2015-08-17 в 21:31 

Improba Dea
irrepressible;
Тернер никогда не был особенно знатоком человеческих душ, он и себя-то не всегда понимает, когда все складно, а сейчас... когда все стереотипы ломаются, когда на смену простым отношениям друзей, семьи, знакомых, да кого угодно, приходят отношения с человеком вроде Ханта, с человеком, поступившим... слишком жестоко, а потом слишком мягко. Келли не знает, как описать весь рой мыслей в голове и клубок чувств в сердце, от этого просто начинает болеть голова. Он, как бы ни старался, не может понять. Мало опыта, мало общения, отношений. Мало всего, но Хант восполняет этот недостаток своим присутствием. И это дико, нелепо! Ведь неправильно даже только хотеть быть с ним.

Тернер пытался анализировать, пытался взвешивать, осознавать. Но каждый раз голова становилась слишком тяжелой, а мысли словно мед — текли медленно, и ложились слоями, которые слишком долго равнялись.

Омега устал от того, что с ним происходило и не только физически, но и морально. И он признался в этом, признался себе, Фоксу, даже Ханту. Он даже признался в своих страхах. Но признаться в том, что Хант ему действительно нужен парень просто не мог, как не могут, например, учителя сказать, что не хотят учить этих засранцев, потому что они — засранцы. Глупая отговорка. Это его жизнь, а он все равно думает о том, что скажут другие. Наверное, Келли просто устал от шепота за спиной.

А еще Тернер ненавидел себя за неспособность отказаться от Кайла и ненавидел его, за такое постоянное и близкое присутствие, за заботу, переживание, чувство вины. За все, что Хант делал для него, что говорил, что думал. Почему он вдруг стал так мил? Если бы он был прежним собой, все было бы проще. Келли бы просто продолжал утопать в кошмарах, ненависти боли. Но Кайл... Кайл все изменил. Он избавил от кошмаров, боли... всего, чем когда-то сам наградил. Он. Все. Усложнил.

Келли чертыхнулся в сердцах, будучи преисполненным уверенности, что сделал это только у себя в голове.

- Что-то не так? - Хант, чуть склонил голову на бок и наблюдал за омегой. Келли только сейчас заметил, что они стоят перед небольшим, а вернее совсем маленьким прудиком. Ничего необычного для столь старых особняков, коим и была когда-то школа Августа. На территории такого здания по умолчанию должно быть куча пафосных и изысканных вещей, выставляющих владельцев перед гостями в каком-то особенно ярком свете и оповещающих о деньгах и безупречном вкусе. Промелькнула неуместная мысль, что странно, что по территории не расставлены мраморные скульптуры Венер и еще какие-нибудь копии античных произведений искусства.

«И сколько мы вот так стоим? Давно он пялится на меня?»

- Ты хорошо себя чувствуешь? Если нет. Мы можем вернуться, - Кайл продолжал беспокойно смотреть на Келли.

«Вот опять ты все усложняешь! Убери эту озабоченность из взгляда. Тогда проще будет на тебя злиться!»

Вместо резких мыслей, Келли говорит совершенно другое непривычно мягко.

- Со мной все хорошо. Задумался.

- О чем?

- Обо всем, - на удивление быстро отвечает Келли, после чего откровенно уточняет, - О том, что происходит, пожалуй.

- А что происходит? - Хант, не смотря на то, что уже глубокая осень и уже давно не тепло, садится на землю.

- Много чего. Ты здесь.

- Ты тоже, Келли, я пока ни черта не улавливаю, - Хант смеется, но как-то натянуто, будто и вправду пытается разобраться в словах омеги.

- В этом и дело. Разве так должно быть? - Наконец Тернер озвучил вопрос, который так долго крутился у него в голове. Он все испортил? Сам? Опять? Боясь увидеть, как разозлится Хант от того, что Келли продолжает накручивать и возвращаться к прошлому, юноша отводит взгляд. На его лице смесь раздражения, нервозности и переживания.

- Нет,- Хант поднимается и вплотную подходит к Келли, - Так не должно быть. Я уже тебе говорил. Ты должен делать что угодно: орать на меня, ненавидеть, злиться, но не подпускать так близко.

И вот эта тема затронута. Теперь уже гораздо сильнее, чем дома у Ханта. Наверное, им и правда давно стоило поговорить. Когда Хант научился слушать и слышать?

- Тогда почему я не могу?

- Не знаю. Это ты должен у себя спросить.

- Спрашиваю. И по-прежнему не понимаю.

- Тогда, может, ты попробуешь разобраться в этом, когда меня не будет? - Хант по-прежнему спокоен, он едва заметно улыбается, кажется, если Келли сейчас попросит, альфа сделает, что угодно. Он готов оставить парня здесь, вдали от суеты, криков, чтобы он просто подумал, взвесил все еще раз. Откуда Хант знал? Как догадался? Неужели Келли так предсказуем или у него на лице все написано? - Я могу оставить тебя наедине с собой.

- Нет. Идем на крышу, - неожиданно говорит Келли, приставив ладонь козырьком ко лбу, и глянул на залитый заходящим солнцем верхний этаж.

- Зачем? - в голосе Ханта проскользнула паника. Крыша ассоциировалась у него со слишком паршивыми вещами. Кайл хоть и старался вести себя спокойно, чтобы не нервировать Келли в первую очередь, он все еще испытывал вину, все еще чувствовал свою ответственность за омегу и ему все еще казалось, что Келли отошел не до конца. Вдруг какое-нибудь неловкое слово там, на крыше разобьет сладившиеся отношение, если их можно так назвать? Хотя Кайла больше беспокоило не нарушение их с Келли так называемых отношений, а то, что могло ожить в памяти омеги и как оно могло сказаться на его настроении.

- Ну, - кажется, Тернер не был готов отвечать на такой глупый вопрос, именно поэтому ляпнул первое, что пришло в голову, - ну, потому что это клише — наблюдать закат на крыше.

Кайл, кажется, подавился своим следующим вопросом, поэтому просто кивнул, прокашлявшись, и молча пошел за омегой.

Спустя минут пять, они оказались там, где все начало меняться. Сердце Ханта бешено заходилось в груди. Он не мог понять, зачем омеге понадобилось быть именно здесь, именно сейчас. Хант вспомнил, о чем они говорили и какой Келли был уставший, как вымотано выглядел, будто функционировал на пределе, просто по привычке уже очень-очень долго.

А ведь Хант до того разговора в комнате даже не думал, как омега справляется, что ему помогает в этом. Он старался протянуть парню руку во всем, где только мог, но этого едва ли было достаточно после всего. Даже его, Ханта, мучил кошмар. Что говорить о парне, который пережил столько плохого?

Кайл исподлобья глянул на парнишку. Тот выглядел совершенно спокойно. Он просто стоял у сетки, которую недавно натянули и смотрел на закат. Казалось, что они гуляли по территории совсем недолго, но дошатались до заката. Кайл поймал себя на мысли, что не может оторвать взгляд от Келли сейчас. Это вызвало лишь очередную улыбку на до сих пор взволнованном лице альфы. Может, он переживает больше, чем нужно? Келли не делал того, что не хотел. Значит, у него были причины прийти именно сюда.

- Так зачем мы здесь?

- Я же сказал. Здесь лучше видно.

- Ну, мы могли пойти на балкон... То крыло закрыто, но....

- В здании шумно. - В голосе Келли проскользнули насмешливы нотки, будто ребенок объясняет свой взгляд на мир взрослому, который «ничего-то в этой жизни не понимает».

Хант продолжал смотреть на парня. Омега был сейчас такой... безмятежный и беззаботный. Кажется, не с ним происходили все эти ужасы, кажется, не его Кайл унижал в туалете, в комнате, зажимал в коридоре, каморке под лестницей.

Хант, вспоминая картинки прошлого, стыдливо отвел взгляд. Он не знал, о чем сейчас говорить, что делать. Альфе было невыносимо больно думать о прошлом, о том, что он заставил Келли пережить. Все, с чем жил парень до этого — неудачное стечение обстоятельств, на которые никто не влиял... почти никто. А вот то, что случилось с ним после перевода... Хант мог не делать этого, мог терпеливо ждать, как сейчас, мог найти к Тернеру другой подход и не пришлось бы искать способы излечить его раны, не пришлось бы обдумывать все, каждое неловкое движение и слово, чтобы не нанести новых.

Это было так мерзко с его стороны. Он ненавидел себя за то, что сделал, но было поздно. Изменить что-то невозможно. Нужно меняться самому, чтобы помочь, поддержать, дать надежду, извиниться. Ханту не часто приходилось извиняться в силу характера, но перед Келли он готов стоять на коленях - так нужен был ему этот нескладный немного, резковатый, но очень притягательный, нежный подросток. Хант и сам не знал, почему именно Келли, почему нужен так сильно и почему Кайл готов поступиться своими идеями, убеждениями, принципами, идеалами, словом — всем, лишь бы Келли позволил сделать хоть еще один крохотный шажок навстречу.

URL
2015-08-17 в 21:32 

Improba Dea
irrepressible;
Сердце продолжало заходиться в груди, а где-то на уровне горла пульсировал какой-то непонятный страх, паника, что Келли не пустит ближе. И усугубляло все то, что сейчас омега был так близко, нужно было лишь сделать пару шагов и протянуть к нему руку. Но с тем он казался таким нереальным. Что их сейчас объединяло - так это путаница в головах. Они ведь так похожи. Два подростка одного возраста, двое людей, в чьей семье так или иначе произошли события, которые разрушали счастье и спокойствие. Почему альфа не подумал об этом раньше, почему только сейчас?

«Идиот!» - Кайл нахмурился. Его сейчас, как никогда тянет к Келли. Он должен спросить. Кажется, если не сделает это сейчас, другой возможности не будет. Хант искренне надеялся, что его вопрос был оставлен вчера без внимания без особых причин, он надеялся, что Келли просто был смущен, потому что не ожидал. Хант и сам не ожидал, что спросит. Но сейчас он задает этот вопрос более осознанно, с определенными потребностями. Келли тоже в растерянности. Он сам сказал. Пора, должно быть, решить все и для себя и помочь Келли разобраться.

- Есть ли у меня шанс... шанс вернуть, - альфа осекся. Уже ничего вернуть нельзя, не потому что дело в Келли или в нем. Ничего уже просто не вернуть. Можно только помочь забыть или справиться, - есть ли у меня шанс исправить что-то? Я хочу помочь, Келли. Хочу помочь не только справиться, но хочу помочь именно тебе.

- Я ... Кайл, то, что между нами было - не забывается. Ты скотина и что бы ни сделал прошлое не исправишь. Но я здесь с тобой... И я не знаю о чем это говорит еще, кроме моей глупости. Не знаю. Это не логично и, наверное, неправильно. Я уже столько раз об этом думал. Что должен верить кому-то другому, кому угодно, но не тебе. Как я могу сказать, что будет дальше? Это, как пытаться угадать число в ряде со случайной последовательностью.

-Что заставляет меня продолжать верить, что даже подонки вроде тебя могут меняться? Почему я хочу попытаться поверить тебе? После всего... После того, как ты себя вел, после того, что сделал со мной, после того, как ты отказывался слышать меня, я все ещё пытаюсь слышать тебя. Что заставляет меня оставаться таким наивным?.. Что заставляет верить? Наверное мне просто сейчас нужно верить хоть во что-то...


- Ты не должен себя заставлять. Если ты скажешь"нет" - я уйду и больше в твоей жизни не появлюсь, но если ты дашь мне второй шанс, Кэлл, я клянусь, я тебя не подведу, не разобью твое доверие.

- Назови хотя бы одну причину, чтобы я тебе поверил.

- Кэл... Келли, я сволочь, свинья, повел себя как преступник, - это звучало так глупо и слишком по-детски, будто ребенок растолковывал кому-то суть своего проступка, пытался извиниться, толком не понимая, не зная, какие слова надо говорить. Кайл сейчас казался именно таким — растерянным ребенком, не умеющим извиняться и не знающим правильных слов. Келли впервые осознал, насколько они похожи, впервые осознал, что Кайл, такой же как он подросток, того же возраста, от этого стало еще страшнее. Если школьники этого сумасшедшего мира способны на такое, то чего ждать дальше, когда Келли покинет эти стены, стены школы святого Августа? - посмел сделать тебе так больно, даже не представляю насколько. То, что ты со мной сейчас разговариваешь, лишь доказывает, какой ты сильный, Кэлл. Все, что с тобой произошло - моя вина, и я хочу загладить её. Я не знаю, что происходит сейчас у тебя в голове и уж тем более в душе, но вижу, что ты не должен сейчас быть один. Я всегда получал все, что хотел. Все было у меня в руках, хотел я того или нет, и ты - единственный человек, который привлек меня чем-то кроме внешности, кто заинтересовал меня по-настоящему... ты оттолкнул меня, - он не винил Келли, он лишь пытался оправдаться, не так, как оправдываются те, кто хотят избежать наказания. Кайлу было необходимо объяснить свои мотивы. Нет. Ему было необходимо сказать вслух, насколько он зависит от Келли, насколько Келли был важен. Хант пытался это отрицать, пытался убедить себя, что Тернер — очередная омега, коих он видел сотни. Но дело было как раз в том, что Келли не был очередной омегой, он был другим, был гораздо выше, чище и недосягаемее, как небо, которое всегда видно, всегда манит, но от этого не становится ближе. Однако близость, как бы парадоксально это не звучало, была как раз камнем преткновения. За всей своей недосягаемостью, неприступностью и гордостью, Келли Тернер находился физически слишком близко. Не осознавая, Кайл тянулся к нему, к его легкому запаху, который за своей страстью не ощущал. Это было так непохоже на него — альфу, который брал то, что хотел и когда хотел. - Я разозлился, а потом просто не смог остановиться, слетел с катушек, лишь в конце поняв, что делаю... что сделал. Я хочу загладить свою вину. Я хочу доказать тебе, что могу быть другим. Хочу дать тебе понять, что жизнь это не то, во что я превратил её для тебя в те несколько месяцев. Позволь мне попробовать. Если ты устанешь, поймешь, что больше нет сил терпеть меня или просто не захочешь меня видеть - одно слово, всего одно, и я тут же оставлю тебя, - Кайл взял омегу за плечи и уткнулся носом в затылок, вдыхая едва его ощутимый аромат, тот самый, который был как наркотик, на который подсел, но отрицал это. Странно, он никогда не замечал его, чувствовал и тут же возбуждался, но ни разу не уделял ему внимания, не пытался понять, что это. Тонкие едва ощутимые травяные нотки, с чем-то бодряще-сладким, но не приторным. И немного цветочного послевкусия, такого - совсем легкого ненавязчивого, такого же простого, как и сам Келли. От этой теплоты, которой веяло от юноши, Кайл прикрыл глаза, на губах появилась полуулыбка, которой совсем не мог увидеть мальчишка, и которая была совсем неуместна, должно быть. Омега же напрягся всем телом и, замерев, ожидал.

- Келли? Все хорошо? - Мальчишка не решается ответить. Он только ждет. - Кэлл? Мне уйти? - альфа понял причину неловкости. Он слишком близко, и слишком рано, и слишком долго, - прости. Я задумался.

Отстраняясь, Кайл пытается еще раз уловить этот легкий аромат омеги, который так расслабляет и успокаивает, окутывая уютом. Запах Келли буквально весь отражал натуру мальчишка - спокойную, ненавязчивую, простую и очень скромную, а еще чистую... которую испортил Кайл.

- Кайл, то, что ты стал частью моей жизни, не означает, что я впущу тебя полностью.

- Я помню, ты уже говорил мне это.

- У меня ощущение, что все валится из рук, что все идет из рук вон плохо, что все неправильно или, по крайней мере, не так, как должно быть. И знаешь, ты прав, тот мир, который ты мне показал, вернее то, каким он может быть, очень глубоко въелся мне в голову, в сознание, да Бог знает — куда. Я не хочу верить, что он может быть таким, но я сам прошел через это и даже если буду это отрицать, это было. Я не смогу стереть его из памяти, не смогу когда-нибудь забыть полностью. Все это будет преследовать меня. И знаешь... тебя тоже. Смогу ли я смотреть на тебя и не думать об этом? Смогу ли быть близко к тебе, позволять касаться меня и не вспоминать то, чем раньше была эта нежность? А теперь подумай ты: сможешь ли ты смотреть на меня и не видеть жертву, не испытывать вину, жалость? Меня уже бесит это, то, что я в последнее время постоянно вижу на лицах людей - гребанная жалость!

Невинная, непосредственная изначально беседа обрела совсем другой оттенок. Обоим парням сейчас было сложно говорить об этом. Келли было тяжело уже давно, ему было трудно справляться со всем, что на него навалилось, и он это признал. Ему больно вспоминать. А Кайлу — потому что он боялся за Келли, боялся его отказа, хоть и знал, что это и правда будет просто правильно и причин не нужно, как и объяснений отказа. А еще альфа не знал, как подступиться. Пожалуй, для тех поступков, которые он совершил, его и так слишком близко подпустили. Он не знал, что сказать, как оправдаться, как вернуть надежду, веру, хоть что-нибудь, что даст подростку желание улыбаться той светлой и теплой улыбкой, которую недавно впервые увидел Хант и так хотел вернуть. Невинное лицо Келли, его мягкие черты приобретали сразу какое-то иное значение, такое же чистое, но еще более желанное, но желания были иными, не теми, что Кайл испытывал раньше. Омегу хотелось укрыть от всего, защищать, быть частью чего-то нужного ему, частью его простой жизни. Хотелось быть рядом.

- Я не знаю, что еще сказать, Келли. Наверное, я вообще не имею права у тебя чего-то просить, говорить с тобой, даже смотреть в твою сторону. Но я боюсь. - Он сказал это и страхи будто стали реальными, они обрели плоть и кровь и Кайл снова вспомнил тот чертов сон, который пусть больше и не снился, но казался такой же правдой как и то, что привело Келл на крышу. Сердце бешено забилось, - Я боюсь за тебя и боюсь тебя потерять. Я должен был думать об это раньше и у меня нет оправданий. Я не могу назвать тебе причину, по которой тебе стоит мне сейчас поверить. Я просто хочу дать тебе надежду, дать тебе сил и отдать тебе всего себя, потому, что ты для меня очень много значишь, и мне жаль что я понял это так поздно. Если бы я только мог что-то сделать, я бы сделал все, что ты попросил.

Омега молчал. Он стоял у сетки, которая теперь была натянута по периметру крыши, смотрел куда-то вдаль на заходящее солнце, окрашивающее небо в алый цвет, и не шевелился.

- Завтра будет холодно, - тихий голос неожиданно нарушает тишину, а мальчишка пожимает плечами каким-то своим мыслям.

- Что? - Кайл смотрит на неподвижную фигуру. Руки немного дрожат и, кажется, если сейчас придется двигаться, то ноги не послушаются, будто альфа долго бежал без остановки и отдыха.

- Знаешь, я никогда не замечал, что твой запах кедровый.

Кайл тоже хотел было сказать, что тоже никогда не интересовался запахом омеги, но слова почему-то застряли в горле. Пожалуй, оно и к лучшему, не зачем напоминать парню о том, что он интересовал Ханта лишь в одном аспекте и всего прочего он не замечал, не пытался заметить.

- Ты мне нужен, - эти слова давно вертелись на языке, но Кайл слишком боялся их, как боялся и реакции омеги на них.

URL
2015-08-17 в 21:33 

Improba Dea
irrepressible;
Повисла тишина. Кайл ждал чего-то, хоть какой-то реакции. Он ждал, что Келли подойдет и влепит пощечину, сказав, что Кайл даже думать об этом не смеет. Он думал, что Келли начнет говорить, что Хант идиот, если думает, что имеет право на подобные слова и мысли. Он ждал хоть чего-то, кроме того, что Келли так и останется стоять спиной к нему, молча глядя на закат.

Лучи заходящего солнца освещали и стройную фигуру, окрашивая и одежду и волосы в красноватый цвет. Он должен был отвести глаза, но не мог. Запоздало пришла мысль, что то, то сейчас происходит этот немой диалог — отрицание. Келли просто не произносит свой ответ, надеясь что Хант сам догадается и уйдет так же молча. Хант уже был готов извиниться и уйти, но просто по-прежнему не мог оторвать глаз от Тернера, не только потому, что тот притягивает, как магнит скрепку, но и потому, что альфа боялся, что видит его так близко в последний раз. Сейчас появилась физическая потребность протянуть руку и снова дотронуться до него, но не время.

- Келли, умоляю, - Кайл нетерпеливо и немного нервно переступил с ноги на ногу, - скажи хоть что-нибудь.

- Что-нибудь... - задумчиво протянул омега и сдавленно хихикнул, - Глупо, да? И довольно иронично. Мы стоим там, где все чуть не кончилось, чтобы начать что-то.

Кайл и не подумал. Они ведь и правда стоят практически так, как было тогда. Келли на том самом месте напротив двери у входа на крышу, а Хант в парен шагов от него, примерно там, где держал его несколькими секундами позже, удерживая от необратимого.

- Я рад, что с тобой все хорошо, Келли. Я не знаю, что делал бы, если бы не успел. Но теперь я всегда буду рядом... если ты позволишь

Альфа думал, что Келли вряд ли ему верит. Но все действительно было так. Ведь на крышу Хант шел с плохим предчувствием, что его репутации что-то очень сильно угрожает, но уже пару минут спустя, он одернул себя. Он не имел право думать о себе, когда понимал. Что если Келли там, то только по его вине. Оставалось надеяться лишь на благоразумие сильного и стойкого омеги. Кайл таких, как он никогда раньше не встречал. Дверь на крышу Хант открывал уже с мыслями о том, что они слишком далеко зашли, что он, именно он позволил всему слишком так далеко зайти. Об этом не знал никто, и никто до сих пор не знает. Да и не важно это, ведь даже скажи он кому-то - будет глупо. Он допустил все, что произошло и вина целиком на нем. Какая разница, о чем он думал. Все уже было сделано. Он не имел права опоздать.

- Знаешь Хант, я, наверное, последний идиот.

- Что? - Кайл непонимающе хлопает глазами.

- Наивный такой идиот, который не просто не учится на своих ошибках, но еще и сам грабли на дороге раскладывает.

- Ты о чем?

«Ты не дашь мне пожалеть, о моем решении, Кайл. Мы слишком нужны друг другу, да?» - Келли все еще не поворачивается. Это тепло от уходящего солнца не отпускает. Не хочется потерять ни капли. Он давно перестал замечать красоту и краски вокруг, а сегодня он вновь их увидел и понял, что не просто видит происходящее и принимает его как что-то последовательное, но смотрит и видит что-то большее. И снова видеть помог тот же человек, который забрал эту способность. У жизни своеобразное чувство юмора и... справедливости. Все чересчур уравновешено сейчас.

Либо Хант такой хороший актер, либо он и правда хочет помочь и, черт его дери, это действует, чтобы он ни делал. Стоит признать, что особенного он ничего не делал, просто был рядом, когда надо, молчал - когда надо, говорил - когда надо. Вообще, он мог, когда хотел — Келли это не раз замечал. Ханта, как и самого омегу, стоило лишь заинтересовать. Пожалуй, они похожи больше, чем в способах мотивации.

- Да, - Келли поворачивается наконец и приглаживает волосы, которые растрепал внезапно подувший ветер.

- Что? - Кайл искренне не понимал, о чем говорит Келли. Лаконичное «да» не было ответом на поставленный раньше вопрос.

- Да, Хант, - Келли улыбается, прикрыв глаза. В кои-то веке ему спокойно по настоящему и, наконец-то, это чувство перестало быть эфемерным и недоступным. Келли наконец-то уверен. Уверен в себе, своем решение, будущем. - Я дам тебе второй шанс.

«И знаю, что и ты сдержишь свои обещания».

Without you I would fall apart
I'm safe when I am in your arms
And only you can set me free
And only you can save me
I can hear your laughter
Echoes in my eardrums
The treble and the base
Kills every inch of pain
The comfort in your voice
Is all I ever need to hear
You take away my fears
I have no other choice





P.S. Я очень старалась не напутать с отрывками (меня ацки бесит ограничение по знакам!!!), но не могу ручаться. Вдруг что пошло не так Х)

URL
2015-08-17 в 21:43 

Improba Dea
irrepressible;
За кадром.

Эта глава не несет никакой смысловой нагрузки.
Когда я начинала писать этот оридж, графы "комментарии
к главе" не было, посему все снесено сюда. Возможно
позднее все будет размещено на местах. Здесь же будет
список всех используемых материалов, на которые я
опиралась при создании ориджинала. И да, в самом
конце этой ненужной части несколько слов для вас))


I. Сноски

Глава IV. Crucify
1. Двухгодовой курс. Имеется ввиду A-level. Для тех, кто не знаком с британской системой образования, то до 16 дети получают среднее (обязательное) образование. В двух словах 13 лет на наши мерки примерно 9 класс (что для меня, например, непостижимо >.<;), потом 14-15 лет подготовка к экзаменам GCSE. В 16 сдают экзамен GCSE. По итогам этих экзаменов ученики либо покидают школу (ну или по своему желание, не зависимо от результатов), либо продолжают обучение. Дальнейшее двухгодовое обучение (старшее) и называется A-level. Если проводить параллель с российским образованием, это сродни нашему 10-11 классу.
2. "С" - система оценки знаний за границей имеет буквенный, если позволите, вид. A, B, C, D, E, F, G. Проходным являются баллы начиная с F, но для продолжения обучение (A-level) нужно получить не меньше С.
P.S.: Я сама очень долго разбиралась в системе, так что могла объяснить не вполне точно. Но для общего понимания сути проблемы, думаю, этого достаточно. Если кто-то более осведомлен в этом вопросе, и у меня есть грубая ошибка, перевернувшая все с ног на голову, очень прошу на нее указать)

Глава IX. It's time to pay
3.Разбалловка примерно такова: A - высшая оценка, не менее 90% верных ответов; E - низшая, верных ответов менее 64%. Отсюда, переводя на нашу систему (примерно, разумеется): A - 5; B - 4; C - 4-/3; D - 3/3-; E(или же F) - 2, (непроходной балл). Посмотреть можно в Вики.



II. Названия глав

Тексты не всех песен всегда отвечают содержанию глав, но это плей-лист к TFMWB, который так или иначе меня вдохновлял или просто был фоном в определенные моменты, пока я писала. В некоторых случаях названиями для глав послужили названия песен, в иных - строки из них.
Глава V Fall down - One Republic
Глава VI Skillet - Open your soul
Глава VII Gothic Sky - My beautiful Vampire
Глава VIII Becca - Empty
Глава IX 30 Seconds To Mars - Escape
Глава X Evanescence – My Immortal
Глава XI Three Days Grace - Break
Глава XII It's Alive - Here's to You
Глава XIII Smile Empty Soul - Stay Alive
Глава XIV OneRepublic - Unbroken
Глава XV It's Alive - Selfless
Глава XVI Muse - Save Me
Глава XVII OneRepublic - Lullaby
Глава XVIII - Burn the Pages - Sia
Глава XIX - 3 Doors Down – The Real Life



III. Цитаты слов

Эти песни так же служили и фоновым плей-листом и вдохновением в определенных случаях. Но в первую очередь это всеже состояние Келли. Надеюсь, оно было передано.
Глава V
У песни, слова которой я использовала есть много вариантов. Я слышала около десяти и все, кроме версии Ночных снайперов в той или иной мере понравились, но в данном случае имелась ввиду песня Marilyn Manson

Глава X
Three Days Grace - Someone Who Cares

Глава XI
OneRepublic - All Fall Down

Глава XIX
Darin - Only You Can Save Me



IV. Еще немного музыки


У меня были моменты, когда слова просто не складывались в связанный текст. Тогда мне на помощь приходила музыка.
Rachel Rabin (Raign) - несколько треков, в числе которых "Knocking On Heavens Door", "Queen's head" и прочие;
The Pretty Reckless – Настроение песен группы в целом больше подходит для написание сцен с Мери Сью, но трек "You" меня побаловал возвращением музы, что также сотворили треки "Flesh" (Simon Curtis), "My Day", "Watch You Sleeping" и "Bonfires" (Blue Foundation), "Ladder Song" (Lorde), "My World" (SR-71), "Strange Birds" (Birdy), "Joanna" (Deaf Joe), "The Last Time" (Oliver Tank), "Lose Your Mind" (Julia Jones). Конечно. было и еще что-то, но разово. Вот как-то так. Может, кому-то эта музыка тоже подарит драгоценные минуты вдохновения.



V. Несколько слов.


Зачем я пишу это? Просто я думаю, что должна это сказать))

Я никогда не писала по заявкам. Более того, это мой первый ориджинал в размере макси, действительно серьезный и который закончен, доведен до ума. Это было сложно.

Я не скрываю того, что когда я за него взялась, у меня были другие идеи, была другая структура, в планах было больше флешбеков. Но в процессе я понимала, что действительно нужно, а что не так необходимо, как мне казалось на первый момент. Да и вообще в процессе работы, были моменты, когда я неосознанно отходила от своего плана, и ориджинал писался сам собой.

Однажды, одна из моих хороших знакомых, прочитав TFMWB сказала мне, что я абсолютно зарубила пейринг заявки. И я не отрицаю, что эта мысль преследует меня до сих пор. Но я скажу, что она — реалист. А я романтик. Именно поэтому я дала шанс Кайлу и Келли, может и не совсем так, как многие из вас ждали или хотели. При этом я все еще смею надеяться, что не разочаровала вас) Данным окончанием я хочу сказать, что еще ничего не решено, что Келли не сделал окончательный выбор, он лишь решил попробовать еще раз и в первую очередь ради себя. Вот, что я вижу.

На всем протяжении работ у меня в голове роились мысли и от них мне было почти так же неуютно, как Келли. Я почти всегда думала об этой работе, влюбилась в нее, потом в какой-то момент — разочаровалась. Потом поняла, что просто накручиваю себя, потом перегорала, вновь вдохновлялась. Словом, «ups and donws» ощутила на себе в полной мере Х)

А еще, когда я бралась за омегаверс, я была почти уверена, что с ним больше не свяжусь. По прошествии огромного количества времени (я не буду» его озвучивать, иначе станет совсем стыдно >.<;), я решила, что непременно вернусь к жанру.

И вот, наконец, мы подошли к самой главной части этого письма, из-за чего все и затевалось.
Хочу сказать огромное спасибо всем, кто помогал редить оридж в публичке на ФБ. Заходя туда я аж краской заливалась от количества ошибок. Но особенно я хочу выделить двух людей, которые выслушивали мое не то чтобы нытье, наверное, больше панику. .Indiga и моя бета Freaky_Moreau. А еще пользователю Miojin, без писем которой кое-чего в ориджинале не было бы. А еще, несомненно, спасибо пользователю, благодаря которому ориджинал вообще появился на свет) Hitomi Eiri и человеку, который также в течение некоторого времени помогал с вычиткой — HeyJohnSmith. И это далеко не все, кому я благодарна. Так как ориджинал написан полностью еще и потому, что нашел своих читателей — вас. Писать в пустоту как-то грустно, но когда кому-то интересно... Словом, комментарии читателей были лучшей наградой.

Хочу извиниться за простои, что делала не раз и сейчас, когда уже все на месте, не знаю нужно ли это, но не могу не сказать. Простите и спасибо за ваше терпение. И хочу извиниться за мелкие косяки, на которые мне указывали в комментах, (комендантский час, который то есть, то нет, раной над бровью, которая тоже самопроявляющаяся Х)).

Ну и напоследок скажу, хотя, наверное, не стоит, зная меня. Х) Я ставлю статус «завершен», так как основные события заканчиваются на том, что вы уже прочли. Но не отрицаю возможности появления ФБ, хотя и не смею этого обещать.

На этом, пожалуй, все. Рада, что довела одну из таких основательных работ до конца. Это все лишь с вашей помощью. Надеюсь, смогу вас порадовать чем-нибудь и в будущем.

URL
2015-08-17 в 21:49 

Improba Dea
irrepressible;
А теперь еще один комментарий ТОЛЬКО для читателей моего дневника. Больше нигде я это выставить не решилась) Если кто-то увидит - пусть, но вообще данный пост размещен только здесь))

Обложка - это одно, но есть сложившиеся образы героев, какими я их вижу. Я не знаю, соответствует ли мое видение вашему, поэтому я правда вас прошу, если боитесь, что мои взгляды вам не понравятся - не открывайте спойлер)) Я не хочу портить ваше впечатление)

Келли. Скорее образ, чем конкретная визуализация

Лиза

Алан

Шеннон на момент событий ФБ

Оливер

URL
2015-08-18 в 02:08 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Благодарю!

     

irrepressible;

главная