21:45 

To find my way back

Improba Dea
irrepressible;



Автор: Improba dea
Бета: Hitomi Eiri (Пролог-IV гл.), HeyJohnSmith, Freaky_Moreau
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Психология, Даркфик, POV, Hurt/comfort, Омегаверс, Учебные заведения
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Underage, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Статус: Закончен
HEAD

читать дальше
запись создана: 02.03.2013 в 21:52

@темы: слеш, ориджиналы, бисёнены, NC-17(21)

URL
Комментарии
2014-04-13 в 21:33 

Improba Dea
irrepressible;
Тихий всхлип Келли вернул Фокса из его мыслей. Он положил руку на плечо Тернеру и тихо, насколько это возможно, чтобы его слышали, попросил.

- Расскажи хотя бы, что у тебя на уме. Я хочу… просто я волнуюсь и хочу быть уверен…

- Что я не думаю снова предпринять попытку самоубийства? – омежка резко развернулся лицом к Фоксу. Было видно, что это слово, хоть и было самым подходящим, Келли это знал, далось мальчику не без труда. - Нет, я не планирую кончать с жизнью.

- Я просто хочу быть уверен, что ты справишься. Я не сомневаюсь в тебе, Келли, просто твой голос будет подтверждением этого. Я ведь понимаю, что это куда больше, чем простые школьные издевки. Это перешло границу.

- Зачем ты это говоришь?

- Я пытаюсь тебя поддержать. Пытаюсь достучаться до тебя. Я тебя не осуждаю, никто не осуждает. Плохо выходит? – Шеннон криво усмехнулся. - Я не лучший советчик, Кэлл. Когда Хант рассказал, я сначала не поверил, потом был зол, а сейчас в растерянности. Я хочу тебе помочь, но вижу, что ты не слишком жаждешь принимать помощь. Ты упертый, гордый, сильный. Сильнее, чем кто-либо думает. Даже после всего, ты стараешься вести себя так, будто бы ничего не произошло. Я даже представить не могу, каких усилий тебе это стоит. И люди лгут, если говорят, что понимают.

- Никаких… - мальчишка растерянно цеплялся взглядом за мелкие детали интерьера гостиной, порой, даже не понимая, на что смотрит, просто смотрит, не моргая, не пытаясь разобраться и понять. В голове был ураган мыслей. Келли машинально начал теребить низ футболки. Тут и самому невнимательному человеку стало бы ясно, что мальчишка нервничал. Будто бы, это он сам сделал что-то очень плохое, непоправимое.

- Что? – Шеннон опустил взгляд на руки мальчика, замечая нервозность в его движениях. Натянут, как струна – вот-вот порвется. Только струны можно заменить, а человеческие нервы и душу – нет.

- Это не стоит мне никаких усилий, Шен. Это просто густое и липкое безразличие. Считай меня кем хочешь, но сейчас мне уже все равно, даже сделай они это снова, - Тернер судорожно втянул воздух. - Я устал. Устал сопротивляться, бороться, притворяться. Я не знаю… это странное состояние постоянного физического напряжения и изнеможения. Глаза то слезятся, то сохнут, - словно бы ветер в лицо. Тело, то испытывает жуткую слабость, то я не могу успокоиться и мечусь из угла в угол, не находя себе места. Справиться с этим выше моих сил.

- Это нервное напряжение. Сколько ты спишь? – Шеннон с беспокойством в глазах посмотрел на мальчишку. Они совсем недавно знакомы, но почему-то Фокс слишком за него переживал. Когда историк вернулся домой после увольнения, он довольно долго не находил себе места. Все расспросы супруга приводили к одному ответу: "Все нормально, Алан, правда. Мне просто непривычно бездельничать дома". Но вскоре Шеннон просто не мог больше сдерживать свои переживания. Он рассказал, насколько переживал за мальчишку, одного из тысячи в той школе. Они были слишком похожи. За них обоих выбирал кто-то, помимо них самих.

- Мало, - Келли лишь отвел глаза. Перед ним был человек гораздо старше, перед ним человек, который был чем-то средним между опекуном и другом. Тот, кто хотел помочь, кто переживал и кому можно было доверять, кто не позвал бы мозгоправа со словами: "так будет лучше". Почему-то перед Шенноном становилось стыдно за свое поведение, будто Келли нарочно себя изводил.

- Насколько мало?

- Гораздо меньше нормы, Шеннон. Если я озвучу, ты начнешь орать. Мне и так стыдно, не хочу, чтобы ты ещё и отчитывать меня начал, - мальчишка попытался выдавить из себя улыбку, словно надеясь, что так он сможет отвести Фокса от темы. Хотя куда уж там. Шеннон слишком сильно за него переживал. Это делало его упертым. Это раздражало и это не давало вздохнуть полной грудью. Хотя, быть может, даст, но немного позже. Тернер не был один: был кто-то, кому он дорог, для кого не просто очередное имя, очередная фигура на страницах прожитых дней.

- Бессонница? – Шеннон, кажется, уже понимал, что если сам Келли не заговорит, то дальше будет только истерика, которую остановить едва ли получится. Пожалуй, уйти хоть ненадолго от неприятной для мальчишки темы было неплохим решением.

- Нет. Я просто издеваюсь над собой, - честный ответ, хотя немного наглый и, пожалуй, с оттенком издевки, но не в отношении Шеннона. Этот человек слишком много делал для, едва знакомого, и, уже успевшего стать бывшим, ученика.

- Зачем?

- Страшно. Я не знаю, что я увижу во сне, но знаю, чего видеть, определенно, не хочу.

URL
2014-04-13 в 21:34 

Improba Dea
irrepressible;
- Расскажи мне, о чем думаешь. Все. Тебе нечего бояться. Все останется только между нами. Тебе станет легче. Мысли тяжелее слов и воспоминаний о них, - учитель невольно поморщился, вспоминая, как было ему: ни поговорить, ни поделиться. Он все держал в себе, а это дополнительное напряжение, дополнительные издевательства над собой. Будто бы без этого жизнь не была трудна.

- Я не вижу ничего хорошего в том, что кто-то будет обременен моими проблемами.

- Сейчас я обеспокоен куда больше, чем если бы знал все из твоих уст.

- Моя история не будет лучше истории Кайла, - мальчишка невесело усмехнулся, - у меня склонность драматизировать.

- Думаю, я сумею вычесть некоторые переменные, - Шеннон в тон Келли немного грустно улыбнулся. Кажется, это дало ощущение реальности, помогло воспринимать происходящее чуточку иначе. Теперь можно было поверить: Кэлл снова в безопасности, он не на вражеской территории. Все что здесь, здесь и останется.

Омега, наконец, повернулся к историку и спрятал лицо у того на плече. Мальчик немного дрожал, и Фокс сразу же обнял его, и успокаивающе погладил по волосам.

- Никто не смеет тебя осуждать. Мало кто справился бы так, как ты. Ты достоин уважения.

- Это просто слова, Фокс. Пафосные и твои. Альфы так не думают.

- Кайл?

- На него мне плевать. Он перестал быть моей проблемой, как только обременился чувством вины. Меня раздражают взгляды остальных. Учеников, учителей, альф, омег, бет. Брикман эту историю замял. Посвящены единицы… Должны были быть единицы, по крайней мере, - голос постепенно становился ровнее, дыхание спокойнее, а сам омежка, наконец, перестал дрожать. - Но самое секретное всегда выплывет наружу. Я теперь какое-то экзотическое животное. Не только белая ворона, отказавшая самому главному самцу, но ещё и рисующая из себя жертву.

- Я не верю, что ты строишь из себя жертву.

- Кажется, так это и выглядит, - Келли снова всхлипнул, прикрыл глаза и в голове тут же всплыли картинки с ухмыляющимися одноклассниками, смотрящими сверху-вниз. Они ничего не знали, но это не мешало им строить из себя осведомленных. Эти взгляды нельзя было ни смыть, ни забыть… Они были похотливыми и презрительными одновременно.

- А чего ты добиваешься? – Шеннон в очередной раз провел ладонью по волосам мальчика и, взяв того за подбородок, осторожно приподнял его лицо и заглянул в глаза.

- Хочу, чтобы меня как раньше не замечали.

- А как же друзья, общение?

- Я привык к тому, что собеседники скупы на слова, а моя реакция на все их отталкивает. Я социофоб.

- О, нет-нет, даже моих скудных познаний в психотерапии хватает, чтобы сказать тебе, что у тебя нет расстройства личности. Ты просто не нашел свою аудиторию.

- Томас считает меня именно психом.

- Томас?

- Мой отчим, - Келли, наконец, отстранился и небрежно убирал челку со лба, но пряди тут же упали обратно. Недостаточно длинные, чтобы быть убранными, недостаточно короткие, чтобы не мешаться.

- Он врач? Психолог?

- Будь он врачом, все бы сами оперировались и лечились подножными средствами. Нет, он не имеет никакого отношения ни к медицине, ни к чему-то ещё из этого рода. Просто он считает, что тонко намекнув мне, что я псих, он меня заденет. Мне же проще свыкнуться с этой мыслью.

- Ты ему много позволяешь.

- Он альфа.

- Он старше. Должен быть умнее и лояльнее. Должен быть терпимее и сдержаннее. Да и тактичнее, в конце-то концов. Он же отец, - Шеннон пожал плечами, как бы говоря, что причин масса, которыми можно было охарактеризовать неправоту отчима Келли. Но омега понимал, насколько это «должен» призрачно. Да, у омег давно были права, они давно были полноправными членами общества, но лишь на бумаге. По факту все было иначе. Все зависело от везения конкретного омеги: нашел он себе хорошего спутника жизни или спутника нашел родитель альфа под стать себе. Если Келли не возьмет сейчас все в свои руки, его может ожидать именно второй вариант. Да, Шеннону повезло, но найдется ли счастливая звездочка для Тернера?

- Отчим! – снова резко отрезал Келли, но опомнившись, виновато посмотрел в лицо бывшего учителя. - Прости.

- Все в норме, я понимаю. Теперь ты готов со мной поговорить?

- Говорить особо не о чем. Суть истории уже изложена.

- Мне плевать на суть. Единственное, что меня заботит - ты и твое состояние. Может, мы попробуем еще раз? Ты начнешь, а потом, что выйдет…

- Ты невыносим. Правда, дотошный.

- Я просто беспокоюсь.

- Беспокоиться можно и не так назойливо, - Келли недовольно скривился, а потом неловко улыбнулся. - Спасибо, Шен.

- Не за что пока, - учитель машинально потрепал омегу по волосам.

- Есть. Ты рядом и уже этого достаточно. Возишься со мной. Правда, спасибо.

– Келли, я не знаю, какие слова говорят в подобной ситуации психологи, но вижу, что в психологе ты уж точно не нуждаешься. Ты говоришь, что не переносишь Кайла. Но что тебя больше раздражает: что это он издевался над тобой или то, что поняв, как больно тебе сделал, не знает как себя вести? Или, может, тебя раздражает то, что он не пытался найти к тебе другой подход, а смог лишь силой? Он альфа, Кэлл, это его не оправдывает, ни в коем случае, но он привык, что его дела и планы идут по намеченным им траекториям. Ты траекторию сбил, отказав ему. Хант тот ещё засранец. И его отец был таким же. Ему никто не отказывал, он не привык к отказам. А ещё он не привык признавать свои ошибки, извиняться за них. Никогда не делая этого, он просто не знает, как поступить в подобной ситуации, как себя вести. Так же как и ты не знаешь, что тебе делать сейчас. Кэлл, ты можешь мне доверять, чтобы ты не рассказал, останется в этой комнате.

– Шеннон, как же ты не понимаешь, – мальчик грустно улыбнулся, – не в недоверии дело, совсем не в нем. Мне очень неприятно говорить о происходящем. Не знаю, я, может, долго был идеалистом или наивным, может, просто слишком долгое время жил, закрывшись в своем личном мире, но я не думал, что люди... альфы, могут быть такими. Я не в розовом мире жил, слышал и о домашнем насилии, и об особо изобретательных альфах, но всегда думаешь, что самое плохое тебя не коснется. Почему-то каждый, ну, или многие, точно уверены, что они слишком невзрачны, чтобы стать героями ситуации, которую журналисты называют сенсацией. Твой город слишком маленький, чтобы привлечь террористов; живешь ты слишком бедно, чтобы привлечь грабителей; банки в твоем городе слишком погрязли в долгах, чтобы привлечь налетчиков.... И ты думаешь: все слишком скверно, чтобы быть еще хуже. И эти мысли тебя успокаивают. Но, когда ты становишься жертвой обстоятельств, все меняется. Мир меняется, видишь все иначе, совсем. И что делать не знаешь, как вести себя - тоже. Все твои идеалы рушатся. С самого раннего детства, как только осознал, что значит быть омегой, а что альфой, я смотрел на Алексиса и отца, моего родного отца и думал: моя семья будет такой же. Мы будем любить друг друга. Отец был идеалом, примером. Для меня не существовало другого альфы. Мой отец был добрым, понимающим, сопереживающим, чутким, и я думал, что они все такие. Когда появился Томас, я уже был достаточно взрослым, чтобы понять, что не все люди, как мой родной отец. Но и Томас не портил общего впечатления, не разбивал мечты о чутком и добром альфе рядом со мной, с которым я буду уверен в будущем: моем будущем, нашем будущем, будущем наших детей. А потом в моей жизни появляется эта троица, эта школа с концентрацией неуравновешенных самцов выше, чем плотность населения в Монако. Мне стало страшно. Я ненавижу внимание. Я... Я не знаю, мне не нравится, когда на меня направлены все взгляды. Мне проще в одиночку. Посидеть в тихом уголке, занимаясь своими делами. Я никого не трогаю, меня никто не трогает. Я не люблю когда пересекают мое личное пространство. После смерти отца, я не готов впустить кого бы то ни было в свой мир. Я не хочу снова потерять кого-то. Я знал, что на поводу инстинктов, альфы могут не контролировать себя, как и омеги, впрочем. Но я не думал, что люди могут быть настолько жестоки, слепы и глухи. Хотя, может и знал, но просто предпочитал не верить – ведь так спокойнее. Может, просто думал, что все обойдет меня стороной. Я думал, что Кайл просто набивает себе цену, унижая новенького, не знакомого со здешними правилами, омегу. Мне было странно видеть то, что происходило вокруг меня, я не знал, что делать. Я до последнего верил, что это развод, своеобразный прикол, закалка, обряд посвящения. Я понимал в душе, что это не приведет ни к чему хорошему. И в один прекрасный момент лопнуло их терпение. Иногда я жалею, что не позволил им того, чего они хотели. Может, это отбило бы их интерес?..

– Ты бы потом ненавидел себя, Кэлл, - однажды Шеннон посоветовал Келли для начала решить, чего он хочет. Омега решил. И теперь считал свое решение неверным. Убеждать в его правильности? Может, Шеннону тогда и правда стоило дать конкретный совет? Теперь уже и историк сомневался, что тогда, буквально вырвав из рук троицы запуганного омежку, поступил правильно. То есть, конечно, правильно, что он не позволил им совершить задуманного, но, может, для Тернера конкретные слова были бы куда более дельными? Может, он бы не принял мнение Шеннона авторитетным, но взвесил бы все и принял свое решение? А вдруг оно было бы иным от того, как поступил омега? Вдруг это принесло бы ему меньше мучений? Шеннон старше, он должен был направить Келли, но не сделал этого.

– Какая разница: днем раньше, днем позже. Сейчас я себя тоже ненавижу. Сделать я так ничего и не смог. Так смысл?

URL
2014-04-13 в 21:34 

Improba Dea
irrepressible;
– Знаешь, говорят судьба не ставит перед человеком непреодолимых преград.

– Ой, да брось! Ты веришь в эту высоко философскую чушь? Шеннон, ты взрослый человек, уж давай не ты будешь нести этот бред. Он сработает в слезливой мелодрамке. А это – реальная жизнь.

– То, что с тобой произошло, как раз походит больше на сценарий, Кэлл, чем на достойную жизнь. Что ты собираешься делать дальше?

– Понятия не имею. В один прекрасный момент, я понял, что мне все равно.

– Ты просто устал.

– Когда устают, Шеннон, идут спать. Когда устают - сон помогает. Мне – нет, - Келли открыл рот, будто хотел сказать еще что-то, но замолчал, низко опустив голову.

– Кэлл?.. – Шеннон выжидающе посмотрел на мальчика. – Что ты хочешь сказать?

– Ничего, забудь.

– Келли, прекрати. Чего ты добиваешься своим молчанием? Мне напоить тебя, чтобы разговорить.

– Я несовершеннолетний.

– Мы одни, нам никто не помешает. Да и не узнает никто, – Шеннон улыбнулся, стараясь расслабить мальчишку. Но тот остался серьезен, даже слишком.

– Звучит, как угроза.

– Да, Бог с тобой, Келли! – казалось, ответ был расценен как серьезные домыслы парнишки, а не ответная шутка. Наверное, настроение было слишком плохое, а на лице эмоции отражались слишком обнаженными.

– Прости, я так не думаю, не хотел тебя обидеть. Ты прав, я растерян и мне жутко не по себе. Я не знаю, какими словами это описать. Я не хотел ехать, потому что боялся находиться с Кайлом рядом. Я до дрожи в коленях боюсь этих троих. Иногда мне кажется, что они в людном месте на меня накинуться готовы и, уже не то, что трахнуть, а в куски порвать. Когда я сел в машину, я до жути нервничал. Готов был на ходу из машины выпрыгнуть. Что угодно, лишь бы не быть с этим ублюдком рядом. А знаешь, что самое мерзкое? Я ведь не испытываю к нему ненависти. Ничего не испытываю. Просто будто заставляю себя это чувствовать, просто потому, что должен ненавидеть его. Но при том, что конкретно к нему, я вообще ничего не чувствую, мне страшно.

– Ты уже не должен бояться. Он тебе ничего больше не сделает. Он напуган сейчас не меньше тебя.

– Поздновато.

– Он эксцентричен, самоуверен. Это не удивительно, что он до последнего считал себя правым. Он ведет себя в той манере, в какой был воспитан. Его отец был более сдержан, но после развода прививал Кайлу лишь желание быть первым, желание и способности к достижению целей любым путем. Он делал это для определенных целей. Кайл – наследник и дела отца ему придется перенять, но вот Хант-младший воспринял все буквально. Уж не знаю тонкостей, но...

– То, что ты рассказываешь - уже тонкости, – Келли с некоторым сомнением посмотрел на историка. – Откуда тебе это известно?

– Мне доводилось пересекаться с отцом Кайла, – уклончиво ответил омега.

– Конкретнее, – Келли, для своего разбитого состояния был слишком напорист. Может, Шеннон и рассчитывал на то, чтобы пробудить в подростке интерес хоть к чему-то и это и будет первым шагом возвращения его к реальной жизни?

– Ну-у... Как бы сказать...

– Как есть.

– Келли у меня за плечами нет криминала, связывающего меня с отцом Кайла, не смотри на меня так, пожалуйста, – Шеннон закатил глаза, а потом поморщился. – Просто я не люблю этого типа. Личная неприязнь.

- Значит, тебе можно вытягивать из меня всю гадость, а сам ты будешь молчать? – Келли с надеждой посмотрел на Шеннона. Это был реальный шанс уйти от темы. Он выложил достаточно, а слова историка его достаточно заставили задуматься. Теперь он точно вряд ли смог бы уснуть. Снова будет всю ночь смотреть в потолок и думать: что же будет дальше? Что делать дальше и какой ход сделать после того, который он планирует совершить.

Жизнь без ведома хозяина приняла форму шахмат. Хотя, все происходящее, походило на стратегию меньше всего, но теперь приходилось постоянно думать о том, какое эхо у какого звука получится в итоге. Омежка не хотел возвращаться в школу, но уже сейчас машинально об этом думал. Страх, преследовавший его, не давал даже попытаться расслабиться.

- Келли, - Шеннон улыбнулся, - ты, возможно, видишь в этом что-то действительно секретное. Но объяснение совсем тебе не понравится. Я думаю, даже разочарует. Его отец вел некоторое время дела с моим мужем, а я некоторое время общался с его мужем-омегой. Невыносимая семейка, я тебе скажу. Оба. Вот в их союзе и родился нерадивый сын. Это было предсказуемо, что их Кайл, независимо от того, кем он будет, сворачивал бы горы совсем не в хорошем смысле слова. Алан Ханта-старшего тоже недолюбливает, но его сфера деятельности обязала его.

- И правда, разочаровался. Я ждал экшена. А тут всего лишь заботы сливок общества, - омега немного успокоился и теперь уже не дрожал в тихой истерике, не желая говорить, лишь срываясь, то и дело выплескивая весь негатив, что накопился, порциями.

-Келли, прости, - довольно неожиданно заговорил Шеннон после, немного затянувшейся, паузы. В ответ последовал недоумевающий взгляд мальчика.

- За что? Ты нянчишься со мной, в школе постоянно нянчился, едва я появился. Тебе, пожалуй, единственному не за что извиняться, - лишь произнеся это Келли понял, насколько некрасиво это звучало. И правда – жертва, да и только, вернее, он не совсем это имел ввиду…

- Я виноват. Когда я должен был дать тебе совет, я лишь проконстатировал факт выбора. Мне казалось, ты должен был сделать его сам, я… я даже и не думал, что все так обернется.

- Тогда скажи честно, ты бы посоветовал мне лечь под Кайла добровольно? – теперь время замешательства пришло для Шеннона. Он несколько раз моргнул. Открыл, потом закрыл рот. Снова открыл, собираясь что-то сказать, потом вновь закрыл. - Черт, Келли, нет, конечно! Боже упаси.

URL
2014-04-13 в 21:42 

Improba Dea
irrepressible;
- Тогда ничего не было бы иначе. Да и то, что ты бы мне это не посоветовал, лишь подтверждает то, что я поступил верно. Твоей вины тут нет. А последствия есть у любого решения. У моего они такие. А у другого решения последствием бы была ненависть к себе. Задача без верного ответа.

Келли пожал плечами и, казалось, уже полностью успокоившись, отвернулся.

- Ты просишь все тебе рассказать. Я все рассказал. Не в той манере, наверное, в какой ты бы хотел услышать, но я правда не знаю, что осталось недосказанным. Задай вопрос. Теперь, я готов ответить, говорить. Ты был прав, я был немного не в себе. Мысли были очень тяжелыми. Думал, что раз сам себя терпеть не могу, то и ты будешь испытывать то же, когда узнаешь. Я сопротивлялся Кайлу, потому что не хотел быть шлюхой, не хотел быть слабым, не хотел быть похотливой омегой, которой все равно где, как, с кем…

Пожалуй, все и правда уже было на поверхности. Шеннон все слышал, все услышал. Он понимал переживания мальчишки, но за раздумьями о том, как ему помочь, не сложил то, что узнал, не понял, что это все. Этого казалось, было слишком мало, чтобы информация была полной. Но это не сухие данные. Это были эмоции Келли, его мысли. Он доверился Шеннону чуть больше, чем полностью.

- Я говорю, что мне все равно, что будет дальше, - Келли снова растерянно обвел комнату взглядом, казалось, мальчик снова был готов расплакаться. Он был готов признаться, - но мне страшно. Я лгу себе, что мне все равно, но мне страшно, Шен. Лгу, потому что так проще: просто закрыться. Я не знаю, что делать, Шеннон, даже не представляю. Я вижу Кайла каждый день. Он заходит в мою комнату, улыбается мне, осторожничает со словами, приносит завтрак, обед, ужин. Он пытается что-то изменить, но я не могу понять что. Я, правда, не ненавижу его, но боюсь, порой не понимаю из-за чего, но вспоминаю произошедшее. Я не знаю, как объяснить все это. Слова ускользают.

- Так вот в чем дело, - Шеннон прикрыл глаза. Он обдумывал услышанное. Значит, это не своеобразная депрессия. Страх лучше, чем ничего? Если бы действительно оказалось, что Келли и правда ничего не чувствует и не хочет - ситуация была бы хуже. - Хочешь, чтобы твое безразличие их оттолкнуло? Не разжигать в них интерес?

- Не знаю я, чего хочу! – Келли, словно капризный ребенок сполз на пол, привалившись спиной к креслу.

- Ладно идём. Поговорим наверху. Я уже подготовил тебе гостевую комнату. Там будет комфортнее. И не раскисай. Все обойдётся.

Пожалуй, Шеннон не был уверен в том, что все действительно обойдётся, но он искренне верил, что Келли сможет это пережить. А сам Шеннон сделает все, что от него будет зависть.

Он помог Келли подняться. Даже вернее будет сказать, поднял мальчика с пола и повёл наверх. Келли машинально оглядывался по сторонам. Его мало интересовала обстановка в доме. По крайней мере, сейчас. Он устал физически и ещё больше морально. Разговор, как оказалось, был не слишком продолжительным, но он очень утомил. Келли даже и не мог сказать, что его так разбило. Тернер даже и представить не мог, что когда-нибудь изольет свои мысли и чувства. Он решил для себя, что это лишь его проблема. Раз они не волновали родителей, то почему они должны волновать кого-то ещё, кто для Келли никто, для кого Тернер никто? Омега оказался отстранен от всего, он и так не был слишком открытым, а сейчас, словно вовсе стеной отгородился от мира. Его проблемы, его мысли, его переживания, только его и включать кого-то, пускать к себе в душу омега не был намерен, не был готов. Но переживать все в одиночку было тяжело. Шеннон помог. Снова ничего не делая, лишь говоря он смог помочь. Почему Келли важен для незнакомых людей, а родным на него плевать?

Вскоре Шеннон открыл перед ним дверь, пропуская в комнату.

- Чувствуй себя как дома, - Шеннон улыбнулся, - надеюсь, тебе будет тут удобно.

Келли неуверенно прошёл в комнату и, как-то слишком осторожно, сел на край кровати. Комната была небольшая, но светлая и с такой же уютной атмосферой, как и весь дом. В таком месте действительно приятно и спокойно находиться. Может, получится отдохнуть.

- Расслабься, Кэлл. Чего ты нервничаешь? - Шеннон прошёл в комнату и сел рядом с парнем.

- Мне все ещё неловко, что я напрягаю тебя.

URL
2014-04-13 в 21:42 

Improba Dea
irrepressible;
- Чем? Вот, чем ты можешь меня напрягать? Ты хоть представляешь, как скучно находиться в подобном месте одному? Ты просто составляешь мне компанию. Я ведь сам настоял на твоём визите. Тебе полезно сменить атмосферу, - Шеннон приобнял мальчишку за плечи и, чуть притянув к себе, поцеловал в висок. - Нет причин беспокоиться. И почему мне все ещё кажется, что ты продолжаешь беспокоиться, но не из-за ранее названной причины.

- Мне просто не успокоиться. Я уже убедил себя, что мне просто придётся с этим жить, смотреть на людей, которые это сделали и не быть в состоянии хоть что-то изменить. Когда я свыкся с мыслью, что все уже случилось и единственный вариант постараться забыть, мне снова приходится все вспоминать, и теперь, я уже не уверен - единственный ли это вариант, правильный ли это вариант? - Келли устало вздохнул и прикрыл глаза.

- Не думаю, что у тебя все ещё есть причины опасаться Кайла. Он очень переживает. Он сделал то, о чем теперь будет переживать и сожалеть всю жизнь. Знаешь, я ведь тоже возненавидел Алана сначала. Мы с ним были совершенно разными. Общего между нами было лишь то, что мы единственные дети в семье, что лишь усугубляло разительные различия. Когда в семье есть дети и омеги, и альфы, то каждый из них волей-неволей следит за другим, за его воспитанием, за его жизнью, учится жить с другим. Понимаешь о чем я? - Фокс повернул голову и посмотрел на Келли. Тот лишь коротко кивнул. - А мы с ним, в некотором смысле, были эгоистами. Мы знали лишь о наших интересах, предпочтениях, проблемах. И мы не были готовы понять друг друга. Мы друг друга не знали от слова вообще. А тут перед нами встала необходимость стать семьёй. Было лишь "я", но нас заставили говорить "мы". Алан не мог меня терпеть, потому что я, вроде как, сломал его беззаботную жизнь: жизнь без обязательств. Работа и отдых. Никаких семейных забот, никакой омеги, о которой надо думать. Алан привык не быть привязанным к чему бы то ни было. Он привык, что думать ни о чем не нужно. Он привык только к "я". Он сначала мне казался жутким засранцем. Я боялся его, но меня раздражала его холодность по отношению ко мне, я понимал, что я ему если и интересен, то лишь во вполне определённом смысле. Но потом он объяснил, почему вел себя так. Он привык, что все у его ног. Красивый, умный, сильный, властный и богатый. Он просто не знал, как себя ввести, когда понял, что привычный шаблон сбился. Ему отказали, его оттолкнули. Его положение впервые не играло роли. Он не знал другого алгоритма работы. Да и знаешь, он признался мне, что иногда ему просто не хватало отношений, эмоций. Вокруг альф, ты и сам видел, всегда много людей. Омеги, альфы, даже беты. Но кто из них искренен? Прожив с Аланом столько лет, я вижу, что до меня у него просто был кто-то, чьего имени он даже не помнит. Что остается в памяти после пустышки, которая крутится рядом лишь из-за положения? А что остается от родителей, которые всегда просто держат марку, стараются блеснуть безупречной репутацией, изюминкой которой, зачастую, являются дети? Вроде игры на камеру. Сейчас родители участвуют в жизни ребенка, но, едва объективы закрываются — ребенок вновь предоставлен себе, а родитель бросает лишь черствое «молодец». Это все пустота, Кэлл. Тут ты и сам все лучше меня понимаешь. Я солгу, если скажу, что знаю, что чувствуешь именно ты. Я не знаю этого, но точно знаю, что хочу помочь. Пообещай мне одну вещь, - Шеннон осторожным движением убрал челку, упавшую Тернеру на глаза.

- Что ты хочешь? - кажется, в до этого совершенно грустных глазах мелькнул интерес. Шеннон ответил на это едва заметной улыбкой и ещё раз поцеловал мальчишку в макушку.

- Просто пообещай делиться своими проблемами со мной. Ладно?

- Зачем? - Келли с непониманием уставился на историка.

- Я просто хочу знать, что с тобой все в порядке. А если что-то не так, хочу своевременно помочь, а не ждать, пока кто-то сорвется.

Это было слишком непривычно: кто-то хотел участвовать в его жизни, избавить Тернера от переживаний. Кто-то им интересовался. Это теплое чувство было давно забыто. Келли не чувствовал этого со смерти родного отца. Простой благодарности было бы мало. Шеннон слишком значимый человек, чтобы сказать ему простое "спасибо". Мальчишка машинально расслабился. Почему-то сейчас он был уверен, что чтобы не произошло, он переживет это. Он был готов мириться с испытанием. Наверное, пересекать какую-то жизненную преграду снова, будет трудно, потом он усомнится в своей готовности, но все равно сделает это, наверное, чтобы не разочаровать кого-то.

- Я... Я понял, - это звучало все ещё немного неуверенно. Но омега верил бывшему учителю. Голос Шеннона гипнотизировал и успокаивал. Он точно применял какой-то запретный прием, типа нейролингвистического программирования, но Келли отказывался верить, что Шеннон всего лишь подбирает нужные слова. Это не просто слова.

Черт, отрицать было глупо - всего лишь слова. Теперь, когда недосказанное было произнесено, реальность воспринималась четче. Он все ещё был жив. Келли все ещё был жив, он не сошел с ума, не попытался отомстить. Пожалуй, он более, чем кто-либо, в своем уме. Может, раз все обошлось, он, и правда, капельку, но отличался?

Мальчишка зевнул. Только сейчас пошла отдача от всех бессонных ночей.

- Устал?

- Нет-нет, все в норме, - Келли покачал головой, но понимая, как все плывет от усталости перед глазами, сдался. - Черт, да, жутко устал.

- Тогда отдыхай. Мы можем поговорить и завтра. Нужно беречь себя, - Фокс помог Келли снять ветровку, в которой мальчишка все ещё находился. - Принести тебе чего-нибудь? Травяной чай? Снотворное?

В ответ мальчик лишь недовольно поморщился и покачал головой.

- Не нужно крайних мер. Я правда жутко устал и обойдусь без таблеток.

- Хорошо, тогда отдыхай, - Шеннон покинул комнату, оставив омегу наедине с собственными мыслями. Ещё пару минут Келли следил за историком, сначала притащившим сумку Тернера в комнату, затем заглянувшего спросить, не нужно ли Келли чего-то еще. Такое внимание смущало. Келли никак не мог отделаться от ощущения, что быть здесь не должен был, вернее сказать, что он элементарно злоупотреблял гостеприимством и расположением хозяина дома к нему. Шеннон бегал вокруг него так, будто бы Келли не какой-то, один из многих, учеников, а, как минимум, сын высокопоставленного чиновника. Может, будь омега хоть капельку понаглее, смог бы этим насладиться, довольствоваться свободными минутами, но совесть пока ещё оставалась при хозяине.

Но теперь, можно было, если не забыть про тот ужасный день, то хотя бы смотреть на него иначе. Кайл — такой же альфа, как муж Шеннона. Разница? Алан был старше. Но, даже не смотря на его возраст, он все равно вел себя глупо. Так что же тогда играет роль? Келли не знал, но видел массу сходств с Кайлом. Толпа вокруг, популярность, деньги, ум, внешность, все при нем, кроме... искренности? Он защищает его? О, нет! Он лишь смотрит на ситуацию со стороны. Хант — альфа, Тернер — омега. Противоположно разные. Кайл не привык к отказам, но получил его. Келли защищался, отстаивал себя... Может, это и правда не клеймо, может, Шеннон прав, вдруг это просто испытание? Каждый выбор в пользу одного и отказ, тем самым, от другого, меняет течение судьбы. Может, для омеги было необходимо изменить свою судьбу? Чтобы стать сильнее, найти не просто друга, а самого близкого человека в своей жизни? Может, это и правда не пункт прибытия, а точка отправления? Но сейчас думать не хотелось. Он устал взвешивать "за" и "против", плюсы и минусы. Теперь виски не ломит от тяжелых мыслей, а в горле не стоит комок, из-за которого ежеминутно хочется рыдать и сдерживаешься из последних сил просто для того, чтобы не растерять последние остатки гордости. Пусть его унизили. Но он должен был подняться. Сломать можно было все, но не так просто... Келли решил кое-что для себя - Шеннон был прав. Не потому, что его жизненный опыт за возрастом богаче. Просто потому, что у него тоже была непростая жизнь и он знал, что если препятствия и есть, то для того, чтобы их преодолеть. Пусть и пафосно звучало, но, пожалуй, это было мотивацией.

Пусть Кайл, Райан, Майкл - все окажутся лишь фигурами. Не важно превратятся ли они из силуэтов, мелькающих в жизни, во что-то иное, имеющее форму, цвета. Опускать руки было нельзя. Он шел так долго вперед не для того, чтобы спустя такой путь опустить руки.

Вскоре шорохи в доме стихли. Сначала свет погас внизу, а потом и в коридоре на втором этаже, где была маленькая, но уютная гостевая комнатка и комната Шеннона. Фокс заглянул в комнату Келли, пожелав мальчишке спокойной ночи.

- Моя спальня следующая по коридору. Если что-то нужно...

- Шен, успокойся, все в порядке. Правда. Я просто лягу спать. Не надо бегать вокруг меня.

Едва за Фоксом закрылась дверь, Келли с трудом поднялся. Тело было тяжелым. Хотелось завалиться в кровать прямо так, в уличной одежде. Но омега все-таки заставил себя найти в сумке спальный комплект и переодеться. Едва голова коснулась подушки и мальчишка прикрыл глаза, тут же навалился тяжелый сон. Сначала немного беспокойный, но потом сны решили, наконец, дать омеге отдохнуть, действительно, отдохнуть.

Этот разговор позволил выпустить пар. Значит, навязчивым идеям теперь не место шнырять в голове парнишки. Пришло время оставить его в покое.

URL
2014-04-14 в 23:27 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Глубокий вдох... выдох... Тишина и покой. Умиротворяет)
Спасибо, автор, за долгожданное продолжение!

2014-06-07 в 04:10 

Это что конец??? Хочу проду...Пожалуйста и чтоб обязательно хэппи энд

URL
2014-06-08 в 21:11 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
честно говоря, я даже не предполагала, то это может быть концом...о_О Вдруг стало грустно...

2014-06-19 в 23:42 

Improba Dea
irrepressible;
нет-нет-нет! Это не конец. Просто у меня запара. Курсовые, рефераты, хвосты, а потом сессия, практика (детские утренники, сценарии в стихах за ночь ХД) В общем 23 последний экз и я возвращаюсь ХД пол главы проды было написано аж в середине мая, но глава так и не дописалась9

URL
2014-06-20 в 00:50 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, спасибо! порадовали)
Желаю удачно вам расправиться с предстоящими трудностями!!>_< И никогда не сдаваться!;)
Думала, по сложившейся традиции в Японии прочитаю новую часть истории... не сложилось>_< Зато я рада, что прочитать ее мне еще только предстоит))
Очень жду)

2014-07-14 в 01:05 

мне очень понравилось! пожалуйста, продолжите писать _о/\o_!! мысли о Келли не дают спать, что еще вы ему уготовили...

URL
2014-08-08 в 02:27 

Improba Dea
irrepressible;
Гость, приятно слышать)), но у меня пиздецвсеплоходумалалетомпродуктивнопоработатьавотхермне:duma: творческий кризис О.о. Стыдно такое вслух говорить... у меня глава с середины апреля висит. Ппц. и не дописать, хотя знаю, что дальше писать. Т_Т убейте и воскресите с заменой мозга плз.:weep:

URL
2014-08-11 в 23:45 

mister_ailess
human
Improba Dea, всем уже итак примерно ясно, чем это все закончилось бы, так не мучьте людей, напишите хорошую сочную постельную стену с примирением и все такое, и не будет над вами это тяготеть)

2014-08-12 в 00:18 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
mister_ailess, извините, но МНЕ НЕ ЯСНО! Оставляю последнее слово за автором, нежели диктовать ему свои каноны.

Improba Dea, лучше переждать кризис и написать настоящий финиш, чем скомкать и загнать в банальный тупик такую историю! Думаю, Вы и сами понимаете... один раз эту школу прошли. Я действительно ценю то, что здесь пишется... печально будет видеть паршивый искусственный конец лишь для того, чтобы он был написан(

2014-08-12 в 00:26 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, в свое время я писала яой ровно 2 года, всего одну, но долгую историю... а после того, как мне разбили сердце (звучит глупо, но по-другому не скажешь), вместо красивого задуманного завершения романа в 3 главы я просто выпалила весь "шлак" на одну несчастную страницу... Да мне стало легче, от того, что не надо было уже напрягаться и писать, но перечитывать я это уже не могу. Тошнит.
Так что не слушайте никого. У Вас своя голова на плечах имеется... и вовсе не пустая.

2014-08-12 в 00:44 

Improba Dea
irrepressible;
mister_ailess, Anngelus, Я не буду выливать все это по быстрому в одну главу. НЕ вижу смысла, не хочу. Да и читатели слишком долго ждут, чтобы потом им "кинуть " в лицо что-то едва напоминающее главу. Некрасиво, как минимум, как сказала моя бета, когда я с ней обсуждала концовку и затяжной кризис. Стоило просто подзаморозить ориджик. Ступла. Однако это не значит, что я собираюсь слить или забить концовку

URL
2014-08-12 в 01:01 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, более, чем уверена, что у Вас получится)

2014-08-12 в 18:45 

mister_ailess
human
Anngelus, я никому ничего не диктовала, возможно, не так выразилась.

Improba Dea, в любом случае ждем. вдохновения вам.

2014-08-12 в 22:10 

Improba Dea
irrepressible;
вдохновения вам.
Спасибо)) оно мне пригодится))

URL
2014-08-13 в 02:14 

mister_ailess
human
Improba Dea,
p.s. я просто нагло хочу, чтобы гг друг друга уже любили ._. извиняюсь еще раз.

2014-08-13 в 13:07 

Improba Dea
irrepressible;
извиняюсь еще раз.
ничего)
Я тоже хочу этого. И они, хоть еще и не знают Х)

URL
2014-09-28 в 19:51 

Improba Dea
irrepressible;
XIV. I'm unbroken

« – Знаешь, даже все случившееся... Это не говорит, что они все такие. И ты не виноват. Перестань винить себя. Причина произошедшего не в тебе. Бога ради не слушай Томаса. Ты был сильным, выбрал то, что не было бы предательством самого себя. И поверь, рано или поздно ты найдешь того, кто будет идти рядом с тобой, держа тебя за руку. У тебя в жизни все ещё может появиться попутчик».

Шеннон был прав. Пора заканчивать себя винить. Возможно, Келли уже и не винил себя, но все ещё чувствовал, что все не так. Чувствовал ли он себя покинутым? Пожалуй, уже нет. Чувствовал ли он себя сейчас одиноко? Да. Знает ли он что делать? Нет. Возможно, кому-то, случившаяся ситуация, послужила бы снятием ограничений, кого-то бы наоборот — загнала в рамки. Келли находился где-то посередине. Он знал и понимал, что чтобы он уже не сделал в своей жизни, осуждать сильнее его уже не станут, но в тоже время он понимал, что ощущает хотя бы намеки на спокойствие лишь в одиночестве, закрывшись в своем мирке. Шеннон дал понять, что это не конец. Его как всегда весьма сумбурные намеки вполне точно говорили: нельзя сейчас просто обрубить свою жизнь, нельзя, повернув в одном направлении и уткнувшись в стену, стоять и смотреть на нее. Тот путь, через который сюда пришли, может быть и выходом отсюда же. Оставалось понять лишь как убедить себя в этом, в том, что это был конец лишь плохого, но не всей его жизни в целом.

Прикрыв на секунду глаза, Келли вновь открыл их и уставился в учебник, лежащий перед ним. Цифры и буквы казались какими-то незнакомыми иероглифами, а от формул тем более глаза на лоб лезли. Разобраться в этом было бы верным способом отвлечься, но проблема была как раз в том, что Келли даже самого элементарного не мог понять, чтобы хотя бы начать разбираться, так как был в своих мыслях. Чертова алгебра была наименьшей из его проблем. А если верить предпочтениям современного общества, омеге это знать вообще нет нужды. Хотя и альфы едва ли в своей жизни прибегают к вычислениям в голове, так на кой ему черт разбираться в этих трехэтажных формулах?.. Но без решения этих нескольких страниц домашних контрольных, Келли, элементарно, не допустят до итоговой работы. А дальше отчисление. Не так плохо и звучит, но дома, скорее всего, будет только хуже. Томас явно не упустит возможность напомнить пасынку про его место.

Вздохнув, Тернер потер виски и вновь уставился на черные символы на желтоватой бумаге.

« – Как провел выходные? – Кайл явно чувствовал ту же неловкость, что и Келли из-за, уже приличное время, висевшей в салоне тишины.

– Неплохо, – пожалуй, Тернер впервые за последние недели говорил правду, при чем настолько невозмутимо и спокойно, что Кайл через плечо глянул на него, подняв бровь. – Следи за дорогой, пожалуйста.

Эти выходные были не просто неплохими. Они были действительно приятными. Просто сидеть целыми днями, заниматься ерундой с Шенноном. Историк не давал мальчишке вновь впасть в депрессию, не давал уйти в свои мысли. Порой это раздражало, казалось, Шеннон буквально лез в голову, в мысли. Но это действовало. Келли не помнил, когда в последний раз так непринужденно и беззаботно позволял проводить себе время.

– Прости. Да, – Кайл поспешно отвернулся».

Забирал от Шеннона омегу тоже Хант. Снова предстояла самая мерзкая часть отдыха – передвижение на транспорте. Уже привычная подготовка: бутылка прохладной воды, таблетки и музыка. Пережить дорогу на этот раз удалось с трудом. Они попали в пробку и в школу прибыли далеко за полночь. Келли, едва войдя в комнату, не раздеваясь, завалился спать. Сегодня, как и последнюю неделю, Келли не видел снов, хотя, может оно и к лучшему. Едва наутро он пришел на урок, как его тут же отчитали. Как он себе позволяет ещё куда-то ездить с такой успеваемостью, что все выходные он должен был сидеть в кабинете у учителей и делать дополнительные задания, чтобы хоть как-то перекрыть свои неудовлетворительные оценки и бесконечные пропуски. В конечном итоге тон учителя и его презрительная манера говорить с Келли допекли мальчишку и он, сам того не ожидая огрызнулся, как делал раньше. Он никогда не был грубияном. Это была просто защитная реакция, как у ежа — выставить иголки.

Учитель от возмущения влепил ещё одно «неудовлетворительно» и, всучив в руки Келли листок для самостоятельной работы, которую надо сделать до завтра, иначе его не допустят к тесту, выгнал из класса.

URL
2014-09-28 в 19:52 

Improba Dea
irrepressible;
Сейчас Тернер уже который час сидел в библиотеке — единственном тихом месте и с грустью вспоминал несколько дней у Шеннона, которого так не хватало сейчас. Учебник алгебры словно вызвал приступ неконтролируемой дислексии, которой у Келли никогда не было. Строки качались, словно лодка на волнах, буквы выстраивались в обратном порядке, как и цифры и ответы, как бы Келли не пересчитывал, не сходились. Ход решения казался стопроцентно верным, но отчего-то Келли подумывал, что просто заставляет себя верить, что решение верное, а на самом деле, оно даже приблизительно не было похоже на то, что должно было оказаться до завтра на листке для математика.

Он, листок, к слову, был совсем небольшим, но преподаватель, как показалось омежке, нарочно писал настолько мелким почерком, насколько это только возможно. Кажется, здесь уместилось заданий, которых хватит тестов на десять. Может, ему элементарно не хватало сосредоточенности, ведь мысли то и дело возвращались к фрагментам разговора с Шенноном.

Было уже около десяти. Скоро его турнут из библиотеки, а мальчишка ни на шаг не продвинулся. Глаза слипались. Сегодня он жутко не выспался из-за долгой дороги от Шеннона. И чтобы не спать, мальчишка запасся в школьном автомате кое-какими сладостями, хотя терпеть их не мог. Однако в библиотеке «подзарядиться» не представлялось возможным. Посему Келли решил ретироваться в комнату. В коридорах шум уже утих, так почему бы не позаниматься у себя?

Келли собрал книги, разложенные на столе и пошел к библиотекарю, мужчине создававшего впечатление абсолютной невозмутимости. Кажется, если начнется конец света, он продолжит так же невозмутимо почитывать очередной томик.

– Можно вот это до завтра?

– Бери, - не глядя отозвался библиотекарь

– Вы же даже не посмотрели.

– Неужели ты думаешь, что в частной школе будут кусать локти из-за пары пропавших томов по алгебре?

Покачав головой, Келли ушел. Желания добиваться заполнения формуляра или ещё чего-то не было. Пожалуй, оно к лучшему — сэкономит время.

Едва зайдя в комнату, Келли тут же сел за стол, разложив все учебники и справочники, а заодно и несколько шоколадок и упаковку мятных леденцов. И все равно учеба упорно не шла в голову, а цифры так и оставались бесформенными знаками на бумаге.

« – Кэлл, если ты почувствуешь, что тебе нужен совет или просто компания, пожалуйста, позвони мне. Я знаю, что тебе сейчас тяжело, но я верю, ты сможешь с этим справиться. Просто думай об этом меньше. Сейчас это ничего не решит, но через некоторое время ты поймешь, что об этом думать станет проще, поймешь, что ответ на поверхности.

– Шеннон, спасибо тебе.

– Я ничего не сделал, Кэлл. Тебе просто нужно было выговориться. Слова, произнесенные вслух обретают форму, их проще понять, проще понять их суть, проблему. Если я хоть чем-то помог...

– Ты был рядом, поддержал меня, выслушал. Ты был прав, мне это было нужно.

– Ни на чем не зацикливайся. Это случилось и если ты будешь себе душу рвать раздумьями, сомнениями, слезами, ты все равно ничего не изменишь. Просто не иди смотря назад — то и дело будешь спотыкаться. Посмотри вперед и двигайся к горизонту. Где-то там — цель. Где-то там дорога, ты выйдешь на нее, - улыбнувшись, Шеннон поцеловал мальчишку в лоб и, потрепав по волосам открыл дверь машины Ханта. – Будь на связи, не пропадай. Отговорка «не хотел беспокоить» меня всегда очень злит. Удачной дороги».

Хотелось бросить все в эту же секунду, послать чертову алгебру, перестать хоть на пару минут возвращаться к разговору с Шенноном. Сам по себе тот разговор, эти дни не были ничем плохим, даже наоборот, это все позволяло теперь дышать полной грудью, но возвращаться раз за разом, проматывать словно пленку старой кассеты этот разговор было утомительно. Келли словно искал подтекст в словах Фокса, алгоритм действий, который был завуалирован. Он знал, что никакого шифра не было, но надеялся найти хоть что-то, что помогло бы избежать ошибок. От раздумий, от взвешиваний «за» и «против», от борьбы за первенство двух проблем раскалывалась голова.

Моргнув пару раз, омега вновь проклял естественные науки и своего отчима. Почему бы Томасу не отправить его куда-нибудь... в менее «требовательное» место? Ведь полно учебных заведений исключительно для омег, учитывающих индивидуальный склад ума, имеющих потоки обучения разных направлений. Впрочем, Томас наверняка не слишком сильно озаботился вопросом комфорта пасынка. Он просто сунул приемного сына туда, где подальше, и где мальчишка загнется наверняка. Единственное, что он не учел, то что едва ли Келли потянет уровень обучения здесь вплоть до того момента, как загнуться. От этой мысли в секунду сделалось как-то приятнее.

«Уж если себе проблем наживу, так уж и Томасу доставлю хлопот по самое некуда. Он наверняка пойдет обходными путями, лишь бы моя нога не переступила порог отчего дома. Подонок.»

Мальчишка небрежным жестом попытался убрать мешающую челку. Он так пристально смотрел в учебник, что от цифр уже рябило в глазах, а сами глаза болели и вот-вот начали бы слезиться. Он настолько ушел в себя, что даже не услышал, как дверь с тихим скрипом открылась, и в комнату кто-то вошел.

Не в правилах Келли после некоторых цепей событий было оставлять дверь незапертой, но как показала практика: а) ключ, который провернули в замке не всегда является препятствием, тем более для пытливого ума и подлости альфы, и б) руки были заняты от слова вообще, так что способностей не слишком ловкого омеги хватило лишь на то, чтобы отпереть дверь, а затем, заплетаясь в собственных ногах уронить учебники на стол и, тут же усевшись за них, забыть обо всем на свете. Ну почти обо всем.

Гость приблизился к столу и остановился за спиной мальчишки, а потом осмотрел стол парня.

– Как себя чувствуешь?

URL
2014-09-28 в 19:52 

Improba Dea
irrepressible;
– Черт! – Мальчишка, вздрогнув, резко выпрямился. – Какого ты здесь делаешь, Кайл?

– Принес тебе ужин. Не видел тебя в столовой, решил...

– Это лишнее. Не стоило, - мальчишка нахмурился. Тут глухонемому с дефектом зрения хватило бы лишь одного взгляда на Кайла, чтобы понять: он винит себя во всем и едва ли способен теперь на что-то подлое или просто не слишком осторожное, но Келли упорно продолжал искать подтекст и тут. Ему казалось, что раз полоса неудач, хотя это слабо сказано, его преследует, то её вряд ли удастся пересечь. Келли оглядел слегка встревоженного и, как показалось омежке, растерянного альфу и, наконец, переборов себя выдавил слишком тихо для человека, находящегося на своей территории:
- Так что ты тут делаешь?

Вопрос, то ли нарочно был оставлен без внимания, то ли и сам Хант чувствовал себя не на месте и успешно пропустил все мимо ушей, но ответ Тернер так и не получил. Пожалуй, не будь ситуация столь напряженной, она была бы смешной. Тем не менее, все произошедшее, не могло остаться просто прошлым, которое можно забыть, пережив его однажды. Такое не забывают, не прощают, но Келли сам удивлялся почему чувствует лишь настороженность и даже не намека на злость или ненависть.

«- Ты сильный, Кэлл, иначе бы не стоял тут, рядом со мной. А ещё ты добрый и просто милый. Ты не разучился прощать.

– Я его никогда не прощу.

– Думаю, ты и сам понимаешь, что все дело далеко не в злости на Кайла. Это страх, боль, обида, грусть... Я не знаю, Келли, правда, но это что угодно, но не ненависть. Бросать слова на ветер не хорошо, но такие как ты ненавидят лишь на словах. И пожалуй, это чудесно.

– Шеннон, ну чего ты добиваешь? Чтобы я признал, что Хант вызывает у меня слишком противоречивые чувства, которым я не подберу слова описания и поэтому называю это ненавистью? А может, это все-таки и есть ненависть? Знаешь, я ведь...

– Имеешь на нее полное право. Более, чем кто-либо. Я не буду спорить. Просто пусть пройдет какое-то время. И ты поймешь что же это на самом деле. Просто будь собой и не пытайся найти в своей жизни постоянное место шаблонам, хорошо?

– В моем мире меньше философии, чем в твоем. Скажи проще.

– Не нужно поступать так, как ты не желаешь, если от тебя этого ждут. Подожди немного. Время не лечит, по себе знаю — ложь это. Так говорят люди, которые отчаялись и им как-то надо оправдать себя. Но время дает набраться опыта и найти точки соприкосновения. Это вроде как рассматривать картинку. Когда она перед носом ты не можешь видеть её всю. Лишь маленький фрагмент. А когда отойдешь от нее, вот уже и края видны. Так же лучше?

Шеннон имел потрясающую склонность говорить слишком умные вещи, но как-то они все тебя достигали и оказывались правильными. За эти несколько дней он не раз это показал. Порой это бесило, но чувство благодарности было сильнее. Фокс старался для кинутого и одинокого мальчишки, который все никак не мог понять, что уже не один. Келли уже в последний день понял, что Фокс не издевается и никого не цитирует, а лишь весьма деликатно подбирает слова, чтобы не задеть ту, самую натянутую струну, которая вот-вот может лопнуть.»

– Ты же ненавидишь сладкое? – Кайл настолько резко сменил тему, что омега несколько раз непонимающе моргнул. То ли Хант и правда был так непостоянен, то ли каждый из них в той или иной мере был лишь на своей волне, не желая считаться с нарастающей неловкостью. Нет. Ей здесь было не место. Почему все не так, как должно быть? Почему Келли не орет на него, не выталкивает из комнаты, почему Хант ведет себя так по-детски беспомощно и робко, почему не грубит по привычке, почему не хамит, не дерзит, не провоцирует в своей привычной, наглой манере?

– Мне надо как-то не засыпать, – в тон Кайлу, как-то слишком отстранено отвечает Тернер.

– Брось, это всего лишь алгебра.

– После моих больничных за этот год... Кайл, если я не сдам это завтра Шерману, меня отчислят. А мой отчим хочет видеть меня где угодно, но не дома. Мне и так дали послабление. Думаю, потому что большинство моих больничных - твой косяк.

– Так и есть, прости.

– Забудь. Сейчас уже мало что изменится.

– Я могу помочь.

– Он поймет.

– Могу объяснить.

– Как бы мне не объясняли, я никогда это не пойму. Никогда не понимал. Алгебра не мое. Как и химия, физика и ещё целый ряд технарских предметов. Я вообще не знаю, что тут делаю.

– Ты себя недооцениваешь, - Кайл пытается улыбнуться, выходит слишком неуверенно, криво.

– Прекрати льстить, тебе не идет. Две вещи, которые я люблю и которые мне удаются здесь важны в меньшей степени.

– Хочешь, я поговорю с Шерманом?

– Нет, Кайл хватит решать за меня мои проблемы.

– Учитывая, что большинство твоих проблем из-за меня, думаю, это будет справедливо, если я решу хоть часть из них.

Вот тут-то Келли и сдался. Не Кайлу, чертовой алгебре: цифрам, формулам, переменным. Их слишком много, а он один. Да и грех не стать чуточку более мерзким, после всех его "приключений" и не попользовать Кайла с его гребанным чувством вины, а это было не что иное, как вина.

- Ладно, пробуй. Реши мои проблемы, которые теперь полноправные твои, - Келли пожал плечами. Безразлично, уговорит Кайл преподавателя или нет. Все равно Тернеру деваться некуда. Сам он это не выполнит до завтра, так что снова приходится принимать помощь... снова Кайла. Немного неприятно, гордость и без того задета, хотя с другой стороны, Кайл верно сказал, у омеги проблемы именно из-за него - грозного, требовательного, эгоистичного и слишком популярного альфы, пусть расхлебывает.

И вот омега открывает глаза. За окном очередное пасмурное утро. В последнее время они все такие. Начало зимы, а снега все ещё и в помине нет, лишь по-осеннему регулярные дожди. Серое небо заволокли тучи - солнце тоже редкий гость. Неприятно это все. Хочется кутаться в теплые кофты и свитера, и все равно не высовывать нос из помещения. В этом округе такие зимы норма, но надежда, как говорится, умирает последней. Однако дома это переносилось как-то проще, находясь же здесь, в школе, Келли погода казалась особенно промозглой и холодной. И как альфы могли оставаться по-прежнему бодрыми и не обращать на гадкую морось и лужи внимания? Они, как и раньше, играли в футбол на улице, сидели на трибунах во время обеда. Мерзко. Келли от одного их вида становилось холодно.

URL
2014-09-28 в 19:53 

Improba Dea
irrepressible;
И сейчас надо встать, одеться, умыться, словом, пересилить себя и пойти на алгебру, снова чертову алгебру, которую Келли не знает, не понимает и ненавидит, а еще, ко всему, он её так и не смог сделать. Вернее, он просто плюнул. Раз уж Кайл сказал - пусть делает. Сам Келли уже вряд ли сможет поделать что-то, тем более, учитывая, какой пласт материала он упустил.

Спустя сорок минут, Тернер натянул толстовку и вышел из комнаты. Было ощущение, что он на казнь отправляется. А еще бесил шепот. Едва в коридоре ему кто-то встречался, все тут же отводили глаза, а едва они заходили мальчику за спину, тут же по ушам бил шепот. Может, это паранойя? Может, они не его обсуждают, ведь, вроде, тот инцидент оставался в секрете, разве что друзья Ханта постараются, чертовы высокомерные альфы, которые решат, что обсуждать на уроке в записках попытку самоубийства будет забавно.

Вздохнув устало, Тернер тряхнул головой. Хватит уже об этом думать.

"Так и до сумасшествия пару шагов. Господи, как я хочу обратно к Фоксу. Никаких тебе обсуждений, уроков и всего, что тут так бесит".

По-правде говоря, не в уроках было дело. Келли все еще чувствовал себя не в своей тарелке, хотя это слабо сказано. И он отказывался признаваться в паршивых ощущениях даже себе. Шеннон буквально уговаривал его, говорил с ним постоянно, чтобы Келли выговорился и необходимости думать о прошлом больше не было, но...

Вот показалась и дверь кабинета алгебры. Келли морально приготовился и вошел. Чтобы не тянуть, он сразу направился к столу преподавателя, который уже сидел за рабочим местом и заполнял журнал. В кабинете сидело уже человек шесть-семь в том числе и тот, кто должен был решить проблемы Келли. Отчего-то не верилось, что Кайлу это удалось.

- Мистр Шерман, - Келли все утро прокручивал в голове, как лучше будет звучать его чистосердечное, но все слова, которые он придумал вылетели из головы, едва учитель-альфа поднял на омежку глаза.

- Неплохая работа, Келли. Ниже уровня остальных учеников, разумеется, но до проходного балла ты дотянул и даже несколько баллов сверху. Недурно. Продолжай в том же духе. А сейчас готовься, тест не из легких.

Келли замер, не совсем понимая, что к чему. Он машинально обернулся к Кайлу, потом снова посмотрел на учителя. Однако взгляд того лишь стал жестче.

- Келли, ты хочешь, чтобы я перепроверил твою работу и случайно заметил не твой почерк? - очень тихо сказал учитель, раздраженно постукивая пальцами по столу. - Я пока ничего не заметил, но если вдруг решу, что это тебе не на пользу, то мигом перестану закрывать глаза на несоответствие.

Келли прошел к своей парте и в легкой растерянности сел за стол. Он не хотел ни с кем разговаривать, но все же любопытство взяло свое. Повернувшись к Кайлу, Келли тихо спросил.

- Как тебе это удалось?

- У каждого есть цена, Кэлл, главное её просто узнать, - Келли нахмурился. Он понял, что Шерману элементарно проплатили дальнейшее обучение Келли. Было неприятно. Снова он должен Кайлу, только теперь не только в моральном плане, но и материальном. Да и фраза звучала двусмысленно.

- Черт, прости, я не то имел ввиду. Я... прости, Кэлл, просто, - Кайл отвел взгляд. Он был рад помочь Келли и приятно было видеть на лице омежки что-то среднее между растерянностью и благодарностью, сейчас это снова пропало из глаз Келли. Кайл оступился и забыл, что слова часто имеют двойной смысл.

- Все в норме, - мальчишка снова отмахивался, - просто не стоило решать мои проблемы так "грубо". Это неправильно.

- Плевать.

- Не хочу быть должным... тебе, - Келли закусил губу. Где-то в глубине души он знал, что Кайл не поднимет на него больше руку, но здравый смысл, находившийся на пару полок души ближе, все еще отказывался верить в раскаяние альфы. Как можно?..

- Кэлл... - Ханту договорить не дали. В кабинет вошел Райан и Майк. Второй, едва достигнув альфы, хлопнул друга по плечу и что-то весело проговорил, Келли пропустил мимо ушей, собирался уже отвернуться, как почувствовал на себе чей-то взгляд. Кажется мириться с таким лояльным отношением двух друзей к омежке, Райану все ещё не хотелось.

Нервно отведя взгляд, Келли тут же и сам отвернулся. Несколько минут спустя все еще было ощущение, что ему пытаются просверлить спину взглядом, но Келли старался не думать об этом, пытаясь включиться в то, что у доски объяснял учитель. Келли уже жалел, что согласился на помощь Кайла. Он не думал, что альфа решит вопрос успеваемости Келли подобным образом. А если история всплывет? Впрочем, тут, как оказалось, неприятные истории умело закапывают.

Тернер тряхнул головой, отгоняя мысли об успеваемости. Какой смысл в том, что сделал Кайл, если он снова упустит всю суть материала? Подняв взгляд на доску, Келли обреченно вздохнул. Он уже все безнадежно упустил, смысла вникать нет. Просто спокойно сидеть и не мешать. Решив, что это самый лучший вариант, омежка перелиснул тетрадь на середину и стал рисовать на полях, но вскоре рисунок вытек далеко за границы полей. Так прошел урок. Резкий звук звонка заставил вздрогнуть, что тут же успел прокомментировать один из альф находящихся ближе всего.

- Мышка, ты слишком дерганный, - Майкл непривычно мягко потрепал по плечу, - береги нервные клетки.

- Ага, это ты мне сейчас говоришь? – нервно буркнул мальчишка, немного не понимая, к чему парень сделал это. Не то, чтобы было неприятно, но как-то слишком странно и неожиданно.

Келли уже наклонялся за сумкой, чтобы убрать вещи, как кто-то дернул его за капюшон толстовки, заставив выпрямиться.

URL
2014-09-28 в 19:54 

Improba Dea
irrepressible;
- Можешь и дальше строить из себя невинную овечку, Тернер, но я то знаю, что ты просто пользуешься своим положением, - прошипел Райан сквозь зубы, нарочно отстав от друзей, когда поравнялся с Келли. Мальчик опешил. Он всегда опасался будто бы подсознательно Райана больше остальных, хотя ведушим среди них всегда был именно Кайл, но сейчас он просто не понимал причины сказанной фразы. - Тебе выйдут боком твои актерские номера.

Омежка часто заморгал, глядя вслед Смиту. Он не просто не понимал с чего Райан так взъелся на него, но и не понимал даже смысла последних слов. Однако не смотря на это, Райан, кажется, свято верил в то, что говорил. По крайней мере вид у него был более чем серьезный.

Вспомнив, что уже опаздывает на урок, Келли сгреб все в сумку, не разбираясь ровно ли легли тетради и учебники, и рванул из кабинета.

- Келли, задержись на минуту, - учитель, до сих пор стиравший с доски написанное ранее, обернулся к мальчику, который застыл на пороге, ожидая не слишком добрых слов.

Едва из класса вышел последний ученик, учитель продолжил:

- Мы оба знаем, что у тебя нет даже намека на склонность к алгебре. И так же мы оба знаем, что твоя приличная оценка сегодня не твоя заслуга. Уж не знаю, что ты там сделал для Ханта, что он так о тебе печется, но заступник в его лице поможет решить любые проблемы, одна из которых по моему предмету. Не заставь меня пожалеть о том, что я позволил решить твою проблему, Келли.

- Да, мистер Шерман, конечно.

- Я надеюсь, впредь не придется видеть тебя на двух уроках из десяти, а на восьми ставить тебе пропуск.

- Я тоже на это надеюсь, мистер Шерман, - без тени сарказма и иронии ответил Келли и, кивнув в знак прощания, вышел из кабинета. Стоило мальчишке переступить порог кабинета и закрыть за собой дверь, как прозвенел звонок.

«Твою мать, опять огребу… А утро вроде прилично начиналось… в кои-то веки», - поморщившись, мальчишка пошел на следующий урок. Бежать он не был намерен принципиально, тем более, он все равно уже опоздал и едва ли его пустят на урок. Так какая разница на пять минут он опоздает или на семь? Для приличия Келли, конечно, прибавил шага, на случай, если встретит кого-то из учителей в коридоре.

Завернув за угол, Келли едва устоял на ногах. Его схватили за воротник и резко дернули вперед. Подняв глаза, омега увидел Райана. Он с ненавистью и презрением смотрел на мальчишку.

- Нехорошо опаздывать на уроки, Мышь! – выдохнул Смит в самое ухо мальчишки. Альфа резко заломил руку парню за спину и впечатал в стену с такой силой, что дыхание перехватило.

- Ты головой стукнулся, пусти! – не слишком уверенно, все еще не понимая, что происходит, проговорил омега.

-Ты, маленькая мерзкая шлюха, ты слишком плохо на него влияешь, - Райан сильнее сжал руку омеги и еще сильнее придавил того к стене, - ты, сука, из него веревки вьешь. Это сраное чувство вины! Мать твою, грязная шлюха! Ты им манипулируешь, он стал тряпкой из-за тебя.
- Он мне не нужен! – теперь Келли начинал понимать, что происходит. А ведь когда эта троица столпилась вокруг него после происшествия на крыше, он почти был готов поверить в раскаяние. Но Райан, кажется, был абсолютным исключением. - Тебе-то какая разница? Я тебе что-то сделал?

- Молчи, тварь. Ты под каждого лечь готов, сука, любому готов дырку подставить! А потом парни готовы за тебя все делать. Но я не из тех, кому ты тугой задницей мозги запудришь. На меня это не действует! Я уж помогу Кайлу тебя настоящего увидеть! И вправлю ему мозги.

- Ты вообще себя слышишь? – это походило на истерику ревнивой бабы и было бы смешно, если бы Келли не знал, насколько серьезно может быть настроен альфа в подобной ситуации. Однако даже при понимании всей опасности, Келли не сдержался и ответил Смиту с тем же ядом в голосе:
- Что, сам мечтаешь с ним перепихнуться, а, Райан? Небось фантазируешь во сне, как он будет засаживать тебе, а ты под ним кончать? Хочешь узнать, как это – снизу? А может, ты меня ненавидишь, потому что хочешь быть на моём месте?

- Ах ты мелкая шваль! - Райан резко поворачивает омежку к себе лицом и бьёт наотмашь тыльной стороной ладони. Мальчик, хоть и ожидал чего-то подобного, на ногах не устоял и упал на пол. - Грязная тварь! Держи свой поганый язык за зубами. Или выбыть их тебе? Так и сосать будет удобнее!

В голове тут же всплыла картина, как его заставляли делать минет, омегу передернуло, он пару раз жадно хватанул воздух ртом, будто бы его только что душили. Он не вынесет этого снова: унижения, жестокости. Почему он сейчас в порядке? Отчасти из-за того, что побывал у Шеннона, поговорил, отчасти от того, что был в такой глубокой депрессии, что все было безразлично и отголоски этого безразличия, возможно, остались. Впрочем, изменившийся Кайл и Майк тоже сыграли свою маленькую роль в становлении чуть менее асоциальным на волне последних событий. Райан же снова напугал до смерти. Келли на какую-то секунду показалось, что все, что он пережил было буквально вчера. А если поведение Кайла и Майкла – сон? Вдруг сейчас он проснется и не только Смит будет стоять над ним и угрожать, вдруг ничего не прекратилось? А если это такое представление? Прикинуться добрыми, а потом нож в спину?

Мальчишка сидит на полу и рвано дышит, уже не просто не слушая, что говорит Райан, но даже не слыша его. Воздуха не хватает, руки дрожат, ладони вспотели. Что происходит? Чему верить? Может, ему все-таки удалось спрыгнуть, и сейчас он видит «сон», пребывая в коме?

Райан отступает на пол шага назад, чтобы посильнее размахнуться и ударить омежку ногой, но через секунду уже сам оказывается на полу.

- Келли! Кэлл, ты в порядке, - рядом с Келли опускается на колени Майкл, на заднем плане Кайл, который, кажется, орет на Райана. Способность слышать и понимать происходящее возвращается. Тернер поспешно кивает, украдкой вытирая выступившие на глазах слезы. - Он тебя не тронет больше, можешь не беспокоиться. У него не все дома. Вставай, идем.

URL
2014-09-28 в 19:54 

Improba Dea
irrepressible;
Тетчер помогает Келли подняться и поспешно уводит в сторону общежития.

- А урок, - на автомате спрашивает Тернер, хоть ему туда и совсем не хочется идти, его все еще трясет.

- Учитель заболел. Два окна подряд. Заменить некем. - К счастью или к огорчению, заболевший преподаватель вел два разных предмета, которые стояли подряд в расписании. - Идем, идем, парни сами разберутся.

- Ты совсем с головой поссорился, Рай? – Кайл рывком поднимает одноклассника на ноги и теперь уже Смит стоит прижатый к стене.

- Он из тебя веревки вьет, строит жертву из себя!

- Райан, замолчи, - по лицу Кайла видно, что он начинает раздражаться. Его откровенно разозлила выходка второго альфы, но он не ожидал такого напора.

- Он сделал тебя своей псиной, тряпкой! – на лице Райана читается полнейшее отвращение. Кайл действует тут же и машинально, будто бы на кнопку кто-то нажал, решив, что альфа слишком долго держал себя в руках. Самообладание подвело и Хант тут же ударил бывшего друга кулаком в скулу.

- Брось, обида-обидой, - теперь уже Кайл повысил тон и его не заботило, что давно идут уроки и кто-то может стать невольным свидетелем стычки, - но он не при чем! Если твой папа омега и парень ушли от тебя, не значит, что они все шлюхи!

- Именно это и значит, идиот! – Райан толкает Ханта руками в грудь. - Да у него как течка начнется, ему уже срать будет хочет он с тобой или не с тобой, подставит зад и даст выебать! А потом то конечно, надо же оправдать свои блядства, вот и прикрывается насилием!

- Заткнись, придурок!

- Да ты себя послушай! – Райн дернул рукой, то ли поправляя кофту, то ли намереваясь вмазать Кайлу в ответ, но передумав в последний момент. - Ты посмотри на эту шалаву!

- Райан, не беси меня, - угрожающе произнес Кайл, делая шаг навстречу Смиту. - Я сейчас забью на все годы нашей дружбы и разукрашу твою физиономию.

- Давай, сделай это! Только потом…

- Что потом? Давай, договаривай! Что потом? Не приходить к тебе? Ты меня с собой не перепутал? Если твой бывший полюбил другого и твой папа ушел от твоего отца к другому, не значит, что они все так делают, это не значит, что они шлюхи. Прекрати вешать ярлыки!

- Я не вешаю, я просто вещи вижу такими, какие они есть!

- Келли не вещь! – рявкнул Кайл и, отвернувшись, собрался идти прочь. - А теперь смирись уже, с чем бы там тебе не нужно было смириться. Угомони своих тараканов. Ни я, ни Майк твоей стороны не примем.

- Чудно. Буду рад посмотреть на тебя, когда ты узнаешь, что твой омежка со всей школой переебался! Вот шикарная у тебя будет репутация… не хуже, чем у твоей потаскушки.

- Ну ты и упертый, Райан, - прошипел себе под нос Кайл и, развернувшись, снова ударил Райана, не думая, что сейчас то Смит удара не ожидает и ни уклониться, ни защититься не успеет скорее всего. Так и вышло. Через секунду альфа уже стоял, облокотившись на стену и согнувшись, и держал рукой нос из которого шла кровь.

- Ты мне нос сломал! – глухо проговорил Райн, исподлобья глядя на бывшего друга.

- Скажи спасибо, что только нос и топай в лазарет. И прими успокоительное. Ты стал социально опасен, - хмыкнув, Кайл ушел.

Хант пришел в комнату Келли минут через пять, после того, как его привел сюда Майкл.

- Ты как? – зайдя в комнату, Кайл тут же кинул свою сумку в угол, закрыв за собой дверь.

Мальчишку уже не трясло и глаза выглядели куда более живыми, чем недавно. Он уже не был таким испуганным и бледным. Майкл сидел на стуле на колесиках и листал какую-то книгу на столе Келли.

- Я в порядке.

- Точно? Прости, я не думал, что Райан выкинет что-то подобное. Я видел, что он злится, но не мог понять из-за чего, - тараторил Хант, будто бы сам был виной произошедшего, - этого больше не повторится, клянусь, я буду за ним…

- Кайл, я все понял, ты будешь его контролировать. Хорошо, прекрасно. Только не так быстро, ладно?

Мальчишка чуть улыбнулся, давая понять, что излишние переживания ни к чему. На самом деле они его даже немного раздражали уже. Он выдохнул. Значит, не сон, не мираж, не галлюцинация. Никто не собирается нападать из-за угла и снова унижать. Это не подстава. Все хорошо. Как один идиот может выбить из колеи? Сила самоубеждения? Кажется, в жизни Келли была настолько темная полоса, что он отказывается верить в отсутствие подвохов. Надо перестать их искать, иначе они будут мерещиться даже там, где их нет… как сегодня.

Кайл сел на кровать рядом с Келли.

- Прости, я не уследил, - куда спокойнее в очередной раз извинился Хант и осторожно положил руку поверх руки Келли. Это выглядело очень аккуратно, будто бы парень прикрывал что-то очень хрупкое, что от малейшего касания могло раствориться, исчезнуть. В этом жесте не было ничего кроме, кажется, нежности и заботы, но Келли машинально отдернул руку, лишь после сообразив, что за него, наверное, переживают и пытаются таким образом ободрить и подарить ощущение защищенности и спокойствия. Мальчишка поджал губы.

- Прости, - на автомате выдал он смущенно.

- Тебе не за что извиняться. Впредь я буду рядом.

- Спасибо, - Келли кивнул, а парни тут же встали и вышли, тихо прикрыв за собой дверь. Мальчишка остался один размышлять о произошедшем.

«Что, черт возьми, происходит?» - Келли прижал к груди руку, к которой минуту назад прикоснулся Кайл. Место соприкосновения будто бы пульсировало, хотя само прикосновение было едва ощутимо.

URL
2014-09-28 в 22:37 

mister_ailess
human
ждем дальше! слишком мало :3

2014-10-05 в 16:38 

r_u_sure
Ооо, спасибо за проду. Но склонна согласится, слишком мало. Буду с нетерпением ждать что же будет дальше.

2014-11-01 в 18:58 

быстрее!!! еще сколько глав осталось?

URL
     

irrepressible;

главная