Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
00:06 

Если демон увлекся.

Improba Dea
irrepressible;
Автор: Improba dea
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Фэнтези, PWP, POV, Hurt/comfort, Эксперимент
Предупреждения: Изнасилование, Нецензурная лексика, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов, Тентакли
Описание:
-Догадался, значит. Вообще-то, все не совсем так. Меня больше тешит похоть и жажда. А то, что вы, людишки, потом кончаете с собой, потеряв интерес к жизни из-за того, что не можете больше не в чем найти того удовольствия и удовлетворения, которое я даю – приятный бонус, которого если я и не дождусь, то не слишком то и расстроюсь, поверь. Да и обычно разум так затуманен, что люди даже подробности не вспоминают. А ты не то, что помнил, ты даже с ума умудрился сойти.
Посвящение:
Всем, кто рискнет прочесть)
Публикация на других ресурсах:
ссылку в личку и где хотим)
Примечания автора:
Я решилась попробовать. Как всегда стихийно. Уж не знаю, насколько удачный эксперимент. Тег "зоофилия" стоит из-за сути эксперимента - тентаклей. Даже и не верится, что я все-таки написала это. В любом случае оно уже написано и оно уже здесь. P.S.: "Hurt/comfort" скорее косвенно.


I.
Вхожу в комнату и швыряю сумку в дальний угол. Сажусь за стол, нажимаю кнопку на ноуте. Экран тут же подсвечивается. Система запрашивает пароль. Зачем я его установил? Ну, зная какой, любопытный у меня брат, я лучше перестрахуюсь. Последняя первоапрельская шутка меня вывела окончательно. Захожу с парнями домой, включаю комп, а там гейская порнуха на заставке, на панели тут же начинает танцевать стриптиз какой-то мужик, а курсор в форме фаллоса. Заебись шуточка. Лучше бы он мне монитор каждый день переворачивал. С моей координацией вернуть его в нормальное состояние проблематично, но все-таки проще, чем искать, куда сел вирусняк со стриптизом на рабочем столе.

Ввожу необходимую комбинацию. Брат подбирал мои пароли не раз, но процент того, что «рибофлавин» ему по зубам скорее ближе к нулю. Едва система загружается, открываю интернет. Не знаю, как планирую провести время, но явно не за уроками, хоть и экзамены близко. Следом врубаю музыку.

Сначала читаю новости геймерского мира, я не слишком задрачиваюсь во всякие RPG, но иногда позволяю себя часок побродить бесцельно по виртуальным замкам или ещё какой чепухе. Дальше просматриваю новости кино. Голяк. Наверное, я слишком избирательный киноман. Когда в кармане вибрирует телефон, отключаю музыку.

-Да? – по ту сторону брат. – Да, я уже дома. Почему спрашиваешь? Слушай, что за внезапное проявление беспокойства, мне не семь лет. Ты за меня тогда так не волновался. Да отвали ты! Никуда я не иду. Я намерен в очередной раз бесцельно проебать свободный вечер. Макс, уймись. Скажи, в чем дело. - Идиот, ключ забыл… а домой намеревается притащить телку.

-Ну и что, сразу трудно было сказать? А, дай угадаю: твоя личная жизнь меня не касается. Заметано.

Точно идиот. Просит никуда не уходить, чтобы открыть дверь, а потом могу на четыре стороны проваливать. Вот делать мне больше нечего, как ночью, пока он будет трахать свою бабу где-то шататься. Ладно, пойду к Генри. Его предки все равно в отпуске.

Снова врубаю музыку. Зарываюсь сайтами по самое не хочу, отрываюсь от компа, только когда приспичило попить. В холодильнике, вроде, оставалась банка колы. Поднимаюсь со стула и потягиваюсь. Когда натыкаюсь глазами на часы, слегка удивляюсь. Макс говорил, будет в районе восьмого, может немного позже. Но сейчас уже десятый час. Звоню ему. Гудки и ноль эмоций. Ну и шел лесом, его проблемы. Дойдя до кухни и сделав пару глотков холодного напитка понимаю, что меня дико клонит в сон. Странно, с чего бы это? У меня вошло в привычку не ложиться раньше часа. Наверное, эта привычка меня и свалила. Вернувшись в комнату, закрываю занавески, «усыпляю» комп и заваливаюсь на кровать. Некоторое время листал какую-то книгу. Вроде и интересная – бросить жалко, но в то же время написана муторно, читать сложновато. Автор имеет весьма специфичный слог. Закинув томик на полку, натягиваю одеяло и проваливаюсь в сон.

Разбудил меня жуткий холод. Сначала решил, что забыл закрыть окно. Отодвигаю занавеску, но форточка закрыта. У меня ноги даже онемели от холода. Прохожу по квартире. Везде все закрыто. Странно. Может, я простудился? Да нет, негде было.

Возвращаюсь в комнату и достаю из бельевого ящика под кроватью теплое одеяло. Укутываюсь и вновь опускаю голову на подушку. Все равно не согреться, а делать чай лень. Прикрываю глаза и стараюсь отвлечься от холода, но он, кажется, от этого лишь усиливается.

Ни черта не понимаю, сажусь и лениво иду на кухню. Ставлю чай, сам возвращаюсь в комнату, намереваясь возобновить поиски чего-то неопределенного в сети. Когда захожу на свою территорию, замираю в дверях. У окна ко мне спиной кто-то стоит. Из-за странной одежде пол опознанию не поддается. Но, вряд ли баба полезет в чужой дом.

- Здравствуй, Мэл.

- Ты кто?

- Астерос.

- Кто?

- Меня всегда веселила тяга людей задать такой вопрос, ответ на который им ровным счетом ничего не даст. – Он поворачивается ко мне. Я попал в фильм ужасов? Передо мной стоит непонятное существо. Длинные платиновые волосы, кожа синеватая, на труп смахивает. Глаза красные, с вертикальными зрачками, внутренние уголки сведены к носу, как у животного, мне не по себе от такого искусного грима. Говорю первое, что приходит в голову.

- Макс, дурная шутка.

- Шутка? Шутки кончились ровно тогда, когда я здесь появился.

- Появился? Да брось. Что за чушь? Макс нарочно просил меня остаться дома? Для розыгрышей поздновато, скажи ему, что он не впечатлил.

- Ты, кажется, не совсем понимаешь, что происходит, мальчишка.

Когда он оказывается около меня и сжимает мое горло, мне становится не по себе. Руки ледяные, в глазах и капли сомнения нет. Кажется, он вот-вот свернет мне шею.

- Нет-нет, Мэл. Я не собираюсь сворачивать тебе шею, я тут не совсем за этим. – Он хищно скалится.
Наверное, на лице все было написано, потому как я и подумать не успел о том, как он узнал о моих мыслях. Он продолжил.

- Да, я могу копаться у тебя в голове. Это перечеркивает вариант с глупой шуткой Макса?.. – Он меня отпускает, я падаю на пол, задыхаюсь, кашляю.

- Что тебе надо?

- Ты.

- Я?

- А я сказал как-то по-другому?

- Что конкретно тебе надо?

- Не задавай вопросов, на которые не хочешь знать ответы, Мэл.

- Я тебя спрашиваю, что тебе здесь надо? – вскакиваю на ноги и зло смотрю на него, в голове просчитывая варианты, чем я могу защищаться.

- Ничем.

-Что?

- В этой комнате нет предмета, которым сможет тебя защитить от меня. Я пришел сделать кое-что и по негласным правилам не могу уйти, пока не сделаю это. Хотя, это не правила, личная гордость, принципы, скорее.

- Так какого хера ты тут забыл, урод? – огрызаюсь.

- Не груби, отродье! – его голос звенит у меня в ушах. Зажимаю их ладонями и без сил падаю на пол, из носа идет кровь. – Хочешь знать? Да ради Бога. Мне нужна твоя девственность.

- Что? – я в ступоре. Что за бред он несет? Какая девственность? - Ты меня спутал с кем-то.

- То, что ты был с женщиной, для меня не новость, Мэл. Ну и развращенная нынче молодежь. Обидно даже как-то.

- Тогда, что ты тут… - Словно током бьет. Доходит. – Нет-нет-нет, ты же не…

- Именно, Мэл. Мне надо именно то, о чем ты подумал. Если не будешь выпендриваться, все пройдет быстро и гладко. Я даже позволю тебе словить кайф.

-Да пошел ты на хуй, выродок пришибленный!

Качает головой. Потом резко поднимает на меня свой взгляд, полный презрения и брезгливости.

-Не верный ответ, сука.

Я чувствую сильный удар в область грудной клетки. Из легких вышибает воздух. Задыхаюсь. Он даже не шелохнувшись впечатал меня в стену. Когда оказываюсь на полу, понимаю, что одежды на мне нет.

- Сука, ты что делаешь?

- Ты ещё не понял, что таких, как я не просто уважать надо, но и бояться больше смерти? Эта сентиментальная баба худшее, что сделать может, так это вытащить душу из тела. Мы способны на большее.

Неожиданно откуда-то из стены вылезает какая-то дрянь. Похоже на лозы, типа тех, что в джунглях растут, только скользкие и концы их больно напоминают фаллосы.

- Что за?..

- Они мне помогут, детка, не бойся. Больно не будет. Я сделаю скидку на той возраст. Нам не к чему жестокое и грязное насилие с кровью и всеми вытекающими, правда?

Этот демон стоит передо мной, а его «кусты» начинают двигаться, ставя меня раком задницей к нему.

- Не прикасайся! Не смей!

Но ему плевать на мои крики. Холодные пальцы гладят меня там, где я бы в жизни не пожелал ощущать мужчину.

-Расслабься. Ты же не хочешь, что бы я сделал тебе больно? В этом нет нужды. Мне не нужны твои муки, наоборот, я хочу чтобы тебе было хорошо. Чтобы ты стонал от удовольствия.

- Не трогай кобель.

- Не груби, мразь! – С этими словами он резко проталкивает палец внутрь. Мне становится больно, я шиплю сквозь зубы. На глазах выступают слезы. Стыдно становится из-за собственной слабости.

-Да ладно тебе, - снова его голос милый, почти доброжелательный, - Всего лишь один палец.

Он щелкает пальцами, и перед моим лицом возникает один из ростков его кустарника. Становится не по себе и тошнит от его вида. Эта дрянь обвивает мое тело, пачкая, а потом, добравшись до самого сокровенного, начинает поглаживать мой сфинктер, периодически надавливая.

-Итак, повторюсь. Ссылаясь на твой юный, весьма, возраст, упраздним некоторые реалии и избавим тебя от ненужной пытки.

Из того ростка вылезает более тонкий и входит мне в задницу. Я был готов поспорить, что после ощущений с пальцем этого придурка, такая штуковина меня в гроб вгонит, но она входит легко, хоть и глубоко, причиняя лишь небольшой дискомфорт. Ощущаю внутри движение. Краснею, как только понимаю, что это заставляет меня буквально гореть всего.

-Вот видишь, эффект уже есть.

Невнятно мычу. Стебель внутри меня неожиданно начинает словно раздуваться. Мне становится страшно, давление становится сильным, мне неприятно.

-Тише, не паникуй. – он гладит меня по спине. Я лишь зло выплевываю, чтобы он не прикасался ко мне. -Как пожелаешь. – делает несколько шагов назад и кивает.

Из меня выходит эта дрянь, возвращаясь в первый, толстый стебель. Я наивно предположил, что это все, что от меня надо, но нет. Штука, покрытая какой-то смазкой вновь гладит мой анус. И вскоре проскальзывает в мою попку. Замирает тут же, но я чувствую, как оно во мне пульсирует. Чувствую, будто оно рвет меня напополам, но это чувство как-то быстро теряется на фоне других. Шиплю, потому что, кажется, его слизь обжигает изнутри. Демон еще ближе и целует в шею.

- Тише... Тише, мальчик мой. Они тебе ничего не сделают. Скоро будет хорошо. Уж мои детки постараются. - один отросток, словно понимая речь хозяина, приподнимается к руке господина, тот кладет на него руку и поглаживает, словно кошку. На его пальцах остается это гадкая слизь. Меня передергивает, но еще хуже становится, когда этот ублюдок подносит испачканные пальцы к моим губам и гладит уже по ним.

- Давай... Оближи... Тебе понравится. Клянусь, ты быстро войдешь во вкус!

- Иди на хер! - процедил я сквозь плотно сжатые зубы.

- Твои проблемы раз не хочешь по-хорошему. Секунду спустя спину обжигает. Через плечо вижу, что одна из этих демонских лоз решила исполнить роль кнута и уже отдаляется, чтобы хлестнуть меня еще раз.

Слышу свист и спину снова обжигает. Но я сжимаю зубы сильнее. Удары посыпались быстрее. На одиннадцатом не выдерживаю и вскрикиваю. Этот ублюдок пользуется ситуацией и просовывает измазанные в этой скользкой гадости пальцы мне в рот.

-Вылизывай сука. - еще удар. Кричу и покорно начинаю вылизывать его пальцы. Сначала я не понимал, зачем ему это, но когда внизу живота начинает приятно припекать - я все понимаю. И слова его о приятном понимаю, и о том, что войду во вкус...

- Нравится?.. Ты отдашь всего себя мне!

- Что за чертовщина?

- А ты думал, мои детки смазаны для удобства твоей задницы? У вас, у людей, это называется виагра... - Ухмыляется. Сжимаю зубы. Эта адская тварь меня решила опустить... Думает, мне доставит трах с какими-то дьявольскими отростками... Ублюдок!

Штука в моей заднице начинает шевелиться. Сжимаю зубы. Жжение прошло но ему на смену приходит то, что меня пугает еще больше. Мне нравится как этот кусок растения двигается во мне, лаская мое тело изнутри, как трется его поверхность об меня. Жжение превращается в желание.... В предвкушение и жажду этого движения внутри. Задница горит уже скорее от того, что мне мало. Так не бывает. Я проглотил эту жижу с его пальцев минуту, может две назад. Ни виагра, ни афродизиаки так быстро не действуют. Чувство дискомфорта и тянущее ощущение пропадает. Резко и внезапно. Будто мне задницу растягивал, будто это не мой первый секс. Еще пару минут назад я был уверен, что меня насилуют. Сейчас мой организм не может дождаться активных фрикций. Я понимал в глубине души, что это все еще насилие, что это грязно, противоестественно, но тело не подчинялось сознанию. Здравый голос все удалялся и удалялся. Человеческое будто с каждой минутой засыпало все крепче и крепче, оставляя место животной страсти... желанию... Я, как течная сучка, жажду быть выебанным. Грубо, жестко, резко. Демон отходит от меня и садится в трон выросший внезапно из пола. В руках у него появляется бокал красного вина.

- Тебя не отпустит пока мои дети не насытятся...

- Зачем это? - Задыхаюсь от желания и жара.

- Я заключил одну сделку... цена - твоя чистота. Душевная валюта устарела. Девственность вкуснее, изысканнее. Да и курс выше, понимаешь? Как я уже говорил, трудно сейчас найти чистого ребенка. В девственности есть пряная нотка, доставляющая истинное удовольствие. Душами мы уже наелись. Душу можно похитить. Душ и так много... Ровно столько, сколько убийц, насильников, воров. Стоит человеку преступить мораль и заповеди, как он лишается души. Ваш мир грешен. Истинная чистота лишь в невинности.

- Что за сделка? - Как я еще могу говорить?

- Узнаешь, когда придет время.

- Почему чья-то сделка стоит мне...

- Девственности? Мне так захотелось.

- Я не хочу.

- Твой член говорит о другом. - Смеется.

- Не хочу. Мной никто не имеет права распоряжаться.

- Расслабься. Тебе понравится быть в моей власти. Сегодня у тебя чудесный день.

- Что?

- Никто не получает исключительное утопийское удовольствие в первый раз от всего, что с ним делают. Мой детки доставят тебе сегодня столько удовольствия, сколько ты за всю жизнь не испытаешь. Чтобы они сегодня с тобой не делали, - ты получишь лишь чистое, стерильное удовлетворение и более ничего. Ни боли, ни страха... Правда разрядка будет лишь после моих деток, но это не причинит неудобств. Поверь. А теперь хватит болтать. начинайте!

Обездвиженные до сей минуты лозы адского дерева-насильника нетерпеливо зашевелились. Я зажмурился. Мне конец.
Росток начинает продвигаться внутрь. Мне трудно описать, что я чувствую. С одной стороны тянет жестко. Определенно, но боли нет, я ее не чувствую или, что еще хуже, - мне и она доставляет удовольствие. Я знаю, что это неправильно, но зад так жжет, что хочется подмахивать этим уродам навстречу, лишь бы этот жар от неудовлетворения прошел. Да и я определенно возбужден.

-Ты такой чувствительный... - Демон смотрит на меня и ему нравится этот спектакль. На его лице загадочная, едва заметная улыбка. - А если мы добавим кое-что?

Он щелкает пальцами и та лоза, которая недавно хлестала меня вновь возобновила действия. Но теперь я не испытывал боли. Кажется, без этого ощущения были неполными. Мне нравится. Каждое место удара приятно печет.

-Да ты чудо, мальчик мой. Ты создан для растления демонами. Хочешь ещё пару деталей?

Он выжидающе на меня смотрит. Не могу оторвать от него глаз. И сказать нет или хотя бы проигнорировать его вопрос не могу.

-Тебе ведь не хватает чего-то. - Не вопрос. Меня словно током бьет, и я и правда понимаю, что мне мало. Я знаю, что это его колдовство, гипноз... но не могу сопротивляться. Киваю и произношу.

-Ещё. - не узнаю свой голос. Хриплый, севший.

-Как пожелаешь, милый. - Он ещё раз щелкает пальцами. Перед моим лицом возникает толстая лоза. Сглатываю, когда она открывается, словно бутон, выпуская очередной «член» и кучу отростков тоньше. Самые тонкие, не толще бельевой веревки, начинают ласкать мои соски. Присасываются к ним, сжимают. В голос стону.

-Малыш, проси, если хочешь чего-то ещё. Мои детки с удовольствиям удовлетворят каждую твою потребность. - Он сверкнул глазами и кивает своим «фикусам». НА секунду они замирают, будто обрабатывая немой приказ, а потом продолжают.

Мой член стоит колом, я ощущаю невыносимое возбуждение, понимаю, что скоро кончу. Тянущее ощущение в заднице уже прошло. Штука двигает во мне резко и размашисто.

-Глубже, пожалуйста, ещё, - сказать удается лишь с третьего раза.

-Как скажешь. - демон хмыкнул. На этот раз никаких действий не потребовалось. Тот росток, что трахал мою задницу стал выходить ещё резче, а входит ещё глубже. Непередаваемое ощущение.

- Мои дети могут проникнуть в твое тело гораздо глубже, чем мужчина, каким бы длинным не был его член.

Неожиданно отросток у меня в попке замирает. Все, что я выдавил из себя — недовольный стон.

-Тише, тише, дитя. Скоро ты получишь ещё. - Это дьявольская пародия на мужчину смеется. Краем глаза вижу движение. Все щупальца, которые ещё не были задействованы в моем изнасиловании начинают обматывать мое тело, они поднимают меня в воздух, заставляют раскинуть руки в стороны, обматывают ноги, принуждая согнуть их в коленях и развести так широко, насколько это возможно. - Они чувствуют, что ты можешь принять в себя больше, мальчик, вот и помогают принять нужную позу. - поясняет демон.

Все эти растения, их скользкие стебли ласкают меня. Перед глазами возникает очередной росток и прикасается к моим губам. Послушно раскрываю рот и заглатываю его. Я думал это будет противно, но от этого в паху начинает ныть ещё больше. Ещё одна тонкая лоза обматывает мой член, раскрывается выпуская из себя стебель не толще карандашного грифеля. Он несколько секунд щекочет головку моего члена, а потом, когда все корни замирают, сильно сжав мое тело, лишая какой либо возможности двигаться — проникает в уретру. Вот теперь больно. Кричу, насколько это позволяет дрянь у меня во рту. Тонкая лоза несколько раз двигается вперед-назад, разрабатывая, и боль снова резко сходит на нет, так же, как и появилась. Мне снова до стыдного хорошо. Они снова начинают шевелиться, словно змеи, обматывая мое тело, гладя и лаская его. Они будто знают каждую чувствительную точку моего организма. Когда ощущаю, что отросток, который трахал меня начинает пульсировать сильнее, прикрываю глаза и откидываю голову. Оно так обильно изливается в меня, что вытекшая из моей дырочки «сперма» образует на дорогом ковре приличную лужу. Едва кончив в меня, росток с пошлым хлюпом выходит, уступая место следующему. Теперь уже в меня проникают с легкостью. Сразу глубоко и замирают. Пытаюсь ерзать задницей, чтобы словить кайф, хочу уже наконец кончить. Словно прочитав мои мысли, демон, сидящий на своем троне, снова комментирует.

-Я же сказал, что тебя не отпустит до тех пор, пока с тобой не наиграются мои детки. Это маленький фокус... и не надо никаких неудобных примочек. Тебе будет хорошо... Не правда ли здорово испытывать чувство заполненности, хотеть кончить, быть на краю и чувствовать это не пару мгновений, как в обычном сексе? Приятно, небось, растянуть вкусную минутку. - он тянет слова, а я вздрагиваю от того, как интимно они звучат. - Хочешь ещё?

Киваю. Но в этот же момент становится страшно, потому что чувствую, что мою дырочку снова растягивают. Начинаю истерично мотать головой. В меня не поместятся две эти штуки. Они слишком большие. Кажется, меня разрывают напополам.

-Не волнуйся, успокойся. Они не причинят тебе вреда. Мне нужна лишь твоя девственность, не жизнь. Я не заинтересован в том, чтобы калечить тебя. Они просто хорошенько растянут твою попку. Скоро ты не сможешь сдерживать стонов, малыш. Потерпи. Чуточку. Расслабь свою попку и прими их в себя полностью. Все равно назад пути уже нет. - Он пожимает плечами. Он прав, пути назад нет. Да и не смотря на то, что мне невыносимо больно и задница жутко ноет, у меня все ещё стояк, я все ещё хочу кончить, меня все ещё трахают в рот, мое тело все ещё ласкают, а одна тонкая лоза нещадно хлещет меня то по попке, то по спине, а вторая все ещё двигается в уретре, и все это мне доставляет. Я чувствую пульсацию каждого стебля, которые прикасается к моему телу, я ощущаю каждое движение, оно отдается во всем теле горячей приятной волной и после каждого движения, будь оно даже самым незначительным, мне кажется, будто я сейчас просто обкончаюсь.

Эти мысли о том, что со мной делают и как мне это нравится, заставляют подумать, что я последняя шлюха, которая готова натянуть свой зад абсолютно на все. И от этого становится ещё горячее.

Невнятно мычу что-то, дергаю задницей, давай понять, что опять весь горю, что опять наплевал на боль и хочу, чтобы эти две змеи драли мою дырку.

Когда отхожу от болевого ощущения, понимаю, что во мне уже обе эти лозы. Как хорошо. Прогибаюсь в спине. Они тут же начинают трахать меня. Когда одна входит в мой зад, вторая почти полностью выходит, оставляя в моей попке лишь самый конец. Росток, который трахал мне в рот, ускоряется, чувствую, что он начинает слегка вибрировать. Понимаю, что этот тоже сейчас кончит. Но сквозь вязкое возбуждение, накрывшее меня с головой, слышу командный и слишком резкий голос демона.

-Не в рот! - Кажется, он встал с трона, а потом, мягко опустившись обратно, уже тихо и нежно добавил. - Мы же не хотим, чтобы наша игрушка захлебнулась.

Услышав приказ хозяина растению тут же вышло из моего рта и излилось мне на тело. Я думал, что когда в меня впервые кончили, мне показалось слишком много, потому что это - мой первый раз. Нет. Мне не показалось. Эта дрянь действительно кончает раза в четыре больше мужчины. Сразу после этого подчиненные демона кончили мне в зад, оба, а после и тот отросток, который вошел в уретру. Слава богу из него вылилось совсем немного. НЕ думаю, что даже не смотря на слова этого грязного ублюдка, я бы был в порядке, если спереди в меня влили столько же, сколько и задницу.

Я совершенно точно уверен, что то, что со ной делают - больно, но тело сошло с ума, распознавая все как возбуждение и удовольствие. Эта слизь, смазка, которой были покрыты «дети» демона, словно переворачивали все с ног на голову. Они лишали меня сил, разума. Оставалось животное желание быть выебаным так жестко и сильно, как только это возможно. Они насиловали меня всю ночь, а мне было мало. Мне хотелось ещё. В последний заход моя попка вместила троих. Это было невозможно. Практически без растяжки, я уверен, что меня порвали. Но по ногам лишь текло то, чем они кончали в меня, уж не знаю, сперма ли это или какая-то адская дрянь. Но такого удовольствия я никогда не получал. Это будто наркотик. Чем больше я получал, тем больше хотел еще. Чем больше, сильнее, быстрее они меня трахали буквально во все дырки, тем больше мне хотелось. Когда растения меня отпустили, я думал, все кончилось. За окном вставало солнце, пробиваясь сквозь занавеску. Но вдруг, все снова погрузилось во тьму. Будто я находился в каком-то черном пространстве. Ко мне подходит демон.

-Осталось чуть-чуть. Не волнуйся, как только мы закончим с тобой, все будет хорошо. - Не смотря на кажущуюся тьму, я видел его четко и ясно, как и себя, а вот все остальной исчезло. Он склонился надо мной. - Твое тело такое податливое, ты такой чувствительный. Я редко позволяю себе задержаться дольше, чем нужно, но твоя похотливая задница, в которую накончали больше, чем было необходимо, слишком соблазнительна, мальчик. Подставь её последний разок, и мы расстанемся.

Из темноты снова появились эти растения. Обвили запястья, лодыжки, растянули меня в воздухе звездой. Сначала я лежал, если это можно так назвать, лицом к демону, но они перевернули меня. Обвили колени, бедра. Тут же заставили принять колено-локтевую и развести широко ноги. Представляю, как пошло выгляжу: весь измазан в сперме этих растений, растраханный, с выставленной на показ попкой, - и дыхание снова срывается. Блядь, как хочется кончить, как хочется ещё.

-Ты такой милый, мальчик мой. Ты потрясающе выглядишь. Порка пришлась кстати, впрочем, как и чрезмерная растяжка.

Словно по нервам полосонули. Становится так стыдно, а к и без того красочной картине добавляются покрасневшие от жесткой порки ягодицы, исполосанная спина и до сих пор не закрывшийся от секса с этими адскими кустами анус, из которого все ещё вытекают остатки спермы этих тварей и, стекая по ногам, капают, наверное, на пол.

-Ещё, прошу.

-Ещё? Ненасытный. Интересно, сможет тебя кто-то удовлетворить, когда мы с детками уйдем, м? Твоя дырочка вместит, кажется, намного больше, чем ей могут дать... - Усмехается и проводит ледяными пальцами по моему сфинктеру. Машинально зажимаюсь и глотаю стон. - Я вижу, как ты хочешь. В таком случае продолжим. Все будет так же: никаких травм, это табу. Но все же добавлю немножко реализма. Он щелкает пальцами. Снова моя комната, но за оком ночь. Все так же, как и было, когда мы её покинули. Лужа спермы на ковре, а в остальном порядок.
Демон берет меня за волосы, когда ощущаю боль, не могу понять, в чем дело. Глаза округляются.

-Это не сон, малыш. Это тоже фокус. Сейчас ты испытаешь почти тоже, что испытал бы если бы с тобой занимался сексом обычный мужчина.

Я через плеч смотрю на него. Неожиданно он начинает меняться. Бледная-бледная кожа приобретает человеческий цвет. Алые глаза становятся сначала бордовыми, а потом плавно перекрашиваются в карие. Платиновые волосы до пояса растворяются, оставляя место вполне себе человеческой прическе: волнистые каштановые пряди спадают ему на плечи. В нем будто начинает циркулировать кровь — ледяные руки тут же становятся нормальной температуры. Странная одежда меняется на вполне обычную льняную рубашку бежевого цвета и темные джинсы. Он похож на обычного человека, но все равно не утратил демонической притягательности. Его глаза по прежнему словно оказывают на меня гипнотическое действие.

Он швыряет меня намою кровать. Ну вот, теперь и постельное белье в этой дряни.

-Готов, малыш?.. - Мне не нравится его оскал, но попка горит, я не могу терпеть, вставь мне, чертов демон! Он будто слышит мои мысли. В его руке появляется вибратор. Маленький, овальной формы. Я не буду называть его правильно, хоть и знаю название — оно меня, мягко сказать, убивает.

-Вставь его сам и протолкни пальцами поглубже.

Я готов на все лишь бы кончить и вновь ощутить что меня заполняют полностью. Я, не соображая, беру у него из рук эту штуку и проталкиваю в себя. Когда сфинктер растягивает под напором игрушки, я слегка морщусь. Тянет немного. В реале это было бы так, значит. Но мне все равно приятно. Послушно ввожу забавную штучку в себя и одним пальцем вслед за ней вхожу в дырочку, собираясь протолкнуть её максимально глубоко, как это возможно.

-Двумя. - видя непонимание в моих глазах, демон уточняет, - проталкивай его двумя пальцами.

Добавляю второй палец. Неудобно, но с тем и приятно.

-Пока ты ощущаешь лишь часть того, что должен. - Говорит демон, вытаскивая из джинсов свой ремень. - А теперь начинай дрочить себе одной рукой, а второй играй с сосками.

Дважды повторять не нужно, начинаю действовать. Господи, как хорошо, схожу с ума, мой член пульсирует, я вот-вот кончу. Когда в попке начинает вибрировать игрушка, вскрикиваю, чувствую, как слюна течет по подбородку. Я как шалава, ей богу. Но я не готов останавливаться, к черту совесть, гордость, стыд. Хочу чтобы мое заднице было хорошо.

Когда ягодицы обжигает, вскрикиваю и прогибаюсь в спине.

-А вот это ощущение — чистая реальность. Не волнуйся, я не собираюсь забивать тебя. Это лишь для усиления эффекта. Продолжай, ласкать себя. - Он говорит таким страстным голосом, но в нем столько власти, не могу отказать или ослушаться. Я продолжаю. Он наносит ещё девять ударов и откладывает ремень. Вибрация в попке усиливается, а через секунду меня в очередной раз начинают растягивать, собираясь добавить в мою дырочку. Он вставляет в меня два пальца, проталкивает овал секс-игрушки ещё глубже и начинает слегка потрахивать.
Ещё больше выставляю зад. Его движения сопровождаются хлюпающими звуками от остатков спермы его «питомцев».

-Они славно над тобой поработали.

-Пожалуйста, я хочу ещё, умоляю.

Он добавляет третий палец и начинает двигать рукой сильнее, входя резче, а выходя быстрее. Чувствую, как он начинает сгибать во мне пальцы и раздвигать их, массируя меня.

-Мои цветочки трудились над твой попкой всю ночь, а ты по-прежнему такой тугой.

Мне и самому не понять, как такое возможно. Меня трахали три отростка шириной чуть меньше мужского члена каждый, но я, по-прежнему, не то что цел, а будто не трахался ни с кем. Ну, вернее трахался, раз мне не больно, но не слишком активно. Ну и чушь я несу!

Когда мне становится мало и этого, поворачиваюсь и, глядя на него, прошу.

-Вставьте мне, трахните меня... Я хочу ещё.

-Не слабо тебя задело. - Убирает руку от моего ануса, шлепает по красной ягодице и расстегивает брюки.
Чувствую, как его головка уперлась в мою дырочку.

-Будет по-настоящему. - шепчет он мне на ухо, склонившись надо мной. - Уверен?

Киваю и расслабляюсь насколько могу. Задаю себе лишь один вопрос: уберет ли он вибратор. Ответом служит увеличенная ещё мощность, от ярких ощущений, которые испытываю, думаю – максимальная, и проникающий в это время в мой зад член. Он не церемонится. Входит резко, одним толчком по самые яйца. Ору от боли. Связки сорваны однозначно.

-Ты сам хотел.

Но, кажется, его магия продолжает действовать и теперь мне хочется ещё больше, чем хотелось до болезненного проникновения. Дергаю задницей, чувствую новый приступ боли.

-Потише там. - Шипит где-то у меня над ухом и начинает трахать. Первые фрикции невыносимо болезненные. Я смазан и растянут, но мне больно, почему? Что этот дьявол со мной сделал? Он вообще перечеркнул всю анатомию, физиологию, блядь, ботанику, если пожелаете. И снова: чем больше получаю, тем больше хочу.

Вскоре ощущаю, что мне это нравится.

-Да детка, такой узкий, такой потрясающе горячий и чистый.

На счет последнего я сильно сомневаюсь. У меня все тело в сперме его растений. Но он, очевидно, имел ввиду чистоту другого уровня. Я же чувствую себя порочнее любой пробляди, с жопой, готовой уместить руку по самый локоть!

-Стони, милашка, стони громче! - он усиливает темп, я не в силах стоять ровно, когда он с размаху засаживает свой агрегат мне в дырку. Подаюсь вперед так, что чуть головой об спинку кровати не бьюсь.

Его член заставляет меня прогибаться до боли в спине. Так хорошо, так приятно, не хочу, чтобы это кончалось.

-Ты готов? - мне не нравится его тон, но я в том состоянии, в котором подозревать и думать не реально. На автомате киваю.

Он выходит из меня полностью, потом резко засаживает мне, упирается в простату и, едва изливается мне в зад - исчезает. Перед глазами резко потемнело и я, наконец, тоже кончил.

Что происходит потом - понимаю с трудом.

Комната будто кружится вокруг меня, мне не хватает воздуха, к горлу подкатывает тошнота, но встать и открыть окно или, тем более дойти до туалета нет сил. Свешиваюсь с кровать безвольной тряпкой, и меня долго выворачивает. Я не понимаю, где нахожусь, не понимаю, что происходит. Тело, едва приступ тошноты отступает, сводит дикой судорогой.

Тут же начинаю ощущать и последствия порки, и «катетера», и секса, как такового. Невыносимо жжет анус. От боли не могу сдержать слез. Она, может и не такая уж сильная, хотя я сомневаюсь, но ощущается слишком контрастно на фоне того райского наслаждения, божественного удовольствия, которое я испытывал, пока меня насиловали. Участки кожи, куда попала жидкость с этих «цветочков» щиплет. Не могу терпеть - ору от боли. Надо добраться до ванны, смыть это, но у меня не получается даже ноги с кровати спустить. Все тело покрыто синяками, а где меня сжимали особенно сильно — кожа вообще стерта в кровь. Мне даже лежать больно.

Не знаю, сколько бился в конвульсиях. Но когда в комнату влетел брат и испугано уставился на меня, а следом за ним в комнату ворвались двое мужчин в белых халатах, мне стало ещё страшнее. Меня переворачивают на живот. Каждое прикосновение к телу — ад.

- Ты солгал, сволочь! - кричу я в пространство, - Тварь, ты солгал.

- С кем он говорит? - взволнованный голос одного из санитаров и взгляды всех троих устремляются в ту сторону, куда смотрю я. Самый дальний угол моей комнаты. Я отчетливо вижу там демона и шевелящиеся растения за его спиной.

-Ты сказал, что будет хорошо.

-А разве тебе не было хорошо?

-Ты сказал, что вреда не будет!

-А разве я навредил тебе? - Он растворяется и боль отпускает. Огромными глазами смотрю сначала на брата, потом на одного санитара, на другого. Секундное замешательство и чувствую, как мне в задницу всадили иголку.

-Думаешь, хватит? - Как через стену, слышу голос одного санитара.

-Оно сильное. Вколем больше — не откачаем.

-Что с ним? - взволнованный голос брата.

-Наркота.

-Я не... - пытаюсь сказать, что не принимал наркотики, что это демон насиловал меня всю ночь, - я не... не...

Глаза закрываются, и я погружаюсь в темноту.
II.
***


Я уже три месяца нахожусь на стационаре в клинике Преподобного Доминика. Вообще-то это клиника для душевнобольных и мне тут не место, но все утверждают обратное. В том числе и брат. Все говорят, что это для моего же блага.

Когда я пришел в себя после того успокоительного, мне рассказали, почему я в больнице. Оказывается, когда брат пришел с работы (он работает барменом в ночном клубе), я лежал на кровати абсолютно голый и орал что-то невнятное. Кричал, что мне больно, что он солгал, чтобы они не трогали меня. Когда я говорил брату, что меня насиловали ночью и высекли и что все тело в синяках и каждый болел, брат смотрел на меня чуть не плача и говорил, что я был чист. Что не были ни синяков, ни следов насилия, ни побоев. Что лишь укол на сгибе локтя, вернее след от оного. Но с тех пор я не могу спать. С тех пор я в ряду особо опасных и буйных пациентов. На прогулку — под конвоем, на обед — под конвоем, содержусь ночью в одиночной комнате с мягкими стенами и будучи намертво привязанный к койке. Я стараюсь не спать, но когда силы оставляют, меня обязательно будит группа санитаров, спешащих врубить очередную дозу успокоительного, потому что их любимый псих, которого типа-трахнул-демон (да-да, это теперь не просто местная басня, это жестокий подъеб) опять орет о том, что его отымели, избили и далее по списку. Они говорят, что всегда происходит одно и тоже. «Ты лгал, ты обещал»... Я уже и сам не понимаю, правда ли это. Был ли демон, было ли насилие, было ли все это? Но потом брат отпросил меня на один день под его ответственность, заплатив нехилую взятку, чтобы отпраздновать моей день рождения. И когда я зашел к себе в комнату и рухнул на кровать, засунув по привычке руки под подушку, я нащупал то, чего быть там не просто не должно, а не может быть! Овальный вибратор. На меня нахлынула сначала паника, потом воспоминания. Когда я понял, что жадно ласкаю себя, было уже поздно. Смывшись из комнаты в ванную и сказав, что хочу принять душ, я заперся там и включил воду на полую, чтобы заглушить стоны.

Найдя какой-то крем, я смазал сфинктер, потом вибратор и ввел его. Борясь с неприятными ощущениями, я засадил в себя два пальца и стал массировать дырочку. Я простоял на четвереньках в ванной минут двадцать, но как бы я не ласкал себя, как бы интенсивно не двигал в попке пальцами, я не получал ничего кроме легкого удовольствия. Именно удовольствия, сродни тому, которое испытываешь, запуская замерзшие пальцы в тёплую воду или, когда, наконец, можешь попить после долгого бега. Было приятно, но не больше. Мне стало страшно. Когда брат постучал и сказал, что все готово и долго ли мне ещё, я на скорую руку сполоснул сильно отросшие волосы любимым шампунем и вышел. Из интереса или эксперимента я решил оставить игрушку в себе, но весь день, который я провел с братом сопровождался лишь слегка раскрасневшимся лицом (и то скорее от нервов, что брат спалит шнур, торчащий из задницы), и приятным ощущением.

Чудом мне удалось протащить вибратор с собой в клинику. Не знаю, чем я руководствовался. Я, наверное, вообще не думал. Потому как имея игрушку в личных вещах, хотелось снова и снова вставить её, посмотреть что будет, добиться того немыслимого удовольствия. Я постепенно терял вкус жизни. Я не хотел умереть, я не хотел забыться, мне просто становилось все скучнее и скучнее. Жизнь становилась словно иллюстрация в книге: плоской и выдуманной. Приступы и галлюцинации прекратились, но от сопровождавшей меня постоянно серости, я все больше и больше уходил в себя. А врачи говорили, что я шел на поправку. Комната по-прежнему была «мягкой» одиночкой, но теперь меня не привязывали к койке, и таблеток надо было жрать меньше.

Однажды ночью я плюнул на все. Разделся и, встав раком, ввел в себя игрушку. Вошла она с трудом, было немного неприятно, но это мелочи. Я стал дрочить, совсем забыв про ночной обход. Меня спалил один из санитаров. Он стоял и пялился, как подросток-сумасшедший дрочит себе на койке в псих больнице. Кто был в большем шоке - сказать затрудняюсь. Но я понял: либо что-то сделаю, либо я останусь тут навсегда.

-Подойдешь? - я говорил таким сексуальным голосом, на который только был способен. Санитар, парень молодой и весьма симпатично, что, весьма, кстати, - сглотнул, прошел в мою комнату и закрыл дверь за собой.

-Не хорошо... - еле выдавил он из себя.

- Можно, если очень приспичило. - Я пошло облизнулся. ПО крайней мере я хотел думать, что это будет выглядеть соблазнительно. - Готов поспорить, что с такой тяжелой работой тебе почти некогда снять напряжение...

Слезаю с кровати, подхожу к нему и, прижавшись, целую в губы. НЕ чувствую ничего, а вот у парня заметный подъем.

-Хочешь расслабиться?

Кивает. Напомнил меня на секунду.

- Тогда чего ждешь? - Залезаю на кровать и встаю на четвереньки, к нему попкой. Раздвигаю ягодицы руками. Смазку бы... Но и так сойдет. Я неплохо себя разработал, пока пытался кончить или хотя бы возбудиться.

Он робко подходит ко мне.

- Уверен?

- Более чем. НЕ томи. Трахни уже. Или на мальчиков не стоит? - НА самом деле я прекрасно вижу, что стоит, но вдруг парень струхнет? Лучше я его на слабо возьму. Или как это называется? Я играю, но мне не кажется эта игра забавной, веселой, увлекательной или интересной. Я просто это делаю. НЕ хочу, но мне и не противно. Просто хочу убраться отсюда. Жизнь за стенами этой серости войдет в нормальное русло. План побега родился внезапно.

Когда парень из кармана достает крем - офигеваю. Это все санитары сейчас такие метросексуалы, что крем носят с собой ручки увлажнять? Жуткое желание передернуться от появившихся в голове мыслей. Или этот парень из «своих» и всегда имеет про запас все необходимое.

-Резинка у тебя тоже есть? - Пытаюсь пошутить. Кажется, парень в тупике. - Забудь. Трахни так. Нет сил ждать.

На самом деле я могу ждать хоть вечность. Я пытался добиться хоть небольшого подъема уже минут сорок. А меня только санитар спалил.

Не замечая, что я откровенно лгу, парень спускает форменные штаны сразу с бельем, смазывает свой стояк весьма внушительного размера, мою дырочку, резко, буквально, вырывает из меня вибратор, от чего становится слегка неуютно и заменяет своим стояком. Не знаю, что чувствую. Последний раз член в моей заднице был три месяца назад. Хотя я все ещё сомневаюсь в этом, вдруг я обдолбался, купил себе игрушку и забыл? Но я не испытываю ничего даже рядом стоящего с тем, что делал со мной это… как же его… Астерос. Кажется, на фоне того, что мне довелось с ним испытать, все остальное меркнет. Неожиданно посещает мысль, что он нарочно так сделал. От того удовольствия у меня голова шла кругом, и оно ни с чем не сравнится. Может, мое тело помнит те ощущения и поэтому эти не производят впечатления?..

Санитар не задумываясь о моем комфорте начинает меня трахать. Ради приличия постанываю. В имитации оргазма у меня опыта не было, поэтому не знаю хорошо ли и правдоподобно получается, но судя по тому, как он быстро изливается мне в задницу, ему было круто.

План побега не предполагал такой быстрой игры.

-Мне мало. – Парень, кажется, вполне доволен таким расположением дел. Перенимаю инициативу и укладываю его спиной на койку, сам устраиваюсь между его ног и беру в рот его опавший член. Добиваюсь возбуждения очень быстро. Либо я так хорош, в чем я очень сомневаюсь, либо у парня давно не было секса. Старательно ласкаю его губами и языком, изредка помогая себе руками.

Потом отрываюсь от его хозяйства и хитро шепчу в губы.

-Я хочу поиграть, можно?

Он огромными глазами смотрит на меня. Кивает, не думая. Ох, как он мне кого-то напоминает. Думать не членом надо, парень. По собственному плачевному опыту говорю.

Застегиваю на одной его руке кожаный манжет. Ими меня привязывали к кровати, когда я буйствовал. Он непонимающе смотрит. Чтобы доказать невинность своих намерений, насаживаюсь на его стоящий член. Парень прикрывает глаза. Пристегиваю его вторую руку, одновременно ерзая на нем попкой. Решив, что уже ничего не теряю, довожу парня второй раз до оргазма. Не из заботы о нем, а лишь из наивных надежд, что, может, сам что-нибудь получу. Ноль. Как и предполагалось. Соскальзываю с него. Простыней вытираю сперму, стекающую по ногам, и начинаю одеваться.

-Ничего не забыл? – подает голос санитар.

-Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

-Эй, а ну-ка… - договорить не даю, затыкаю рот куском его же халата.

-Помолчи. Я не могу тут больше находиться. Мне надо кое-кого найти. У меня проблемы из-за него. Если не найду – вернусь. Обещаю. – Целую в лоб парня и ухожу, не забыв запереть его на ключ в комнате. Надо было ему хоть штаны натянуть. Хотя пусть для дока с утра будет сюрприз. Ненавижу эту лицемерную сволочь. Как его вообще до должности заведующего допустили? Эта сука... Ай, ладно, не в местном лекаре сейчас дело.



***


С моего побега из психушки прошло два с половиной месяца. С момента встречи с Астеросом прошло около полугода. Я же около двух месяцев думаю, что все же я, и правда, просто тронулся. Пошел в клуб, нажрался, обкурился, вдолбал хорошо, вот у меня и съехала крыша. А может, я уже был нариком, но падая, например, ударился головой и оп, амнезия?

Я не знаю, что думать. Это все походит на неудачный сценарий какого-то психологического триллера. Мне страшно и изо дня в день становится только страшнее. Я чувствую пустоту внутри, я не чувствую жизни. Все мне кажется ненастоящим. Постановки, декорации, но никак не реальная жизнь. Я будто дальтоник – не вижу цветов, будто глухой не слышу звуков, будто потерял способность отличать холодное от горячего.

Мне страшно. И больно. Но я не испытываю стыда или угрызения совести. Лишь жалею, что сбежал из психушки. Там было тепло, более-менее уютно и кормили. А сейчас… что я сейчас?

Мне восемнадцать, я зарабатываю на жизнь своей задницей и ртом, под «на жизнь» я подразумеваю с некоторых пор "на наркоту" - и до этого я докатился за два месяца.

Сбежав из клиники, я пытался найти, что меня сможет порадовать или просто хотя бы заставить улыбнуться. Но как была пустота, так она и осталась. За это время я испробовал массу всего, и в итоге крепко подсел на иглу. А вчера узнал, что ещё и СПИД подхватил. Паршиво. Наверное, нужно плакать. Но внутренняя пустота не подходит, чтобы выдавить из себя хоть одну слезинку.

С ноги открываю дверь грязного придорожного борделя. Выхожу, еле держась в вертикальном положении. Ломка. Мне нужна ещё доза, а тут не нашлось ни единой души, которая готова заплатить за мои услуги или обменять их на косяк.

Перед глазами все плывет от боли. Почему-то её я чувствую более, чем остро. Это несправедливо. Слышишь, Астерос, забрал у меня способность ощущать, так забирай их полностью. На хер мне это надо?! Знал бы, кто меня так подставил, клянусь, убил бы. При чем мучительно. Заживо бы резал на кусочки. Клянусь, я не побрезговал бы испачкать руки в крови этого человека, в его внутренностях. Изничтожил бы, чтоб и опознавать нечего было. Какой-то сукин сын решил что-то заиметь, а платить моей жопой? Ублюдок. Клянусь, убью!

Иду вперед, вдоль дороги, не понимаю куда. Когда дохожу до какого-то здания, без сил облокачиваюсь на него спиной. У меня дурное чувство, что отсюда я сегодня уже не отчалю. К горлу подступает комок. Ну хоть что-то. Хотя, пожалуй, это не то, что я бы хотел испытывать перед смертью, - жалкое душащее чувство безысходности. От этого, наверное, и решаю кричать. Я все равно уже жмурик. Какая разница, если кто-то услышит, как я голосил перед смертью. Судороги, галлюцинации, мало ли что может видеть и испытывать малолетний наркоша.

- Астерос! Астерос, чертов ублюдок! Я знаю, ты слышишь! Сукин сын! Покажись, тварь! - в безысходности бью рукой по стене. Ноги не держат, подкашиваются. Вот-вот соскользну вниз, как щеку обжигает неожиданный удар.

- Я демон! Демон, слышишь, ты, человеческое отродье! Не какая-то шваль. Ты не имеешь права ни обращаться ко мне с таким неуважением, ни звать меня! – я стою и смотрю на него, не понимая, то ли воображение разыгралось и это очередная галлюцинация, то ли все, что со мной было, тот ад, он был не по причине моего беспроглядного сумасшествия.

- Астерос?

- Ты, вроде, меня звал. Ждал кого-то еще? - Он зол. Слова выплевывает резко и грубо. Оглядевшись, вновь изменяет облик на человеческий, тот, в котором трахал меня.

- Ты лжец! – сухо выдавливаю я.

- И что же дало тебе право так думать?

- Истинная цена сделки не моя невинность.

- А что же?

- Душа.

- Разве я не говорил, что эти фентезийные облачка человеческой чистоты и доброты меня не интересуют. Забудь третьесортные киношки. Демон – воплощение греха, на хер мне твоя душонка?

- Самоубийство – грех. - Он скалится.

- Догадался, значит. Вообще-то, все не совсем так. Меня больше тешит похоть и жажда. А то, что вы, людишки, потом кончаете с собой, потеряв интерес к жизни из-за того, что не можете больше не в чем найти того удовольствия и удовлетворения, которое я даю – приятный бонус, которого если я и не дождусь, то не слишком то и расстроюсь, поверь. Да и обычно разум так затуманен, что люди даже подробности не вспоминают. А ты не то, что помнил, ты даже с ума умудрился сойти.

Смеется. От его смеха не по себе. В жилах кровь стынет. Его присутствие лишает остатка сил. Сползаю по стене на пол. Голова кружится и виски ломит дико. Молчу.

- Это все, ради чего ты меня оторвал от дел?

- От насилия очередной малолетки?

- Не груби, сука, я могу тебе устроить куда менее приятную жизнь.

- Менее приятно уже некуда.

- Поверь, есть. Проверим?

Мотаю головой. От этого становится ещё хуже, прикрываю рот рукой и лишь успеваю отвернуться. Выворачивает.

-Ты что с собой сделал, идиот? – Сил отвечать нет, как и желания.

-Ты мне никто, чтобы упрекать за сделанное.

-Зачем звал?

-Кто заключил с тобой сделку?

-Имя хочешь? Зачем?

Я начинаю дрожать. Вообще-то я пораскинул мозгами. Времени было полно. Он замечает мое «нестабильное» состояние.

-Мальчик? Что ты сделаешь, когда узнаешь имя?

- Я…

- Зачем. Тебе. Имя? – снова раздраженно чеканит слова

- Я убью этого урода.

- Правда? А чего так неуверенно? Боишься замараться? Или ноги отбросить до прихода на точку? Хочешь, подкину до места? В качестве бонуса за душевную травму.

- Нет. Не надо.

- Ты же хотел имя.

- Нет, забудь, не нужно. Скажи: за что?

- Не много вопросов, мальчик? – Астерос садится передо мной на корточки, сжимает подбородок и заглядывает в глаза. – Ты просил имя, я тебе его дам.

- Нет, не надо, уходи, забудь.

- Нет уж. Я облажался, переборщил, должен тебе. Меня просили убрать тебя быстро и безболезненно, а ты вон... погляди. Хуже только заблудшие души в аду выглядят. Его имя…

Не даю его договорить. Не хочу. Страшно. Не хочу оказаться правым. Отталкиваю его, что он падает на асфальт передо мной, не ожидая, что я в состоянии что-либо ещё делать.

- Не смей. Замолчи. Я поторопился. Не подумал. К черту. Не хочу об этом думать. Пусть ублюдок сам живет с этим. НЕ хочу.

Я думал, за эту выходку он меня сотрет в порошок или, на худой конец, растворится, но он, почему-то, вновь принимает недавнюю позу, снова заглядывает в глаза и с какой-то слишком приятной улыбкой говорит.

- Ты ни не хочешь, Мэл, ты боишься.

Смотрю на него, готовый вот-вот разрыдаться. Неужели хоть какой-то прогресс? Я нашел, кому лгать. Демону! Прикусываю губу, отвожу взгляд.

- Замолчи. Правда, забудь, к черту все.

- Ты боишься, что твое недоверие этому человеку не было пустым. Боишься оказаться правым. Так?

- Суждено сдохнуть - сдохну.

- В том то все и дело, что не суждено. Рано. – Смотрю на него, не понимаю ничего.

- Мэл, ты ведь и сам знаешь, что даже скажи я тебе имя, ты все равно ничего не сделаешь. Мы оба знаем, что ты выше того, о чем думал недавно. Ты не сможешь мстить. Ты простишь, забудешь, обидишься, будешь снова ранен и снова подставишься, но не убьешь даже за то, что пережил. - Его голос такой мягкий. Кажется, мне даже становится чуточку теплее. Наверное сдохнуть, слушая его бархатный голос будет лучше. Он гладит меня по щеке.

- Астерос… - Даже не замечаю, когда начинаю плакать.

- Чш-ш, - Поднимет меня на руки, будто я пушинка, впрочем, с тем, сколько я ел в последнее время не удивительно. Голова снова кружится. Закрываю глаза, а когда открываю – лежу в каком-то незнакомом помещении. Астерос стоит рядом.

- Куда ты меня притащил.

- Домой.

- На кой черт? Что я здесь забыл? Я не хочу здесь быть! - ору на него, а сам кручу головой и не могу понять, что это за комната. – Это не мой дом.

- Твой.

- Астерос! - Он наконец оборачивается ко мне.

- Мэл, ты сам все понимаешь. Ты умный мальчик.

Сажусь на кровати. Испытываю какую-то странную, давно забытую легкость.

- Что происходит?

- Я тебе задолжал, Мэл. Вот, что бывает, когда демон позволяет себе слегка увлечься.

- Значит, это он, да?

- Ты так нуждаешься в том, чтобы тебе сказали это вслух?

- Наверное.

- Да, Мэл, это твой брат заключил со мной сделку. Условия лишь два. Мне - его туша после смерти, ему – твой бездыханный труп и посмертная записка с причиной самоубийства. О нем ни слова. Наследство - ему. Все счастливы. Ну, кроме тебя.

- Ну спасибо… Ты же сказал, что души тебе не к чему?

- Ты прав. Мне души ни к чему, тем более такие грязные, как у твоего брата. Он - то ещё дерьмо, поверь. Но тело после смерти, то бишь полный комплект с душой - это другое. Оно, по большому счету, мне тоже не нужно, но коротать вечность с игрушкой веселее. Скажем так, я предоставил ему контракт на подпись из интереса.

- Что ты с ним сделаешь?

- Уверен, что хочешь знать?

- Нет.

- Тогда не задавай вопросов, на которые не хочешь слышать ответ. Твоей психике достаточно. А теперь послушай меня. – Садится рядом. – Возьми деньги, которые найдешь, вещи. Он все твое скинул в подвал. И вали как можно дальше. Он не успокоится. Пока ты жив, даже если ты не претендуешь на наследство вашей бабки – ему плевать, он тебе жить не даст, да и легко умереть тоже. Вы оба знаете, что ты был любимчиком, Мэл. Родители и ваша бабка отдали предпочтение тебе. Отдавали, прости.

- Не верю. Брат так заботился...

- Веришь, но не хочешь. Так будет правильнее.

- Не копайся у меня в голове.

- В это мнет нужды. У тебя на лице все написано. – Он улыбается.

- Не много ли милости человеческому отродью?

- Считай, ты - мой любимчик.

- С чего?

- Не знаю.

- Астерос.

- Ты первый, кто не покончил с собой.

- Это дает мне фору?

- Это возвышает тебя, как человека и тем более, как ребенка в моих глазах. Таких, как ты мало. Очень. И я ценю эти качества, Мэл. Волю, силу, доброту, как бы громко и пафосно не звучало. Тебе бы лучше не знать этого, но ты ведь не отпустишь меня, пока я не отвечу.

- Не отпущу?

- Если человеку удалось докричаться до другого мира, посланец, в данном случае я, не имеет права покинуть мир, пока человек не позволит ему.

- Почему?

- Я же тебе сказал. Потому что таких, как ты мало.

- А брат тоже докричался?

- Нет. К нему я пришел сам.

- Не понимаю.

- И не нужно. Это не легко. Тут вроде как роль играет сила духа. Раз докричался, значит, сильный. Раз сильный, значит в состоянии уничтожить, раз в состоянии уничтожить, значит, стоит опасаться. Инстинкт самосохранения, не обязательство, нет. Хочешь жить – умей вертеться. Как-то так.

- Занятно.

- Ни чуть.

- Астерос.

- Ты мне нравишься, Мэл, правда, но ты меня утомил. Это тоже не легко, но ты побил все рекорды. Слишком много вопросов. Я не люблю много говорить. А ты меня вынуждаешь.

- Спасибо. – Теперь настало очередь демона удивляться.

- За что?

- Ты мог не предупреждать, что он не даст мне жить. Мог смухлевать. И не говори, что не мог.

- Мог. Но не захотел. Хотя ты сам будто не догадался бы.

- Кое в чем ты прав. Я бы снова подставился. У меня никого кроме него нет, и если бы он попросил простить и поверить, я бы поверил и простил. Правда, спасибо.

- Демонов ещё никто не благодарил от души. – С этими словами он встал и принял свой истинный облик. – Сваливай Мэл. Твой брат скоро будет дома. И он пьян. И у него нож. У тебя не так много времени. Его кредитка в вазе твоей матери. Код: сорок семь тридцать. Твоя – в подвале под старым трюмо в коробке. Там же и вся наличка, что есть в доме, не считая пары сотенных у него в кармане.

Я не успел и слова сказать, как он растворился в воздухе.

- Кажется, мой ангел хранитель – демон. – Только сейчас понимаю причину недавней непривычной легкости. Боль от ломки прошла, как и все остальные симптомы чего бы то ни было. Мне стало на удивление хорошо. Что сделал Астерос, я не знаю, но на ноги он меня точно поставил. Ещё раз одними губами шепнув «спасибо», я метнулся в подвал. Лампочка, как и раньше гадко моргает, в лучших традициях ужасов. Глаза от этого неприятно режет, тем не менее, мне удается собрать необходимое. Оказывается, он даже не выкинул мой ноут и мобильник. Открытие. Сдается мне, не по своей воле брат так поступил. Среди всего хлама нахожу старую спортивную сумку. Скидываю все в нее, переодеваюсь, сменив грязное тряпье, что было на мне на более-менее приличную одежду и сваливаю с чистой совестью. Дом оставлять больно, но испытывать судьбу я не буду. Брата дожидаться тоже не собираюсь. Я не псих, не самоубийца, а он и так задолжал аду.


@темы: фентези, ужасы, слеш, ориджиналы, ориджинал закончен, PWP, NC-17(21)

URL
Комментарии
2013-02-12 в 23:12 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
ммм, необычно... весьма необычно)
А вы радуете. Люблю демоническую тему. Остро и соблазнительно)

2013-02-14 в 10:21 

Improba Dea
irrepressible;
благодарю. В скором времени извращения продолжатся хд

URL
2013-02-14 в 22:50 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, оу другого я даже и не ожидала от вас услышать)
А сегодня утром подумалось, хорошо бы хоть когда-нибудь увидеть сиквел к этому ориджу... мечтать-то хотя бы можно)) не думаю, что главгерой даже "излечившись" от этого, вряд ли сможет забыть...;)

2013-02-14 в 23:10 

Improba Dea
irrepressible;
Anngelus, я думала об альтернативной концовке, даже пыталась её написать, но она мне не понравилась, а вот про сиквел я не думала. Так что сказать появится ли он однозначно ответить не могу, как и однозначно отрицать его появление.

URL
2013-02-14 в 23:51 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, вселяет в грешную душу проблеск надежды)

2013-02-16 в 10:26 

Improba Dea
irrepressible;
Anngelus, слушайте, раз уж речь пошла об извращениях, как лично вы относитесь к омегаверсу?:duma:

URL
2013-02-16 в 11:12 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, ну, тут я просто вынуждена задать вам встречный вопрос... а какое определение вы даете этому "неоднозначному" термину?) возможно, тогда я смогу дать определенный ответ)
А если говорить заранее... если я ЭТО читаю и получаю вовсе не выдуманное удовольствие... полагаю, то все же мне оно нравится)

2013-02-16 в 17:54 

Improba Dea
irrepressible;
Anngelus, да я на днях наткнулась, решела почитать, втянулась... почитала комменты к статьям о жанре и поняла что отношение к нему такое же неоднозначное, как и сам жанр) вот и полюбопытствовала)

URL
2013-02-16 в 22:14 

Anngelus
"She's a devil in disguise..." (с)
Improba Dea, тогда отвечу так... не знаю, как в принципе отношусь к понятию "омегаверсу", но выше запосщенный оридж мне весьма приглянулся)

   

irrepressible;

главная